электронная
108
печатная A5
500
18+
Шаг во тьму

Бесплатный фрагмент - Шаг во тьму

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9575-6
электронная
от 108
печатная A5
от 500

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Великая цель всякого человеческого существа — осознать любовь. Любовь — не в другом, а в нас самих, и мы сами ее пробуждаем. А вот, чтобы ее пробудить и нужен этот другой. Вселенная обретает смысл лишь в том случае, если нам есть с кем поделиться нашими чувствами

(Пауло Коэльо)

Нет на свете силы более могущественной, чем любовь

(И. Стравинский)

Пролог

Катя проснулась от шороха и сквозняка. Ежась от холода, обхватив себя руками, села на постели. Со сна толком не понимая, что случилось.

Окно распахнуто, занавески зловеще колыхались. На небе сияла полная луна, бросая в комнату мертвый ледяной свет.

«Я не оставляла окно открытым…»

Она потянулась к светильнику, нажала на кнопочку. Лампочка затрещала, мелькнула искра и потухла.

Перегорела.

Катя встала с постели и закрыла окно. Замерла от ужаса, почувствовав, что не одна в комнате.

Паника ледяной змеей проникла под кожу.

Почти не дыша, Катя повернулась и медленно подошла к постели.

В окутанной мраком спальне шевельнулась темная фигура, вокруг нее плыл туман, постепенно заполняя спальню.

Ледяной холод прошелся по позвоночнику. В горле пересохло, ладони задрожали. Сердце заколотилось так быстро, что казалось, вот-вот не выдержит и остановится.

Катя попыталась броситься к выключателю, находившемуся у двери, или лучше убежать из комнаты, разбудить маму и сестру, но ее будто связали невидимыми веревками, лишая возможности двинуться с места.

Веки налились свинцом, голова потяжелела и закружилась.

«Спи! — потребовал проникший в разум голос, точно когтями впившийся в мозг. — Ты ничего не вспомнишь!»

Катя без сил рухнула на кровать и мгновенно провалилась в темную пучину сна.

Глава 1

— Всепрощающая и все искупающая любовь — о ней пишет Булгаков. Ради нее Маргарита и отдалась тьме, продала душу дьяволу, — монотонно протянул учитель литературы и замолчал, оторвавшись от методички, лениво протер мягкой тряпкой очки в тонкой оправе, тем самым дав классу короткую передышку от долгого конспектирования.

Катя отложила ручку, размяла затекшие пальцы и, чтобы дать глазам отдохнуть от бесконечных чернильных строчек в тетради, перевела взгляд в окно. Свинцовые тучи до самого горизонта затянули небо серым траурным покрывалом. Дождь лил с самого утра, барабаня по крышам и оставляя похожие на слезы дорожки на оконном стекле. Ненастная погода вытягивала силы, будто энергетический вампир, делая сонной и неповоротливой. На душе становилось так же, как и за окном — хмуро, сыро, тускло.

Катя взяла с края парты мобильный телефон и бросила взгляд на дисплей.

«До конца литературы полчаса, а впереди целых шесть уроков. Но уже так ужасно хочется домой», — подумала она грустно. Катя не сидела целыми днями над учебниками, но любила учиться, получала неплохие отметки, была у учителей на хорошем счету. Они говорили, что у нее прекрасные шансы в следующем году после окончания одиннадцатого класса поступить в хороший, перспективный вуз и обеспечить себе прекрасное будущее. Главное — не лениться и не забрасывать учебу.

Катя с детства увлекалась историей, поэтому хотела связать с ней свое будущее. Хотела поступить на исторический факультет. Уже выбрала несколько подходящих университетов.

Ее мать, Елена Николаевна, историк по образованию, работала в музее, знала несколько языков и очень любила свою профессию. В мире старинных вещей, событий, произошедших столетия назад, она была словно рыба в воде.

Быть может, поэтому подобный род занятий был близок и дочери?

Катя тихонько вздохнула, взяла ручку и продолжила конспектировать речь вернувшегося к чтению из методички Игоря Петровича. Унылая погода негативно действовала не только на нее и остальных учеников, но и погружала в полусонное состояние учителя. Обычно Игорь Петрович выглядел бодрее и живее, а уроки проводил более увлекательно, почти не пользуясь методичкой, ссылаясь на память и свои личные записи.

«Осень — дожди, массовая депрессия», — мысленно усмехнулась Катя.

Громкий стук в дверь заставил немного встрепенуться.

— Игорь Петрович, можно войти? — в класс заглянул Денис Федосов. Новенький, пришедший учиться к ним в третьей четверти десятого класса. Весельчак и любитель время от времени пропускать занятия и устраивать с друзьями гонки на скутерах. Парни его уважали. А многие девчонки строили глазки и мечтали встречаться с ним.

Неудивительно. Денис, несомненно, был симпатичным, даже красивым. Высокий блондин спортивного телосложения, с длинноватыми, немного вьющимися волосами, каре-зелеными глазами и глубоким, завораживающим взглядом, от которого таяла почти вся женская половина класса.

Он заинтересовал и Катю, но, к сожалению, не обращал на нее внимания. Они даже ни разу не разговаривали, хоть и проучились вместе несколько месяцев.

— Федосов, вы почему снова опоздали? — учитель литературы грозно сдвинул брови и прибавил с сарказмом: — Неужели вновь пробки? До отказа забитые автобусы, утренний час пик? Все понимаю, только почему-то остальные на занятия приходят вовремя.

— Семейные обстоятельства, Игорь Петрович, простите. Обещаю, подобного больше не повторится, честное слово, — тяжело вздохнул Денис и виновато опустил голову. В голосе сквозила ирония. Катя улыбнулась.

«Прирожденный артист. Легко выкрутится из трудных ситуаций», — подумала она.

— Садитесь, — устало махнул рукой в сторону парт Игорь Петрович и взял в руки методичку. — Итак, продолжим…

Денис осмотрел класс и, встретившись глазами с Катей, решительно двинулся к ее парте, хотя других свободных мест было предостаточно.

Катя удивленно замерла и нервно завертела в пальцах ручку, когда Денис сел рядом.

— Не против соседства? — с веселой улыбкой спросил он, вешая рюкзак на спинку стула.

— Не против, — растерянно выдавила Катя и отвернулась к окну. Стало неловко. Дождь все еще стучал по карнизу, буянил ветер…

— Вернемся к образу Маргариты, — раздался голос Игоря Петровича. — Откроем сам роман…

Послышались зевки. Зашелестели страницы. Катя открыла книгу и почувствовала прикосновение теплой ладони к плечу. Повернула голову и встретилась с прямым, пронизывающим взглядом одноклассника, в котором плясали искорки веселья и нечто, приятно покалывающее кожу.

— Извини, — Денис убрал руку. — Я книгу забыл, поделишься?

— Да, конечно, — она кивнула и подвинула сборник повестей на середину парты.

— Я давно наблюдаю за тобой, — шепнул на ухо Денис, щекоча кожу теплым дыханием. Катя вздрогнула и крепче сжала ручку. — Ты милая, красивая и мне очень нравишься. Давай встретимся сегодня вечером, сходим куда-нибудь, поболтаем. Как тебе предложение?

Она оцепенела. Дыхание перехватило. Быстро забилось сердце.

«На свидание? Меня? Он?» Неожиданно…

— Я… я не знаю… — неуверенно выдавила Катя.

— Подумай, к концу уроков скажешь — согласна или нет, — улыбнулся Денис и отвернулся от нее, делая вид, что внимательно слушает учителя.

Долгожданная трель звонка взбодрила и оживила класс. Ученики зашумели и принялись быстро собирать учебники и тетради, норовя скорее покинуть кабинет и насладиться десятиминутным отдыхом.

Денис тоже поднялся с места и взял рюкзак.

— Я подойду к тебе после уроков, — сказал он и двинулся к друзьям, ждавшим возле дверей класса.

Катя проводила его взглядом и, убрав в сумку школьные принадлежности, вышла из кабинета.

В голове кружился рой мыслей. Пульс набатом колотился в висках. Ее пригласил на свидание красивый, приятный парень, который вызывал симпатию и интерес. Нежданный подарок судьбы взволновал, взбудоражил.

Катя толкнула деревянную дверь и вошла в туалет. Подошла к раковине и включила воду. Намочила ладони и поднесла к разгоряченным щекам. Затем посмотрела на свое отражение в высоком узком зеркале.

Длинные каштановые волосы собраны в хвост. Правильное, овальной формы лицо, маленький, тонкий, аккуратный носик, четко очерченные губы, карие глаза, выделенные с помощью небольшого количества теней и туши. Ярче Катя не красилась.

Тело облегала бежевая водолазка и узкие джинсы. Не sexy-girl и не роковая красотка, а самая обычная, ничем не примечательная девушка. Чем же она привлекла парня с внешностью фотомодели?

Дверь скрипнула. Катя посмотрела через плечо.

Рядом стояли две девушки: миловидная невысокая блондинка и жгучая синеглазая брюнетка. Саша и Кристина — ее одноклассницы и лучшие подруги. Катя мысленно тяжело вздохнула: теперь от расспросов не убежишь.

Встала к ним лицом и оперлась ладонями о прохладную, гладкую раковину. Попала. Из-под земли достанут. Загнали в угол.

— Рассказывай, подруга, о чем вы с Денисом шушукались? — потребовала Саша с улыбкой и, не дожидаясь ответа, продолжила с воодушевлением:

— Он запал на тебя. Вокруг полно свободных парт — а подсел именно к тебе. О чем говорили?

— На свидание пригласил. Но я еще не решила, стоит ли…

— Конечно, стоит! — воскликнула Саша. Ее глаза азартно заблестели. — Лови момент. Сходи, прогуляйся с ним, а потом решишь, как быть дальше. Иначе так и помрешь старой девой, вечно сомневаясь. Тем более, он тебе нравится, ведь видно же.

Катя вздохнула.

«А ведь она права…».

Прозвенел звонок, резко и неприятно ударив по ушам.

— Пойдемте, у нас алгебра. Если к упырю Дружинскому опоздаем, три шкуры спустит, а мне еще двойку исправлять. Вернемся к амурным заботам позже. Сейчас предстоит грызть чертов гранит науки! — Кристина отклеилась от стены и первой покинула туалет, раздраженно хлопнув дверью.

Недовольна чем-то. Видно, не в настроении.

Катя сдвинула брови и бросила вопросительный взгляд на Сашу.

— Не обращай внимания. Она с очередным парнем поцапалась, — вздохнула подруга, махнув рукой. — Идем, иначе Виктор и правда три шкуры спустит, причем медленно и наслаждаясь процессом. Он настоящий маньяк. Только и ищет жертв для расправы среди бедных учеников.

Виктора Николаевича Дружинского, учителя математики, ученики не любили за чрезмерную строгость и несдержанность. Считали настоящим тираном и за глаза звали «упырем» и «кровопийцей».

Опоздать на его занятия было сродни тому, чтобы оказаться на гильотине. Правда, находились такие смельчаки, которые смели пропускать его занятия и не боялись наказания. Одним из них был как раз Федосов, но он всегда выкручивался, принося медицинские справки или записки от родителей. Если подписи предков мог искусно подделать, то как проводил махинации со справками? Покупал их? Симулировал болезнь и законно получал документ в больнице? Катя не знала. Но контрольные и самостоятельные по математике, как и по большинству других предметов, Денис писал в основном на «хорошо», иногда на «отлично». Поэтому на его пропусках сильно внимания не заостряли. Башковитый парень.

Подойдя к кабинету математики, Катя поискала глазами Дениса, но не нашла. И на следующих уроках так и не появился — ни он, ни его друзья. Неудивительно. Сердце охватило легкое разочарование. Появится ли Денис, как обещал?

После занятий, оказавшись на крыльце школы, Катя, наконец, ощутила свободу. Но душу сжимала тоска. Денис так и не объявился. Может, он обманул, и предложение сходить на свидание — всего лишь шутка?

Дождь закончился, ветер поутих, по небу плыли тяжелые, темные тучи. Округу укутывала пожелтевшая влажная листва. Красиво. Но если бы не так холодно и сыро… а так — отражение души…

Катя оглянулась, но, не увидев Дениса, грустно вздохнула и стала спускаться с крыльца. И тут почувствовала, что ее взяли за руку; от неожиданности вздрогнула, обернулась — парень стоял сзади.

В груди потеплело. Не обманул…

— Всю школу обыскал, едва не проворонил… — он тяжело дышал, словно от быстрого бега. — Ты подумала? Согласна вечером прогуляться со мной?

— Да, — Катя улыбнулась, глядя ему в глаза и утопая в их зеленоватой бездне.

— Прекрасно, я безумно рад, что ты согласилась, — довольно произнес Денис. — Не слишком поздно, если в девять? Просто раньше не выходит… дела. Ты ведь живешь на Свердлова, в пяти минутах ходьбы — парк. Давай встретимся у главного входа? Я бы предложил на всякий случай обменяться номерами, но даже входящие принимать не могу. Я на мели и полностью заблокирован.

— Ничего страшного.

— Замечательно, тогда до встречи, — тепло улыбнулся Денис и, помахав рукой, ушел.

Настроение заметно поднялось. Ожидался хороший и интересный вечер. По крайней мере, она надеялась на это. Денис притягивал и создавал приятное впечатление, несмотря на репутацию хулигана.

* * *

В половине девятого Катя вышла из подъезда и зябко поежилась. Сердце взволнованно билось. Было довольно прохладно — от дыхания в воздухе появлялся пар. Стук каблуков по асфальту гулко раздавался по улице, нарушая вечернюю тишину.

Она поправила ремешок сумки, сунула руки в карманы бежевой курточки и зашагала в сторону парка. Вдалеке изредка шелестели проезжающие машины; в остальном — тихо, как в могиле. Катю передернуло. Жуткое сравнение.

Тусклый свет редких фонарей, цепь которых тянулась по всей улице, немного рассеивал мрак. Ни души. Небо, как и днем, было затянуто густыми тучами, по улице вился туман, вперемешку с темнотой мешавший разглядеть находящееся впереди пространство.

Не первый раз Кате доводилось ходить вечерами одной. Она часто в такое время возвращалась домой от подруг. Но именно сейчас, как бы сильно ни хотелось встретиться с Денисом, в душе зародилось жгучее предчувствие опасности и желание убежать, скрыться в безопасности квартиры.

Чем ближе она подходила к парку, тем явственней чувствовала необъяснимую угрозу, нарастающую с каждой секундой.

Показались кованые ворота, но возле них никого не было. Катя взглянула на часы в мобильном. Пришла раньше на пятнадцать минут. Ничего не оставалось, как ждать. Катя переминалась с ноги на ногу, боязливо оглядываясь по сторонам. Фонарь рядом замигал и, издав характерное жужжание, погас. Шею будто сжала ледяная рука, перехватило дыхание. По телу прошел озноб. Туман стал гуще и, точно живой, подбирался к Кате; того и гляди опутает, словно щупальцами, и задушит…

Она включила подсветку в телефоне, но аппарат показал низкий заряд батареи. Еще и этого не хватало. Волнуясь перед встречей, забыла поставить его на зарядку. Номера Дениса не было, но полностью сажать телефон она не хотела. Пока мобильный был включен, он внушал уверенность в связи с внешним миром. Если что-то случится, можно позвонить в полицию. Если успеет…

Не в силах стоять на месте, она вошла в парк, надеясь встретиться с Денисом по пути. Перед глазами предстала длинная темная аллея, освещенная грязно-серым светом фонарей, расставленные вдоль дороги скамейки, высокие деревья, скрытые в полумраке мраморные статуи.

«Жутко. Может, домой вернуться… прочь из чертового парка!»

Но она, ускорив шаг, упрямо продолжила путь, ведь прошла большую часть дороги и возвращаться было поздно. Денис того и гляди должен был показаться.

Она опустила взгляд на асфальт, боясь поднять голову. Казалось, затылка касается чье-то холодное дыхание…

Неожиданно Катя наткнулась на что-то большое и твердое. Сердце заколотилось в горле, задрожали колени, по спине точно проползла ледяная, влажная змея. Каким-то чудом удалось сдержать крик, рвущийся из горла. Это мог оказаться и убийца-психопат — а она сама попалась к нему в руки.

— Извините, — срывающимся голосом выдавила Катя и, шагнув назад, медленно подняла взгляд. На них падал бледный свет фонаря, и Катя немного разглядела лицо незнакомца. Лет двадцати или чуть больше. Черные густые и короткие волосы, правильные черты лица. В скудном освещении радужка глаз выглядела темным провалом, словно зловещая пропасть.

Тело прошиб сильный озноб, во рту пересохло.

Парень излучал неприкрытую острую опасность.

Разум кричал: «Дура, беги! Спасайся! Хватит его разглядывать!»

Незнакомец с легкой усмешкой на губах рассматривал Катю, пока не поймал ее взгляд. Казалось, он видит и чувствует, как она боится, и жадно упивается ее страхом. Словно хищник, наблюдает за загнанной в угол жертвой. Катя, и правда, чувствовала себя в ловушке. Будто приросла к месту и не могла пошевелиться, а казавшиеся черными глаза парня точно тянули на дно вязкого болота. Все глубже и глубже впивались иголками в сознание, подчиняли своей воле…

Парень сделал шаг к Кате, так и не отрывая от нее взгляда, не отпуская из-под своей демонической власти…

В ноздри ударил терпкий, приятный древесно-цитрусовый запах мужского парфюма, возможно, он и развеял наваждение.

Что происходит? Хотелось оказаться подальше от этого странного парня.

С усилием разлепив пересохшие губы, Катя спросила:

— Что вы… делаете? Почему молчите? Я же извинилась за то, что… натолкнулась на вас.

Какая-то неведомая сила все еще удерживала ее рядом с ним. Катя старалась, чтобы голос звучал твердо, но он все равно дрожал.

А вот незнакомец был чем-то удивлен. Меж его бровей пролегла глубокая задумчивая складка. Снова окинул взглядом Катю с ног до головы, точно хотел найти ответ на известный только ему вопрос. А потом вновь остановился на ее лице и едко, скривив губы, ответил:

— Меня поразила ваша красота, и я потерял дар речи. А насчет того, что вы на меня налетели, нужно смотреть, куда идете, а не летать в облаках. Если быть такой невнимательной, можно и в люк провалиться, и под машину попасть.

Его голос оказался резким и чистым, с едва заметным акцентом. От него почти буквально стало холодно.

В ответ Катя лишь хмыкнула, понимая, что, говоря о ее красоте, он попросту издевался.

Она не могла понять, что произошло минуту назад. Взгляд темных глаз словно гипнотизировал, охватывал тело крепкой веревкой, захватывал сознание… Что это было? Наверно, всему виной расшатавшиеся за последние пятнадцать минут нервы.

— Почему такая симпатичная молодая девушка ходит в одиночестве так поздно? Темные вечерние улицы небезопасны. Уж поверьте мне, — с иронией заметил парень, не отводя колючего, пристального взгляда, от которого становилось все больше не по себе. — К тому же я слышал, в последнее время в этом районе часто стали пропадать люди. Или вы не знали?

Катя отрицательно качнула головой.

Почему ноги будто ватные, и трудно сделать шаг, чтобы обогнуть незнакомца?

Где же Денис? Он давно должен был появиться. Не мог же он так жестоко разыграть ее!

— Меня должен встретить парень, — стараясь говорить твердо и непринужденно, ответила Катя, но напряжение не отпускало, а тело покрылось гусиной кожей.

— Что он вас у дома не встречает? — насмешливо продолжил допрос незнакомец. — Очень безответственно. По тыковке ему нужно настучать, чтобы мозги встали на место, и берег такое чудо, а то мало ли… Плохого вы парня себе выбрали. А вы бы тоже головой подумали…

Гнев опалил щеки, вытеснив страх.

Да как он смеет так разговаривать?! Какое ему дело?! Он впервые видит ее и не имеет права отчитывать!

— Катя! — услышала она знакомый голос и почувствовала облегчение, накрывшее теплой приятной волной. Посмотрела через плечо незнакомца, вглядываясь в темноту.

Стало спокойно и легко, когда рядом остановился Денис. Он бросил недоброжелательный взгляд на парня, потом вопросительный на Катю.

Она ничего не успела объяснить, как Денис, вновь посмотрев на незнакомца, сказал:

— Маркус, привет. В полутьме не узнал сразу, — по тусклому мрачному голосу можно было понять, что он совсем не рад встрече.

«Так они еще и знакомы… Маркус? Интересное имя. Иностранец? Тогда ясно, откуда акцент…»

— Здравствуй, Дениска, — усмехнулся Маркус. Уголки его губ насмешливо приподнялись. — Кстати… твоя подруга имеет привычку не смотреть перед собой. Она едва не сшибла меня с ног. Может, купишь ей поводыря? Или сам им станешь?

Кате с трудом удалось подавить желание ударить Маркуса по лицу, чтобы впредь держал язык за зубами. Еще никто не вызывал в ней такую жгучую лавину гнева и неприязни.

Катя взяла Дениса за руку.

— Идем, — обратилась она к нему.

Денис словно воды в рот набрал. Казалось, он боится этого парня с иностранным именем.

— До встречи, приятно было повидаться, — ядовито попрощался Маркус, не отводя взгляда от Кати. — Может, еще увидимся, земля круглая.

— Надеюсь, что нет, — сухо бросила Катя.

Маркус иронично прищурил глаза.

— Пока, — тихо произнес Денис и, крепко сжав Катины пальцы, повел ее прочь.

Жуткий и неприятный тип.

— Денис, откуда ты его знаешь? — спросила Катя, оборачиваясь назад.

Маркус стоял под светом фонаря и смотрел им вслед. Она была уверена, что на его лице играет все та же зловещая ухмылка. Вокруг парня клубился туман, что делало его образ еще более страшным.

Сердце вновь охватил холод. Катя поспешно отвернулась и крепче сжала ладонь Дениса в поисках защиты.

— У моего старшего брата, Антона, есть друг. Артем. Они вместе учатся… в университете. Он несколько раз приходил к брату. Иногда заходил в бар, где Антон работает. Так и познакомились, — объяснил Денис. — Неприятный человек… От него просто мороз по коже… Он надменный, смотрит на людей, словно на букашек, которых с легкостью может раздавить подошвой. Хитрая, хладнокровная зараза с острым языком — так я могу охарактеризовать его. А еще… недалеко живет одна бабка… Она подходила ко мне как-то… Плела полнейшую ерунду. Говорила, что Маркус — зло, и его нужно уничтожить, иначе будут гибнуть люди. Я послал ее, конечно, но в этом парне и правда есть что-то нечеловеческое. Глаза прямо черные, взгляд жуткий… до дрожи.

«Кого только не встретишь на темной улице», — мрачно подумала Катя. В мистику и паранормальные явления она не верила, но в таинственном темноволосом красавчике, и правда, есть что-то дьявольское.

Катя поежилась и боязливо огляделась по сторонам. Они уже вышли из парка. Маркус, наконец, остался далеко позади.

— Давай больше не будем о нем говорить, — попросила она. — У нас свидание, а разговоры о посторонних личностях и страшилках его портят.

— Хорошо, — Денис обнял Катю за талию и точно теплым одеялом накрыл. — Я только рад сменить тему.

— Куда пойдем?

— На улице зябко, посидим в баре, где работает мой брат, а?

— Да, — ответила она и, удивляясь собственной смелости, крепче прижалась к Денису.

Настроение повысилось, страхи, возникшие в парке, бесследно отступили.

Катя открыла дверь бара, и раздался звон колокольчика. Денис махнул рукой высокому светловолосому парню за барной стойкой и подвел ее к столику, застеленному бордовой бархатной скатертью.

Катя, расстегивая куртку, села на стул и улыбнулась Денису.

— Пиво будешь? — спросил он.

— Я… не знаю… — замялась Катя. Она употребляла лишь вино и шампанское по праздникам и в маленьких количествах — не больше бокала.

— Ничего страшного не случится, мы немного, — подмигнул Денис. — Нужно порой расслабляться, а пиво — верный помощник.

— Хорошо, если только совсем чуть-чуть, — решилась она, вешая куртку на стул.

Денис подошел к стойке, шепнул что-то бармену. Как Катя поняла — это и был Антон.

Через несколько минут Денис вернулся, держа в руках два высоких бокала с янтарной жидкостью.

— Вот, — он поставил пиво перед ней.

— Неужели твой брат не против, что ты употребляешь алкоголь? — удивилась она.

— Нет. До совершеннолетия остался год, но брат помнит себя в моем возрасте, — подмигнул Денис. — Да и мы немного.

Катя взяла соломинку и сделала медленный глоток горьковатого напитка. Она впервые пробовала пиво, и вкус ей не особо понравился.

— Ты мне очень нравишься, — произнес Денис и, глядя в глаза, накрыл руку Кати своей.

Дыхание перехватило. Катя сделала еще глоток пива и смущенно опустила глаза.

— Не обманываешь? — недоверчиво спросила она, вновь посмотрев на Дениса.

— Как можно, нет, конечно, — тепло улыбнулся он. — Долго не решался к тебе подойти, не знал, как подступиться… Возможно, это незаметно… но я парень скромный.

— Верится с трудом, — усмехнулась Катя, вновь потягивая янтарную жидкость, хотя знала, что не надо пить так быстро. А всему виной волнение!

В голове зашумело, и она решительно отставила бокал. Еще не хватало напиться.

— На кого собрался поступать? — спросила Катя.

— Хочу быть кинологом. Люблю собак.

— Они самые преданные животные, — кивнула Катя и замолчала, не зная, как продолжить разговор.

— У тебя красивые глаза, — сделал комплимент Денис, почти невесомо проведя кончиками пальцев по тыльной стороне ее ладони и послав по коже ощутимый разряд тока. — Так бы и смотрел в них вечно.

— Вечно никто не живет, — заметила Катя, улыбнувшись.

— А ты бы хотела?

Она покачала головой.

— Вечно — это слишком долго.

— А по мне — это круто! — Денис сделал глоток пива.

— Но невозможно.

— Ага.

Кате понравилось сидеть с Денисом, вести непринужденную беседу, чувствовать тепло его кожи на своей руке…

— Прогуляемся? — неожиданно спросил он.

В баре стало душно, хотелось выйти на прохладный свежий воздух, и она согласилась.

На улице в голове прояснилось, туман от выпитого отступил, но замечательное настроение не исчезло.

Они немного прошлись по городу, присели на скамейку на площади. Денис нежно обнял Катю, стараясь согреть. Она взглянула на небо, все также затянутое тучами. Жаль. Хотелось увидеть звезды и поискать знакомые созвездия. Ей нравилось это занятие.

Но тут она вспомнила о времени и достала телефон. Тот чудом еще не сел.

— Половина двенадцатого… В полночь я должна быть дома, — взволнованно произнесла она, вскочив со скамейки.

— А позже никак? — нахмурился Денис.

— Нет. Мама не любит опозданий…

— Плохо… — опустил глаза Денис. — Тогда я не смогу тебя проводить… Нужно забрать племянника от родственников и отвести к родителям. Это недалеко, но я и так припозднился, а если приду еще позже, меня не поймут…

Странно, что ребенок не спит так поздно. Но мало ли какие обстоятельства. В подробности она решила не вдаваться.

— Я могу позвонить матери и обрисовать ситуацию, — оживилась Катя и достала мобильный. Снова идти домой одной через парк не хотелось. При мысли о полутемной аллее по коже побежали холодные мурашки.

Она достала телефон. Он пиликнул, несколько раз мигнул, показывая ноль процентов батареи, и погас.

Разочарование кольнуло сердце.

— Черт, телефон сел…

— Ну вот… — на лице Дениса отразились сочувствие и вина.

— О, ну ничего, — попыталась подбодрить себя Катя. — Дойду пешком. Тут идти всего минут пятнадцать.

— Мне действительно жаль, что так вышло, — растерянно пробормотал Денис. — Надеюсь, не обижаешься?

— Нет, я все понимаю, не беспокойся, — она старалась не думать о темном парке.

— Мы еще увидимся помимо школы? — спросил Денис.

— Буду рада, — улыбнулась Катя. Свидание ей понравилось.

Он обнял ее за талию, медленно наклонился, и она замерла в ожидании дальнейших действий. Чуть приоткрыла губы — и Денис накрыл их своими, опаляя кожу лица теплым и частым дыханием. До него она целовалась лишь пару раз, и было это в начале десятого класса, но с тем парнем все закончилось очень быстро и безболезненно. Поцелуй Дениса оказался глубже и напористей, был полон жадности, но ей понравилось. Катя с трудом заставила себя отстраниться.

— Время… Я опаздываю, — прошептала она, прижимаясь лбом к его лбу.

— Извини еще раз, что не могу проводить, — виновато произнес Денис.

— Ничего, — ободряюще улыбнулась Катя.

Они попрощались и разошлись в разные стороны.

* * *

Благо, еще горели фонари. Идти в кромешной темноте было бы намного страшнее.

Усилившийся ветер холодком пробежался по открытым участкам кожи и нахально забрался под одежду. Катя застегнула куртку до самого горла и спрятала руки в карманы. Вспышка яркого зигзага молнии на черном небе и резкий раскат грома заставили вздрогнуть, едва не подпрыгнув на месте.

Гроза? В октябре?

Катя слышала, что подобное бывает и зимой, но это очень редкое явление.

Она глубоко вздохнула через нос и выдохнула через рот. Только дождя и молний не хватало для полного счастья.

Успеть бы добраться до дома, пока не начался ливень. Да и гроза совсем близко.

Катя остановилась у входа в парк, не решаясь вступить на его территорию. Что-то внутри отговаривало ее. Казалось, кто-то наблюдал за ней, прячась за деревьями, ветви которых, точно лапы монстров, тянулись к ее застывшей фигуре. Ветер сильным порывом бросил волосы на лицо. Катя убрала их назад и, судорожно сглотнув, под вспышку молнии вошла за ворота. Можно было добраться до дома в обход, но это займет в три раза больше времени. Тогда она точно попадет под дождь, и не факт, что дойдет до квартиры в целости и сохранности.

Неимоверно сильно хотелось оказаться дома, в тепле и безопасности.

Стараясь не смотреть по сторонам, Катя ускоряла и ускоряла шаги, едва не бежала. Ледяной страх подстегивал, словно плетью. Закололо в боку, но она старалась не обращать на это внимания.

«Домой. Домой», — молоточками стучало в голове.

Катя услышала шорох и метнулась взглядом в темноту за статуей древнегреческой богини. Тысячи ледяных иголок впились в сердце. Среди деревьев промелькнуло нечто белое, точно чье-то платье.

Да нет же. Просто показалось. Там никого быть не может. Она просто напугана, вот и мерещится черт знает что.

Самовнушение помогло мало. Ощущение присутствия кого-то совсем рядом в темноте не исчезало…

Впереди показалась скамейка, освещенная фонарем.

Катя вздрогнула, заметив, что она не пуста.

Когда на негнущихся ногах девушка подошла ближе, пульс замер.

На спинке скамейки сидел Маркус.

Глава 2

Сердце едва не выпрыгнуло из груди. Страх липким потоком прошелся по спине, посылая по всему телу холодные мурашки.

Странный парень. Начинается ураган, а он спокойно сидит, не обращая внимания на поднявшийся ветер и периодически прорезающие небо молнии. Неужели Маркус так и не уходил из парка? Что он делает здесь в одиночестве?

Псих. Не иначе.

Ладно. Она быстренько пройдет мимо. Он не причинит вреда.

Катя больше успокаивала себя, чем верила своим же словам. Главное — без паники. Вести себя непринужденно. Маркус не должен видеть, как сильно она боится его.

На случай нападения нащупала в кармане ключи от квартиры. Слабая защита, но если ударить в глаза, мерзавцу не поздоровится. Главное — не промахнуться, иначе ключи окажутся бесполезными.

Не сбавляя шага, Катя шла вперед, стараясь не смотреть в сторону зловещего иностранца. Напряжение и волнение росли с каждой секундой.

Нужно только проскользнуть мимо. Еще несколько шагов — и он останется позади, как жуткий сон.

Она едва не подпрыгнула от страха, когда, поравнявшись с Маркусом, услышала насмешливый едкий голос:

— Где Ромео потеряла? Или этот индюк даже проводить девушку до дома не способен? Интересно, а у него дружок стоит вообще? Или в этом Дэн — тоже профан?

Насколько нужно быть наивной, чтобы понадеяться, что он просто проводит взглядом и не вставит свои пять копеек?

Страх не исчез полностью, но, к удивлению, отступил на второй план. На первый пришел гнев, поднявшийся из груди и вспыхнувший огнем на щеках. Захотелось ударить или уколоть побольнее наглого иностранца и стереть ядовитую ухмылку с его лица.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 500