электронная
72
печатная A5
539
16+
Сердце на двоих

Бесплатный фрагмент - Сердце на двоих

Книга первая


Объем:
348 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2924-1
электронная
от 72
печатная A5
от 539

Пролог

Сейчас уже и не установить, кто виноват и кто начал первым. Да это и неважно. Главное что это случилось. Цивилизованный, высокотехнологичный мир погрузился в хаос, оставив после себя малоправдоподобные древние легенды, похожие на детские сказки. Сорок процентов населения некогда обжитой планеты погибло в первый месяц после запуска первых ракет со смертоносной начинкой. Остальные пятьдесят девять промучились ещё около десяти лет, цепляясь за жизнь из последних сил. Оставшуюся горстку выживших тоже нельзя было назвать счастливчиками. Мир, к которому они привыкли, погиб. Привычный образ жизни рухнул. Природа понесла такой колоссальный ущерб, которого не было со времён ледникового периода, приведшего к вымиранию динозавров. Земля была усыпана огромными очагами радиации, токсичными загрязнениями, всевозможными смертоносными инфекциями. Чистую питьевую воду можно было увидеть только на картинках в чудом сохранившихся книгах. Голубое небо превратилось в жуткую серую пылевую массу, сквозь которую с трудом пробивался солнечный свет. В таких экстремальных для жизни условиях и выживала эта оставшаяся горстка уцелевших людей, сменяя поколения и постепенно возвращаясь к первобытному состоянию.

Миновало несколько столетий, прежде чем начали заживать страшные раны на некогда зелёной планете. Природа упорно отвоёвывала каждый участок, забранный у неё произошедшим катаклизмом. Металлические конструкции проржавели, прочный бетон превратился в песок, радиоактивная пыль была смыта дождями и поглощена в пучинах океана, небо опять стало нежного голубого цвета. Люди начали задумываться не только о банальном выживании, но и об улучшении своего быта. Вновь стали возрождаться такие понятия как музыка, живопись и прочие категории искусства. Появилась необходимость в письменности и в прочих науках, утерянных за долгие годы. К сожалению, а может быть и к счастью, организм человека с поколениями значительно мутировал, приспосабливаясь к неблагоприятной окружающей среде. В зависимости от внешних воздействий люди приобрели те или иные качества, которые не были присущи им до вышеупомянутых страшных событий. Многие явления, приписываемые в своё время колдунам и шарлатанам, получили обыденное хождение и теперь не считались чем-либо из ряда вон выходящим. Естественно у разных групп появились свои понятия о добре и зле, свои устои, свои правила и свои законы, и не всегда они соответствовали друг другу. Возникали конфликты, войны, захват чужих территорий. Тем не менее, жизнь продолжалась и пробивала себе дорогу к лучшей доле.

1

— Дорогая! Посмотри, какой прекрасный вид открывается на нашу долину с этой новой почти достроенной башни! Я хочу назвать её в твою честь — башней Прекрасной Глории!

— Мне кажется, на этой башне будет пролито немало крови в своё время! Не стоит называть её моим именем, тем более с эпитетом прекрасной! — осторожно возразила королева: — Хотя вид отсюда действительно изумительный!

— Без этой башни крови будет пролито значительно больше! А так у нас есть надежда, что эти укрепления надёжно защитят наш замок с восточной стороны! Мало кто решится взять штурмом эти каменные стены!

— Так и назови эту башню башней Надежды, или Спокойствия! Кстати, ты решил, как мы назовём нашего будущего ребёнка?

— Ты мне ещё не сказала, кто у нас будет, мальчик или девочка!

— Наш лекарь на таком маленьком сроке определить не может, а старые ведуньи только через две недели прийти обещали!

— Не доверяю я твоим ведуньям Глория! Слишком витиевато они о простых вещах говорят! — со скепсисом произнёс король Брайн: — Помнишь, четыре года назад, перед нашей свадьбой они пытались уговорить меня подождать с объединением предгорных земель?! Как там они говорили? «Не торопись король вместе с землями брать под своё крыло подлость, зависть и гордыню! Не взваливай на свои плечи непосильную ношу! Подожди, пока они потеряют силу и тогда князья предгорья сами тебя об этом попросят!» И что? Стоило бездарно терять эти годы?

— Я не знаю, что тебе на это сказать! — смущённо ответила королева: — Просто я очень переживаю за нас и за нашего будущего ребёнка!

— А я знаю, что на это сказать! — как всегда начал возбуждаться Брайн, когда разговор заходил об объединённых землях: — Я тоже переживаю за нас и за нашего будущего ребёнка! Потому и затеял это объединение! Шесть князей подписали вассальскую грамоту и сейчас под моим началом все княжества предгорья! Из жалких князьков мы превратились в полноценное королевство с мощными укреплениями и с вполне сносным войском! За эти четыре года количество набегов и приграничных стычек уменьшилось почти в десять раз! Наша общая казна увеличилась почти в два раза, и это невзирая на траты по укреплению замка и дозорных башен по периметру границ! Наши крестьяне в полтора раза увеличили количество пашен и поголовье скота, теперь у нас нет проблем с голодной зимой! С нами начали считаться такие крупные королевства как Междуречье и Королевство Зелёных Долин! У нас сейчас ….

— Всё так милый! — перебила его Глория: — Я никогда с тобой не спорила! Ты король, и поступаешь так, как считаешь нужным! Я просто переживаю за нас, и думала, что наших двух самых больших княжеств хватило бы для достойной жизни наших народов!

— Нет, не хватило бы! Это даже не полумера! — продолжал Брайн, не в силах остановиться: — Только объединение всех земель предгорья позволило нам достичь этих высот! Да, мне пришлось нагнуть пару упрямых князьков, но это ради общего блага, и результаты ты видишь налицо!

— Не всегда то, что бросается в глаза, является конечным результатом!

— Глория, не заводи меня! Ты конечно женщина умная и магией владеешь получше меня, но в государственных делах понимаешь слабо! Нельзя сидеть на попе ровно и ждать когда на тебя блага с неба сыпаться будут!

Разговор супругов прервал вбежавший по лестнице сотник охраны.

— Сир! Приехал князь Викард с донесениями от дальних дозорных!

— Хорошо! Передай, через десять минут я буду в зале военного совета!

Князь Викард был одним из немногих, кто сам по доброй воле согласился на объединение предгорья и первым подписал вассальскую грамоту. Был он человеком далеко не молодым, скорее его возраст можно было даже отнести к преклонному, но достаточно крепким мужчиной, способным уверенно держать в руках холодное оружие. Детей у него не было, первенец погиб ещё в восемь лет, случайно утонув в горном озере, когда от холодной воды ноги свело судорогой. А дочка умерла при родах, после чего его супруга уже не могла иметь детей. Может поэтому он и был ярым сторонником объединения, поскольку передать свои земли ему было некому. Тем не менее, предгорью служил он честно и с полной отдачей сил.

— Приветствую тебя Викард! — первым поприветствовал король уставшего гостя: — Присаживайся, я как раз по пути приказал принести нам что-нибудь перекусить. Чай последние дни на солонине сидел?!

— Спасибо Брайн! — с учтивым поклоном поблагодарил князь, воспользовавшись своей привилегией называть короля по имени: — Не откажусь, если честно! В последние дни хорошие харчевни не попадались, да и некогда было желудок деликатесами баловать!

— Ты всё такой же! Дела на первом месте, а о себе как всегда забываешь! — с улыбкой пожурил своего старого друга король: — Ты хоть бы в свою охрану нормального повара добавил, а то скоро кости об броню звенеть будут, и твоя ненаглядная Марта нервничать начнёт!

— Марта не поэтому поводу нервничает! — уже более серьёзно начал Викард: — Ты же знаешь её способности, она гнилое нутро за версту чует!

— Ты опять о князьях Бараке и Ульфе? Я же тебе говорил, нету у нас фактов, а способности твоей жены на королевском суде не предъявишь!

— Да, не предъявишь! Только странностей многовато за последнее время, тебе не кажется?! Вот и сейчас я к тебе с очередными приехал!

Беседу прервали подошедшие слуги, которые быстро накрыли обеденный стол и также быстро удалились. Ребрышки ягнёнка в кисло-сладком соусе ненадолго приостановили деловой разговор, давая собеседникам обдумать все, что происходило за последние три-четыре месяца. Король Брайн и сам прекрасно понимал, что вышеупомянутые князья были слабым звеном в его созданном в предгорье королевстве, но уличить их в измене или во вредительстве не мог. Тем более не мог кидать голословные обвинения, а любые карательные действия без железной аргументации могли привести к развалу с таким трудом созданного объединения.

— Ну, рассказывай, что там у тебя за странности на дальних рубежах! — поинтересовался Брайн, закончив с ягнёнком и наливая в кубки лёгкое вино.

— Да есть парочка странностей, как раз на границах земель Барака и Ульфа! — начал Викард, отодвинув в сторону даже не пригубленное вино: — Мои люди донесли, что в пяти километрах от границы с Бараком появились оборотни, причём не залётные, а с татуировкой воинов, и не один, а с десяток!

— Оборотни говоришь! Говоришь с боевым тату! Оборотни это плохо! Не мешало бы выкурить их оттуда!

— Странность не только в этом! Меня больше волнует, почему об этом не сообщил сам Барак?! По донесению они уже там больше месяца, и не заметить их было не возможно!

— Твой человек мог и ошибиться! Да и десяток зверей, это не угроза для нашего королевства, скорее неприятности для приграничных деревень! Хотя, согласен, воины у оборотней просто так не шатаются!

— Вот именно, что просто так не шатаются! — подтвердил Викард: — Похоже на разведку перед набегом!

— И какой смысл Бараку в этом набеге? Он же сам в большей степени и пострадает! Не вижу логики! А какая вторая странность?

— Вторая на границах с Ульфом! Там были замечены болотные бородавочники!

— А этим-то, тупорылым болванам что надо? Они же со своими скудными мозгами больше на троллей смахивают, чем на людей! Да и не покидают они своё вонючее болото обычно! — удивился король.

— Вот я и говорю, что странно всё это! И опять же, от Ульфа никакой информации!

— А какая должна быть информация? — возразил Брайн: — Ну, бородавочники! Ну, появились! Странно конечно, но им кроме своего болота ничего не нужно, они даже крупных набегов никогда не делали, да и вооружение у них одни гнилые дубины!

— Так-то оно так, только ты знаешь какой у них болевой порог! Мечом проткнёшь, а они идут, три стрелы в теле, а они дубинами машут! А то, что крупных набегов не делали, так и на старуху бывает проруха!

— Глупости не говори, Викард! Какая к чёрту опасность от тупоголовых?! — опять не согласился с ним король: — У тебя есть ещё что-нибудь стоящее?

— Не знаю, стоящее или нет, но сообщить должен! — ответил Викард, недовольный что его опасения практически проигнорировали: — У моих южных границ, сразу за широким перевалом, стали очень часто видеть диких степняков! Я послал опытных людей. Они сообщили, что кочевники разбили свой лагерь в ста километрах от королевства!

— И что? Они набеги делали? — поинтересовался Брайн.

— Да нет! Набегов пока не делали! Только торговые караваны в южный султанат стало опасно отправлять! Вопрос, зачем они свой лагерь перенесли из плодородных степей к нашим границам со скудной травой! Да и мои воины на дозорных башнях несколько раз видели Ульфа, когда он широкий перевал пересекал!

— Остановись, Викард! — одёрнул его король: — Я тоже этих двоих недолюбливаю, но это не повод на них зуб точить! Пусть с ворчанием и ленцой, но распоряжения королевского совета они выполняют! Так что не подходи ко мне больше со своими пустыми опасениями!

— Хорошо, сир, не буду! Во всяком случае, пока железных доказательств не найду! Кстати, как там Глория? Как самочувствие у будущей мамы?

— Спасибо, Викард, самочувствие у жены прекрасное! Ты давай в следующий раз ко мне с Мартой приезжай! Глория очень рада будет!

* * *

Три ведуньи, пришедшие навестить королеву, были совершенно не похожи друг на друга. Одна была яркой брюнеткой аристократической внешности, и одевалась по последней моде. Другая представляла из себя высохшую старуху с неухоженными седыми волосами. Третья была пышной молодой блондинкой в простом крестьянском наряде. Но все они считались самыми сильными прорицательницами в ближайшей округе. Пришли они сразу после полудня, но по установившейся традиции первым делом отправились не к королеве, а в обеденный зал, где их предварительно потчевали изысканными яствами. Считалось, что на голодный желудок ведуньям было тяжело работать. Впрочем, некоторые умные люди подозревали, что таким образом они оценивали платёжеспособность своих клиентов и в зависимости от этого решали, стоит ли тратить свои магические силы на очередное предсказание.

Королева ожидала троицу в зале на втором этаже рядом со своими покоями. Король Брайн, хоть и недолюбливал предсказательниц, но тоже присоединился к Глории в надежде узнать о будущей судьбе своего первенца от профессионалов своего дела.

— Я чувствую сильное женское начало! — констатировала пышечка в крестьянском одеянии, около минуты подержав руку королевы между своих ладоней: — Очень сильная магическая аура пробивается от зарождающегося младенца! Похоже, ваша дочь будет обладать незаурядными магическими способностями, свойственными только великим магам и колдунам! Не дайте такому редкому дару зачахнуть в вашем предгорье! С юных лет наймите для неё опытных наставников и учителей, не жалейте на это золота, такие вложения окупятся сторицей!

— Ты что-то путаешь, Агафья! — возразила ей яркая брюнетка, для надёжности приложив свою ухоженную руку к совсем ещё небольшому животику Глории: — Здесь скорее мужское начало, а не женское! И я чувствую не столько магию, сколько мужество, отвагу и целеустремлённость! Похоже, король Брайн, у тебя будет прекрасный наследник престола! Научи его премудростям королевской жизни и обучи владению оружием! И твоему сыну не будет равных среди королевских отпрысков!

— Вы чего бабы? Белены объелись? — опешил внимательно слушающий их Брайн: — Вы, в конце концов, определитесь, кто у меня будет! А то от ваших предсказаний у меня одни вопросы в голове! Вы мне ещё младенца с широкой волосатой грудью и с сиськами нагадайте!

— Угомонись Брайн! — прервала его королева: — Не ругайся! Дай до конца уважаемых ведуний выслушать!

— Я их как раз и слушаю! — не сдавался вспыливший король: — Только после той изысканной еды, что мы им выставили, их слова должны душу радовать, а не головную боль причинять!

— Негоже король Брайн своих гостей угощениями попрекать! — бесстрашно возразила королю старая ведунья: — Будь вежливым! Мы всегда говорим то, что сердцем чувствуем, потому и уважают нас по всей округе! А нравится наши слова кому-то, или не нравятся, это уже другой вопрос! Или ты хочешь, чтобы мы как бродячие шарлатаны врали в угоду твоим ушам?

— Ты меня ещё поучи, как мне с людьми разговаривать! — по инерции продолжал ворчать Брайн, но поймав суровый взгляд Глории, успокоился: — Ладно! Заканчивайте свои предсказания! Только постарайтесь что-нибудь внятное выдать!

Старая ведунья подошла к королеве, присела к её ногам и тихонько прижалась щекой к её чреву. Сидела она долго. От внутреннего напряжения на висках старухи выступили капельки пота и от усталости под глазами начала проступать болезненная синева. Все сидели не шелохнувшись, даже король Брайн, вопреки своему вспыльчивому характеру, старался дышать через раз, лишь бы не помешать магическому таинству. После долгих минут томительного ожидания седая ведунья тяжело вздохнула и присела на стоящую рядом кушетку, после чего закрыла глаза и погрузилась в свои раздумья. Вопрос «И что ты увидела?» у всех крутился на языке, но задать его первым никто не решался. В комнате повисло нервное напряжение.

— Да уж, таких магических знаков, исходящей из твоей ауры королева Глория, я ещё не видела! — наконец произнесла ведунья, так и не открывая уставших глаз.

— Видела, не видела — в конце концов, ты можешь нам человеческим языком рассказать, что ты видела? — не выдержал Брайн, опять начиная слегка злиться.

— Могу! Дайте только немного отдышаться! Спешка в этом деле ничего не изменит! — ответила на его обвинения седая старуха, с трудом открывая глаза: — Не переживай Брайн! Никаких уродцев в твоём роду не ожидается! Дети, рождённые Глорией, будут не только статными и красивыми, но и духовно богатыми! Только вот судьба у них будет непростая, похоже, своё счастье им придётся добывать без вашей помощи своими руками! Всё лучшее, что вы могли им дать, вы уже дали!

— Что значит своими руками? Поясни, почему это мы с Глорией не сможем сделать своих детей счастливыми! — требовательно попросил озадаченный король, привыкший к чётким докладам своих подчинённых: — И вообще, почему ты говоришь во множественном числе? Глория что, носит в себе двойняшек или ты говоришь о следующем ребёнке?

— Я говорю, что Глория родит на свет двоих, мальчика и девочку! Только определить это было очень непросто, потому мои уважаемые спутницы и высказали два противоположных мнения! Их сердца бьются в полный унисон! Если из-за волнения матери одно из сердечек начинает учащённо биться, то второе мгновенно подхватывает его ритм, если сердечко успокаивается, синхронно с ним успокаивается и другое! Два разных маленьких сердечка работают как одно целое! Такого я за свою долгую жизнь никогда не встречала!

— А что с моим первым вопросом? — снова поинтересовался нетерпеливый Брайн: — Почему мы не сможем помочь им обрести счастье?

— Этого я не знаю! В их ауре нет знаков объясняющих почему!

— Уважаемая Романда, расскажи все, что ты видела! Пожалуйста! — попросила ведунью разволновавшаяся королева: — Мы не будем тебя перебивать!

— Да я вроде всё основное уже рассказала, милая Глория! Агафья и Миранда вас не обманули! Девочка действительно будет обладать уникальными магическими способностями, если вы вовремя её обучите! А мальчик возьмёт лучшее от своего отца, и надеюсь, будет более выдержанным, чем твой благородный супруг! Всё что могу добавить это то, что если мужское и женское начало ваших детей соединяться для одной цели, их возможности многократно возрастут! Плохо только одно — если одно из сердец остановится, другое может не пережить ужасной трагедии! Но думаю, до такого горя дело не дойдёт, во всяком случае, я не смогла увидеть их смерть!

— За весть о будущих детях конечно спасибо, она, безусловно, приятная! Но может, ты ещё посмотришь, почему я не смогу дать им счастья? — снова попросил король: — Я могу значительно увеличить ваше вознаграждение!

— Дело не в вознаграждении Брайн! Мы получили вполне достаточно, и скрывать я ничего не собираюсь! — отказалась от предложения старая Романда: — На прощание я только могу дать тебе бесплатный совет — тяжёлые времена ожидают тебя в скором времени король предгорья! Смерть витает у твоих границ! Так что ты уж постарайся подготовиться и встретить её достойно! Глядишь, и отделаешься малой кровью, да королевство своё сохранишь!

— Только не надо меня учить, как королевство сохранять и как к всевозможным напастям готовится! Я только этим и занимаюсь всё последнее время! И весьма успешно занимаюсь! — снова начал заводится Брайн, не любивший когда его поучают люди далёкие от государственных дел: — Если вам сказать больше нечего, тогда я с вашего позволения покину ваше милое общество и займусь делами! До свидания, и спасибо за хорошую весть о детях!

* * *

По залу совета король Брайн расхаживал мрачнее тучи. Никто из первых князей не мог объяснить причины такой агрессивной активности практически на всех границах предгорья. Даже мелкие бароны из Междуречья, земли которых соприкасались с его королевством, начали обижать местный торговый люд, взвинчивая цены за проезд и занимаясь чуть ли не банальным грабежом, чего раньше и в помине не было.

— Мне кто-нибудь объяснит, что за бардак творится на наших границах? — в который раз спрашивал Брайн своих князей: — Почему невзирая на все предпринимаемые меры обстановка только ухудшается?

Никто из шести князей не рискнул отвечать на этот вопрос. В зале повисла гнетущая тишина, и только скрип половиц под ногами шагающего из угла в угол короля выдавал присутствие людей.

— Чего молчим? Сказать нечего? — продолжал напирать Брайн: — Ответь мне Барак, почему уже шесть месяцев ты не можешь выкурить из своих лесов оборотней? Я тебе что, сводные отряды не посылал?

— Да нет, отряды вы посылали! А что я могу сделать? Я четыре раза тотальные облавы устраивал, только они уходили перед этим! — оправдывался Барак.

— Похоже, этих зверей кто-то информировал о каждом нашем шаге! — влез в разговор Викард: — На последнюю облаву мы заходили с двадцатикилометровой зоны и привлекли для этой операции более восьмисот воинов предгорья, но они всё равно ушли, причём в зоне ответственности князя Барака!

— Ты на что намекаешь, князь Викард? — набычился Барак: — Уж не хочешь ли ты заявить, что я оборотней прикрываю?

— Заявить пока не хочу! Но вот определённые подозрения на этот счёт имею!

— Ну-ка цыц все! — рявкнул король: — Мне для полного счастья только ссоры среди первых князей не хватало! Вы б свой пыл и агрессию в другом месте проявили! Например, степняков от широкого перевала отвадили бы! Что скажешь Викард?

— А что ты хочешь услышать? — уверенно ответил Викард: — Для решения этого вопроса мне надо хотя бы тысячу всадников и я разнесу их головное стойбище! Ты мне их выделил? Или ты считаешь, что я пехотой сотню вёрст туда и обратно сбегаю и три тысячи конных степняков разгоню?

— Ладно, не обижайся Викард! — утихомирил свой пыл король: — Знаю я об этой проблеме! Но всадников пока дать не могу, сам видишь, что в округе творится! Ты уж потерпи чуток!

— А он только и может, что терпеть! — ехидно заявил Ульф: — Сам с такой мелочью справиться не хочет, только на помощь и надеется!

— Ты бы уж помолчал князь! — вступился за своего друга Брайн: — Лучше расскажи, какой идиот тебя надоумил пять тонн сахара-сырца на границе с бородавочниками складировать? Ты что решил их подкормить и привадить?

— Почему подкормить?! — неуверенно замялся Ульф: — Просто склады около замка прохудились, вот и решил временно переместить!

— Ну что, переместил?! Или ты своей головой не соображаешь, что бородавочники на сладкое как мухи на мёд слетаются? Ты как теперь этих тупоголовых назад в болота загонять собираешься?

В этот момент к королю подошёл личный писарь, исполняющий одновременно роль адъютанта и оруженосца, и что-то прошептал ему на ухо. Король нахмурился, тихо отдал ему распоряжение, после чего обратился к совету.

— Прошу прощения уважаемые князья, но я вынужден покинуть это важное заседание! — извинился он перед присутствующими: — Вы, наверное, уже слышали, что четыре часа назад у моей жены начались первые схватки! Она пока не родила, и старший лекарь попросил срочно зайти в покои королевы! Ещё раз приношу свои извинения, но дело касается моих прямых наследников и моей жены! Так что подумайте пока без меня! А ты Викард, потом мне доложишь о предпринятых мерах!

В покоях королевы помимо старшего королевского лекаря находилась пожилая женщина-повитуха, и пара нянек, державших наготове горячую воду и чистые полотенца. Глория лежала под белой простынёй и хоть была изрядно измучена, но тепло улыбнулась вошедшему мужу.

— Что там у вас? — поинтересовался Брайн, по привычке сразу переходя к существу вопроса.

— Очень тяжёлые роды, сир! — пояснил лекарь: — Похоже, близнецы каким-то образом сцепились друг с другом, надо резать!

— Это опасно? — спросил король, нежно взяв руку Глории и поцеловав её.

— В принципе нет! Я это проделывал не раз и на более тяжёлых роженицах!

— Так зачем ты сорвал меня с важного военного совета?

— Дело в том сир, что ваша жена наотрез отказывается пить обезболивающее!

— В чём дело Глория? Я конечно не лекарь, но что значит резать по живому, на себе знаю!

— Милый, я знаю что делаю! Поверь мне! — ответила королева тихим и уставшим голосом: — Детей надо рожать в сознании, а в его обезболивающем большая часть сильного снотворного! Не хочу, чтобы такая адская смесь попала новорождённым!

— Но это небезопасно, ты просто можешь не выдержать боль! — возразил король.

— Боль я выдержу, не переживай! Насколько ты помнишь, я обладаю магической силой! И силой немалой, хоть и неакадемической! Так что любую боль я могу при желании купировать! К тому же все знают, что мать передаёт детям свою силу с материнской любовью, но мало кто догадывается, что при муках такая сила значительно увеличивается!

— Я даже не знаю, что тебе на это сказать! — раздираемый противоречивыми чувствами вымолвил Брайн.

— А ничего говорить и не надо! Просто подержи меня за руку, пожалуйста! — попросила Глория: — Твоя любящая и надёжная рука добавит мне сил и храбрости!

Через полчаса на белоснежных полотенцах у нянек лежало два нежных маленьких тельца. Лекарь оказался прав. Близнецы не просто сцепились, а срослись небольшой частью на спине чуть ниже лопаток в области сердца. Может и поэтому их бьющиеся в унисон сердца в своё время так озадачили опытных ведуний. Да и сам аккуратный надрез, выполненный твёрдой рукой старшего королевского лекаря при разделении, по форме напоминал маленькие сердечки. Эти два небольших шрама совершенно не портили внешний вид младенцев и скорее напоминали две, профессионально сделанные татуировки под левой лопаткой. Король Брайн, от волнения потерявший за эти полчаса несколько килограмм своего веса, наконец-то облегчённо вздохнул. Тем более что его любимая Глория относительно легко отделалась, учитывая экстремальные обстоятельства. Она даже успела обнять и поцеловать своих только что рождённых детей, прежде чем провалится в глубокий сон от усталости. Так что праздник устроенный в королевстве по случаю рождения наследников престола не был омрачён ни каким обстоятельством, если не считать тяжёлой обстановки на границах Предгорья. Близнецов назвали Дэйрил и Айрис, в честь древнего бога Дэйра, олицетворяющего мужество и отвагу, и древней богини Айры, покровительницы любви и нежности. Оба их имени торжественно вписали золотыми буквами в генеалогическое древо как первых наследников земель Предгорья и закрепили магической печатью, исключающей любые подделки и фальсификацию. Оставалось только отправить копии документов в зал хранителей, находившийся на большом высокогорном плато магов сразу у северных границ Междуречья и Королевства зелёных долин, и тогда бы близнецы навечно вошли в новейшую историю, ведущую своё исчисление со времён большого взрыва. Но для начала надо было закрыть все проблемы Предгорья, за решение которых с удвоенной энергией взялся король Брайн.

* * *

— Да когда же они угомонятся?! — в сердцах воскликнул король Брайн, задавая вопрос скорее самому себе, чем окружающим его воинам: — Шестую атаку отбиваем, а степняки всё прут!

— Сам удивляюсь! — вторил ему Викард: — Обычно после третей они в степи уходят! Что-то здесь не так, а что, понять не могу!

— Вот и я не понимаю! Они что, не видят, что не пробьются они через широкий перевал? Зачем зря своих воинов губят?

— К сожалению наших тоже пало немало! Соотношение стандартное при нападении, один к трём! — печально констатировал Викард: — К тому же у них свежие силы подходят, а у нас ребятки выдыхаются потихоньку!

— Да знаю я! Только ведь всё равно не пробьются, у нас заслоны грамотно поставлены, так что хоть трижды свежие, один чёрт не пройдут!

— Эх, нам бы тяжёлую кавалерию человек пятьсот, мы бы глубокий рейд сделали! Тогда бы точно всякую охоту у степняков отбили! — мечтательно поплакался королю его верный приятель.

— Викард! Только не надо мне на больную мозоль давить! Сам же знаешь, не могу я наших конников у Барака и Ульфа забрать, там же оборотни и тролли болотные периодически лезут!

В этот момент к штабной палатке подъехал вестовой, отправленный с донесениями от западных границ.

— Сир! Бородавочники прорвали границу и двинулись вглубь королевства в направлении вашего замка! — быстро выпалил он, как только охрана привела его в штаб.

— Что? — опешил король: — Что значит, прорвали границы? Как могли три десятка болотных троллей прорвать укреплённый район?

— Не могу знать, ваше Величество! — снова отчеканил гонец: — Только их не три десятка, а почти тысяча!

— Служивый, ты часом ничего крепкого по дороге не употреблял? — угрожающе спросил у него Брайн: — Мне князь Ульф вчера докладывал, что гонит с наших земель около тридцати болотных тварей! Кто из вас врёт?

— Не могу знать, ваше Величество! — испуганно ответил вестовой: — Но на службе я капли в рот не беру!

В штабной палатке повисла напряжённая тишина. Король лихорадочно пытался понять, где он мог просчитаться. До сегодняшнего дня самым тяжёлым участком считалась южная граница на землях Викарда, где дикие степняки предприняли серьёзные попытки для прорыва. Потому он и прибыл сюда со своим личным резервом. Сводные отряды были незадолго до этого направлены на восточные и западные границы, где участились случаи проникновения оборотней и болотных троллей, называемых в быту бородавочниками.

— Викард! Ты можешь мне объяснить, что происходит в нашем Предгорье? — нарушил молчание Брайн, заранее зная, что не получит ответ на свой вопрос.

— Что происходит, не знаю! — прогнозируемо пожал плечами князь Викард: — Но что знаю точно это то, что если это правда, то тебе лучше со своим резервом быстро возвращаться в замок! Иначе оставленная сотня замковой охраны не удержит стены!

Брайн ненадолго задумался. Его верный друг был как всегда прав. Его хорошо укреплённый замок оставался практически без защиты. Под угрозой оказалась не только жизнь его обитателей, включая жену и его двух полуторамесячных детей, но и судьба всего объединённого королевства. Впрочем, король прекрасно осознавал, что без его личных воинов Викарду будет очень тяжело сдерживать степняков. Словно предугадав мысли короля, князь решил поддержать единственно правильное решение.

— Не переживай Брайн! Я здесь как-нибудь продержусь! — обратился он к королю: — Сам говорил, заслоны поставлены грамотно, да и воины у меня обученные! Выстоим!

— Я тебе двести конников в подмогу пришлю! — пообещал ему король: — Сейчас вестового отправим, пусть заберёт все сводные отряды от князя Барака! Ничего страшного, если два десятка оборотней в его лесах пошалят!

Выполнить своё обещание Брайну не удалось. Буквально через минуту на горизонте показался всадник в одеянии офицера королевской гвардии. Он был изрядно потрёпан и с трудом держался в седле.

— Сир! На восточной границе беда! — доложил офицер, когда охранники помогли ему слезть с коня: — Оборотни! Много оборотней! Они двигаются в вашу сторону!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 539