электронная
180
печатная A5
547
18+
Шиншилла

Бесплатный фрагмент - Шиншилла


Объем:
288 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2701-7
электронная
от 180
печатная A5
от 547

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. «Клиент»

Больше всего на свете не люблю, когда меня называют как героиню одной сказки, у которой были фея-крестная и хрустальные туфельки. Это звучит подобно жестокой насмешке, лишний раз напоминающий мне, что настоящая жизнь — кусок дерьма, в котором нет принцев и счастливого конца, когда замухрышка вроде меня обосновывается во дворце. Да и не была я замухрышкой. Напротив, очень миловидное создание, что позволяло мне выживать.

Я посмотрела в зеркальное отражение автомобильного стекла. Моя мальчишеская стрижка делала меня ну совсем ребенком, хотя корни уже отросли, показывая, что не такая я уж и натуральная блондинка. Впрочем, это и без того было ясно. Такой выжженный желтовато-белесый цвет бывает только искусственным. С неба повалил дождь, смешанный со снегом. Я поспешила укрыться под козырьком крыши, отойдя от приглянувшейся машины. К ней по-любому должен выйти мужик.

Ах да, к чему я про эту долбанутую Золушку? У меня была мачеха, которая испортила мне все детство и отрочество. Вот и всё, пожалуй, сходство. Но моим придуркам-друзьям хватало его, чтобы дразниться и награждать меня, по их мнению, достойными кличками. Хотя у меня была и другая, заменившая мне имя. Мы с моим парнем — да, в мои восемнадцать у меня был парень, причем не первый год, — взяли себе псевдонимы, желая забыть о прошлом и невзгодах, щедро выделенных нам добрым старым невезением. У Зеро родители были алкоголики, а у меня три года назад умер и отец. А та самая мачеха не захотела кормить меня, оставив только право ночевать дома, но днем велев не показываться. Я решила отвергнуть и его — это право ночлега. Где я с тех пор ночевала? Где придется. Чем я зарабатывала себе на жизнь? Очень просто: я делала минеты богатым дядям. Дико? Страшно? Горько? Не знаю, мне уже было всё равно. Рутина и никаких сантиментов. Я обеспечивала себя сама, и это было для меня главным. Пахать долго не приходилось. Я даже уверена в том, что такая работа лучше, чем просиживание десятичасового рабочего дня где-нибудь в офисе. На два минета можно кормиться неделю.

Незнакомец в черном костюме появился внезапно, так, что я едва успела среагировать. Он подошел вплотную к своей большой черной тачке, и нажал на отключение сигнализации. Я рванула вперед, подлетев к нему сбоку.

— Дядя, вы меня не подвезете? — Он обернулся на меня и душу пронзил холодный взгляд. Он был значительно моложе, чем я могла предполагать. Обычно мои клиенты лет на пятнадцать его старше, такие, которым бесплатные несовершеннолетние уже не светят.

— Вряд ли нам по пути, — отрезал он. Что-то не заладилось. Мой вид был не достаточно щемящим сердце? Надо было слегка промокнуть для полноты зрелища.

— Откуда знать? Вы куда едете? — хлопнула я влажными глазами и заставила губы трястись. Зубы у меня и без того готовы были застучать. Я никак не могла заработать на теплую куртку, так что приходилось шляться в легкой и укороченной. На ногах были ботинки на толстых платформах, обляпанные брызгами из луж, но зато между курткой и ими соблазнительно всё открывали шорты, надетые на тонкие колготки.

— Я еду в корпорацию недвижимости «Эйдж-Хоум», что в Каннаме, но тебя я не повезу. — Что-то продолжало идти не так. Не дай бог наткнулась на добропорядочного семьянина! Или импотента с комплексами. Любой другой бы смышленый парень уже согласился. Не дураки быстро въезжали, что я и почем.

— Почему? Мне именно туда, — соврала я для формальности и выправилась ради реалистичности: — В соседнее здание.

— Нет. — Незнакомец открыл дверцу и сел. Я подставила ногу, не дав ему захлопнуться.

— Дядя, я вас очень прошу! Мне пешком холодно, а на транспорт денег нет. — Я уже начинала сомневаться, что номер на этот раз пройдет, потому что застывшее и ледяное лицо мужчины ничего не выражало. Приглядываясь к нему вблизи, я всё же уже с трудом называла его в мыслях «зрелым мужчиной». Если бы не строжайшая и вредоносная рожа, он выглядел бы совсем парнем, лет на пять моложе, чем казался.

Я на самом деле начала замерзать.

— Садись, — внезапно выдал он, не моргнув и не дернувшись ни одной мышцей.

— Аригато! — бросила я японскую благодарность, подхваченную у товарищей-анимэшников. Водитель посмотрел на меня, усевшуюся на пассажирское, как на пакет мусора, вываленный рядом с ним.

Он тронулся, отвернувшись, и будто стараясь забыть о моем существовании.

На зеркальце, которое помогло бы мне смотреть в глаза мужчины за рулем, сиди я сзади, висел брелок в виде ключа. Или это был настоящий ключ, послуживший брелком. Я повертела его на нитке. Отпустила, позволяя болтаться дальше.

— А почему бы ароматическое что-нибудь не повесить? — вслух подумала я, разряжая обстановку. Но не тут-то было. Он проигнорировал, включив диск. Заиграла старомодная музыка, под которую могут тащиться, наверное, только пенсионеры. А мне надо было как-то разговориться с ним. По всей его повадке я нюхом чуяла, что он богат!

— У вас интеллигентный вкус.

Похвалив его выбор, я ждала типичного мужского всплеска самолюбия. Снова ошибка. А он непредсказуемый. Да и насчет ароматизатора я не просто так сказала. В этой машине, на удивление, пахло ничем. Обычно в любом салоне, по крайней мере, во всех салонах автомобилей, где я бывала, без исключений, пахло табаком, одеколоном, кремом для обуви, полиролью, мускусом, цитрусовыми — хоть чем-нибудь! А тут ровно, ничего. Разве что если уткнуться носом в сиденье, то запахнет кожей чехла.

— А меня Шилла зовут.

— Я не собираюсь знакомиться.

— Да я же так… просто. Чтобы знать, как обратиться. — Я не смущалась ничего уже очень давно, но этот тип заставил чувствовать себя дурой и стыдиться себя. Я сравнила его глянцевые, как шампанским вымытые, ботинки и свою обувку. Очередной срам мне. — Так что?

— Нам с тобой незачем друг к другу обращаться. — Вот и весь сказ. Я разглядывала его серьёзный профиль.

— Какой вы суровый! — рука опять протянулась к качающемуся ключу. Невозможно было не занять её чем-нибудь, угоманивая ненужные нервы.

— Не трогай, будь так любезна.

— Ладно. — Я положила ладонь на свою ногу. Как ещё подступиться к этому манекену из гипсо-картона с кошельком? Шилла не любит сдаваться. — Вы работаете в корпорации, в которую едете, да?

Молчание. Скорость увеличилась. Даже дворники, казалось, ударились в истерику, заметавшись быстрее по стеклу. Готовить белый флаг? К сожалению, даже если бы я собиралась продолжать, расстояние до места назначения в минуты исчерпало себя. Мы остановились на открытой парковке. Он заглушил мотор и нетерпеливо посмотрел на меня, хотя черты лица не выдавали никаких эмоций. Я растерянно улыбнулась, подняв плечи к ушам.

— Мне нечем заплатить вам…

— Мне ничего не надо. Ступай.

— Но мне хочется отблагодарить вас…

— Ступай! — с нажимом произнес он, и мне померещился скрип зубов.

— Возможно, вы не откажете, — я подалась к нему и, занеся поднятую руку над его коленом, продолжила. — если я кое-что вам сделаю, за небольшую доплату…

Отдернув ногу в сторону и вжавшись в дверцу, как школьник-девственник, он прошипел:

— Выметайся! — Ну, точно, импотент!

— Но…

— Пошла вон! — Сорвавшийся с крючка клиент (хотя, похоже, он его и не заглатывал) не кричал, но в голосе его было столько льда, что я побоялась получить обморожение. Не ожидала я от такого симпатичного и достаточно молодого типа подобного поведения, такого исхода в целом.

— Я просто хотела безобидно подработать! — расстроенная, с упреком взглянула я на него, взявшись за ручку в дверце. — До свидания, дядя!

Конечно, в этом районе должно быть полно денежных мешков, но если никого не найдется, то мне ещё и обратно нужно будет добираться в одиночестве, с тратами на транспорт. Почему я решалась на такие вылазки и охоту среди бела дня? Да потому что за мной никто не следил, пока я блуждала по городу, и всё, что я заработала бы таким образом — было бы лично моё, только моё. А если ходить по ночам на точку, где клиенты ищут тебя сами, то там мы отдавали своей «крыше» семьдесят процентов заработанного. Зато не нуждались в том, чтобы навязываться и стирать ноги в поисках. Спрос всегда был обеспечен, да и охрана там была. А тут я играла наугад, почему и получила вот такой результат. Хотя со мной впервые такое было. Ладно, возможно, второй раз, но в прошлый и подвозить мужик не взялся.

— Стой.

Я замерла, удивленно развернувшись, не успевшая отойти от машины и двух шагов.

— Тебе нужны деньги?

— А кому они не нужны?

Незнакомец обошел автомобиль и оказался рядом со мной. Я ребячливо водила сложенными губами, сравнивая свой рост и его. Совсем крошечная, подмышку. Хотя мой парень, нужно признать, был ещё выше этого типа, но в этом человеке прослеживалась такая внутренняя уверенность и твердость, что они придавали ему веса. А уж материальная обеспеченность и вовсе в моих глазах делала его гигантом.

Достав из-за пазухи бумажник, он открыл его и достал крупную купюру в иностранной валюте. На такую разом можно было купить себе классную шмотку. Мужчина протянул её мне, а я даже на миг замешкалась, брать ли? В обменном меня с ней не скрутят, подумав, что украла? Ладно, вывернусь как-нибудь. Взяв щедро предлагаемые мне деньги, я не успела произнести даже «спасибо», как он зашагал прочь, оставив меня саму с собой. Плюнув и решив, что раз ему так хочется, то я ни чем не обязана поступать иначе, как тоже уйти, я отправилась к супермаркету, призывно влекущему фотографиями еды на витринах с уже зажегшейся подсветкой. Мне хотелось есть, потому что сегодня у меня во рту ничего толком не было. Благодаря его отказу — совсем ничего.

Почти войдя в магазин, я вспомнила, что вряд ли у меня тут примут ту бумажку, которую мне всучили. А из других денег у меня была только мелочь, в крайнем случае, на метро или автобус. Нужно было найти банк или обменный пункт. Я огляделась. Что-то подобное виднелось на той стороне, которую я только что покинула, рядом с высоким зданием, принадлежащим корпорации «Эйдж Хоум». Я попыталась посчитать этажи и, сбившись, побрела опять к переходу. Не хотелось бы привлекать к себе внимание, суетясь в этом районе. Вдруг кто-нибудь из «начальства» приметит. Или знакомые полицаи пошлют отсюда подальше, чтобы не беспокоила достопочтенных жителей элитных мест. Конечно, и на тех и на тех мне было всё равно. Пока что меня спасал возраст, за который мне доставались только взбучки и выговоры. И денежные штрафы. Ничего больше.

Добравшись до дверей в отделение банка, я застыла. Пойти и разменять и наесться? Или можно отправиться в бутик, где в ходу иностранная валюта. Купить себе там куртку, о которой мечтала. Или покушать? Невыносимая дилемма. Я даже про холод начала забывать, перетаптываясь и размышляя. Как поступить, на что потратиться? Всё равно ведь есть вероятность, что мне не поменяют эти деньги. Разве мог об этом подумать богатей, подвезший меня? Вообще-то мог бы, но зачем ему думать обо мне и мне подобных? Но если бы не думал — ничего бы не заплатил. А то просто дал приличную сумму и исчез. Не потребовав ни секса, ни… секса. Что с меня ещё взять-то было? Слегка помяв купюру, я убрала её из руки в карман. Стало неудобно как-то. Она словно тянула меня, тяготила. Богатый или нет, а довольным или радостным он не выглядел. А если у него тоже проблемы? Не материальные, конечно, нет. Вдруг умер кто или заболел? А тут я, со своим желанием заработать. Сомнения всё равно не давали мне совершать никаких действий, поэтому, порассуждав немного, я, потерев руки и пожелав себе не околеть, долго находясь на улице, побрела обратно, к его машине, намереваясь дождаться его, этого хмурого и странного типа.

Прошло не меньше часа, когда он появился из вертящихся по кругу стеклянных створок дверей. Всё такой же грозный, как недовольный чем-то. Заметив меня издалека, стоящую у его автомобиля и попирающую пяткой переднее колесо, он ничуть не переменился в лице и даже не замедлился. Продолжая идти, как шел, он приблизился ко мне и встал. Мои полтора метра роста заставили его опустить лицо.

— Что ещё? — в его тоне звучала сталь. Не дребезжащая, не ломающаяся, а плотная и неизменная.

— Я не могу это просто так взять, — я разжала ладонь и протянула ему его деньги. Глаза мои не выдержали его непонятного взора. Я уставилась туда, куда мне было привычнее: на его ширинку. — Я не халявщица какая-нибудь. Я привыкла отрабатывать.

— Похвально. — Но голос его одобрением и не блистал. — Но оставь себе.

— Нет, вы не понимаете. Это… унижает моё достоинство. — Обычно, если бы я сказала такое, то надо мной бы посмеялись. Даже мои знакомые. Все они считали, что если девушка встаёт на путь проститутки, то у неё уже нет ни чувств, ни чести, ни каких-либо принципов. Но у меня они были. Я считала себя порядочным человеком. И этот тип не засмеялся. Он продолжал смотреть на меня, как на прилипший банный лист, но, однако же, живой и говорящий. — Либо примите мои услуги, либо заберите.

— Повторяю, мне не нужен минет, — поморщившись на последнем слове, он вздрогнул, как при ознобе.

— Ну, если не хотите оральный, могу анальный секс предложить. — Услуга для vip-клиентов. Я редко так расщедриваюсь. Но за такую сумму-то можно.

— Какой богатый выбор! — изогнул он одну бровь. Вау, первая эмоция! — А что с нормальным сексом?

— Нормальный секс только для моего парня. Я ему не изменяю, — серьёзно подытожила я, вполне себе веря. А кому ещё остается верить в этом мире? Зеро тоже обо мне всё знал, но я занималась этим и до него.

— Изумительно. — Мужчина жестом попросил меня отодвинуться, не касаясь, хотя такую легкую преграду можно было бы просто взять за плечи и оттолкнуть. — Не могла бы ты позволить мне сесть за руль?

— Только если заберете деньги.

— Ты так настаиваешь на отработке? — Он хмыкнул, чему я несказанно удивилась. Было ощущение, что он задумал подлость. — Я предложу тебе вариант, на который ты не согласишься, поэтому ты вынуждена будешь оставить их при себе.

— Что ещё за вариант? — Я насторожилась. А если он поганый садист? Или маньяк?

— Поедешь со мной загород? Минут сорок езды. — Посмотрев в мои глаза, он ждал, что я стушуюсь и испугаюсь. Разумеется, каждая здравомыслящая девушка бы задумалась и не поехала с незнакомцем загород. От меня там могут остаться только копытца. Или не могут. Я вгляделась в его хитрый взгляд. Считает себя умником, который предугадывает события? Тоже мне, психолог. Шиллу не так просто взять на понт.

— Поехали, — выдала я, как ни в чем не бывало. Он слегка отшатнулся назад. Я сумела его удивить. Хотя, если всё-таки уеду с ним, то неизвестно, вернусь вовремя или нет, не выйду на точку и получу очередной штраф. Не привыкать. Да и вернусь ли я… да нет, такой вопрос даже не стоял. Я не верила в его злобность. Что-то внутри меня чувствовало, что он благородный и классный. Он мне нравился, этот блатной фраер.

— Тебе не страшно ехать с первым встречным?

— Ну, я тебя уже второй раз вижу, расслабься. — Я отошла наполовину от водительской двери, переходя на дружеский тон, чтобы продемонстрировать, что ничуть его не боюсь. — Только обратно потом довези. У меня этот, как его? Географический тупизм.

— Топографический кретинизм, — поправил он.

— Именно.

Едва он снял сигнализацию, как я обежала машину и плюхнулась на пассажирское сиденье. У меня уже все конечности околели от холода. Я с вожделением ждала, когда он заведется и включит печку, подогрев, что угодно. Наверное, это была одна из причин, убивших во мне страх — я хотела согреться где-нибудь.

— Вот это я замерзла! — вслух сказала я.

— Я заметил. — Он понажимал какие-то кнопки на суперсложной панели управления, полной огоньков, и я почувствовала усиливающееся тепло под задницей. — У тебя уже губы посинели.

— Да это из-за темной помады так кажется. — Потирая ладони друг о друга, я вытянула ноги и откинулась на спинку. Впервые за весь день я ощутила себя в странной безопасности.

— У тебя видимо совсем мозгов нет, что ты в конце ноября так одеваешься? — покосился он.

— Это у тебя их нет, раз ты не понимаешь, что иначе я никакого … — Чуть не сказав, «никакого идиота не зацеплю», я остановилась, решив, что называть таких как он идиотами ему в лицо, крайне глупо. Не плюют в колодец, из которого хотят напиться. — Профессия у меня требует.

— А о здоровье думать она не требует? Или ты надеешься, что загремев в больницу с воспалением чего-нибудь, клиенты и работа будут приходить к тебе в палату? — Я тихо прорычала, зафыркав под конец. Отлично, вместо того, чтобы зацепить разового спонсора, я наткнулась на чтеца морали и учителя. А то для этого я прогуливала школу, чтобы напарываться на странствующих наставников.

— Не учи жить, а?

— Судя по всему, больше некому, я прав? — Я отвернулась к окну. Ой, ну началось. Далась ему моя биография? Может, поплакать со мной хочет? Какая я бедняжка, без мамы и папы. Да даже я над этим не плачу! — Шилла?

Я вздрогнула, обернувшись. Он запомнил, как меня зовут? Тип полон сюрпризов — это точно.

— Какое имя странное. Это как то, что в мешке не спрячешь, только женского рода?

— Нет, это как зверушка, — развела руками я, улыбнувшись. — Шин Шилла. Это моя настоящая фамилия и выдуманное имя. Здорово придумано, правда?

— А на самом деле тебя как зовут? — тронувшись, поинтересовался он.

— А этого никто знать не должен. Не для того я придумывала псевдоним, чтобы меня называли по паспорту. А тебя-то как звать?

— А этого тоже никто знать не должен. — Его губы тронула едва уловимая улыбка и я, не веря глазам, развернулась к нему всем корпусом. Он похорошел и помолодел от этой мимолетной, тут же спрятавшейся обратно, улыбки.

— Ну, а псевдоним?

— У меня их слишком много.

— Ты вынуждаешь меня саму тебе придумать что-нибудь на время. — Я смотрела в лобовое стекло, как мы быстро движемся куда-то, но даже не пыталась запомнить путь. Я, на самом деле, не умела ориентироваться в пространстве, поэтому если меня вывезти в незнакомое место, то я просто умру там, потерявшись. — Я буду звать тебя Крутой Мужик. Сам напросился.

— Крутой Мужик? — он снова заулыбался, но на этот раз оставил это выражение лица на подольше. — Я ждал чего-нибудь более художественного и красивого. Ты же девочка.

— Я уже давно не девочка! — гордо вздернула нос я. — Так, ты сделал выбор? Как мы займемся сексом, когда приедем?

— Мы не будем заниматься сексом.

— А куда же и зачем же ты меня везешь? — Не сказать, что я сильно насторожилась, но немного напряглась.

— Немного поздно задаваться такими вопросами.

— Только не говори, что хочешь на органы меня пустить или на куски порезать? Я не поверю.

— Почему? — он понажимал музыку, пролистывая что-то на диске, и остановился на какой-то композиции, сделав громче. Вдруг заиграл бессмертный шедевр «Призрак оперы». Я посмотрела в его черные глаза, на которых бегали огни от встречных фар. Как бесенята пляшут, желтые и белые, белые и красные.

— Очень страшно! — показно зевнула я. — Ты, может, и не совсем обычный и нормальный, но парень что надо.

— Ты уверена? — Он больше не отвлекался от дороги.

— Тут и думать нечего. Не убиваешь же ты людей по ночам, и не насилуешь невинных девчонок? — Я засмеялась, махнув на него рукой и отвернувшись к боковому окну. — А хоть бы и так. Мне с тобой детей не крестить. Даже если твои деньги заработаны не честным путем, то не мне говорить об этом. Вот, чем я зарабатываю? Конечно, это труд честный, но не совсем уж хороший.

— Шилла…

— Да, Крутой Мужик?

— Убери, пожалуйста, ноги с панели. — Я забылась, почувствовав себя совсем как дома. Тепло, уютно, тихий и мирный спутник. Что ещё надо? Я убрала грязные подошвы, оставившие следы. Он притормозил у обочины и, достав из бардачка влажные салфетки, тут же вытер за мной, поехав дальше только после этого.

— Вот это ты душный… — цокнув языком, впечатлилась я. — Ты всегда такой зануда?

— В основном.

— Ладно, и в крутых мужиках должны быть недостатки.

— Аккуратность — это недостаток? — Я оценивающе обвела его глазами в очередной раз.

— Аккуратность — это пыль раз в неделю протирать. А ты душный.

Глава 2. «Зверинец»

Хоть он немного и расшевелился по сравнению с первоначальным образом, всё-таки не стал сильно разговорчив. Мои попытки поболтать вновь терпели крах о его твердолобость. Я достала из внутреннего кармана куртки жвачку и начала жевать и надувать каждые полминуты большой розовый пузырь. Лопаясь с характерным чпоком, он вводил меня в привычную обстановку и состояние блаженства. Интересно, Зеро не будет волноваться, что я пропала и не показалась до выхода на панель? Надо будет ему позвонить, как приеду. И всё же — куда я еду? В животе заурчало, и водитель покосился на меня. У него было такое лицо, словно прямо на глазах котенка по асфальту размазали.

— И нечего смотреть, я просто давно ела! — усерднее замяв зубами жвачку, я отвернулась к окну.

— Наверное, какую-нибудь дрянь вроде чипсов?

— Это были печенья. — А кто бы мне готовил? А где бы я сама себе готовила? Конечно, я питалась, как попало. А попадало в мою тарелку мало чего хорошего. Заварная лапша — мой лучший друг.

Машина притормозила, когда перед нами возникли металлические автоматические ворота. Вокруг давно уже было темно, ни фонарей, ни домов. Мы приехали на какой-то отшиб, где, похоже, почти никто не жил. Крутой Мужик нажал на пульт и автомобиль, въехав во двор, пересек его и втесался в гараж, пристроенный к высокому особняку. На нем тоже были такие же ворота, открывшиеся по тычку пальца на кнопку. Внутри зажегся сенсорный свет, и тип за рулем выключил мотор, вытащив ключ зажигания.

— Пошли, — ни о чем так велел он, выбираясь наружу. Мне и без него было ясно, что залипать в машине смысла нет.

Обежав тачку, я догнала его, поднимающегося по небольшой лестнице, ведущей в дом и служащей переходом из одного помещения в другое.

— Стой, — остановил он меня. Я застыла, едва не споткнувшись о первую ступеньку. — Резинку выплюнь. Вон мусорка.

Его палец указал мне путь к урне у стены. Я закатила глаза, прошевелив губами «зануда».

— Она ещё сладкая. — В нашей компании это был железный аргумент, что жвачка остается при нас.

— Хоть какая. Я не собираюсь потом по дому бродить с лупой и искать, куда ты её прилепила. Выплёвывай.

Сдавшись, я вытащила её изо рта и, как при прощании с товарищем, застыла на секунду, прежде чем разомкнула пальцы и отправила её на погибель. Этот хмырь мне новую должен будет! Но он уже отворял дверь, бесшумно, не звякая связкой, как все люди. Я быстро преодолела расстояние и встала впритык к его спине.

— Проходи. — Он отворил, явив передо мной вид на ярко освещенную просторную прихожую и пропуская перед собой. — А нет, стой опять!

Я уже сделала два шага, когда он поймал меня за шкирку, откинув обратно. Это первый раз, когда он соизволил меня коснуться. Брезгливость прошла, что ли?

— Разуйся, — указал он на мои грязные ботинки. Несмотря на то, что его до сих пор блистали первозданной чистотой, как час назад купленные, он свои тоже снял. Из-за угла выбежало несколько маленьких собачек разных пород. Пудели, болонки, шпицы. Штук пять. Я пересчитала внимательнее, ориентируясь по хвостам. Шесть. Что за зоопарк?! Они все принялись обнюхивать наши ноги, высовывая языки и приподнимаясь на задних лапках. Я осторожно наклонилась, чтобы погладить парочку. — Родная!

Крутой Мужик прокричал это куда-то. Я, открыв рот, тут же выпрямилась и посмотрела на него. Так мы тут не одни?! Сведя брови на переносице, я локтем зарядила ему в район почки. Он удивленно и недовольно взглянул на меня узкими глазами, разрез которых придавал его лицу звериной хитрости.

— Ты что, бабе своей меня привез? — прошипела я. — Я не сплю с телками, ясно? И на групповуху не пойду!

— Да, я тут, что такое? — раздался женский голос из высокой арки, ведущей в соседнюю комнату.

— Я не один! Я привез нового домашнего питомца. — Испепеляя его глазами, я грозила ему кулаком, обещая размазать.

— Что?! Опять?! — разочарование, смирение, ласковое всепрощение. — Очередная кошка? Собака? Подбитая птица?

— Нет, интереснее! — Крутой Мужик ответил мне искрящимся и странным взором. — Шиншилла!

— Шиншилла?! — Я услышала приближающиеся шаги и, желая отступить, запуталась в обуви под ногами и стукнулась спиной о закрытую дверь. В проеме показалась девушка, лет двадцати пяти. Высокая, длинноногая, с длинными волосами, переплетенными сложной косой и брошенной на плечо. — О!

— Знаете что, я к вашему мужу отношения не имею! Я вообще не знала, куда еду и лучше мне, наверное, валить отсюда. — Развернувшись, я подергала ручку, но было уже заперто. И ключа нигде не было видно. Когда он успел?

— Ты меня что ли испугалась? — девушка приблизилась. Между её ног, не спеша, продефилировала пушистая кошка, остановившись раньше хозяйки и принявшись умываться. — С приездом, братик.

Девушка чмокнула в щеку Крутого Мужика, и я взглянула на него новыми глазами. «Братик»?! Вот же новость! И что-то ледяное и неприступное вмиг разрушилось и разлетелось от него подальше. Братик! Подумать только! Кошки, собаки, сестра — что ещё может прятать богатый, молодой и симпатичный парень в роскошной загородной вилле? Костюм Санта-Клауса и мешок с подарками для детей? Я почесала затылок, взбив тем волосы.

— Ну, и почему ты у нас шиншилла? — Девушка так дружелюбно улыбалась, что хотелось ей по морде дать, если честно. Шла бы она лесом. Привезший меня сюда повесил свой пиджак на вешалку за зеркальной дверцей стенного шкафа и протянул руки ко мне, намекая на то, что надо снять куртку.

— Её так зовут, — ответил за меня он, потому что я дичилась и молчала. Но стянуть с себя верхнюю одежду позволила. — Шилла Шин. Милая, правда?

— Эта милая может и за яйца укусить, и перо под ребро… — прищурившись, недоверчиво прошептала я, выставив все свои шипы и иголки в оборонительную позицию.

— Ну, я же говорю, — пожал плечами Крутой Мужик, не обратив на мои слова особого внимания. Только сейчас меня кольнуло подозрение, что он, как и я, мог бы быть не таким уж и мирным, если его потревожить или задеть за живое. Интересно только, а что у него живое? И стоит ли это трогать. — Ты ещё не ужинала?

— Нет, тебя ждала. — Девушка указала мне рукой вперед. — Проходи в столовую.

— Я не пойму, меня пожрать привезли? — нахмурилась я, невольно пошлепав за хозяевами жилища.

— Поесть, согреться. — Молодой человек зажег свет и в глаза сразу бросился длинный стол, накрытый белой скатертью с кружевом по краям. По центру стояла ваза с цветами. Всё в лучших традициях. — Ты же не против?

— Не против, но… за деньги-то я должна что сделать? — Что-то я не догоняла логики этих буржуев. Игрушку себе нашли, что ли? Я им покажу игрушку!

— Вот именно это всё и должна. — Он выдвинул передо мной стул и усадил на него одним лишь хлестким взглядом.

— Брат, это на тебя не похоже, — покачала головой девушка и, с некоторым сомнением, удалилась на кухню за едой, воскликнув оттуда: — Кстати, меня Херин зовут!

— Не сказать так, что б очень приятно, — проворчала я себе под нос, но Мужик меня слышал. А она нет. Я заголосила громче, в ответ: — Ну, меня вы уже знаете!

— Не хочешь умыться и помыть руки? — предложил мне незнакомец, направившись сам прочь из комнаты. Я автоматически последовала за ним. Почему-то рядом с ним мне было комфортнее, чем без него. Он единственный, на кого тут есть надежда, что он меня вывезет обратно.

— Слушай, Белоснежка, я тебе не гном, я могу и без прелюдии похавать.

Он притормозил и пропихнул меня вперед.

— Иди-иди. — Затолкав меня в ванную комнату, он включил воду. — К слову, на гнома ты очень тянешь.

— Мал, да удал — слышал такое? — Он слабо улыбнулся, немного вбок. — Давай так: с меня прямо сейчас минет и расходимся. Вы меня напрягаете не по-детски.

— Шилла, прошу тебя, успокой своё себялюбивое эго в глубинах своей сущности.

— Чего?

— В жопу свою гордость засунь, — приказным тоном прорычал он, не выходя, однако, из себя. Вот же чудо чудное! Но изъяснился он доступно. Намылив ладони, я ополоснула их и лицо, постаравшись не задеть накрашенные до бровей глазища. Я смотрела через зеркало на его черты. Такие интеллигентные, такие… умные, что ли. Он казался мне жутким педантом и тошнотиком, а тут выдал грубость. Есть свинина в его говядине. Он даже преобразился в моих глазах. Это по-нашенски.

— А ты всегда такой крутой был? — Я осмотрелась в стерильном пространстве, где бежевый кафель лишь оттенял белизну полотенец на крючках. Всё так чисто, гармонично. — Ну, в смысле, ты разбогател или тебе это всё родители дали?

— Какая разница?

— Большая. — Я вытерла руки не насухо, поэтому потрясла ими в воздухе, для окончательного эффекта. Он поморщился, глядя на отлетевшую пару брызг. — Если тебе это далось в готовом виде, то ты избалованный хмырь, а если сам заработал, то уважуха тебе.

— Дом принадлежит моей сестре. — Он поставил меня в ступор своим ответом. Так толковый он тип или нет? Похоже, в первую очередь он любитель задавать головоломки. Вымыв и вытерев тщательно, как доктор, свои руки, он взял бумажное полотенце и протер везде, где остались капли. Я громко шлёпнула себя по лицу, изображая презрение к его скрупулезности.

— А ты чем занимаешься сам? Уборщик в мэрии Сеула?

— На данный момент я безработный. — Но его чистосердечное бесстыдное признание в безделье не вызвало у меня доверия. Как же, нигде он не работает. Не похож он на лентяя.

— Уволили за невыносимость характера? — подначивала я его, возвращаясь в столовую следом за ним.

— Да нет, убил начальника, и работать стало негде. — Он резко развернулся и пригвоздил меня к месту ударом черных глаз. По моей спине пробежали мурашки. Ни дрогнув, он благодушно поднял брови. — Шутка.

— А-а… — протянула я. Вообще-то, поверить в тот момент было просто. Лицо у него такое… если ночью внезапно увидеть, то можно на валидол начинать работать. — А по специальности ты кто? Или ты и не учился?

— Я программист. — Он снова выдвинул стул передо мной и я села, почувствовав себя великосветской дамой. Всё-таки не ошиблась с предположением, что он умный.

— Компьютеры, программы… ох, скукотища же это! — В другую дверь вошла Херин, неся поднос с тарелками, от которых шел пар, разносящий приятный аромат риса с овощами. Я облизнулась. — А звать-то тебя как, наконец?

— Можешь называть меня Химчан.

Сестра посмотрела на брата и, почему-то покачав головой, подала мне порцию.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 547