электронная
40
печатная A5
332
18+
Сестра

Бесплатный фрагмент - Сестра


5
Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-3696-5
электронная
от 40
печатная A5
от 332

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Ты мне больше не сестра!

Это были последние слова, которые я сказал своей старшей сестре, когда она уезжала в Америку. В тот день она умерла для меня.

Сестра была старше меня на пять лет, и в детстве эта разница казалась лишь ничего не значащей цифрой — мы вместе играли в машинки, смотрели мультфильмы, гуляли во дворе, убегали от собак… Я никогда не задумывался о том, что она старше меня, и что мои машинки ей не так интересны, как мне, и что постепенно мультфильмы стали для нее смешными, а фильмы, в которых была эта странная любовь, занимают её всё больше. Потом она стала все чаще и чаще появляться дома поздно. Я, конечно, обижался на нее, но это ничего не могло изменить, так как она была взрослой девушкой, а я маленьким мальчишкой. Когда мне было пятнадцать лет, она познакомилась с американцем и через некоторое время сообщила нам, что уезжает с ним в Америку. Вначале родители не хотели ее отпускать, но после того, как познакомились с ее парнем, поняли, что он серьезный, и что его любовь искренняя. Через каких-то десять дней после окончания школы моя сестра собрала все свои вещи и вечером стала прощаться со всеми, так как ее самолет улетал рано утром. В тот вечер я и крикнул ей те самые последние слова, после которых у меня не стало сестры.

Прошло уже много времени, я работал в газете и вел литературную рубрику, в которой публиковались интервью с известными литераторами, автобиографии классиков, а также анонсы о книжных новинках. Время от времени различные издательства при помощи нашей газеты сообщали о конкурсах среди авторов, сроки выходов ожидаемых книг и другую полезную информацию. Несмотря на то, что был знаком со многими издателями и авторами, я все же не решался попросить их издать какую-нибудь из моих книг. Я почему-то боялся, да и написать хотелось что-нибудь такое, что не было бы банальным и надоевшим. Моя жизнь казалась мне скучной и надоевшей: работа — дом — работа и так по кругу. На выходных, правда, выезжали куда-нибудь с друзьями, но это было не часто, так как большинство из них были женаты. Я же был свободен, несмотря на уже недетский возраст — приближалось тридцатилетие. К созданию семьи все было готово — квартира, хоть и не в центре, но большая и уютная, дорогая машина, постоянная работа с приличным окладом и некоторая сумма денег в банке. Но все это не помогало мне найти ту единственную.

О моей сестре почти никто не знал, и все считали, что я был единственным ребенком в семье, так как дома если и стояли семейные фотографии, то на них присутствовал только я один. Фотографии с сестрой я почти все сжег еще в детстве. Пока были живы родители, сестра старалась поддерживать с ними отношения и даже как-то раз пригласила их и меня к себе, но я сделал вид, что очень занят. Мои слова о том, что для меня моя родная сестра умерла, заставляли маму плакать. Когда же родители отошли в иной мир, я даже не оповестил ее об этом, да и кого оповещать, если для меня ее не существовало. Но, скорее всего, она и сама это узнала через знакомых.

Как сказал один мой знакомый, а также психолог по образованию… нет, даже давний друг, знающий историю о моей сестре — я не мог сойтись ни с одной женщиной, потому что в каждой видел свою сестру и ее предательство. Возможно, поэтому все попытки моих знакомых познакомить меня с прекрасной и одинокой девушкой заканчивались провалом — девушки чувствовали мое неприятие женского пола и не стремились сблизиться со мной. Постепенно я свыкся с мыслью о том, что так и умру одиноким, поэтому на предложения друзей познакомиться на свиданиях в слепую или по Интернету отвечал шуточками и махал рукой.

* * *

Выходные выдались на удивление теплыми, что было неожиданно, ведь недавно шли проливные дожди, и метеослужбы пророчили нам холод и снег. Я встал рано утром: на выходных я в основном всегда спал до обеда, однако на этот раз меня пригласил на день рождения один мой знакомый и попросил заехать за ним, так как у него сломалась машина. Оторвавшись от окна и сладко зевнув, я направился в ванную комнату — принять душ, затем пожарил себе яичницу с колбасой и сыром на завтрак, а после этого стал одеваться в ускоренном темпе, так как немного задержался, и мне уже давно нужно было выезжать. Одевался недолго, это раньше, собираясь на мероприятия, принаряжался у зеркала часами и душился дорогими французскими духами, чтобы мгновенно привлечь к себе внимание и произвести приятное впечатление на одиноких девушек, а сейчас для меня это было в прошлом. Облачившись в черный классический костюм, а также надев черный однотонный свитер поверх белоснежной рубашки и черные дорогие туфли, я выскочил из дома.

Автомобиль мой стоял на стоянке в двух кварталах от дома, так как ближе не было свободных парковочных мест не нашлось. Пройти пару километров по такой теплой и солнечной погоде, после почти месяца затяжных дождей, было приятно для души, так и хотелось улыбаться и петь. Бабушки повылезали из своих квартир и стали опять шептаться насчет меня, так как единственной темной фигурой в подъезде был я — не женат, вечно сижу дома, возвращаюсь домой затемно. Большинство из них чистосердечно считали меня маньяком и не раз сообщали об этом в полицию, когда слышали об очередном убийстве и о том, что правоохранительные органы ждут полезную информацию. Поздоровавшись с ними и насвистывая какую-то песенку, я направился к своему автомобилю, временами перепрыгивая через лужи.

Добравшись до машины, я отправился за другом.

Смотря на его жизнь, я всегда радовался тому, что был не женат. А вот он, когда-то успешный «Казанова», не пропускающий ни одной юбки, самый популярный парень в школе и университете, превратился в семьянина, встречающегося с друзьями раз в год. Человек, побывавший почти в каждой стране мира по причине того, что был летчиком, превратился в преподавателя школы для юных авиаторов. В общем, он стал тем, в кого всегда боялся превратиться.

Теплая погода оживила не только людей, но и пробки, которые снова стали такими, что в них можно было спать, не боясь того, что впереди стоящий автомобиль за ближайший час двинется хотя бы на пару метров. К счастью, я знал несколько объездных дорог и поэтому попал всего-навсего в небольшой затор, быстро исчезнувший. К дому друга я подъехал с опозданием минут на десять, а потом еще полчаса ждал возле дома — их тринадцатилетняя дочь долго не могла договориться с матерью, в чем ей идти.

— Извини, Вик! — произнес мой друг, открывая дверь и садясь на место рядом с водителем, в то время, как его девчонки устроились сзади.

— Да, — махнул я рукой, оборачиваясь назад. — Привет, красавица! — поприветствовал я дочку друга.

— Здрасти, — улыбнулась мне в ответ Катя.

— Как дела в школе? — поинтересовался я у нее, начиная долгий разговор — я знал, как любит девочка рассказывать о школе часами.

Меня она любила, так как год назад я устроил ей на день рождения настоящий праздник, приведя с собой на вечеринку ее любимого казахстанского писателя, подарившего ей книгу с автографом, которая к тому времени только запускалась в массовую печать. С тех пор она полюбила меня, а ее родители несколько раз даже оставляли меня с ней, когда хотели куда-нибудь пойти вдвоем. Девчонка не обижалась, если ее оставляли со мной, и больше всего любила бывать у меня на работе, ведь там, во всех отделах, ее встречали девушки с конфетами, и она могла свободно скачать из Интернета фотографию своего любимого кумира и распечатать в виде огромного плаката.

До небольшого ресторана, в котором проводился праздник, мы добирались долго из-за того, что, несмотря на мои попытки объезжать известные всем водителям загруженные дороги, попали в затор. И, когда добрались до места празднования и вошли в ресторан, то увидели, что все уже сидят за столами и празднуют — тридцать человек четверых не ждут. Едва мы вошли, к нам подскочил официант и поинтересовался: пришли мы на день рождения или нет. Получив удовлетворительный ответ, он проводил нас к столу.

Праздник выдался веселым — каждый старался выделиться и пожелать имениннику чего-нибудь такого, чего еще не желали, кто-то даже читал стихи собственного сочинения. По причине того, что я был за рулем, в этот вечер я не употреблял спиртные напитки и довольствовался различными соками и минеральной водой, что заставляло многих смотреть на меня искоса.

— Хочу пить, — произнесла дочка моего друга, подходя ко мне.

На протяжении практически всего вечера я сидел за столом и медленно потягивал из бокала апельсиновый сок. Все остальные взрослые гости, выпив чуть ли не все спиртные напитки, находящиеся на столе и в запасниках ресторана, танцевали под веселую музыку. Мне танцевать не хотелось, так как я почти час танцевал вместе с детьми, и теперь у меня болели ноги. К тому времени, когда подошла девочка, веселая музыка прекратилась и начала играть тихая и медленная, под которую все всегда танцуют обнявшись. Детям и одиноким это было неинтересно. Обернувшись на стол, я заметил, что, если судить по одиноко сидящим взрослым, без своей второй половинки был только я один.

— Что хочешь? — поинтересовался я, смотря, какие напитки находятся на столе.

— Вина, — ответила девочка.

— А? — не понял я. — Давай лучше сока, вишневого… хочешь?

— Вино лучше, — обиженно буркнула девочка. — Я уже взрослая, и мне можно пить вино…

— Лучше сока, — не уступал я, так как спаивать маленькую дочку своего друга мне не хотелось.

— Хорошо, — покорно согласилась девочка, решив, что спорить со мной бессмысленно.

— Минуточку, — протянул я, и, привстав со стула, стал пробираться к стоящему неподалеку пакету с вишневым соком.

Взяв сок и обернувшись к девочке, я увидел, что она сидит рядом с какой-то молодой девушкой и о чем-то смеется вместе с ней. Откашлявшись и налив в бокал сока, я протянул его девочке, которая перестала разговаривать со своей знакомой, едва только я подобрался к ним. Девушка взглянула на меня на какое-то мгновение, а потом опустила глаза вниз, изредка поглядывая на девочку, которая пила свой сок, смотря то на меня, то на девушку, и улыбалась.

— Сашка, а ты хочешь пить? — поинтересовалась Катя у девушки, протягивая ей свой бокал.

— Спасибо, — девушка улыбнулась и, взяв бокал, немного отхлебнула. — Вкусно…

— Вкусно, но я хочу вина, а вот этот дяденька мне не разрешает! — пожаловалась Екатерина, взглянув на меня.

— Ты еще маленькая девочка, — протянул я, не оправдываясь, так как был прав. — Тринадцать — это не тот возраст, когда можно пить спиртные напитки. Особенно девочкам.

— Я уже не девочка, — буркнула дочка моего друга, — а тринадцатилетняя девушка. Правильно я говорю, Сашка?

— Ну… — девушка немного растерялась и удивленно взглянула на меня, — разве что чуть-чуть…

— Ура! — девчонка нагло показала мне язык и, соскочив с коленей девушки, бросилась к ближайшей бутылке красного вина.

— Спаиваете маленьких девочек?! — поинтересовался я с ехидством в голосе.

— Просто, я считаю, что пусть лучше она попробует вино с нами, чем с какой-нибудь компанией, — ответила мне девушка.

— Ну, да, возможно, вы правы, — согласился я.

— Вот! — произнесла девчушка, поставив на стол бутылку красного вина.

Взяв два чистых фужера, я налил в них вина своим спутницам. Кате я налил чуть-чуть, так как решил, что вино ей может не понравиться — как-никак, но оно было достаточно крепким и отдавало спиртом. Девушке я тоже не стал наливать полный бокал и налил чуть больше, чем девочке. Взяв свой бокал и взглянув на меня, девушка улыбнулась, а вот Катя посмотрела хмуро и оскорблено.

— А вы? — поинтересовалась девушка.

— Я за рулем, — произнес я и под хохот девочки поднял бокал с натуральным вишневым соком.

Мы стукнули свои бокалы краями и выпили. По кислому выражению девочки я понял — вино ей не понравилось; она тут же запила его соком. Девушка изящно отпила немного вина и поставила фужер обратно на стол.

— Мне здесь надоело, пойдемте в парк?! — предложила девочка, смотря на нас умоляющим взглядом.

— Ну… — растерянно протянула девушка, вопросительно смотря на меня.

— Пойдемте, — кивнул я.

Катя соскочила и бросилась к остальным детям — приглашать их пойти с нами.

— Непоседа, — вздохнул я, вставая со стула. — Кстати, мы не представились. Меня зовут Виктор, для друзей — Вик. Это, кстати, она придумала; после того, как посмотрела молодежный фильм «Клуб». Хотя я на него ни капельки не похож.

— Очень приятно. А меня зовут Александра, можно просто — Саша, — улыбнулась девушка. — А откуда вы знаете Катю?

— Она дочь моего друга Данилы, — ответил я. — А вы?

— Я работаю с ее мамой, и познакомилась с ней, когда она приходила к нам на работу. Веселая такая девочка…

— Да, — кивнул я.

Катя быстро собрала остальных детей, мы предупредили родителей, чтобы они не потеряли их, и отправились на улицу. Идея с прогулкой была очень удачной, так как после долгих дождей теплая погода была настолько приятной и теплой для души, что хотелось ходить и ходить, чувствуя тепло солнца, по которому все уже успели соскучиться. Да и парк был рядом — всего в одном квартале от ресторана. Хотя я не забыл предложить детям и Саше доехать до парка на моем автомобиле, но, как и ожидал, дети не приняли эту идею с восторгом и решили идти все-таки пешком. Мы с девушкой пожали плечами и отправились с детьми в парк.

Дети шли впереди нас и о чем-то разговаривали, поэтому через какое-то время я предпринял попытку заговорить с девушкой. Саша с радостью откликнулась на мою попытку поболтать, и мы стали разговаривать на самые разные темы, так как у нас оказалось много схожих интересов. Девушка любила читать книги, и в список ее любимых писателей, как современности, так и классики, входила и половина моих любимых писателей, поэтому поначалу мы говорили об общих предпочтениях — авторах и их произведениях. Потом постепенно перешли на то, кто где живет, с кем живет, работает, да и вообще разговорились о жизни. Больше всего удивило то, что девушка призналась мне, что свободна, во что не очень-то и верилось, так как она была привлекательной. Я не верил в то, как могла быть одинокой такая красавица: стройная, худенькая, с приятным лицом, привлекающим к себе внимание своей добросердечностью. Серые глаза, но такие, что их цвет не казался простым «серым», а наоборот — каким-то уникальным; таким, что в этих глазах можно было легко утонуть. В общем, она была милой и привлекательной, единственное, что, возможно, не позволяло ей стоять на одном уровне с моделями с обложек журналов — так это рост, она была немного ниже меня. Хотя, ведь многие актрисы и певицы, несмотря на свой небольшой рост, считаются привлекательными и удачливыми. Да и многие парни, в их числе и я, считают, что девушка может быть одного с ними роста, но не выше — так же, как и я — а рост девушки как раз подходил под мой. О том, что она была доброй и светлой, как солнце, говорил также и цвет ее волос — рыжий.

Добравшись до парка, мы отправились бродить по нему. Дети время от времени оборачивались в нашу сторону и о чем-то шептались и смеялись. Кататься на каруселях нельзя было по причине того, что вчера был дождь, а, вот, есть мороженое и отправиться в здание развлечений нам никто не мешал. Двое мальчишек тут же заняли игровые автоматы, имитирующие гонки на автомобилях, я, не удержавшись вскоре к ним присоединился. Саша вместе с девчонками отправилась вначале к автомату, представляющему собой лошадь, а потом еще куда-то, но куда именно — я не видел, так как был занят игрой. Когда мы так прокатались около часа, я предложил и мальчишкам, и девчонкам отправиться кататься на картинги. Все восприняли эту идею с удовольствием.

— Идешь? — поинтересовался я у Саши, пропустив всех детей вперед.

Кроме нас на картингах никого не было, поэтому нам разрешили заплатить в конце, когда нам надоест. Саша взглянула на меня, и я понял, что она или стесняется, или боится кататься.

— Я не умею, — чистосердечно призналась девушка.

— Я научу! — пообещал я ей.

Минут десять я потратил на то, чтобы обучить Александру простейшим правилам управления картингом — газ, тормоз и поворот руля. Она оказалась хорошей ученицей и скоро в заезде «один против одного» оставила меня с носом, опасно обойдя на повороте перед финишем, из-за чего сборная парней проиграла. Еще около часа мы провели на картингах, выявляя лучшего гонщика, которым, в конце концов, оказался один из мальчишек, — мы с Сашей все-таки решили поддаваться и время от времени просто притормаживали и пропускали детей. Расплатившись за картинги, я взглянул на время, было еще не поздно, но время пролетело незаметно — мы уже гуляли около двух с половиной часов.

— Куда теперь? — поинтересовался я у детворы. — Или к родителям? Не проголодались?

— Нет! — в один голос закричали ребята.

— Мы катались на ваших машинах, теперь идем кататься на лошадях! — произнесла Катя и зашагала по аллее.

Мы с мальчишками переглянулись и отправились вслед за девочками. К моему огромному удивлению и, надо признать, несчастью, под словом «кататься на лошадках» девочки, во главе с Катей, подразумевали не катание в карете с запряженными в нее лошадьми или хотя бы одной лошадкой, а именно одиночное катание верхом. Причем количество коней, к моему глубочайшему сожалению, равнялось количеству человек в нашей компании. Девочки восприняли это с энтузиазмом и, мгновенно выбрав себе по лошадке, стали на них забираться; рассесться им помогала Саша, а затем и сама с легкостью оседлала коня, словно каждый день ездила верхом. Я тоже помог мальчишкам забраться на лошадей и участливо помахал всем рукой на прощание, учтиво пожелав удачного пути.

— А вы? — обратилась ко мне Саша, глядя на меня с лошади сверху вниз.

— Да… я… как-то лучше того… тут вас подожду… — растерянно забормотал я.

— Боитесь? — поинтересовалась Александра, улыбаясь и смотря на меня так, что я захотел запрыгнуть на лошадь и поставить ее на дыбы, чтобы у этой девчонки аж рот от удивления открылся.

Хотя, конечно, я отдавал себе отчет в том, что у меня бы не хватило на это мастерства, да и, если честно признаться, желания вместе с храбростью. Я за всю свою, казалось бы, долгую жизнь катался на лошадях раза два, да и то — в детстве на руках у матери. Мальчишки, сидящие верхом, смотрели на меня с пониманием и мужской солидарностью, каждый из них с радостью бы остался рядом со мной, а вот девчонки, так же как и Саша, смотрели на меня с улыбками.

— Нет! — буркнул я.

— Значит, не любите лошадей! — заключила она.

— Ну… — протянул я растерянно.

— Если не любите — значит, просто не умеете их готовить! — Саша улыбнулась своей шутке, собственно, как и все. — А, если честно, вы же меня научили водить ваши картинги, так что я не хочу оставаться в долгу и научу вас тому, как обращаться с лошадьми…

С этими словами она ловко, быстро, а главное — с такой элегантностью спешилась и подошла ко мне. Я мгновенно ощутил желание взять руки в ноги и быстро дернуть куда-нибудь, так как лошадей старался обходить стороной и исключительно наблюдать за ними.

— На лошадь надо садиться справа. Поставьте ногу в стремя! Ну, не бойтесь…

Обреченно вздохнув, я послушно стал выполнять все поручения моей учительницы и скоро, к своему страху, забрался-таки на спину лошади. Ощущения были странные, особенно когда лошадь слегка опустила голову, и я лихорадочно вцепился в седло пальцами. Взглянув на мое бледное и перепуганное лицо, Саша улыбнулась и, взяв лошадь за узды, медленно повела ее, по дороге уговаривая меня отцепиться от седла и держаться ногами. Ага, сейчас! Хотя постепенно я успокоился и отцепился, но на какое-то мгновение, пока лошадь опасно не покачнула меня.

Время катания на лошади оказалось для меня самым долгим. Когда же Саша опустила лошадь и дала мне поводья, я чуть не взмолился о помощи, так как мои пальцы вцепились в седло и ни за какие коврижки не хотели держать поводья. Взглянув на меня и пожалев, она ловко взобралась на мою лошадь передо мной. Вначале я был искренне рад этому, как любой мужчина, рядом с которым оказалась симпатичная девушка, однако потом обнял ее и прикрыл глаза, когда она поскакала быстрее, чем движется улитка. Мне было стыдно и одновременно настолько хорошо с ней, что я вдруг почувствовал себя единственным человеком на земле. Пускай и не принц на белом коне, поскольку так и хочется уточнить: а где же все-таки принц? Но ведь тоже должен же хоть раз быть счастливым! Пускай моя сестра предала меня, и я потерял веру в женщин, — ведь они все обманывают и, когда их любят, вдруг находят других и уходят, больно бьют словами по лицу и по сердцу, смотрят не на человека, а на его материальное состояние… Все это есть, и даже больше, но ведь может быть одна, иная…

— Все, приехали! — произнесла Александра.

Я даже и не заметил, как мы прокатались около тридцати минут, как не заметил и того, что нас уже просили расплатиться, да и мой друг звонит мне, интересуясь, где мы.

— Сейчас! — протянул я.

Слезая с лошади, я растянул ноги так, что у меня брызнули слезы из глаз, благо, никто этого не заметил. Спешившись, мы помогли детям слезть, а потом, расплатившись и купив по мороженому, отправились обратно на праздник. Было уже темно, и поэтому мы держали детей возле себя, да они и сами сильно не отрывались от нас. Потихоньку, за шуточками и воспоминаниями о проведенном в парке времени, мы добрались до места празднования, где народу стало меньше раза в два — многие уехали домой по причине того, что завтра им нужно было на работу. А так как на работу нужно было всем, поэтому, едва мы пришли, детей сразу забрали родители. Мой друг собирался побыть еще, ведь забронированное время заканчивалось еще через час.

Из-за того, что я был за рулем, мне пришлось отвозить гостей по домам, а, когда я возвратился, то, сколько не искал, так и не смог найти Сашу. Поинтересовавшись, я получил подтверждение своей догадке — она уехала. И уехала через десять минут после меня.

* * *

На следующий день, в понедельник, после дня рождения, на котором я встретил Александру, я полдня только и делал, что вспоминал ее. Образ девушки крепко запечатлелся в моей голове, да так, что едва я закрывал глаза, как видел ее перед собой, а в ушах слышался ее приятный голос, который я мог отличить теперь от миллиона любых голосов, и не только из-за того, что она мило и приятно для слуха грассировала. После обеда я пришел к выводу, что у меня нет ни единого желания, кроме как встретиться с этой девушкой во второй раз и попробовать с ней подружиться. К счастью для меня, Александра работала с женой моего друга, поэтому я позвонил ему и поинтересовался адресом места работы его супруги, которая была старшей продавщицей в торговой точке сети музыкальных магазинов, которых по стране в каждом городе было по нескольку штук. Должность у жены друга была ответственной и очень хорошо оплачиваемой, а также очень удобной в том смысле, что любой ее знакомый мог найти новый диск, причем куда дешевле, чем в любом другом магазине. Я и сам множество раз приобретал через нее новые альбомы любимых групп или заинтересовавшие меня фильмы, вот, только в большинстве случаев я просто звонил ей и заказывал их, а потом приезжал в выходные и отдавал деньги. Мое желание — отправиться в магазин для приобретения дисков лично — у друга, к моему большому удивлению, не вызвало никаких подозрений. Он лишь только попросил меня передать привет Александре.

Едва я узнал адрес магазина, как тут же рванул туда, не желая более оставаться в редакции, в которой я итак задержался. Пробки только начинались, и я, нервничая и барабаня пальцами по рулю, стоял на светофорах, раза в два дольше, чем это было всегда — весь поток автомобилей не успевал проскакивать до смены света. Через час я наконец-то добрался до нужной улицы и увидел витрины магазина, в котором работала жена моего друга и… Александра. Едва мотор автомобиля перестал гудеть, я вдруг осознал, что совершенно не придумал, как подойти к Александре, по какой причине и с какими словами. На секунду мною овладел страх, который чуть, было, не заставил меня включить двигатель и вжать педаль газа в пол, однако я быстро овладел собой и решил, что по ходу дела разберусь — как-никак уж не в первый раз, не какой-то там влюбившийся в одноклассницу мальчишка.

Подбодрив сам себя оценивающим взглядом в зеркало и решив, что в зеркале отразился вполне привлекательный мужчина, я вышел из салона автомобиля и, закрыв двери, направился в магазин. На его окнах были наклеены различные рекламы с новинками, одна из которых меня привлекла, так как это был акустический концерт моей любимой группы, вышедший всего несколько дней назад. Открыв дверь и оказавшись в магазине, я стал бегло осматриваться, ища глазами или Александру, увидеть которую мне хотелось больше всего, и из-за которой я приехал, или хотя бы жену моего друга, чтобы с ее помощью найти Александру. Все помещение магазина занимали огромные стеллажи с дисками, возле которых ходили покупатели. Продавцы стояли в сторонке, ожидая, когда понадобится их консультация по какому-нибудь вопросу, касающемуся товара. С внутренней стороны у дверей стояли приборы безопасности, начинающие пищать, если кто-то пытался вынести что-нибудь из магазина, не расплатившись, а также маячило двое молодых охранников. Свои вещи покупателям предлагалось оставлять в специальных ящиках под надзором этих самых охранников. Внутри магазина играл альбом какой-то новой эстрадной певицы, музыка и голос которой ничем не отличался от всех остальных молоденьких исполнительниц. Хотя, возможно, это для меня сложно различать их, а кто-то вполне разбирается. Что ж, вкусы разные…

— Здравствуйте, — счастливо и лучезарно улыбаясь, поздоровалась со мной Александра, незаметно оказавшись передо мной, пока я мотал головой по сторонам.

На ней была белоснежная блузка с бейджиком, сообщающим, что она — продавец-консультант, и зовут ее Александра, черная строгая юбка спускалась чуть ниже колен. Волосы ее были распущены и живописно спадали на ее худенькие плечи. Мне понадобилось некоторое время для того, чтобы я обрел дар речи.

— Здравствуйте, — поздоровался я в ответ, — мы все еще были с ней на «вы», несмотря на то, что прошлым вечером провели долгое время вместе.

— Пойдемте, я провожу вас к Анастасии Дмитриевне, — произнесла Александра.

— К кому? — растерялся я.

— Ко мне, — произнесла жена моего друга, подходя к нам, — это для тебя я — Настя, а на работе я — Анастасия Дмитриевна. Привет! — Настя, подойдя ко мне, чмокнула меня в щечку в знак приветствия. — Какими судьбами заглянул к нам?

— Да, вот, диски решил новые посмотреть…

— Ага, — кивнула Настя, подмигивая мне, — ладно, не буду мешать, а то у меня работа. Сашенька, помоги моему другу с выбором дисков. Когда закончите — зайдите оба ко мне. Пока! — Настя улыбнулась мне и быстро зашагала куда-то вглубь магазина.

— Что вас интересует? — полюбопытствовала Александра у меня.

«Вы» — хотелось честно ответить мне девушке на ее вопрос, но это было бы слишком неожиданно, поэтому я многозначительно посмотрел по сторонам и протянул в ответ следующее:

— Не знаю… А где у вас рок-исполнители?

— Сейчас покажу, — пообещала Александра.

Пройдя вслед за ней к стеллажам в самом конце магазина, я увидел нужные, на которых сверху было написано «русский рок», «иностранный рок», «металл». Каждый стеллаж имел чуть ли не десять ярусов, которые были разбиты на ящички, маркированные буквами алфавита. Не всеми, конечно, а только теми, на которые начиналось название хотя бы одной группы. Увидев столь огромный выбор, я мгновенно направился к ящичку с буквой «С», чтобы найти новый альбом моей любимой группы «Сплин». Поискав несколько секунд, я быстро увидел именно тот альбом, который хотел купить. Взяв находку в руки, я выпрямился и обернулся назад. Александра все еще стояла позади меня и, когда я повернулся к ней, взглянула мне в глаза. Какое-то мгновение мы смотрели в глаза друг другу, потом, почти одновременно, смущенно отвели взгляды. Девушка взглянула на стоящего в метре от нее и смотрящего диски с эстрадной музыкой покупателя, а я повернулся обратно к дискам. Хотя, если честно сказать, то я первым отвел взгляд, так как никогда не мог смотреть кому-нибудь в глаза прямо, видимо по причине моей робости.

— Могу я вам подсказать или помочь? — поинтересовалась Саша, когда я, решил просмотреть все, что было в наличии из исполнителей российского рока.

— Да я просто так смотрю, — немного растерялся я, как это бывает всегда с любым человеком в магазине, когда к нему подходят продавцы и интересуются, могут ли они помочь. — Кстати, а вы какую музыку слушаете?

— Рок, — немного задумавшись, ответила Александра. — Почти все то же, что и вы! — улыбнувшись, она кивнула на диски в моих руках.

Я стоял и задумчиво перебирал диски у меня в руках, мне хотелось узнать точнее: какую именно музыку она слушает; что рок — это было понятно, а какие именно группы? На руках у меня были новые и старые, которых не было в моей коллекции, альбомы групп «Сплин» и «Би-2». Взглянув на диск группы «Би-2», я вдруг вспомнил о том, что они давали два концерта, один из которых был именно сегодня. Я на него не собирался, так как никто из моих знакомых не мог на него пойти, а мне, во-первых, не хотелось идти одному, а, во-вторых, после дня рождения я еще нормально не отоспался. Несколько секунд я соображал, а затем мне в голову пришла блестящая мысль — пригласить Александру на концерт. Найти билеты за несколько минут до концерта для меня не составляло труда, так как одна из моих знакомых работала администратором концертного зала, в котором пройдет выступление, и отвечала непосредственно за распространение билетов.

— Вам нравится «Би-2»? — задав вопрос, я осознал, насколько он глупо прозвучал, ведь это было ясно.

— Ага, — кивнула девушка.

— Сегодня у них концерт… И у меня совершенно случайно есть лишний билет! Не хотите составить мне компанию? — поинтересовался я.

По растерянному взгляду девушки я понял, она не ожидала от меня такого предложения. Несколько секунд она просто молча стояла и хлопала глазками, потом, видимо, обдумав все, улыбнулась, и по этой улыбке я понял, что ответ будет отрицательный. Почему именно отрицательный — я не знал, а почувствовал это, взглянув на ее улыбку и взгляд.

— Спасибо за приглашение…

— Не за что, — перебил я ее, поняв, что расшифровал ее улыбку и взгляд глаз совершенно правильно, — понимаю, это немного неожиданно, и у вас дела… Просто я решил пригласить… кто знает, когда они приедут к нам следующий раз.

Взгляд девушки снова стал задумчивым, так как она поняла, что в моих словах есть доля правды — никто не знал, когда они снова приехали бы к нам, тем более с таким грандиозным концертом. А тут ее приглашали на концерт, причем, могли с легкостью отпросить у начальства отпустить ее чуть-чуть пораньше.

— Вы правы, — с грустью в голосе согласилась с моими словами девушка, — но я, к сожалению, как раз сегодня не смогу… Спасибо вам за приглашение!

— Да не за что, — улыбнулся я, понимая, что и вправду у нее могли быть заранее запланированные дела на этот вечер.

Наступил немного неловкий момент, я получил отказ на предложение провести вечер со мной на концерте вроде бы любимой для обеих группы, а девушке было неловко за то, что она отказала, и теперь тоже не знала, как это отразится на наших отношениях. Хотя, какие там отношения — два раза встретились. Первый раз все время провели вместе с детьми, гуляя с ними в парке, а второй раз в магазине, когда я пришел купить диски, а она, оказавшись продавцом, стала помогать мне с выбором. Для сценария хотя бы даже дешевого и банального романа — и то не дотягивает. Мы оба понимали это, но ни один из нас не знал, что делать дальше. Я стоял и смотрел на диски, находящиеся у меня в руках, а Александра смотрела в сторону телевизора, по которому показывали недавно вышедшую на экраны кинотеатров нашу новую молодежную комедию. Фильм был с интересным сценарием, поэтому скоро я вместе с ней стал смотреть фильм, собственно, как и большинство продавцов и несколько покупателей.

Покупатели заходили в магазин и выходили, некоторые продавцы, в основном новички-стажеры, отвлекались от просмотра фильма и направлялись к зашедшим покупателям с желанием помочь в выборе или поисках чего-либо, продавцы же наподобие Александры просто стояли и смотрели фильм, то и дело смеясь, так как комедия и вправду была смешной. Почти два часа просмотра фильма проскочили незаметно, и скоро на экране побежали строчки титров.

— Я подумываю о том, чтобы открыть кинотеатр, — задумчиво протянула Настя, осматривая собравшихся и смотрящих фильм продавцов.

Все моментально разбежались по магазину, кроме Александры, которая неуверенно спряталась за мою спину, точнее, стояла позади меня на один шаг. Настя усмехнулась и бросила взгляд на диски в моих руках.

— Я вижу, Сашенька помогла тебе с выбором, — уточнила Настя у меня.

— Ага, — кивнул я, — хороший у вас магазин. И продавцы, кстати. А этот фильм у вас есть в продаже?

— Конечно, — быстро ответила Саша за моей спиной, неуверенно делая шаг вперед. — Показать?

— Можно, смешной фильм. Кстати, я давно не увеличивал свою кинотеку новыми фильмами, поможете мне с выбором?! — поинтересовался я у Александры.

— Да, конечно, — девушка поспешно кивнула и стала смотреть на свою начальницу, которая стояла и улыбалась.

— Ладно, не буду вам мешать, не забудьте только зайти ко мне, когда все выберете…

Когда Настя отправилась в сторону кассы для уточнения каких-то вопросов по работе, я, в сопровождении прекрасной Александры, отправился в сторону дисков с фильмами. Наши с ней вкусы в предпочтениях фильмов совпали так же, как и в музыке, поэтому мы долгое время выбирали мне новые фильмы и те, которые, по словам девушки, были хороши, и которых не было в моей коллекции. Во время выбора мы также обсуждали просмотренный фильм, смеялись над моментами, которые нам особенно запомнились, а также делились фантазиями относительно концовки фильма. Время, проведенное за выбором дисков, пролетело незаметно и, когда мы оторвались от огромного выбора фильмов и мультиков, диски пришлось держать в двух пакетах. На улице уже стемнело, автомобили включили фары, а многие люди спешили с работы по домам, чтобы приготовить ужин, посмотреть какой-нибудь сериал и ложиться спать. Поэтому мы не стали тянуть время и тут же направились к Насте.

— Ой, — ойкнула Настя, увидев нас, входящих в ее кабинет. Правда, перед входом Александра осторожно постучалась и стояла бы, ждала приглашения войти, если бы я не вломился в кабинет ее начальства. — Ты что, решил скупить весь наш ассортимент товара? Сашенька, с сегодняшнего дня у тебя повышение, раз ты так отлично умеешь работать с людьми, ведь этот молодой человек такой жмот, что его все время звали евреем. А ты, в связи с таким количеством приобретенного товара, получишь от нас сегодня скидку.

— Я другого и не ждал, — улыбнулся я.

— Ладно, давайте, идите в кассу, а то мы уже скоро закрываемся…

Саша провела меня до кассы, и только тогда я взглянул на часы — было почти семь часов вечера, точнее — без двадцати. Магазин был круглосуточный, продавцы работали в две смены — ночную и дневную. Роль Насти в ночное время выполнял старший продавец ночной смены, молоденький парнишка лет двадцати, пришедший за десять минут до семи часов. Расплатившись за диски, я отправился к автомобилю и, когда захлопнул дверь, то увидел выходящую из магазина дневную смену. Закрыв дверь автомобиля, я бегом бросился к ним, так как мне не хотелось упустить Александру.

Она шла возле Насти и о чем-то с ней разговаривала, скорее всего, о повышении, — если, конечно, это не было шуткой.

— Всё, отработали? — поинтересовался я у девушек.

— Да, домой, — протянула Настя.

Александра ничего не ответила, лишь молча кивнула и улыбнулась мне в ответ.

— Вас подвезти? Я на машине, — предложил я Александре.

Девушка растерялась, не зная, что ответить. Мое предчувствие тоже как-то странно молчало, словно в этот момент решался поворотный момент в моей судьбе и судьбе девушки, причем все завесило от нее.

— Соглашайся, что задумалась?! Не стоит ночью ходить одной, если такой кавалер предлагает тебе свой автомобиль. Можешь не бояться, он не маньяк, я его уже долгое время знаю…

— Ну, если так, — немного неуверенно протянула Александра.

— Езжайте, не тяните. Может, недолго в пробках будете стоять! — поторопила нас Настя.

— Можно, — согласилась Александра.

Я чуть не подпрыгнул от радости, так как у меня был шанс подвести девушку до дома и, возможно, по дороге познакомится с ней поближе. Когда она села в салон автомобиля я, взглянув на нее, увидел, что она немного стесняется, поэтому предложил ей выбрать какой-нибудь диск и поставить его. Девушка согласно кивнула и, обернувшись назад, вытащила первый пакет с дисками, в котором была музыка. Минут десять мы выбирали диск, но потом остановили свой выбор на новом альбоме группы «Би-2».

— Ой, а вы же пропустите концерт! — спохватилась Саша.

— Чтобы я отпустил такую девушку одну в ночь! Да я лучше пропущу концерт, тем более — одному там все равно будет скучно. Кстати, предлагаю перейти на «ты»! — предложил я.

— Согласна, — на секунду задумавшись, ответила Александра. — А где вы… то есть ты, работаешь?

— В газете, — признался я, — пишу статьи…

Дальше разговор зашел обо мне и моей работе. Ее очень заинтересовало то, что я время от времени встречался с писателями, она спрашивала, с кем я знаком, какие они из себя люди и вообще ее глаза горели счастливым огнем. Смотря на нее, я решил, что надо обязательно устроить ей встречу с любимым отечественным писателем, тем более его я знал лично, и он был отличным парнем.

Разговаривать с Александрой для меня было настолько легко, что скоро я почувствовал, что могу рассказать ей все, что она пожелает, кроме того, конечно, что у меня есть, точнее, была сестра. Саша тоже поведала о себе, о том, на какого училась, где родилась, как попала на работу, поделилась своими мечтами на будущее. Мечты были простыми — ей не нужно было миллиардера с личным аэропортом, сотней яхт и особняками в столице каждой страны. Напротив, ей нужен был простой парень, который любил бы ее и ценил такой, какая она есть.

— …Сейчас направо! — прервав веселый рассказ из прошлой студенческой жизни, произнесла Александра.

Я быстро включил поворотник и стал притормаживать для того, чтобы свернуть во дворы. Саша вначале хотела, чтобы я довез её до автобусной остановки, от которой ей было идти всего ничего — минут десять, но я напросился на то, чтобы довезти ее прямо к подъезду. Сопротивлялась она исключительно для того, чтобы не выглядеть в моих глазах слишком податливой, так как сопротивление длилось не более двух-трех минут, несмотря на то, что мои аргументы были смешными и несерьезными. Сворачивая во двор ее дома, я вдруг осознал то, что совершенно не имею представления о том, как набиться к ней в гости, так как никогда не имел такого опыта. Моменты из фильмов и книг, которые появляются именно в такие мгновения, когда твой разум сам не способен быстро найти решения, никак не всплывали в голове. Поэтому я стал быстро и лихорадочно придумывать, так как мне почему-то отчаянно не хотелось ехать домой, а хотелось провести с Александрой еще как можно больше времени. В конце концов, ведь не обязательно же, напрашиваясь к девушке в гости, рассматривать это только как вариант оказаться в ее постели! Дорога к дому оставляла желать лучшего, поэтому я то и дело слышал глухие удары подвески, стараясь при этом не материться и улыбаться как можно снисходительнее. Саша почему-то замолчала, прервав свой рассказ на середине, и стала всматриваться то в дорогу, то в мое лицо, улыбка на котором была настолько неестественной, что меня точно не приняли бы в актеры.

— Сейчас направо, но там дорога еще хуже… — тихо произнесла она, взглянув на меня.

— Не подлизывайся, я обещал доставить тебя к подъезду, значит — доставлю.

— Может, тогда оставим машину здесь и пройдем пешком? А то вам… — Саша смущенно раскашлялась под моим взглядом. — То есть, тебе потом трудно будет выезжать.

— М-м-м, — промычал я, так как в ее словах была логика, — но…

«Бум!» — стукнула подвеска о кузов с такой силой и звуком, будто пробила его.

— Твою мать! — не сдержался я. — Прошу прощения! — повернувшись к Александре, попросил я, так как было некрасиво ругаться при ней, тем более что ей и так было неприятно, что все это происходит по дороге к ее дому. — Хорошая идея, тем более что я уже устал сидеть…

— Здесь нужно ездить на джипах, — улыбнулась Саша.

— Да, — протянул я, прижимая автомобиль к краю дороги и глуша мотор.

Оказавшись на улице, я мгновенно передумал идти пешком, было прохладно и дул неприятный и пронизывающий, казалось, до костей ветерок, но затем, когда Саша взяла меня за руку, чтобы я не запнулся, передумал. Народу на улице, несмотря на холодок и позднее время, было много, в основном это — молодежь и спешащие домой с сумками родители.

— Люблю ночное время, — протянул я, — город кажется сказочным и невероятным…

— И не видно разбитых дорог и грязи, — поддержала меня Александра.

— Нет в тебе романтика, — буркнул я наигранно обиженным тоном. — Так что там было дальше?

— В общем, мы… — продолжила свой рассказ Саша.

Через каких-то пять минут мы остановились у подъезда. Александра замолчала и стала поглядывать на окна, я стоял и боролся со своей скромностью. В общем, был неловкий момент.

— Ну, — протянула она, — я пойду. Спасибо, что довез…

— Да не за что, — растерялся я, момент уходил из моих рук быстрее, чем я того ожидал, а в голове ничего не было, кроме банального. — Я бы не отказался от чашечки горячего кофе, а то прохладно! — протянул я все-таки.

— Что? — переспросила Александра.

— Я бы не отказался от чашечки горячего кофе, — послушно повторил я.

— Понятно, — кивнула она, слегка отворачиваясь в сторону. — Пить кофе вечером — вредно для здоровья. Пока!

Я не успел ничего ответить, так как Саша быстро нырнула в подъезд и скрылась. Несколько минут я молча стоял и смотрел на окна, ожидая, что она передумает и позовет меня к себе в гости, но, поняв, что это глупо, развернулся и зашагал в сторону автомобиля.

* * *

Вторник казался мне долгим и тянущимся целую вечность.

Приехав домой, и обдумав все произошедшее, я вдруг пришел для себя к выводу, что Александра имеет все основания на то, чтобы обидеться на меня. Ведь мои действия можно растолковать так, словно я принял ее за ту, которая, увидев дорогой автомобиль и деньги, быстро соглашается, чтобы к ней зашли в гости и остались на ночь в ее постели. Всю ночь я промучился от этого вывода, а следующий день провел, обзванивая друзей, и пытаясь придумать способ извиниться. Способов предлагали много, но, в конце концов, я решил последовать самому простому и старому — букет любимых цветов и коробка конфет. Проблема была в том, что я не знал, какие цветы у нее любимые, поэтому пришлось положиться на профессионализм своих друзей и продавщицы цветов, которые, к удивлению, сошлись лишь на одном варианте — розы. Скупив в магазине все розы в хорошем состоянии, а их число было равно двадцати одному, я направился покупать конфеты. С выбором конфет тоже возникли проблемы, но, купив подарочную французскую коллекцию конфет, я быстро отправился к магазину, в котором работала Александра.

Пробки едва не сорвали мой план, так как я приехал за пять минут до окончания рабочего дня. Поставив автомобиль возле магазина, и вытащив букет, я стал ждать Александру. Прохожие с удивлением и интересом оборачивались на меня. Девушки улыбались, а парни тяжело вздыхали, понимая меня, так как каждый проходил через такое. Меня заметили быстро, так как витрины магазина были стеклянные, а не увидеть меня с таким букетом было просто невозможно. Несколько продавщиц подтащили Александру и почти выпихнули ее из магазина. Она сопротивлялась, грозила своим подругам расправой, а, оказавшись на улице, стала смущенно оборачиваться по сторонам и делала вид, что в упор меня не видит.

— Александра, — позвал я ее.

— Привет, — она сделала несколько неуверенных шагов в мою сторону и замерла.

Все работники магазина прилипли к окнам; люди, проходя возле, замедляли шаг, а, миновав нас, либо оборачивались, либо вообще останавливались и смотрели. Все это, конечно же, не улучшило ситуацию, если даже не ухудшило, так как моя робость моментально стала шептать мне, что это было глупая затея с самого начала.

— Кгхм, — откашлялся я для того, чтобы совладеть со своим страхом. — Александра, прошу вас простить меня за то, что я вчера дал повод думать, что веду себя подло и низко… Я не Казанова и не красавчик, чтобы девушки бегали за мной, просто твоя… — я растерялся и замолк, так как чуть не ляпнул лишнее.

«Сунь ей в охапку букет и беги!» — вначале шепотом, потом во весь голос стала кричать робость вкупе с самоуважением и разумом, только сердце старалось подобрать слова и удержать меня.

— За… что… простить? — растерянно пробормотала Саша.

— За то, что я вчера, ну… В общем, напрашивался в гости, хотя мы были знакомы чуть больше дня! Надеюсь, мы продолжим… — я замолчал, стараясь найти слова.

— Ой, — рассмеялась Александра. — Да я и не обижалась… И ничего, кстати, такого о тебе не подумала!

— Правда? — как-то по-детски уточнил я.

— Ага, — чистосердечно подтвердила она.

— Тогда прими этот букет и конфеты в знак моего желания быть твоим другом, — я протянул цветы и конфеты той, для которой все это и было, собственно, приобретено.

— Спасибо… не нужно было… — забормотала Саша, беря букет.

Внутри магазина все громко закричали и зааплодировали, в общем-то, как и собравшиеся на улице зрители. Я стоял и улыбался, как сумасшедший, и не знал, куда девать свои чувства, которые переполняли меня изнутри, так как Александра простила меня и приняла мою дружбу. А, как говорится, от дружбы до любви — один шаг, так что я был на седьмом небе от счастья. Она же просто стояла и принюхивалась к аромату цветов, пряча в них лицо.

— Ты домой? — поинтересовался я у нее, подходя поближе. — А то с таким букетом будет трудно на автобусе… да и, кроме того — раз я друг, то просто обязан отвезти тебя домой. Тем более что я виновник того, что у тебя этот букет… да и волноваться буду…

— Хорошо, — улыбнулась Саша, поднимая лицо из букета.

По розовым щечкам я сразу понял, что немного смутил ее, но искрящиеся глаза наградили меня самой выразительной оценкой этой моей глупости с букетом цветов и заставили почувствовать себя самым романтическим человеком на Земле. Заметив, что прохожие все больше и больше начинают интересоваться тем, что происходит между нами, я быстро открыл переднюю пассажирскую дверь, приглашая Александру сесть внутрь автомобиля. Она не заставила себя долго упрашивать, и я тут же, захлопнув за ней дверь, оббежал автомобиль, чтобы сесть на свое водительское кресло и везти ее домой. Когда я обходил автомобиль, меня посетила гениальная идея — а что, если пригласить ее в ресторан, ссылаясь на попытку загладить свою вину за вчерашнее. Садясь в салон, я чувствовал уверенность в гениальности своей идеи, как и в том, что ответ Александры, скорее всего, будет положительный. Но, как это всегда бывает с не очень-то решительными людьми, к которым я, к сожалению, и отношусь, сев в салон, почувствовал, что уверенность упала до самой минимальной отметки.

— Ты вчера попал на концерт-то? — полюбопытствовала Саша, едва я сдал задним ходом и выехал на дорогу.

— Концерт? — переспросил я, стараясь припомнить, на какой такой концерт я вчера собирался.

Это было тяжело сделать, ведь мысли только стали успокаиваться и перестали крутиться вокруг одной лишь личности — Александры, так как весь день только и делал, что думал о ней и о том, как мне можно исправить содеянное вчерашним вечером.

— «Би-2», — уточнила Александра, растерянно смотря на меня, ведь вчера я предлагал ей составить компанию, а теперь совсем забыл об этом.

— Нет, не попал, — вспомнив, ответил я, — одному туда было как-то неинтересно ехать, да и, если честно, спать хотелось…

— Тоже привык высыпаться на выходных за всю неделю? — улыбнувшись, полюбопытствовала Саша.

— Ага, — согласно кивнул я, — хотя не могу долго спать, максимум — до двенадцати. Иначе потом просыпаюсь злой, как африканский голодный лев, и начинаю рычать…

— А что так? — рассмеявшись, полюбопытствовала Саша.

— Голова гудит так, словно я пил не просыхая, наверное, с месяц… — чистосердечно признался я.

— Я тоже не могу спать долго, даже если сильно устану. Мой внутренний будильник меня поднимает самое позднее — в двенадцать, а в основном я сплю только до одиннадцати.

Александра замолчала, я тоже не знал, о чем говорить, поэтому стал прислушиваться к радио, автоматически включившемуся само по себе, едва завел мотор. По радио шла вечерняя программа, в которой ведущий проводил веселые конкурсы и пытался угадать анекдоты, рассказываемые дозвонившимися. Если бы он не смог отгадать анекдот, то дозвонившийся получил бы его книги с личным автографом. Заметив, что Александра тоже стала прислушиваться к передаче, я сделал звук чуть громче, и скоро мы стали вместе смеяться над анекдотами. Смех девушки завораживал своим звучанием, словно это пела маленькая птичка с прелестным голоском, я же почему-то всегда не мог смеяться с открытым ртом и, даже если сильно веселился, то лишь широко улыбался. Александра смеялась исключительно над смешными и не пошлыми шутками и анекдотами; те же, в которых присутствовала пошлость или черный юмор, она лишь смущенно посматривала искоса на смеющегося меня и обреченно улыбалась. Причем, улыбка ее относилась не к юмору, а ко мне, мол, какой он смешной, что смеется над такой пошлостью…

— Ой, — ойкнула она, когда я проскочил перекресток, от которого до ее дома было еще добрых три или четыре квартала. Дорога была не очень загруженной, поэтому мой автомобиль легко набрал хорошую скорость. — Вот здесь где-нибудь оставь меня…

— Здесь? — переспросил я, включая поворотник и перестраиваясь к краю дороги. — Мы же еще не приехали?!

— Мне надо на рынке кое-что купить, — ответила Александра.

— Понял, — понятливо кивнул я и быстро нырнул в свободное место между двумя автомобилями, которое, как в сказке, освободилось благодаря выезжающей прямо передо мной машине.

— Вы что, со мной пойдете? — от растерянности она снова перешла на «вы».

— Я же обещал, что довезу до дома, тем более как ты понесешь покупки — у тебя руки уже заняты, благодаря мне… Да и пять минут роли не сыграют. — Произнес я и, в знак того, что мое решение не оспаривается и не пересматривается, открыв дверь, вылез из салона автомобиля.

Александра, обреченно вздохнув, вылезла за мной, и мы отправились на рынок, точнее — в огромный универсальный магазин, возле которого располагался небольшой овощной рынок. Вообще, я ненавижу хождение по магазинам, наверное, как и все представители сильного пола, которые не могут понять: что их половинки находят интересного в хождении по рядам, чтобы, в конце концов, вернуться к началу? Но время, проведенное с Сашей, проскочило очень быстро и незаметно. Хотя, когда мы вышли из магазина, я нес около шести сумок, набитых различными товарами, а во рту у меня была моя любимая карамель, которую в рот мне положила сама Александра, из-за чего ее вкус стал раз в десять слаще. Как пояснила Саша, когда мы ходили по рядам, им выдали аванс, вот она и решила пополнить свои запасы, постепенно сократившиеся. Подойдя к автомобилю, я попросил ее залезть ко мне в карман и вытащить оттуда ключи. Вначале она испуганно взглянула на меня, но, увидев, что самостоятельно у меня это не получится, согласилась, хотя то, что ключи находятся в заднем кармане брюк, ее немного остановило, но, в конце концов, девушка все-таки нашла их, пусть и покопавшись при этом в кармане. Я даже не мог себе представить, что ее маленькая ручка утонет в моем кармане для того, чтобы добраться до его дна!

— Мамочки! На меня прохожие оборачиваются, — пропищала Александра, смущенно опуская глаза.

— Ты же ничего такого не делаешь, просто вытаскиваешь ключи из кармана брюк, причем — заднего. Вот, если бы из переднего… Тогда бы они даже запинались…

— Не смеши меня, — попросила она, — я не могу до них дотянуться… Вот, все, достала!

— Молодец, — похвалил я Сашу, еле-еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, так как и вправду — прохожие оборачивались на нас, — теперь нажми на красную кнопку на брелоке, а потом на кнопку, на которой нарисован открывающийся багажник.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 332