электронная
126 100
печатная A5
322
18+
Шаг до пропасти
20%скидка

Бесплатный фрагмент - Шаг до пропасти

Объем:
158 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9597-0
электронная
от 126 100
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается моему двоюродному брату Зайцеву Всеволоду (от Виктора Брайна)

Посвящается Комарицыной Екатерине (от Элизабет Джонс)

Глава 1. Звонок

Бетанни

Иногда я люблю мечтать, лёжа в кровати и укутавшись в махровый плед. Я была как она — беззаботным, легкомысленным подростком, не имеющим определённых целей в жизни, но почему-то все время куда-то спешила. Я никогда не могла усидеть на месте.

Сегодня я поняла, что мы совершенно разные. Закрываю глаза. Сон.

Слепит солнце. Уже во сне закрываю глаза. Вода по горло. Вокруг слышу голоса десятков людей, а Сара плывет рядом. Открываю один глаз. Вижу её каштановые волосы, которые расплываются по воде, как водоросли. Она всплывает. Хватает меня за шею, пытаясь утопить. Смеюсь. Сопротивляюсь, брызгаюсь в разные стороны. Смех. Помню её милый, звонкий смех, разносившийся повсюду. Это сон? Воспоминание? Пытаюсь вспомнить этот момент из моей жизни, это странно, не так ли?

На сонный ум ничего не приходит. Я продолжаю смотреть это кино.

— Сара, прекращай. — говорю ей, продолжая уворачиваться от брызгов воды. — Пошли на берег, я устала плавать.

Сара меня услышала. Нырнув в воду, уже через несколько секунд она стояла на песке и грелась под лучами летнего солнца.

— Ты так долго выходишь на берег, — ухмыляется она.

— Спешка ни к чему, — отвечаю ей.

— Пошли в наш номер? — спрашивает она. Я стою и, недолго думая, выдаю ответ:

— Пошли.

Перед нами высокое здание красного цвета и с большими окнами. Отели в этом месте вполне хорошие и соответствуют всем стандартам.

Пройдясь по песчаному пляжу, мы увидели несколько детей и взрослых. Вокруг отеля посажены самые разнообразные цветы, мини-пальмочки, которые разрослись вдоль всего здания. Мы направились в номер. Внутренняя часть отеля говорила о многом: большая люстра будто из алмазов, пол с блестящей плиткой. Несколько горшков: мини-деревья, лимон и красные розы. Большая круглая лестница, ведущая к этажам с номерами. Я помню до сих пор, как Сара споткнулась о ступеньку и упала на парня, идущего нам навстречу.

Зайдя в номер, я не удивилась скоплению вещей на кровати, разбросанным журналам, новым плакатам, CD дискам кантри-исполнителей. Мы с Сарой слушаем кантри, и мне кажется, сейчас это единственное, что есть у нас общего. Хотя я не видела её два года, все равно её люблю. Скучаю по ней и надеюсь встретиться в ближайшее время. Это должно случиться.

Я подошла к коробке с солнцезащитными очками, взяла синие, маленькую лопатку. В этот момент Сара начала смеяться.

— Чего смешного? — спрашиваю я.

— Ты только не заплачь, — она подошла ко мне, — Будешь играть в песочке?

— Нет, я буду строить замок, — отвечаю гордо, — Будешь со мной?

Сара немного подумала и неохотно согласилась. Она была старше меня на три года, в то лето ей было четырнадцать.

— Ладно, пошли. — Она открыла дверь и ждала, пока я покину номер. — Скоро мама вернется. — предупредила она меня. — Так что давай недолго.

Дойдя до пляжа, я села рядом с зонтом. Сара расположилась поблизости. Она читала новый журнал о моде, а я упорно трудилась над своим королевством. Построив две башни, и главное здание, вскоре возвела стены. Замок был готов. Теперь я выкопала ров и залила его водой, но вода тут же впиталась в песок. Побежала к морю и снова налила воды в ров, но ничего не вышло. Проходящий мимо мальчик смотрит на меня. Он идет мне навстречу, и я улыбнулась ему.

— Привет, — говорю я, жутко смущаясь, но мальчик ничего не отвечает, он улыбается, подбегает к моему замку и начинает его топтать.

— ПРЕКРАТИ!!! — умоляю я.

Он продолжает крушить замок, я начинаю его толкать и в итоге сама падаю на свою сестру. Та начинает на меня кричать:

— Бетанни, слезь с меня! — она бьет меня журналом, а я смотрю на этого мальчишку, который, сломав мою крепость, убегает, исчезая в толпе взрослых.

— Прости, сестра… — выдавливаю я из себя и начинаю плакать.

— Эй, пошли отсюда.

Она обнимает меня и подаёт очки и лопатку. Мы возвращаемся в номер.

Мама домой не вернулась. Мы ждали её несколько часов.

Вскоре, не дождавшись её прихода, легли спать.

Сара спала рядом со мной, и у неё было такое же плохое предчувствие.

Встав рано утром с кровати, я увидела, как Сара сидит на стуле, смотря на дверь, ожидая звонка.

Я подошла к ней и обняла её.

Раздался звонок.

Сара высвободилась из моих объятий и пошла к двери. Взглянув в глазок, она увидела женщину. Открыла дверь.

— Девочки! — обрадовалась Элайза, увидев своих дочерей.

— Мамочка! — я и Сара побежали в объятия мамы.

Она сняла свою летнюю шляпу.

— Простите, что не вернулась вчера. — сказала она. — Больше такого не повторится.

***

И снова раздался звонок в дверь.

Я открываю глаза. Звонят долго, упорно. Встаю с кровати, накидываю на плечи зеленый халат, смотрю в глазок. Вижу офицера полиции.

Открываю дверь.

— Добрый вечер. Чем могу помочь в столь позднее время? — спрашиваю я дрожащим от холода голосом.

— Бетанни Холл? — спрашивает офицер.

— Да. — отвечаю я.

— Я должен передать вам печальную весть. — Говорит он, снимая шляпу с головы. — Ваша сестра погибла. Причину смерти мы пока не можем установить.

— ЧТО? КАК? ПОЧЕМУ? — начинает кружиться голова.

Опускаюсь на корточки, закрываю лицо руками, слезы льются из глаз, но их невозможно остановить. Полицейский стоит у порога.

— Вам плохо? — Он садиться на пол рядом со мной и одной рукой обнимает за плечи.

— Простите. — Я стараюсь не поднимать на него свои глаз.

— Извините, но я должен был сообщить вам эту ужасную весть. — Он отстраняется от меня. — Найден паспорт на имя Сары Холл, двадцати шести лет.

Я почти не слышу, что он говорит, и не пытаюсь вникнуть в подробности её смерти.

— Её тело было найдено в лесу у подножия горных цепей, а именно у горы Форбс.

— Но что она там делала? — перебиваю его я.

— А вы что, не знаете? Вы не знаете, что она там делала? — спрашивает он.

— Нет, я ничего не знаю. — Я вытираю слезы.

Я вспоминаю день, когда я, Сара и мама поехали на Ниагарский водопад. Я с удивление смотрела, как березовая вода, камнем вниз летела, разбиваясь о скалы, и снова летя в низ, достигая в конечный базис эрозии.

— Я должна опознать тело? — спрашиваю я, содрогаясь всем телом при одной только мысли об этом.

— Да, на этой неделе я позвоню вам. — он протягивает мне свою визитку.

— Спасибо за информацию. — вставая с холодного пола, произношу я.

— Извините ещё раз, мне ужасно неудобно сообщать вам такую новость, простите. — он вышел из дома.

— Все в порядке… — вытираю наступавшую слезу.

— До свидания! — говорит он, и я закрываю за ним входную дверь

Я не могу в это поверить. Почему она? Почему это произошло именно с ней? На этот вопрос у меня не было ответа, и я пообещала себе, что обязательно узнаю причину её гибели.

Глава 2. Воспоминания

В последние годы наши отношения были напряжены до предела. Мы без конца спорили, ссорились и редко соглашались друг с другом. После смерти мамы мы совершенно перестали общаться. Сара не шла на контакт.

Когда офицер полиции спросил меня о том, что она делала на горе, я ничего не знала, и мне стало неловко. Я не интересовалась, где она, с кем. Обрела ли своё счастье? Мы два совершенно разных человека. Две совершенно разные судьбы.

Сейчас я сижу за столом и пью горячий черный чай, мои руки дрожат. Мне тяжело дышать. Последний раз со мной такое было в девятнадцать лет, когда наша мама разбилась на машине, но тогда рядом была Сара, хотя мы и начали отдаляться друг от друга. Сейчас её не стало. Мне так жаль, что мы не общались. Вернуть бы все назад. Но как? На этот вопрос нет ответа.

Выпив горячий чай и успокоив нервы, легла спать, так как очень сильно устала. Завтра будет тяжелый день.

Раннее утро.

Я лежу на мягкой двуспальной кровати. Моя комната средних размеров, нежные пастельные цвета украшают её. Рядом с кроватью маленький комод, на нём ваза с искусственной красной розой, которую подарила мама. Рядом со мной спит моя кошка Эли, которую подарила моя сестра на моё шестнадцатилетние. Я встаю с кровати, и Эли выбегает из комнаты, направляясь, как всегда, на кухню, ждать, когда я покормлю её. Заправив постель, пошла насыпать корм в миску и, наложив еду, направилась в душ.

Оставшись наедине с мыслями, я начала понимать, какого это быть разбитым.

Выйдя из душа, услышала звонок. Я беру телефон.

— Да?

— Бетанни Холл? — спрашивает грубый мужской голос.

— Да, а кто это?

— Это Джек, я вчера у вас был.

— Откуда у вас мой номер? — задаю вопрос.

— Я же полицейский. — отвечает он.

— Вы что-то хотели?

— Приходите сегодня в четыре часа в полицейский участок. Вас пропустят.

— Я буду. — говорю я.

— Жду вас, до встречи!

Отбой. Я положила телефон на тумбочку.

Надела легкое летнее платье, которое подарила Сара три года назад. Я его так и не надевала, считая, что оно мне не идет. Но после потери сестры я поняла, что даже этот каштановый цвет будет напоминать мне о её волосах. Я очень боюсь увидеть её, но хочу. Хочу сама лично убедиться в том, что она умерла, а вдруг это не моя сестра?

Вышла на улицу. К моему удивлению, темные тучи закрывали солнце. Кажется, будет дождь.

***

— Бетанни, кажется, будет дождь. — говорит сестра. — Может, забежим в кафешку?

— Да, давай. — Говорю я, и мы идем в «Chipotle Mexocan Grill».

В заведении мы сели около окна. Это было наше любимое место в этом кафе. Сколько времени мы здесь провели!

— Сара, смотри! — показываю я пальцем. — Это твои друзья? — спрашиваю старшую сестру.

— Черт, да! — удивляется она. — Фелисити! Скотт! Вера! Дженни! — Сара бежит к своим друзьям.

Мы живем в Канаде, в городе Торонто.

Кафе сразу наполнилось смехом, когда мы впятером сели за стол.

Я улыбаюсь и в то же время стесняюсь. Её друзья на несколько лет старше меня, и находиться в их обществе мне жутко неловко, но это чувство сразу исчезло, когда я заказала латте. Ко мне подсаживается Фелисити.

— Привет. — она широко улыбается, у неё есть ямочки. Я влюбилась. — Тебя зовут Бетанни, верно?

— Да. — отвечаю я и тоже приветливо улыбаюсь.

— А сколько тебе лет? — спрашивает блондинка.

— Мне шестнадцать. — отвечаю я. — А тебе?

— Девятнадцать. — она обнимает меня. — Ты классная, надеюсь, ещё когда-нибудь увидимся, было здорово тебя встретить. Сара много про тебя рассказывала. — Она отворачивается от меня и смотрит на своих друзей.

— Ребят, мне надо идти! — сказала она всем.

— Я с тобой, — говорит Скотт Элайд, с длинными волосами и карими глазами. — Пока, ребят.

Дженни сфотографировала нас, подошла и показала фотографию, где она в шестнадцать лет, катается на скейте.

Вскоре она обняла меня и убежала за Скоттом.

Я подсаживаюсь к Вере, которая сидит и загадочно улыбается. Девушка азиатской внешности кажется очень милой. Сара многое про неё говорила, особенно про то, как она вела себя на уроках математики. Вера кричала на весь класс и говорила, что получит один или два балла, в итоге постоянно получала либо десять, либо восемь.

— Бетанни, тебе звонят! — говорит Сара.

***

Девушка, вам звонят! — говорит проходящий мимо мужчина.

Отвечаю.

— Том?

— Привет, как ты? — спрашивает Том.

— Я пока не знаю, давай поговорим чуть позже.

— Хорошо. — отвечает он.

Отбой. Я убираю телефон в сумочку. Иду в кофейню, где мы часто бывали с Сарой.

Открываю дверь. Кафе ничуть не изменилось, только окон стало больше. Прибавилось несколько столиков, но я все равно села там, где всегда была со своей сестрой.

Усевшись за деревянный стол, я сняла сумку с плеча. Ко мне подошла официантка, и я заказала черный чай. Я люблю его резкий аромат, особенно, когда чаинки погружаются на дно чашки.

Смотрю, что происходит за окном, и жду, когда начнется дождь, и стоило мне только подумать об этом, как первые капли ударились о стекло. Сверкнула молния, а через несколько секунд вдалеке пророкотал гром, предупреждая, что сейчас будет сильный ливень. Я продолжаю смотреть на эту удивительную картину. Многие люди боятся молний, но уж точно не я. Я люблю этот яркий, но в то же время недолгий свет. Люблю запах после дождя, когда вокруг все сыро, но все равно предпочитаю жаркое, пламенное солнце.

Когда идет дождь, я всегда думаю о том, что каждая капля — это жизнь человека, и как только она касается земли, её жизнь подходит к концу. Неужели и жизнь моей любимой сестры тоже подошла к концу. Как можно с этим смириться?

Капель уже так много, что они сливаются в сплошные потоки. Уже льёт как из ведра. Я наблюдаю. Он начинает медленно ослабевать. Вскоре дождь и вовсе прекратился.

Выпив свой чай, я выхожу на улицу. Пыль осела на землю. Пахнет озоном. Превосходно. Уже три часа и тридцать минут. Я направляюсь в отделение полиции. Иду вдоль улицы «Бай ЭСТ», поворачиваю направо, и, пройдясь по зеленной аллее, дохожу до отделения полиции.

Мои руки дрожат. Я с трудом нажимаю на звонок.

— Кто это? — спрашивает мужчина.

— Это… — мой голос дрожит. — Это…

— Говорите!

— Бетанни Холл, пришла опознать…

Я замолчала, и дверь открылась.

Меня встречают двое охранников. Я отдаю им сумку. Дальше меня провожает до морга полицейский по имени Блэйк. Мы приближаемся к железной двери. Впереди стоит Джек. Сердце быстро бьется. Ощущение, что оно сейчас выпрыгнет.

Мы зашли, и я увидела, как на операционном столе кто-то лежит. Безжизненное тело было накрыто простыней.

— Господи. — рукой закрываю свой рот. Руки трясутся ещё сильней. Я убираю простыню и вижу её прекрасное личико.

Я смотрю на её закрытые глаза. Ресницы были накрашены. Господи, как это мило, она всегда красила ресницы, говоря, что их не видно. Текли ли из глаз соленые слезы? Или, наоборот, вокруг глаз образовались крошечные морщинки от улыбки. И тут я снова вспоминаю её звонкий смех. О боже, девочка, неужели это и вправду ты? Я до сих пор не верю в произошедшее. Как будто я касаюсь другого, совершенно незнакомого мне человека. Она так изменилась, её каштановые волосы были осветлены до пшеничного оттенка.

Я встаю на колени.

— Боже, прости, прости меня, пожалуйста, — шепчу я.

Слезы заполняют глаза. И теперь я вижу смутно. Я беру её за руку. Она такая холодная.

— Бетанни, нам кажется, что ей надоело жить.

— В смысле? — спрашиваю его я дрожащим голосом.

— Ну, скорее всего, она прыгнула оттуда сама, — говорит он.

— Что вы имеете в виду, офицер? — Встаю с колен и смотрю на него красными от слез глазами.

— Она прыгнула по своей воле, — повторил он.

— Нет! Я в это не верю. — Вытираю слезы.

— Но вы сами сказали, что не виделись с ней два года, — сказал он. — Все-таки возможно, что она покончила жизнь самоубийством. И тут нечего выяснять.

— НЕТ, ВЫ НЕПРАВЫ! — кричу я, подбегая к нему, и начинаю бить его кулаками что есть силы, но сил уже не было, он просто обнял меня, а я рыдала. Слезы начали падать на его форму, он вывел меня из морга, и я, грустная, сломленная, разбитая, покинула полицейское отделение.

Я вышла. На улице много людей, все они спешат домой, наверное, чтобы быстрей встретиться со своими родными, чтобы хорошо провести время.

Я иду. В моих глазах все ещё стоят слезы. Яркие части велосипедов, и вывески модных бутиков превращаются для меня в разноцветную рябь. Все спешат, а время идет. Я останавливаюсь посреди тротуара. Люди обходят меня справа, слева, идут мне навстречу. Оборачиваются. Я продолжаю стоять со слезами на глазах, преграждая всем дорогу, но никто не просит меня отойти. Я не знаю, сколько простояла там, и сколько простою ещё.

Её больше никогда не будет в моей жизни. Мы больше никогда не сможем посидеть на кровати поздней ночью, послушать пластинки кантри-исполнителей. Посмеяться. Развлечься. Вместе помечтать. Поплакать. Я никогда не смогу положить голову на её плечо, а она на моё. Я никогда больше не почувствую запах её духов с ванилью. Наконец я начинаю делать маленькие, но ещё неуверенные шаги. Я иду, но не знаю куда, я потеряна. Я запуталась, и куда иду, уже не имеет значения. Время не имеет значения. Сама жизнь потеряла смысл. Но все-таки по воле случая или судьбы, я возвращаюсь в наше с Сарой любимое кафе. К сожалению, наш столик у окна уже занят. Одних людей сменяют другие. Мне приходится сесть за столик напротив и наблюдать за счастливой парочкой влюбленных подростков.

Глава 3. Луч надежды

Я продолжаю смотреть на эту парочку, и вдруг на меня подул ветерок. Я обернулась, и увидела, как невысокая красивая девушка азиатской внешности входит в кафе и стремительно идет в мою сторону. У неё очень милая улыбка, но она мне никого не напоминала.

Она доходит до меня, смотрит, улыбается.

— Бет… — подходит ближе. — Бетанни?

— Вера? — вспоминаю я.

— Да. — она садится рядом, хотя я ей и не предлагала, но мне сейчас одиноко, поэтому я не стала её прогонять.

— Привет, как твои дела? — спрашиваю я, улыбаясь, не подавая вида, что мне жутко грустно, что я подавлена и сломлена.

— Все отлично, как сама? Как Сара? — после упоминания её имени я почувствовала сильную душевную боль. Из глаз выступают слезы, она смотрит на меня и продолжает. — Бетанни, что случилось?

Теперь слезы льются ручьями, капая с моего подбородка на платье, подаренное сестрой.

— Она… — начинаю я. — Она мертва.

— Что? Как? — она испуганно смотрит, и теперь уже обнимает меня своими хрупкими руками. Я чувствую запах её духов. Ванильные. Я почувствовала её первую слезу на своей шее.

— Я.… Все хорошо. — отвечаю дрожащим голосом.

— Как? — спрашивает она, и я сразу поняла, о чем.

— Спрыгнула с горы. — она отпускает меня и смотрит своими разбитыми глазами.

— Почему? Зачем?

— В полиции говорят, что она покончила с собой, и тут нечего расследовать. — Я делаю глоток чая, который принес официант.

— Когда я в последний раз общалась с ней, она сказала, что стала много путешествовать. Всё началось, когда она поехала в Веллингтон. — она вытерла слезы и сделала глоток из моей чашки. Я была не против, потому что слушала, как она рассказывала мне, чем занималась моя сестра в течение двух последних лет. — Ей очень понравилось путешествовать, и она ездила с неким Эдом.

— Эдом? — спрашиваю я.

— Да, я его никогда не видела, но она была точно в него влюблена. — она придвинулась поближе. — После путешествия в Новую Зеландию она сказала, что в течение трех месяцев будет готовиться к походу по нашей Канадской горной цепи.

— А может, она поскользнулась, и это был несчастный случай? — я беру её за руку, ожидая ответа, я хочу верить, что это случайность.

— С ней был Эд, я не буду говорить то, в чем не уверена, но мне кажется, что он её столкнул намеренно, это была его идея пойти в поход в горы. — она встала. — Не бери в голову мои предположения, организуй достойные похороны, я буду на них обязательно. Ты не против, если я сообщу своим друзьям столь ужасную новость? — Она достает телефон из сумки. — Береги себя. — Выходит из-за стола и покидает заведение.

Через пять минут, наконец допив свой чай, я выхожу из-за стола и покидаю кафе. Иду по улице и захожу в метрополитен. Станция Дандас.

Еду до станции Музеум. Выхожу и иду по улице Чарлиз-стрит. Прохожу мимо «Korean Pagoda». На улице стало темно. Невысокие дома стоят рядом с дорогой. И снова на меня нахлынула волна грустных мыслей и воспоминаний. Поворачиваю налево и шагаю по улице Сейнт-Томас-стрит. Думаю о сегодняшнем дне. Время быстро подошло к шести часам вечера, и я это заметила только по фонарям, которые потихоньку стали зажигаться вдоль дорог. Людей на улице все больше. Все возвращаются домой. Я останавливаюсь, так как мне кто-то звонит. Достаю из сумки телефон. Том. Отвечаю.

— Чего тебе, Том?

— Привет, Бетанни, не хочешь завтра увидеться? — его голос был такой нежный и добрый.

— Прости, но на этой неделе я точно не смогу с тобой встретиться.

— Почему?

— Я тебе все потом расскажу. — говорю я.

— Хорошо.

— Все, пока. — сказала я с грустью.

Я убираю телефон обратно в сумку. Продолжаю идти по темной улице, и пройдя через дорогу, уже поворачиваю налево и вижу свой дом. Войдя, я вспоминаю, что в доме нет света. Меня это совсем не удивило. Сняв обувь, я направилась на свою любимую кухню. Любимая потому, что она вся синего цвета, а это мой любимый цвет. Но теперь кухня стало местом воспоминаний. Здесь мы с мамой любили готовить.

Заварила себе чай, но из-за грустных мыслей просто не могла его пить. Так и оставив его на столе, пошла в спальню.

Даже не сняв платье, направилась в постель. Закрыла глаза. Я уже не испытываю сильной скорби. Скорее всего, я начинаю привыкать к смертям своих любимых людей.

Утро. Раздается звонок телефона, и я вздрагиваю от громкости. Машинально бросаю взгляд на электронные часы, стоящие на прикроватной тумбочке. 9:40. Я смотрю на дисплей вибрирующего в моей ладони телефона. Это был Джек.

— Да?

— Доброе утро, Бетанни. — молчит. — Извините за мой столь ранний звонок. Мы должны встретиться сегодня. Не могли бы вы подойди в отдел днем? Нам нужно кое-что обсудить.

— Да, конечно, — неохотно отвечаю я.

— До встречи. — говорит Джек и отключается.

Я надеваю свои мягкие тигровые тапочки, но опять путаю их. Наконец встаю с кровати и иду в ванную. Я до сих пор в платье. Собираю волосы в высокий хвост. Смотрю в зеркало. Я стала выглядеть хуже. Под глазами мешки. Лицо исхудало. За последние два дня я толком ничего не ела, только пила чай.

Подхожу к ванной, включаю кран. Вода набирается. Залезаю в ванную. Ложусь. Я пытаюсь расслабиться и смыть с себя воспоминания о Саре, накрытой простыней.

Думаю о Вере. Я не записала её номер. Интересно, встречусь ли я с ней ещё раз?

Выйдя из ванной, оборачиваюсь в полотенце. И направляюсь на кухню. Холодильник пуст. Как я до такого дожила? Чтобы в холодильнике ничего не было. Хочется есть, живот урчит. Я ухожу с кухни и иду в гостиную. Натягиваю длинную салатовую юбку, бежевую футболку. Подхожу к двери. Надеваю сандалии. Выхожу на улицу, закрываю дверь.

Прохожу мимо ТЦ Шанель. И направляюсь к станции метрополитена «ВАУ». Зайдя в метро и усевшись в вагон, еду прямиком до станции Колледж. Выхожу из метро, и по прямой дохожу до полиции Торонто.

Меня пропускают, снова забирают сумку. Ко мне подходит Джек и говорит, чтобы я зашла в его кабинет. Я так и делаю. Усаживаюсь около его рабочего стола. Жду его прихода.

Дверь скрипит и открывается. Он входит и говорит:

— Привет, давай сразу к делу? — смотрит на бумаги, которые у него в руках.

— Да. — отвечаю я.

— Вчера вечером к нам пришел парень. Он сказал, что был с Сарой в тот день на горе. Он утверждает, что не убивал её. Это мы сразу осознали, т.к. на теле Сары не было следов насилия.

— Так? — слушаю внимательно.

— Может, Вы расспросите его сами?

— Я подумаю об этом. — сказала я, вставая со стула. — Я позвоню.

— Буду ждать вашего звонка.

«Неужели нельзя было сказать это по телефону?» — подумала я, открывая дверь.

Возвращаясь в свой район Йорквилл, я решила не идти домой, а пошла в парк «Виллидж оф Йорквилл».

Виднелись темно-зеленые кроны деревьев, которые буквально тянулись к небесам. Каждый листочек будто разговаривал со мной.

Я села на скамейку и начала думать об этом парне. Его имя я так и не узнала, видимо забыла спросить. Я вспомнила Сару, как она лежала на том столе, в дневном свете. Слезы выступили из глаз.

Проходящая мимо девушка остановилась и посмотрела на меня, а я посмотрела на неё. Очередная блондинка в легком летнем платье. Наверное, сейчас уйдет, но я ошиблась, и она села рядом.

— Я тоже люблю здесь грустить. Последние четыре месяца я тут всегда сидела. — она смотрит на меня и улыбается. Она мне понравилась.

— Понимаю. — отвечаю я.

— Чего грустишь? — спрашивает блондинка.

— Неважно.

— Давай сходим в ресторан, и за чашечкой ягодного чая ты мне все расскажешь. — Я удивилась, что ей нравится ягодный чай. В скором времени я соглашаюсь на её предложение.

— Да. — я встала и поблагодарила её. — Спасибо.

— Не надо благодарить. — Она берет мою сумку из рук, и несет её сама. У меня складывается ощущение, что я её знаю уже несколько лет, но это не так. Сейчас убежит с моими вещами, и, если так случится, я не побегу за ней.

Решив немного сократить путь, мы прошли через парк, он оказался совсем небольшим, в середине был фонтан, между деревьев пара лавочек, большие цветочные клумбы. Маленькие цветочки грелись и наслаждались летом.

Пройдя парк, мы вышли к дороге.

— Пошли в ресторан Хемингуэя? — она улыбается, словно не видит мою грусть.

— Пошли. — Я начала всматриваться в её карие глаза.

— У тебя красивый цвет глаз. — улыбается снова. — Зеленый.

— Спасибо. — Я улыбаюсь. — Как тебя зовут?

— Ой, прости, мы же не познакомились. Я Илона Хеленг.

— Я Бетанни Холл.

Она отдает мне мою сумку.

Мы дошли до ресторана. Черные стены и большие окна. Мы уселись возле окна.

— Что хочешь? — спрашивает она меня.

— Закажи на свой вкус. Я ем все. — Естественно, я все не ем, но мне интересно, что она выберет.

Она заказала себе и мне зеленый цитрусовый чай и немного сырной картошки. Этот ресторан мне больше напоминает забегаловку.

— Так почему ты сидела одна и грустила в парке? — спрашивает она, и я начинаю ей рассказывать.

— Мою сестру нашли мертвой у горы Форбс. Полиция утверждает, что это самоубийство. — я сказала это человеку, которого вижу в первый раз в своей жизни. — Сегодня я была в полиции, и мне рассказали, что с ней был какой-то парень, мне предложили с ним поговорить. Я сказала, что подумаю и перезвоню, если решусь.

— Какой она была? — спрашивает Илона.

— Она… — пытаюсь вспомнить её так, чтобы она меня поняла. — Мы… Не знаю как начать. С самого детства мы росли вместе, понимали друг друга и всегда поддерживали. Но в подростковом возрасте мы стали разными и все больше и больше стали расходиться во мнениях. Даже, например, взять нашу мать. Её звали Элайза. Когда мне было девятнадцать лет, Саре было уже двадцать два года. Мама погибла в автокатастрофе ей было сорок три. И ровно через год мы перестаем общаться. Сара замыкается в себе и опускает руки. Я же всегда была рядом с мамой, и после потери мне нужна была моя сестра, но, как я уже сказала, она замкнулась в себе. И я начала её терять. — даю ей осмыслить сказанное. — Я просила её погулять со мной, поговорить, но ответ всегда был один — нет! Сара говорила, что я ходячее напоминание Элайзы. И поэтому, как она сказала, мы перестали общаться, да и я как-то не стала настаивать на общении. В последний год я хотела ей позвонить, но гордость не позволяла. Сара ясно сказала, что не желает слышать меня и видеть. И знаешь, — я делаю глоток чая, — Когда кто-то звонил в дверь, я искренне верила, что сейчас зайдет в дом Сара, и я верну свою старшую сестру.

— Соболезную тебе. — она берет мою руку в свою. — Все будет хорошо, я тебе обещаю. — Илона встает из-за стола. — Не хочешь сегодня переночевать у меня? Я считаю, что тебе нужна поддержка, а мне дома одной скучно, и ты будешь хорошей компанией.

Мы покинули ресторан, и направились к ближайшей станции и, дойдя до «ВАУ», сели в вагон и поехали до станции Патрика. Вышли из метро и направились на улицу «Элизабет-стрит» и, дойдя до улицы «Хаджерман-стрит», зашли в дом Илоны.

Её красный двухэтажный дом напоминал мне тот, где я выросла с Сарой, и поэтому мне снова стало больно. Больно оттого, что где бы, я не была, везде всплывает образ Сары. Но я посмотрела на эту молодую девушку, и грусть исчезла. Она принесла мне плед и мороженое.

— Слушай, а ты смотришь сериалы? — спрашивает она, держа пульт от телевизора. — Давай посмотрим вместе сериал «Супергерл». — Я удивляюсь, ибо Супермен мой любимый герой из вселенной ДС.

— Давай.

Она включает канал «CW».

— Это первый сезон? — спрашиваю я.

— Да.

Я смотрела этот сериал с интересом, потому что главная героиня потеряла всю свою семью — прямо как я. Я смотрю, как из девочки она становится девушкой. Её сестра чуть не погибла, и Супергерл спасает жизнь своей сестры. Я так её понимаю! Если бы я обладала такими силами, я бы тоже смогла спасти свою сестру. Сериал заканчивается.

— Спасибо! — говорю ей я. Уже вечер.

— Слушай, ты бы не могла посидеть дома одна, я иду на свидание. — она улыбается и я вижу её ямочки.

— Да, конечно.

— Можешь выбрать мне платье? — Она подбегает к своему шкафчику с платьями. — Какое? Изысканное пленительное синего цвета шемиз или красная туника?

— Синее. — Я удивляюсь. — Надень ещё серебряные сережки.

— Спасибо. — она подбегает ко мне и обнимает. Я почувствовала внутри тепло. Я засмеялась в первый раз за два дня.

Илона пошла на свидание, а через час вернулась обратно. Она ворвалась в квартиру, швырнула сумку в конец холла и побежала ко мне, не снимая обувь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126 100
печатная A5
от 322