электронная
180
печатная A5
607
18+
Шаг в сторону

Бесплатный фрагмент - Шаг в сторону

Приключенческий роман

Объем:
394 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9154-3
электронная
от 180
печатная A5
от 607

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

День первый

День был прекрасным! Светило солнце, что само по себе было событием не удивительным, а достаточно прозаичным явлением. Настроение было таким же обычным — и я не пел в душе (впрочем, как и в дУше тоже, что собственно было бы необычным и для отличного настроения). Сделав короткую зарядку — пару минут, не более, прошёл на кухню. Я давно себя убедил, что по утрам бегать, да и вообще, заниматься большими нагрузками (окромя секса конечно и приготовления бутербродов с маслом) вредно. Организм ведь не успел проснуться, размяться — а мы тут его — Хрясь! И пожалуйте бегать! Или же тяжести таскать… Нет, я свой организм люблю, и хочу, чтобы ко мне он испытывал такие же тёплые чувства! Поставил кипятить воду для чая, включил телевизор, достал масло из холодильника, принял душ, заправил постель, бросил сахар в кружку, налил чай, одел брюки, включил утюг — рубашка-то была мятая, но кто же с вечера то занимается такими мелочами? — почистил туфли, попробовал чай — ещё горячий, сделал бутерброд с маслом, а сверху покрошил шоколад — вкуснятина! — помыл тарелку, грязную со вчерашнего вечера, — ну мы все помним про вечер и мелочи? — и наконец-то сел пить чай и смотреть новости, а после — погладил (уже горячим утюжком) рубашку и вышел на улицу. Это была определённая утренняя игра — сделай всё в разной последовательности, но как можно быстрее. Зарядка, завтрак, душ, постель — обязательные пункты, их можно делать в любом порядке, главное, чтобы ничего не ждать пока остынет или нагреется, ни о чём не забыть и всё сделать быстро. Это утренняя игра одиноко живущего мужчины 43 лет от роду. Если бы не просыпался один — конечно поиграть бы уже не было возможности — тут вмешивались бы внешние (надеюсь — очень красивые) факторы. Конечно, жить одному — не самое приятное занятие, но если уж так получилось (вот уже 4 года как) — то надо извлекать определённые положительные стороны из сложившейся ситуации. Вышел из квартиры и подошел к лифту. Едва заметно поздоровался с соседом слева, и вместе спустились. Во дворе «шла» (даже скорее «ползла») обычная жизнь: резвились дети на площадке, парковалась машина, кричала ворона, едва слышно шумел ветер… Как-то буднично, но умиротворяюще спокойно было. «Как бы мне не было затишья перед бурей», — подумал я, завёл машину и поехал к заказчику, который морил меня неизвестностью уже пол года. Я занимался частным проектированием, а попутно архитектурой. Не скажу, что был великим мастером — но заказы были, и голодать (так же, как и бездельничать) не приходилось. А вот в последнее время что-то работа застопорилась. И есть предложения, но либо меня не устраивала цена, либо их сроки. Вот и сейчас, неплохой заказ по всей видимости, но заказчик всё никак не определиться — буду ли я у него работать. И естественно — какая стоимость её (этой самой работы). Вот поеду в очередной раз к нему, может заинтересует моя идея загородного дома. Достаточно необычная, чтобы заинтересовать преуспевающего пенсионера, и которая пришла мне на ум в бесконечных пробках. Выезжая со двора, увидел приятную девушку, достаточно высокую, так как её рост позволял собирать упавшие листочки с крыши автомобиля. Захотелось остановиться и помочь, но увидел достаточно строгое её лицо и решил, что не стоит. Останавливаться, подходить, придумывать что-то… — Оно мне надо? — Хотя ехал с сожалением, что не остановился. Но не бежать же обратно? Да и поздно уже кулаками махать. Да и видел эту девушку уже не первый и не второй раз, но как то не находил смелости подойти. И я придумывал каждый раз причину не останавливаться. Но ведь умирать я не собирался, а значит время ещё будет. Город был более менее свободным, и я достаточно быстро добрался к офису заказчика. Собирался уже выйти, как зазвонил телефон. Звонил Олег, мой хороший приятель из Краснодара — служили вместе. Хотя и потерялись после увольнения со службы, но случай однажды свел нас вместе. С тех пор поддерживаем связь. И кроме ностальгии по давно минувшим армейским дням (а ВДВ — это ностальгия вдвойне), оказалось, что нам достаточно комфортно вместе. Даже помогали при случае друг другу. А Ростов-на-Дону совсем недалеко от Краснодара, так что и виделись по случаю. И «выпить — закусить», и просто так, и по делам каким.

— Привет тебе! Соскучился, наверное? Приезжаешь? — Я представил его приезд… и, наверное, был бы не против как-то встряхнуться.

— Прости, не могу говорить. — Шепотом ответил Олег. — Времени и возможности нет. Я тебе напишу или позвоню позже. По возможности будь на связи, если понадобится помощь наберу. Все, до связи.

В трубке послышались гудки отбоя. — Нифигассе… Что стряслось то?! С женой поссорился? — У них не всегда все было ровно и спокойно в отношениях. Олег достаточно активный и веселый мужчина, а жена Люба флегматичная и рассудительная, которая пьет один раз в год — брют на Новый год. Мне всегда было интересно — как они уживаются? И даже счастливы… когда не в ссоре. Но очень серьезных размолвок никогда не было… что сейчас то стряслось?!

За этими размышлениями я зашел в офис. Секретарь даже не спросила, по какому вопросу, по-видимому уже я ей примелькался и поднадоел. Пропустила меня, едва удостоив взглядом. — Наверное, замужняя — тут же поставил я ей диагноз.

— День добрый, Михаил Сергеевич. Заехал выяснить, не определились ли с проектом дома? А то заказы, конечно есть у меня, но хотелось бы распределить их по времени — ох и нифига не надо было распределять… точнее — нечего, но не говорить же ему прямо обо всем?. — Да и обсудить кое-что хотелось бы.

Михаил Сергеевич производил впечатление человека увлекающегося, не смотря на свои 60-т (ну или около того). Сил и здоровья, по-видимому, хватало не только на работу, но и на прочие радости жизни. Судя по всему, радости были разные. Он упоминал и о рыбалке, и желании научиться управлять катером. Я бы не удивился, встретив его в клубе с молодой девушкой (скорее, удивился бы больше, если бы встретил там себя). А познакомились мы в бильярдной, где он пытался получить азы игры у моего давнего знакомого. Так что человек интересный, хоть характер был и не легкий. Иначе не морочил бы мне голову, своими — «Это не интересно, это уже было у меня, а вот это не надо и не хочу».

— Проходи. А что «прояснять» то? Предложи мне что-то такое, чтобы я умолял тебя мне такое построить. Да и время ещё есть, я собираюсь жить долго. — Хозяин кабинета встал размять ноги, по-видимому. Или просто демонстрируя, что он еще молод и насколько у него получится «жить долго».

— Что еще? Я вам разве только купола не предлагал. Идей уже нет.

Я немного лукавил. И сознательно. Идея то собственно была… Но не «большая». А это, как последний патрон… надо подпустить зверя поближе, чтобы убить.

Михаил Сергеевич потянулся — Ну я не знаю… Комнаты — трансформеры, например. Стеклянный пол и фундамент. Чтобы можно было ночью кормить кротов и наблюдать за ними. Камин не внизу, а на высоте метра от пола. Теплые не полы, а потолки или стены. Если бы знал, обязательно сам бы придумал. А так, приходиться на вас тратиться.

— У нас нет еще земельных фонарей и прозрачной земли, но ученые наверняка над этим работают. Михаил Сергеевич, у меня есть одна идея, только уж не судите строго. Но с другой же стороны, Вы хотели же что-то необычное? Стены мы сделаем из пенобетона — легко, красиво, множество вариантов отделки. В зале на первом этаже сделаем «фальшь» стену, как Вы и хотели. Она будет достаточно широкой и казаться несущей. А на самом деле она будет двигаться и в состоянии уменьшить размеры комнаты вдвое. Мы прикрепим к ней тумбочку, комод, шкаф. Вы сможете изменять площадь двух помещений — зала и коридора. А при интересе, мы сделаем еще одну похожую стену, и первый этаж будет тем самым трансформером. Кроме того, я хотел бы сделать большие витражные окна по всему дому. На самом деле, эти окна будут состоять не из обычных стёкол. Мы используем полимерное жидкокристаллическое стекло. Оно может затемняться в зависимости от силы света, или по вашему желанию. Портьеры — это здорово и красиво, пусть будут как декорация. Но ведь гораздо приятнее просто нажать на кнопку пульта и в комнате свет будет приглушен, чем задвигать их. Тем более на стёкла есть возможность проецировать любые картины. Например, зимний лес в Новый год. Или пляж Майами, например, в ванной или бассейне. А если подключить ещё и веб камеры с этих мест? А вдруг надоедят гости, вот вам сцены из фильма «Челюсти». — Я пытался юморить, но по его лицу как-то не очень было понятно, удается ли мне это. — И романтичную обстановку создать. Вы сидите с Вашей женщиной за столом. Нажатие кнопки и незаметно, за пару минут, например, становиться темно. И пусть на улице зной, но кондиционеры начинают бесшумно и сильно охлаждать воздух… Буквально вы оказываетесь в глубокой осени! Осторожно занимаются дрова в камине. Неспешно, чтобы не было заметно его сразу. Но через минут пять-десять тепло от камина начинает её притягивать. А звуки цикады, запись с ночными звуками я вам подарю в качестве бонуса, превратят полуденный августовский зной в вечер на берегу Байкала. Шкуры на полу, красное сладкое вино и пара занимательных, но страшных историй из Вашей походной жизни, тоже бонусом от меня, какое сердце не растает от таких эмоций? Вы проведёте его на полу у камина, греясь у костра.

Наступала пауза. Михаил Сергеевич смотрел куда-то в окно, вид из которого был далек от природы Байкала, а напротив, напоминал о суете мирской.

— Кроме того, вмонтированные в крышу солнечные батареи будут полным ходом компенсировать высокий расход энергии. — Я чуть не забыл про эту составляющую проекта, целиком погрузившись в его чувственную область. — На кухне в полу, предусмотрен будет барабан-кладовка. На подобие барабана на «Поле Чудес» — есть такая бессмертная программа-антоним Дому-2. Так сказать две крайности, и не уверен, что кто-то из них абсолютное добро — только в полу. Его можно будет крутить, но подниматься будет только одна ячейка, возле стола или холодильника. Повернули барабан, пол весь не будет крутиться, конечно, подняли ячейку, а там или домашнее вино, фрукты или закатка — или как говорят москвичи-закрутка, смешные они — какая. Там же и температура будет подходящей, всё как в подвале.

Я остановился. Конечно, это были не все идеи дома, но как-то пока не понятно — слушает ли внимательно заказчик, или просто думает о своем.

— Что-то еще есть Особенное? Рассказом о романтичном вечере ты меня несколько прямо порадовал, хоть я и женат, и верный муж. Но думаю гостям, как и жене, идея придется по вкусу. И уж точно они будут удивлены приятно. Но маловато всё же. Есть что-то… — Он пальцами попытался изобразить то, как, по его мнению, должна выглядеть необычная идея. — Что-то особенное. — Он посмотрел на меня прямо, не мигая. На какое-то мгновение он меня изучал, и не скажу, что приятно в это время я себя чувствовал. — Вот если будет такое эдакое, однозначно закажу у тебя. Так что думай и фантазируй. Участок я себе уже оформляю, приезжай посмотреть. А ещё, приходи к нам на корпоратив. Не скоро, третьего ноября. Можно не одному, хотя у нас девушек много красивых. Пообщаемся, а то в рабочее время совсем сложно с этим. А желание у меня есть с тобой поговорить. Ты книги не пишешь?

Я несколько был удивлен вопросом. Ну, самую малость… Хотя заказчики, они люди состоятельные, а значит несколько более свободомыслящие, но, чтобы так мысль «мотало»… Они могут себе позволить говорить, что думают (во всяком случае большей частью в своей жизни). «Деньги — как освободитель языка и души» — промелькнуло у меня название моей книги, если сдуру начну ее писать когда-то. — Нет, конечно. Я даже стихи пробовал писать только в детстве глубоком. В начальном классе. А так — девственно чист перед Союзом писателей России и безгрешен в этом. Иначе обязательно нагрешил бы, напиши я хоть пару строк. Не желая обижать людей со слухом, я еще не занимаюсь, например, пением. И не рисую. Способностей не то что ноль, они в минусе.

— Зря. Верю, что не умеешь петь и слагать стихи. Но вот писать надо попробовать. Не для издания, а для души. И для вдохновения. Может получится что-то стоящее, если не в стихах, то в чём-то другом. Я, признаться вам, писал когда-то. Даже издавался, но это было давно, потом обленился. Писать гораздо труднее, чем работать — он кивнул на кресло — Если конечно, писать что-то стоящее, подумай на досуге и не ленись. И если, когда захочется поделиться с кем своим произведением, буду рад прочесть. Покажешь? — По-видимому, он задавал вопрос для проформы, так как тут же продолжил: — Извини, у меня со временем совсем туго. До встречи на корпоративе и на строительной площадке, если договоримся и будет, о чём договариваться. И с оплатой не обижу, не сомневайся!

Я быстро пожал ему руку и подался прочь. Чтож, по крайней мере, я ему в чём-то интересен. И он готов мне заплатить «хорошую денежку», и на корпоратив пригласил. При условии, конечно, что я вывернусь, но придумаю что-то ему интересное. Конечно, у меня было еще пару мыслей. Но они были уже избиты и использовались не раз. И стрелять ими вхолостую мне не хотелось. Раз уж что-то ему понравилось, уже хорошо. Значит зацепил! Осталось самая малость, порыться в интернете и найти совсем уж малоизвестное слово в архитектуре. Чуть пооригинальнее садов на крыше. Хотя… а если это будут не сады, а, например, … мини обсерватория? Место для занятия спортом? Пикника (ну там барбекю разные и столики с зонтиками)? В общем мысли были, но какие-то совсем бредовые, но их много. А закон диалектики: Переход количества в качество никто еще не отменял.

Выйдя, попробовал дозвониться Олегу — безрезультатно. Телефон был выключен. Повторив несколько попыток, позвонил Ольге. Сегодня что-то чувствовал, как я по-особенному за ней соскучился. Не в плане секса, а в принципе. Не виделись уже целую неделю — то работа, то хлопоты, то «голова болит». Причём, догадайтесь у кого.

— Привет, моя хорошая! — Сказал я, услышав ее голос. — Я очень соскучился, и готов на любые подвиги ради встречи с тобой. Могу, например, в кино пригласить или в театр! — И помолчав, чуть добавил — Но лучше секс!

— Я только за. Попробуем совместить, может? Сначала в кино, потом остальное по вкусу. Я около 17 уже свободна. Заедешь за мной?

— Хорошо. Даже раньше смогу приехать, так что имей в виду. До вечера, и не задерживайся.

— Тогда в кино пойдём любое, на какое попадем. Жду.

Оля положила трубку, а я направился в автосервис. Пора поменять масло в машинке, да и осмотреть ходовую не мешало бы. Заодно перекушу — рядом было какое-то кафе.

Поставив машину и устроившись за столиком, попытался еще раз дозвониться Олегу. Результат тот же. Тогда набрал его жену Любу и осторожненько поинтересовался, как можно услышать Олега. Оказывается, он десять дней назад уехал в командировку, но написал, что несколько задерживается и потом все объяснит. Но сказал, что беспокоиться не стоит, всё с ним нормально. Дозвониться к нему не может несколько дней. Было пару смс от него — «всё хорошо, скоро приеду». Вот такая предыстория. Что-то несколько тревожно стало. Что за командировки, которые потом переходят в отдых, а после этого звонят мне с просьбой помощи? Стал прикидывать, что могло случиться. А главное — что мне делать? Могу просто ждать. Могу — волноваться. Альтернатива не большая. Вспомнился анекдот про альтернативу (Маленький сын спросил у папы, какое значение у слова «альтернатива». Ну папа и начал: — Вот смотри сынок. Ты сейчас закончишь школу, потом поступишь в институт. Познакомишься на первом курсе с девушкой из неблагополучной семьи. Вы полюбите друг друга, и поженитесь. Мы будем с мамой против этого брака, но ничего не сможем сделать. На свадьбу подарим тебе квартиру, и вы будете там жить. Через год у вас родиться сын, но у вас не будет хватать средств. Ты устроишься на работу. Но жена твоя тебя всё равно будет «пилить» за то, что денег мало. Ты бросишь институт, и устроишься на вторую работу. Потом ты не выдержишь этого — ты начнешь пить. Вместе с ней. Тебя выгонят с работы, и вы окажетесь в долгах. Продадите квартиру и купите старую хату на берегу мелкой речки где-то на хуторе. Будете продолжать пить, пропивая остатки денег. Так как вы оба добрые и не злые, вас будут жалеть соседи, давать иногда еду. Вы будете подрабатывать сторожем и уборщицей. Но денег будет хватать только на самогон и хлеб. Однажды, соседка тётя Валя принесет вам десяток яиц на пасху. Но вы такие будете пьяные, что забудете их на подоконнике. А от солнца через пару недель из них вылупятся птенцы. И вы, увидев это, продадите их и купите уже 2 десятка яиц, выведите цыплят и тоже продадите… У вас наладится бизнес, и через несколько лет у вас уже будет большой дом. Вы выкупите несколько участков у реки и построите птицефабрику. Бросите пить и будете жить счастливо. Но в один из дней, река выйдет из берегов… И все куры потонут! Все до единой — и вы останетесь опять без средств к существованию.

— Папа, папа, ну что такое альтернатива! — Непонимающе спросит сын у отца, потерявший нить его монолога. И отец с пафосом сказал: — Альтернатива, это — УТКИ!). Вспоминаю этот анекдот в тех ситуациях, когда всё равно выбора-то нет (или он достаточно предсказуем), и сказав себе — «альтернатива — это утки», хорошо пообедал, заказав кусочек утки с отварным картофелем. Все равно ничего не придумаю и не решу сейчас. Забрал машину и направился за Ольгой, благо ехать было совсем недалеко.

Она была как никогда точна, и в 17—05 уже была в машине. — Ну что, поехали в кино? Хотя что-то устала за сегодня, не знаю, правда, с чего. Ты как? — Она не выглядела устало. Немного потухший взгляд, а так выглядела на все пять баллов! И именно её внешний вид вызывал у меня не столько желание просветиться, сколько окунуться в плен греха и порока.

— Поехали ко мне. Купим белого вина, поговорим и поцелуемся. Или просто поспим и поцелуемся. Я соскучился очень, но…, всегда есть альтернатива! — Я улыбнулся сам себе, вспомнив это слово опять.

— Чего это ты так развеселился? Что за мысли в голове? Хотя… поехали к тебе. Я позвоню сыну только, что буду поздно. Я тоже соскучилась «поспать».

По выражению лица и интонации было не понятно, насколько сильно она соскучилась по мне, но что гадать? Пошёл мелкий дождик, и включив сильнее кондиционер в машине, мы поехали ко мне. В магазинчике возле дома приобрели обычную (судя по цене правда — очень хорошую и редкую, которая существует в единичном экземпляре в России) бутылочку вина, легкую закуску и поднялись ко мне. Разговор как-то не особо завязывался у нас. Списав на усталость, решил, что сядем не на кухне, а сразу в постели. К чему нам посредники, в виде кухонного стола и стульев? Нам скорее нужны переговорщики, в виде вина и наших рук. И пока Ольга принимала душ, я нарезал фрукты, сыр, открыл шоколад, включил телевизор — пусть создаёт атмосферу спокойствия и уюта. Вышла Оля. Красивая она какая! Особенно в моей футболке на голое тело! Не худенькая, но стройная. Не полненькая, но есть за что… есть что погладить. И на что посмотреть.

— Мы что, не на кухне сядем? Я проголодалась. — Она выглядела расстроенной.

— Солнышко, всё, что есть у меня — все на подносе. Правда из мясного — только нарезка. Но чем богаты. Остальное надо готовить. И если надо, я готов для тебя на подвиги. А если не надо, то не готов…

Она пожала плечиками и уселась в кровати, поставив себе поднос на колени и облокотившись на спинку кровати. Я устроился рядом. Так мы часто проводили вместе время. Кино, секс, разговоры, массажики, поговорить, ещё секс и спать. Конечно, не только в постели нравилось быть вместе, но и просто гулять вместе. Но чаще всего, всё-таки именно так. Вот и сейчас немного выпили (за здоровье всех обездоленных метисов Арктики, без тоста что за питьё). Ольга с аппетитом закусывала, даже залюбовался ей. Вы замечали, как приятно смотреть на близкого человека, когда он ест? А когда в постели, белоснежные зубки вгрызаются в сочную мякоть персика, и мелкие капельки сока попадают на ее пухлые губки… Она машинально слизывает их язычком, увлеченно смотря в экран телевизора… И продолжает показывать зубки, откусывая кусочек за кусочком от спелого персика. Я наблюдал это действо всего пару минут, и, не контролируя свои действия, пододвинулся к ней ближе, и правая рука начала под одеялом гладить её животик. Осторожно и бессознательно… Но когда я понял, что хочу её прямо сейчас и немедленно, движения приобрели более целенаправленное направление, и она (рука то бишь) стала двигаться всё быстрее и увереннее. Какое-то время Оля не замечала ничего, по-видимому, желание кушать и очередной сериал поглотил её разум. А вот тело… оно едва заметно начало откликаться моим ласкам. Совсем немного, но я очень хорошо знал его. И тогда моя рука опустилась чуть ниже, и не останавливаясь, перешла с животика на ножки, и затем обратно. И когда она удивленно на меня посмотрела, а я, наклонившись, поцеловал её грудь, прямо через футболку. И сразу ощутил её затвердевший сосочек… И как удивлённый взгляд становится затуманенным… Я поднял быстро футболку и взял сосочек губами. А когда она прижала мою голову к себе, я просто потерял чувство времени и задохнулся от желания! И насколько смог пропустил сосок в себя — лаская его язычком! И пальчиками ласкал другую грудь, животик… Стал гладить её ножки, чувствуя, как она мне их подставляет в нетерпении. А ещё через минуту раздвинул её ножки и ощутил её жар! Она застонала и отпустила меня, подняв руки над головой! Она отдала инициативу в мои руки, отдаваясь вся, желая только одного — продолжения! Я поцеловал её губы, мокрые от сока и такие желанные, продолжая ласкать её пальчиками, чувствуя как она желает меня. Но наверное, мы оба не хотели долгих ласк и прелюдий, и я вошел в неё, держа ее руки, заведя их над головой и прижимая к кровати! Мы замерли на миг оба, ощущая близость тел и страсть, которая толкала нас друг к другу! Я ощущал желание разорвать её, обладать и властвовать над ней! А она — покорность мне, когда от её желания уже ничего совершенно не зависит! А ещё — сумасшедшее желание отдаться мне! Быть просто Моей, вверяя полностью себя мне. И когда я начал осторожно двигаться, она чуть застонала. Это — как первый комочек снега в лавине… с каждой секундой он становился громче! Я двигался не быстро, насколько мог себя сдерживать! Но с каждым мгновением чуть-чуть быстрее! Оля закрыла глаза, отпустив реальность. Её тело выгнулось навстречу мне. А руки пытались бессознательно освободиться! Мои движения становились всё быстрее и сильнее, чувствуя, как она желает меня, приближаясь всё ближе к финалу… И вдруг она закричала от горячей волны, которая накрыла её с головой! Я замер, ощущая жар внутри неё, и как она меня там сжимает! Я вошел в неё как мог глубже и прижал всем телом! И мне это не легко удавалось, так как её тело жило само собой! Отдельно от её сознания, которое тоже было сейчас далеко. А когда она немного пришла в себя — я продолжил! Уже не сдерживая себя, освобождая свою животную страсть и желание. А желание было только одно — обладать ею! Через время почувствовал, что она тоже уже на грани, уже даже не пытаясь освободить руки, приоткрыла ротик в беззвучном крике… И когда почувствовала, как горячий фонтан врывается в неё, заполняя полностью, закричала! И я не мог остановиться… ещё сделал несколько сильных движений… И замер в ней! Чувствуя наслаждение от слияния тел, душ, жидкостей… всего! Мы наслаждались друг другом, и, наверное, по интимности, эти мгновения были не менее приятны, чем секс. Оля понемногу успокоилась, и взгляд приобрел осмысленность. Я нежно поцеловал её, и лег рядом. Мы несколько минут ещё молчали. Она, прислушиваясь к своим ощущениям, я — просто гладил её. Никаких отголосков секса я уже не ощущал. Но вот послевкусие было приятным и спокойным, и хотел, чтобы она это почувствовала…

Не люблю выражение — «заниматься любовью». Даже не так — Оно меня бесит! Это как, интересно? В момент соития говорить о чувствах друг другу? Спрашивать каждые пять минут — «а как ты хочешь», когда страсть застилает разум?! Улыбаться партнеру, в момент оргазма? Убеждать его в своей любви, двигаясь в такт её любимой песне?! Бред! Я знаю точно, что если девушка в сексе в состоянии говорить, и даже думать! о чувствах — её партнер никакой в сексе! Или она бревно! Или оба молодцы — но они совершенно не подходят друг другу. Никак! И у них может быть только платоническая любовь, а секс просто противопоказан! Секс должен быть безумным и не допускать никаких других желаний и чувств, кроме страсти и желания! А вот достичь такого состояния с нелюбимым партнером очень сложно! Как минимум должна быть сильные чувства! До секса, и после. Но никак не вовремя (и тем более не «вместо»). Хотя, мы по-видимому, являли собой как раз исключение из правил. Нам было хорошо в постели, но долго вместе мы быть не могли. Нам было скучно друг с другом. Она была спокойной и мягкой домашней кошечкой, причём совсем без коготков и желания лазать по деревьям. Я хоть и любил размеренный образ жизни, но иногда хотелось такого… эдакого. Просто долго лежать в постели и смотреть телевизор было слишком тяжело для меня. А ей не понять было, как после секса, мне хочется готовить кушать, играть в боулинг или приглашать друзей. Мы были очень привязаны друг к другу, и испытывали самые нежные чувства. Но через несколько часов нам хотелось расстаться. А через день начинали скучать друг по другу снова. И заниматься сексом. Или даже не заниматься — могли просто увидеться на пару часов в парке. И сбить «оскомину» от «скучания» друг за другом. И опять на пару дней жить спокойно самостоятельно, тем не менее ощущение, что мы друг у друга есть, помогало нам жить. Но вот считать, что отношения будут долговременными и «серьезными»… никто из нас не мог.

Оля уже совсем пришла в себя, и более или менее осмысленными глазами смотрела, как я подаю ей кофе. Улыбнулась и взяла чашечку, едва отпила и поставила на тумбочку.

— Ничего не хочу! Хочу только улыбаться и спать. — Она потянулась и сладко повернулась на бочок.

— А чего взяла кофе то? Раз не хочешь? — Я устроился сзади, обняв и прижавшись к ней.

— Ага, а в следующий раз ты подумаешь, что не хочу и не принесёшь… — она зевнула и засыпая еле слышно говорила — Так что приходиться делать над собой усилие и делать глоточек. С Вами мужчинами по-другому нельзя, надо осторожно приручать, прививая безусловные рефлексы и нужные нам привычки. Имей в виду, когда со мной расстанешься. — Слова доносились все тише — Погладь мне шейку. И дай минут 15 отдохнуть.

Я устроился поудобнее для «глажки» её, но по-видимому долго, так как едва приступил к действу, я услышал её ровное дыхание. — Уже спит! — Вот чему я завидовал всегда. Умению мгновенно засыпать, когда она этого хочет. А ещё делать неожиданные выводы. Как, например, сейчас. Она всерьез сказала, что делала над собой усилия и пила кофе сейчас. Какая она умничка, оказывается! А то, что я его варил ей, подскочив с теплой постели, ничего?! Никаких усилий мне это не стоит? Интересный взгляд на вещи! Это иногда возмущало, когда она не замечает, как я стараюсь за ней ухаживать. А иногда просто умиляло! Всё-таки домашняя «кошечка», она такая… Нежная и непосредственная. Которую можно обнять и, закрыв глазки, тоже отправиться вслед за ней. В царство… — эээ… ну, как его (я даже приоткрыл глаза, вспоминая) этого… мать вашу… О! … Морфея! — И довольный собой, что вспомнил, тоже стал засыпать.

Проснулся и долго не мог понять — утро уже или всё-таки ночь? Осторожно посмотрел на часы. Оказалось, ещё даже не «завтра», а всего 23—30. Разбудил Ольгу, которая тоже не сразу пришла в себя. Осознав, сколько времени мы проспали, быстро стала собираться. Какое-то печальное действо — время расставания. Когда впереди ничего, а только ожидание следующей встречи. И как бы встречи ни были прекрасны — будоражащие и страстные, но всё же это все-равно было сейчас слабым утешением. Надо расставаться, говорить ни о чём, и на уши давит тишина расставания. Даже если работает телевизор. Наверное, именно поэтому, мне нравится, когда она остается спать. Ощущения, когда просыпаешься утром совсем другие, а так… Мы вместе спустились, и я отвез её домой (можно было вызвать такси, но видя, какая она сонно-усталая не решился предложить).

— До завтра. Рад, что ты приехала сегодня ко мне.

— Скорее всего, увидимся только через неделю. Работы много, да и обещала сыну в кино сходить. Не скучай. И я постараюсь не сильно.

Она быстро вышла, всё же успев поцеловать меня в щечку. Чего это она такая? Как будто было сегодня плохо нам. Но мысли были уже про Олега. Что-то не звонит мне… Я набрал его, но телефон бы отключен. Позвонить его жене помешало позднее время. Ну, вдруг он уже дома? Или она спит, а потом не уснет из-за тревог за мужа. Я забрался в постель и быстро уснул, фантазируя, что мне скоро попадётся отличный заказ, и я буду тратить деньги налево и направо… А самое главное — не буду нервничать ни по какому поводу и высплюсь. Причём несколько раз.

День второй

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 607