электронная
200
печатная A5
748
18+
Сердце шепчет «люблю»

Бесплатный фрагмент - Сердце шепчет «люблю»

Книга 1

Объем:
690 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-7673-7
электронная
от 200
печатная A5
от 748

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пипец

На перемене Офелия думала над тем, как ей одиноко! Она всегда ловила себя на этой мысли, даже в толпе ей становилось не по себе. Порой казалось, что и жизнь она проживает не свою, а может и вовсе не живет. Девушка считала свою жизнь чем-то предопределённым, за неё уже все решено, все так банально и скучно, что порой и жить то не хотелось. Школа, университет и замуж. А что ещё с ней может произойти такого, что смогло перевернуть все с ног на голову и позволит Офелии раскрыть себя.

Зажатой девушку конечно нельзя назвать, но и раскрепощённой и абсолютно без комплексов девушка, тоже не про неё. Единственный человек, который добавляет в её жизнь перчинку это лучшая подруга по имени Катя, вот она была совсем не предсказуемой и очень легкой на подъем, но даже она не могла раскрыть подругу, увидеть в ней тот стержень, который давно был закопан в могилу, которую выкопали родители и назвали «нормами приличия». Она попросту боялась как-то ярко преподать себя, позволить себе вольность, ярко выраженные эмоции: восторг, счастье или негодование. Всё это с самого детства в ней просекали, требуя от неё скромного поведения.

От грустных мыслей ее отвлёк голос одноклассника.

— Алё-ё, Лий, ты тут? — он махал перед её лицом рукой, пытаясь вернуть девушку в реальность.

— Да, здесь я, здесь, — раздраженно пробурчала она, выпрямившись.

— Ты в курсе, что те типы, с которыми ты в последнее время общаешься, не пришли сегодня в школу? — возмущался парень.

— И что? Мне-то что до этого? — девушка без интереса открыла учебник по истории и уставилась в него, делая вид, что читает.

— Смотри, как бы это не стало твоей проблемой. Смею предположить, что спрашивать будут у тебя! — заверил он.

— Не могу понять, при чем тут я? — не поднимая головы, все так же сухо продолжила Офелия.

— Ну как же?! Ты единственный примерный ученик среди этой компании, а Миша, который тоже с вами тусуется, так и не появился в школе. Значит, только ты можешь быть в курсе, где пропадают твои друзья! — Офелия громко захлопнула книгу, и, резко встав из-за стола, разгневанно оглядела парня.

— Во-первых, они мне не друзья! Во-вторых, общаюсь я с ними исключительно для профессиональных целей и… — звонок прозвенел в самый подходящий для парня момент. Цокнув языком, он развернулся и ушёл на своё место. В класс вошла Наталья Алексеевна — классный руководитель.

— У нас же история! — выкрикнула Катя.

— Павел Владимирович задерживается, — преподавательница успокоила учеников, которые подняли недоуменный гул. — Итак, ребята, в нашем классе будут учиться двое новеньких мальчиков, — на этих словах порог переступили двое незнакомых парней. — Никита Артемьев и Глеб Волков.

Молодые люди выглядели уверенно и в приподнятом настроении. У одного из них были густые, светло-русые волосы с небрежно падающей челкой на бок, зелёные глаза и лучезарная улыбка, которой он сразу одарил присутствующих. Одет он был стандартно, но со вкусом: большие фирменные кроссовки красного цвета, джинсы, суженные к низу, и свитер с необычной вязкой, который подчеркивал его мускулистость.

Второй парень тоже имел приятную внешность, но очень мрачный гардероб: у него были чёрные кеды, джинсы чёрные с мотней и чёрный лонгслив. Волосы парня имели тёмно-каштановый оттенок, нос с небольшой горбинкой, но это его ничуть не портило!

Офелия сразу обратила внимание на манерность одного из новеньких, в этих двоих имелись какие-то отличительные черты в поведении, которые обязательно выделяли их из общей массы других школьников. Лейблы на одежде, телефоны которые они держали в руках, все эти мелочи указывали на приличную финансовую составляющую их семей. Этот факт как мог привлечь некоторых лиц, так и мог отталкивать от чрезмерного высокомерия и излишнего чванства.

— Ребята, садитесь на понравившиеся места! — дружелюбно улыбнулась учительница.

Парень в чёрном сел рядом с Офелией. Её место в этот день было свободно, так как сидела она обычно с Мишей, который в данный момент отсутствовал.

— Офелия, — обратилась к ней Наталья. — Позволь спросить, где пропадает Миша Коротков и остальные из одиннадцатого «А»?

— Не знаю я, Наталья Алексеевна! — возмутилась девушка.

— Офелия, я тебя не раз предупреждала, чтобы ты перестала общаться с этими хулиганами!

— Вот именно, «общаться», ничего более! Да и к тому же, я не пойму, почему вы это говорите мне, а не Мише, которого нет! Я-то здесь! — в класс вошёл историк, и классная руководительница ушла.

— Я Глеб, — с улыбкой, шёпотом произнёс парень. Глеб протянул руку, и Офелия обратила внимание на его тонкие пальцы, как у пианиста, и крохотную мушку над верхней губой, что придавала ему особого шарма.

— Офелия! — улыбнулась в ответ девушка, подав руку.

— Необычное имя.

— Знаю…

На перемене Офелия вышла в коридор, чтобы позвонить Толику — он считается, якобы лидером среди отсутствующих парней из одиннадцатого.

— Алло, — услышала она в трубке усталый голос, похожий на голос умирающего.

— Толь, где все? Ната спрашивала про вас! Очень подозрительно, что пропали вот так все! — шипела в трубку Офелия, дабы не сорваться на крик.

— Не дрейфь, все в норме, — еле разобрала она. — Вчера была туса у друга. Я не могу прийти и скажи, что заболел, короче.

— Что, все сразу заболели? — злилась она.

— Все, отбой! Больше не могу говорить! — он сбросил трубку.

— Пипец! — выругалась она, не выдержав.

После уроков Офелия возвращалась домой с Катей. Это была её лучшая подруга, с которой её многое связывало, ведь дружили они ещё с детского сада. Катя была более беззаботной и лёгкой на подъем, чем подруга. У неё были более оптимистичные взгляды на жизнь и позитивное отношение ко всему происходящему.

— Хоть иди и загорай, — глубоко вдыхая сентябрьский воздух сказала она, щурясь своими почти синими от яркого солнца глазами.

Погода радовала, начало сентября! Деревья ещё не сбросили свою зелёную листву и пение птиц внушало ощущение весны. Яркие лучи солнца играли на веснушчатом лице подруги, а ветер спокойно ласкал её светлые волосы.

— Тебе своего загара мало? — усмехнулась Офелия, убирая чёрную прядь с лица за ухо.

Под конец дня, прямые волосы девушки выползали из толстой косы, не давая ей покоя.

— Ты Толику звонила? Или как ещё его называют, Акуле? — съехидничала Катя.

— Угу. Ты прикинь у них вечеринка была вчера!

— Что реально? Вот дауны, — засмеялась Катя.

— Самое удивительное, что допрашивают за них меня! — негодовала девушка.

— Ну ты же с ними общаешься.

— Да, но я это делаю, чтобы понять их склад ума, они интересны мне как личности, чтобы лучше раскрыть их психотип! — убеждала Офелия подругу.

— Ну-ну, это прям очень важно знать сейчас, если планируешь быть в будущем детским психологом! — на минуту повисло молчание. — А как тебе новенькие? — Катя посмотрела на подругу в ожидании ответа.

— Ничего, — та беспечно подняла плечо. — А что, кто-то приглянулся? — спросила Офелия и шутливо толкнула подругу локтем.

— Глеб очень понравился, — мечтательно сказала она.

— А-а, — понимающе протянула Офелия, — Тогда удачи тебе, подруга!

Болезнь

Утром Офелия проснулась, когда родителей не было дома. Собравшись и одевшись, она готовилась выходить.

— Уже уходишь? — послышался голос из ванной.

— Ага, — ответила она, накидывая на себя большой вязаный кардиган. Тут к ней вышел парень лет двадцати четырёх. Это был её брат.

— Подожди, вместе выйдем, — чёрные глаза вопросительно засверкали и парень исчез за дверью спальни.

— Что новенького? — спросил брат, когда собирался в коридоре, как бы расчёсывая свою недельную щетину и пытаясь придать небрежности своим коротко постриженным чёрным волосам.

— К нам в класс перевелись двое симпатичных парней! — радостно просветила брата Офелия.

— М-м-м, — заинтересованно протянул он.

— Угу, даже Катя положила глаз на одного. Его Глеб зовут, — продолжала рассказывать сестра. Для них это привычно, ведь они часто рассказывают друг другу о том, что с ними приключается за день. — Кстати, он сидит со мной, — гордо заявила она.

— Ну что, подвезти тебя? — внимательно выслушав Офелию, предложил её брат.

— Не-а, мы с Катей договорились встретиться на остановке.

Зайдя в класс, подруги обратили внимание на то, как Глеб с Мишей что-то бурно выясняют. Оглядев класс глазами, Офелия заметила новенького — Никиту в компании трёх одноклассниц, которые явно флиртовали и заигрывали с ним. Парень тоже выглядел довольным и что-то кокетливо рассказывал. Офелия направилась к своему месту. Положив рюкзак на стул, она достала учебник и остальные школьные принадлежности.

— Что случилось? — спросила она у спорящих.

— Не, ну ты мне объясни, почему этот тип сидит на моём месте? — гневался Миша.

— Миш, тебя вчера не было, вот он и сел на свободное место, — безмятежно ответила она.

— Сегодня я здесь! — взорвался парень. — Слушай, пусть свалит, — взбунтовавшись, он кинул свой рюкзак рядом со своим местом. Одарив одноклассника равнодушным взглядом, Офелия решила вступиться за новенького.

— Миш, отстань от парня! — строго промолвила она. — Ты вчера отсутствовал и, как выяснилось, не по очень уважительной причине. Выходит, что сам виноват! Когда придёт Ната, спросишь у неё, а пока Глеб останется тут! — закончив, Офелия села на своё место и уткнулась в телефон. Ей было всё равно, кто где сидит, но новеньким обычно тяжело в новом коллективе и захотелось поддержать парня, не дать на растерзание Мише. Сам он в расстроенных чувствах удалился, сев за последнюю парту.

— Спасибо, — улыбнулся Глеб.

— Пустяки, — тут к Офелии подошла Катя.

— Что это с ними? — спросила она, кивнув в сторону стоящих девушек и Никиты.

— Да у нас почти все девчонки сохнут по нему! Ещё слышала, что и в параллельном слюни пускают, — Катины глаза заблестели.

— И что они в нем нашли? — задумчиво промолвила Офелия, — Вот Глеб классный!

— Эй, забыла?! Он занят! — Катя обиженно нахмурилась.

— Нет, не забыла, — улыбнулась подруга. — Поэтому иди и поговори с ним!

Катя кивнула и пошла искать Глеба в коридор. Офелия решила ещё немного понаблюдать за недалёкими, по её мнению, одноклассницами. В какой-то момент её взгляд задержался на Никите и она внимательно разглядывала его лицо. Бесспорно, он был красив, но какие у него ещё есть качества? Первое впечатление было не самым положительным, он казался очень самодовольным и напыщенным. Вдруг парень обратил на неё внимание и ей стало неловко от своего любопытства. Он смотрел на неё, не прервав общения, и зачем-то подмигнул ей, от чего Офелии стало ещё более неприятно.

«Какой же все-таки самодовольный тип,» — подумала она.

Вопрос о месте Миши классная руководительница закрыла фразой: «Нечего пропускать школу и водиться с не лучшей компанией, Глеб останется на своём месте!»

На следующей перемене, когда Офелия с Катей дурачились в компании парней, рассказывая анекдоты, к ним подошёл Миша с радостным выражение лица.

— Лий, а у меня для тебя суперская новость, — чуть ли не смакуя каждое слово начал Миша.

— Ну валяй!

— Ты в курсе, что Акула запал на тебя? — хитро щурясь, спросил он.

— Чего? — улыбка сползла с её лица.

— О-о-о, — прошёл веселый гул среди присутствующих мальчиков. Девушка растерянно оглядела одноклассников.

— Что за бред ты несёшь? — встряла Катя, заметив её растерянность.

— Бредишь у нас только ты, — злостно рявкнул Миша на Катю. — А тебе, — он посмотрел на Офелию. — Не нужно делать вид, что сама не догадывалась! — Девушка решительно встала с парты, на которой сидела, и почти вплотную подошла к парню.

— Послушай, Миша! За сегодня ты мне уже здорово надоел, мне плевать на твоё мнение и твоего друга — малолетнего бандюгана, ясно?! — выговорив, она ушла за свою парту в ожидании звонка, а остальные одноклассники, которые всё слышали, не отрывали от неё глаз, удивляясь дерзости девушки.

Честно говоря, Офелия всегда могла за себя постоять, она была тихой и спокойной только до поры до времени, но если обидеть или задеть её чувства, она могла «рвать и метать». Это все знали, поэтому считали её дикаркой.

Следующим уроком была физкультура. Парни сразу побежали в спортзал и девочки, следуя за ними, успели по дороге обсудить наболевшие темы.

— Никита мне рассказал, что предыдущая школа, в которой он учился, являлась элитной! — услышала Офелия от одноклассницы.

— Да ну? Он что, такой обеспеченный?

— А то!

— По нему сразу видно, что не с нашего поля ягода, — вздохнула ещё одна из девушек.

— Лерка точно возьмётся за него, — послышался смешок. — А, Лерка?

— Ну что я могу сказать… Пообщавшись с ним я почувствовала его заинтересованность во мне, — самодовольно процедила модница класса.

Офелию раздражали подобные темы, ей было невыносимо слушать пустые беседы о мальчиках или шмотках, но на этот раз одноклассницы переплюнули самих себя! Из новенького они сделали культ, помимо него больше ничего не замечают.

«Скоро будут раздавать футболки и брелоки с его изображением, — язвительно подумала она. — Тоже мне — местная звезда!»

Популярность о нем разошлась удивительно быстро, а ведь это второй день.

«Раньше, чтобы приобрести славу, нужно было создать научное изобретение или открыть важную химическую формулу, а сейчас достаточно иметь смазливое личико» — не унималась она.

Когда начался урок и девушки быстро переоделись в раздевалке, ей показалось, что тема о «красавчике» на время забыта. Но нет.

— Вы видели какой у Никиты торс?! С ума сойти, — с выпученными от удивления глазами, сказала Лера.

— Я слышала, что с детства он ходит на секцию по кикбоксингу.

— Девочки, ни у кого из нас нет шансов… Говорят, ему Ира Маскина нравится, — неожиданно для всех Офелия сильно захлопнула свой шкафчик в раздевалке, чем привлекла внимание девушек.

— Ты нормальная? — возмутилась Лера.

— А вы? — съязвила она. — У вас неадекватная мания какая-то, даже немного страшно за жизнь девушки, с которой он захочет быть вместе. Думаю, подобная зацикленность должна лечиться и является опасной для окружающих! — громко заявила девушка.

— Да что с тобой?!

— Это с вами что? У вас явные отклонения в психике и наверное, эта болезнь передаётся воздушно капельным путём, раз явление это коллективное! — выйдя из раздевалки, она пожалела о сказанном, но всегда помнила правило «лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал». Видимо, и у неё проявились проблемы с самоконтролем. Возможно, это возрастное, считалось, что шестнадцать лет — самый сложный возраст, вот отсюда и гормональные всплески.

***

Никита с Глебом стояли в стороне и бросали мяч в корзину, разговаривая о своём.

— Ну и как она тебе? — с интересом спросил Никита.

— Ну-у, ничего такая, — пожал плечами друг.

— У тебя ещё какие-нибудь есть слова в лексиконе? — ухмыльнулся он. Сделав паузу, Глеб отыскал Офелию глазами и задумчиво произнёс:

— Скромная девочка, примерная, думаю, в силу воспитания. Вряд ли её интересуют сейчас отношения, — закончил Глеб и, улыбнувшись другу, спросил. — А что, тебе она понравилась?

Никита беспечно поднял бровь и призадумался: «А ведь она и правда ничего, хотя именно в таких девушек влюбляются. Слишком опасно, стоит держаться подальше»

— Думаю, всем хочется попробовать что-нибудь экзотическое, м? — предположил Глеб, улыбаясь уголком своих губ. — Чем тебе не экзотика?

— Не, я в эти игры не играю! Кавказ и всё такое — не моё, — усмехнулся Никита.

— Зассал? — Глеб внезапно подошел к другу, ловко отобрал у него мяч и, подпрыгнув, кинул в корзину.

— Скотина ты все-таки, — неодобрительно помотал он головой, — Хочешь пари?

— Как-нибудь в другой раз! — сказал Никита и засмеялся. — Ну и кто зассал? Ладно, у меня сегодня свиданка.

— Некая Ира Маскина?

— Угу…

***

По окончанию уроков подружки ждали на улице девочку из параллельного десятого «Б». Катя рассказывала о ней Офелии и об их случайном знакомстве. Она описала её как очень открытого человека с широкой душой, но как вечный скептик, Офелия не могла доверять наивной и легкомысленной подруге. Пока девушки скучали в ожидании, к ним подошли парни из одиннадцатого «А».

— Привет, девчонки, что стоим, кого ждём? — весело спросил Толик.

— Да так, подругу, — ответила Катя ехидно поглядывая на подругу, которая пыталась держать хладнокровное выражение лица. Толик посмотрел на Офелию и сделал шаг к ней.

— Как дела у тебя? — Невинно спросил он, но Офелия уже почуяла неладное.

Она смотрела на него чуть ли не с презрением. После заявления Миши ей совсем не хотелось видеть Толю. Всё в нём начало бесить, от маленьких и далеко посаженых глаз до тонких губ. Коротко остриженные светлые волосы раздражали, и его присутствие стало ей в тягость. Она была выше его на пол головы, что тоже вызывало дискомфорт. Конечно, у парня были борцовские, широкие плечи, но она никогда не считала его привлекательным и испытывала к нему дружеские чувства, если это можно так назвать.

— Чего тебе, Толь? — бросив на него поспешный взгляд, она тут же отвела его в сторону. Заметив в дверях школы новеньких, она напрягла своё зрение. С парнями из школы выходила темноволосая девушка, в которой она узнала Иру Маскину.

«Значит слухи правдивы» — расстроенно заметила Офелия.

В этот момент, наблюдая за одноклассниками, девушка не заметила, как Толя подошёл к ней так близко, что успел прильнуть к ней и чмокнуть её в щеку, дотронувшись до уголка её губ. От испуга и неожиданности девушка ахнула. Отпрянув от Толи она одарила его разгневанным взглядом, а в его выражении лица скользнул страх.

— Кто тебе давал права касаться меня? — совсем тихо спросила она еле шевеля губами, все тело дрожало, сдерживаясь от оскорблений.

— Я хотел… — Словно провинившийся ребенок, он начал оправдываться.

— Уходи отсюда…

В клубе

Настал вечер пятницы. К Никите приехал Глеб. Они находились в его спальне, Глеб сидел за компьютером, истребляя виртуальных зомби, а Никита, лёжа на кровати, собирал металлическую головоломку.

В голове мысли путались. Из-за отчисления ему пришлось забыть многих, с кем он дружил с первого класса. Были люди, которые сами отвернулись от него, этому послужило его отчисление, с другими не было возможности часто видеться и общаться как прежде из-за расстояния, разного дневного графика и многого другого. Обучение в прошлом заведении автоматически открывало перед учащимися двери лучших вузов города. У парня были большие планы о поступлении, родители тоже внесли свою «долю» в деканат одного из университета. Отец возлагал на младшего сына большие надежды, но, к сожалению, он их не оправдал, как и старший сын. Надо сказать, что брат Никиты посвятил себя гончарному искусству, тем самым разгневав отца. Ему пришлось покинуть отчий дом и снимать вместе со своей девушкой квартиру, ведь в наказание кормилец снял его с попечения.

Никита все никак не мог простить себе уход Глеба вместе с ним. Он объяснил это тем, что не сможет больше видеть этих ублюдков, после того, как одноклассники очернили Никиту перед директрисой. Это была жестокая драка с тяжелым исходом, со множествами переломами и разрывами тканей. Противнику пришлось делать операцию по удалению мениска. Но и Никите пришлось нелегко, парень тогда поранил его складным ножом. Отчислить решили только Никиту, так как драку начал он, а из-за чего все началось, никому не было интересно, им нужно было просто избавиться от проблемы, грозившей для школы репутацией. А одноклассники, выступившие против него, давно его недолюбливали и у каждого на то была своя причина.

В новой школе его раздражало почти все! Учителя, учащиеся, все было не привычным, будто из параллельной вселенной… Думая о школе, он вспомнил брюнетку с яркой внешностью, чего не скажешь о ее одежде. Парень вспоминал, как часто их взгляды встречались, но не ясно было одно: какие это были взгляды?! Порой он ловил в них интерес, а порой и раздражение. Они ещё ни разу не перемолвились словечком, но что все-таки она из себя представляет, ему безусловно было интересно узнать.

— Глеб, — позвал он.

— М?

— Ты не знаешь, тот парень, который обжимался с этой Офелией, кто он? — спросил Никита и Глеб, выпрямившись, нажал на паузу, плавно развернувшись на компьютерном кресле к другу. На лице у него застыла ухмылка.

— А что, это возбудило в тебе интерес к обычной заучке? — устало вздохнув, Никита промолчал, зная, что от чрезмерного количества вопросов, Глеб никогда уже не отвяжется и станет постоянно подтрунивать его. Глеб подошёл к нему и лёг рядом, положив руки за голову. — Фиг его знает, кто он такой… — Беспечно поднял плечо, парень. — Но, как я понял, местный раздолбай и гопник.

Никита хотел спросить, что его связывает с девушкой, но снова не решился. Да и какая ему разница. Что эта информация может решить или изменить? Не стоит так явно показывать своё неравнодушие, пусть даже и лучшему другу. Ведь все эти непонятные эмоции, поселившиеся в нем, могут быть временными проявлениями возрастного периода. Да и девушки у него давно не было. Более правдоподобно звучит именно эта версия, нужно просто выпустить свою сексуальную энергию, расслабиться и все эти глупости исчезнут.

— Как дела с Ирой? Ты говорил, что она слаба на передок, развёл ее? — лукаво улыбался Глеб.

— Нормально, на выходные позвала к себе, — отвлекшись от неприятных мыслей, развеселился Никита.

— М-м-м, поздравляю, — Никита протянул руку, тот хлопнул по ней. — И как тебе это только удаётся?

— Харизма и личное обаяние, — довольно произнёс он, встал с постели и потянулся.

— Ага, обаяние! Скорее повадки мажора! Должно быть, папиным кошельком козырял, — ехидничал Глеб.

— Завидуй, — злорадно зашипел Никита. Он подошёл к шкафу с одеждой и начал перебирать вещи.

— Чему? Да у неё корыстные цели, брат! — живо отозвался Глеб. Никита стянул с себя свитер и надел чёрную футболку поло.

— В таком случае, мы с ней в этом солидарны. Я тоже не любовь с ней крутить собираюсь, — холодно сказал Никита. Глеб оглядел его и спросил:

— Ты куда?

— В клуб! Ты со мной?

— Я бы с удовольствием, но не могу. Обещал матери проводить Надю с утра на фортепиано, — выдержав паузу он спросил, не Лёха ли договорился пропустить его. Никита улыбнулся уголком своих губ.

— Да, повезло мне с братом и с его связями.

***

После школы подруги возвращались домой уже втроём. Новая знакомая имела очень привлекательную внешность, высокая и стройная, к тому же блондинка. Природа вознаградила ее лицом овальной формы и выразительными скулами.

— Что на него нашло вообще? — недоуменно воскликнула Катя, смотря себе под ноги. Вздохнув от негодования, Офелия пыталась найти ему хоть какое-нибудь оправдание, чтобы не возненавидеть его ещё сильнее.

— Не переживай, вы вдвоём составите отличную пару, — на пухлых губах Насти заиграла озорная улыбка.

— Лучше замолчи, пока я тебя не убила! — с нотками иронии потребовала Офелия.

— Не будь букой, — подхватила Катя тон Насти.

— Он не имел права делать это! — злилась девушка. — Тем более на глазах у всей школы, — тихо добавила она.

«Что они подумают?» -всплыло в ее голове. Толе повезло, что она не ударила его так же при всех, каково было бы ему? До этого она ещё ни с кем не целовалась, ни в шутку, ни по глупости лет в двенадцать. Он хотел поцеловать её в губы и это получилось бы, если бы она не отвлеклась, ведь он практически застал ее врасплох! Особенно она нервничала о том, что же все-таки могли подумать Глеб с другом, они ведь совсем не знают ее и создавать неправильное впечатление тоже не хотелось.

На следующий день одноклассники продолжили над ней издеваться и шутить над их парой, но защищаться и ругаться ни с кем она не собиралась. Офелия понимала, чем меньше будет придавать всему этому значение, тем быстрее все забудут об этом нелепом происшествии. Вернувшись вечером домой, она собиралась забыть про все домашние задания и посидеть за любимым сериалом. Но сначала она решила проверить свои социальные сети. Страница со списком друзей показывала одну заявку и сердце замерло, когда на экране высветилось: «Артемьев Никита».

Она тут же перешла на его профиль и стала листать его фотографии — их было очень много и все были разными. На некоторых были фотографии в больших компаниях, обычные селфи, фотографии снятые в лифте у зеркала или у обычного зеркала дома для запечатления образа. На фотографиях с ринга и с победами она немного задержалась, его тело действительно было в тонусе. Были фотографии и из прошлой школы, где они были одеты в школьную форму с лошадками на пиджаках, в окружении красивых и ухоженных девочек. Она обратила внимание на то, каким счастливым было его выражение лица. Офелия ещё долго рассматривала его страничку, но вдруг, оторвавшись, она почувствовала беспокойство. При мыслях о нем, девушку одолевали эмоции, которые раньше она не испытывала. Ей стало интересно, почему он отправил заявку, нашёл ли он ее случайно или искал целенаправленно. Понимая, что уже зацикливается на нем и это становится манией, она отклонила заявку и оставила парня в подписчиках, выйдя из сети.

Поздним вечером, когда ей уже хотелось закрыться у себя в комнате, чтобы больше не сталкиваться ни с кем, к ним в дверь позвонили. Офелия удивилась, увидев на

пороге двух блондинок с загадочными улыбками. Это были Катя и Настя, которые прошли в квартиру с криками «приве-ет»!

— Что происходит? — недоумевая спросила Офелия.

— То, что обычно происходит в пятничный вечер, — интригуя подругу подмигнула Настя.

В этот момент Офелия узнала ещё одно качество в этой девушке. Вероятнее всего она была из тех, кто любил шумные вечеринки. Настя явно была компанейским человеком, это было видно по её общительности. Девушка часто бросала колкости в адрес обсуждаемых и обладала исключительным качеством самоиронии. Офелия безумно была рада подобному знакомству, ей — скованной девушке, было полезно иметь таких открытых людей среди своего окружения.

— Катя, — угрожающе позвала Офелия подругу, понимая, что что-то не так.

— Да брось, Лий! — устало протянула Катя, — это будет безобидный, но безумно отвязный вечер в одном из лучших клубов! — лицо подруги искрилось в предвкушении веселья. Это был ее первый поход в клуб, так же как и у Офелии.

— Вы серьезно? — она изумленно подняла брови.

— Конечно! Отказ и возражения не принимаются! — твёрдо заявила Настя, — Катя предупредила меня, что ты одеваешься как мужеподобная европейка! — почему-то в голосе были нотки возмущения. Офелия упёрла руки в бока и, сузив глаза, стрельнула в подругу колючим взглядом.

— Не понимаю, как это воспринимать, это оскорбление в мой адрес или все же камень в огород европеек?

— Дорогая, это не оскорбление, а дружеская критика, — Офелия одарила ее укоризненным взглядом, — Ты же красотка, но правильно преподать себя тоже нужно уметь!

После недолгой паузы подруги устроились на ее кровати, которая находилась у стены. Рядом с кроватью стоял небольшой, но высокий шкаф белого цвета. По левую сторону комнаты находился компьютерный столик, у другой стены расположился маленький столик со стульчиками. Со словами: «итак, примерь-ка это», Настя достала из бумажного пакета потрясающее платье, которое переливалось серебристыми пайетками, расшитыми по всему платью.

— Как тебе? — воодушевленно спросила Катя. Снова во взгляде Офелии просочилось сомнение.

— Да, вы с ума сошли!!! Оно еле задницу прикрывает! — запротестовала Офелия, но, все-таки, взяв его в руки, повернула перед собой висевшее на вешалке платье. Рассмотрев одеяние поближе, она увидела глубокий вырез на спине, от чего ещё больше ужаснулась. — Нет, вы определённо поехавшие! — хоть Офелия и испугалась напора девочек, выражала своё недовольство, но ей стало вдруг жутко интересно, как она может преобразиться. Идея о временной смене стиля придавало ей некую взволнованность.

— Не спеши, пожалуйста, с выводами пока не примеришь его на себе, — отмахиваясь в сторону, Настя прогнала ее в соседнюю комнату переодеваться. Офелия подчинилась, уйдя в родительскую спальню. Она бросила платье на кровать и ещё раз с недоверием посмотрела на него. Оно было несомненно прекрасным, но исключительно предназначенное для более уверенных в себе девушек, как Настя.

После того, как она сняла свою теплую флисовую пижаму, девушка неуверенно натянула серебристое чудо на своё юное тело. Перед тем, как взглянуть на себя в зеркало, она распустила свою небрежную гульку на голове и волосы словно волной опустились ей на плечи, спускаясь чуть ниже талии. Она подошла к зеркалу и перед ней предстала молодая девушка в сексуальном наряде, но со страхом в глазах и жуткой неуверенностью в движениях. Офелия снова собрала свою копну волос и опустила их на грудь.

Ее воспитание очень сильно мешало ей жить и дышать полной грудью. Сейчас в свои шестнадцать, это ощущалось как нельзя сильнее. Ей вспомнились мамины нравоучения и ее чрезмерная строгость в воспитании дочери. Наверное, из-за этого в этот момент, когда Офелия стояла в дерзком платье, в ней вдруг проснулся дух бунтарства и он придавал ей адреналина. Сейчас ей захотелось наконец-то пойти против всех глупых правил, которые сделали из неё жутко закомплексованного человека.

Именно с этими мыслями она вышла к подругам. При виде нее они восхищённо ахнули. Конечно, ничего в ней особо не изменилось, но подруги настаивали, что в ней все-таки определенно что-то поменялось. Она не понимала, как и почему они отметили именно это, но не согласиться было невозможно.

— Что будем делать с волосами? — в предвкушении следующих изменений, спросила у Насти Катя. Сощурив глаза и вглядываясь в ее образ в целом, девушка пыталась придумать то, что гармонично впишется в их новое творение. Надо отметить, что над ее макияжем они уже успели поработать, но запрещали смотреться в зеркало пока не будет все закончено.

— Думаю, нужно сделать пробор на бок, а волосы завить в «голливудскую волну», — подруги вопросительно посмотрели на неё, а она в свою очередь тем же взглядом глянула на них. — Ну, это аккуратно завитые локоны движения, которые не должны отличаться, — уточнила Настя. После Настя, у которой, как Офелия поняла, были просто золотые руки, принялась колдовать над ней дальше. Это заняло чуть больше времени, чем макияж.

Спустя вечность, как показалось Офелии, наконец она была готова. Девушка чувствовала себя как в шоу преображения, до и после. Даже реакция на своё отражение была не менее шокирующей, чем у героинь подобных передач. Её и без того большие и выразительные восточные глаза, стали ещё больше. Чёрный цвет теней плавно переходил в матово-коричневый оттенок, в тандеме они создавали дымчатый эффект глаз, как объяснила Настя. На губах был еле заметный цвет бежевого карандаша. Губам не нужно было добавлять цвета, чтобы не перезагрузить и без того яркий макияж.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 748