электронная
144
печатная A5
549
16+
Секрет в ее крови

Бесплатный фрагмент - Секрет в ее крови

Где-то в начале пути, или Беда не приходит одна


Объем:
436 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2031-6
электронная
от 144
печатная A5
от 549

Пролог

— Ну, Габи давай, нужно сказать levitation (левитация) и представить, как оно поднимается в воздух.

— Сейчас!

Девочка четырнадцати лет прикрыла глаза и выставила руки вперед. Она тихонько шептала заученное слово на незнакомом языке, пытаясь правильно произнести. Перед ней на асфальте лежало перышко голубя, на котором она отрабатывала магию.

Двое ребят, с которыми недавно познакомилась, утверждали, что учатся в академии магического измерения, а здесь отдыхают на летних каникулах у бабушки. Та, на старости лет, решила устроить себе «экстрим» и пожить в человеческом мире. Ребята подружились с первого дня и решили испытать свою новую подругу. И как было велико их удивление, когда перышко задрожало и медленно поплыло вверх, повинуясь указывающим движениям пальцев Габриэлы.

— Это невероятно! — шепотом, на одном дыхании, произнесла Изабелла.

— Что? — спросила Габриэла, и открыла глаза.

Перышко крутилось против часовой стрелки на уровне ее глаз. Но когда девочка опустила руку, начало плавно падать обратно на асфальт.

— Габи, тебе нужно к нам в академию! — это уже брат близнец Изабеллы, Изакеиль — У тебя не просто талант, ты однозначно из аристократов. Только им подвластна магия вот в таком легком исполнении.

— Аристократы? — недоумевая, переспросила Габриэла.

— Да! Может у тебя кто-то из родственников был магом?

— Без понятия. Мы с мамой живем вдвоем, и мало что знаем о родственниках. Бабушка ничего не рассказывала, когда еще была живой. А папа исчез пять лет назад.

Девочке стало грустно. Вспоминания об отце, которого толком и не помнит, тяготили.

— Слушай, так это же прямо как в ваших человеческих сериалах. Я такой на днях с бабушкой смотрела! — защебетала Изабелла — Там еще главная героиня узнает, что у нее есть брат, и это как раз тот, кого она любит…

Девочка долго могла бы пересказывать сюжет сериала, о котором узнала от бабушки, но к ним подошла странная женщина. Ее одежда была изодрана, вся в грязи, волосы засаленные и исходил от нее ужасный запах. Дети отшатнулись в разные стороны, прикрывая носы руками. Взгляд женщины был отрешенный, но рука четко указывала пальцем на Габриэлу.

— Я нашла тебя, дочь короля! Я нашла тебя!

Она попыталась схватить девочку, но та ловко увернулась и отошла в сторону. Хоть взгляд этой оборванки и был устремлен куда-то в сторону, но руки четко следовали за ее жертвой.

— Я должна тебя отвести! Я так долго искала!

Она вновь попыталась ее ухватить, но в этот раз Изакеиль оттолкнул грязную руку с обломанными ногтями, ухватил Габриэлу за рукав футболки, и утащил в сторону дома. Изабелла бежала рядом, подгоняя ребят словами.

— Стой! — кричала странная женщина, преследуя детвору.

Они попытались закрыть дверь подъезда у нее перед носом, но эта женщина оказалась на удивление очень сильной и настойчивой. Она все же смогла войти. Спотыкаясь и падая, ребята пытались поскорее добраться до квартиры Габриэлы, чтобы укрыться там. Изакеиль применил пару простых заклятий, швыряя в преследовательницу то камни, то осколки льда, чтобы хоть как-то ее замедлить. Он оказался последним, кто проскочил внутрь квартиры. В этот раз ребятам удалось запереть дверь прямо перед носом у этой странной женщины.

— И что бы это могло быть? — отплевываясь от волос, спросила Габриэла.

— Маньячка? — это Изабелла.

— Тут что-то другое… — задумчиво сказал Изакеиль.

— Габриэла? Ты с друзьями?

Из кухни вышла молодая женщина лет тридцати пяти: светло русые волосы были заколоты в пучок, поверх джинсовых шорт и футболки — фартук, а руки испачканы в муку и остатки теста

— Я как раз пирожки леплю. Через полчаса можно будет кушать. — Она посмотрела удивленно на троицу, сидящую на полу прихожей, подпирая дверь в которую кто-то усердно стучится. — А, что происходит?

Ребята не знали, что сказать, а стук за дверью начал напоминать скрежет когтей.

— Там… — начала было Габриэла, но Изакеиль положил ей руку на плече, тем самым перенимая эстафету на себя.

— Во дворе к нам подошла странная женщина, сильно похожая на бездомную. Она пыталась схватить Габриэлу, но мы убежали.

— Габриэлу? Зачем? — встревожилась мама Габриэлы.

— Мы не стали спрашивать, просто убежали.

Мама Габи еще какое-то время изучала раскрасневшиеся лица ребят, прислушиваясь к шуму за дверью. Но собравшись с мыслями, пришла к выводу, что чтобы там не случилось — главное, что ребята добежали целыми.

— Молодцы! — улыбнувшись, похвалила она их — Думаю, устанет ломиться в металлическую дверь, сама уйдет.

Развернулась в сторону кухни и, приглашая, махнула им, чтобы присоединялись. Ребята, дружно хохоча, поднялись с пола, и пошли готовить пирожки.

Час спустя стуки и скрежет так и не прекратились. К ним добавились вой и крики. Возмущенные соседи начали по очереди выходить и пытаться успокоить шумную женщину, которая на них никак не реагировала. В итоге эту ненормальную увезла полиция. Все же есть иногда польза от соседей.

На следующий день троица друзей вновь практиковалась в магии, тайком от окружающих. О том, что магические существа, скрываясь от гонений еще в средние века, предпочли уйти в иное безопасное измерение, мало кому известно. И лишь не многие из них продолжают поддерживать связь с миром людей. Чтобы их не поймали, ребята продолжали исследовать возможности новой подруги в кустах за старой «прачкой». Точнее — это когда-то была химчистка, которую в народе называли «прачка». Одноэтажное кирпичное здание, которое последние два года стояло закрытое и всеми забытое.

— Что сегодня будем пробовать? — спросила воодушевленная Габриэла.

— Давай заклинания материализации. — Предложила Изабелла.

— Но это же сложно! — возмутился ее брат. — Думаю, стоит пока использовать слова манипуляции.

— А, может, для начала объясните, как вообще это работает? — предложила начинающая магичка, уложив руки на груди.

И друзья дружно расхохотались, ведь никто из них никогда не был в роли преподавателя, и они слабо понимали с чего начинать. Для близнецов азы магии были как данность, то, что и так само собой понятное. Для Габриэлы магия была чем-то загадочным и не постижимым.

— Давай ты объяснишь. — Сказала Изабелла, глядя на брата — У тебя лучше это получается.

— Ладно. — Согласился Изакеиль — Магия — это сила природы, окружающего нас мира. Ученые вашего мира ее воспринимают как энергетический фон планеты. Это что-то неосязаемое для рук и непостижимое для человеческого разума. Используя правильные слова, мы можем эту энергию использовать. К примеру, слова манипуляции — это, когда мы заставляем тот или иной предмет работать так, как нам нужно. Levitation (левитация) — поднимает предмет в воздух. Levitation motus (левитация движение) — поднимает предмет в воздух, и заставляет его двигаться. И то, как ты себе это представишь, так он и будет двигаться. Есть слова материализации: к примеру, lapis (камень) — главное четко представлять размер, форму, плотность, материал. Из-за того, что в этих заклятиях много составляющих и требуют тщательной концентрации, их считают сложными. А чтобы материализовать объект, а потом его заставить, к примеру, двигаться — это комбинированные заклятия. Сама понимаешь их уровень выше. Я, на своем курсе, считаюсь самым сильным, и способным, и потому могу создавать маленькие камушки и даже придавать им ускорение.

— Ты вчера ими в ту тетку кидался? — в глазах его юной подруги блестел энтузиазм.

— Да, но в тех условиях это большее, что я мог предпринять.

— Все равно это было круто! — восторженно воскликнула Габриэла.

— Главное условие для магии — продолжил объяснять Изакеиль, поправляя очки — это умение контролировать свой разум, и знание правильных слов. Считается, что латынь была тем языком, на котором разговаривали магические существа изначально. Но, когда некоторые из них стали терять способности управлять магией, они начали его забывать, превращаясь в обычных людей. А когда остатки магических народов ушли из этого мира в иное измерение, этот язык вовсе стал утраченным в твоем мире. Но те, кто продолжал практиковать магию, знали истинное название вещей — это и есть магические слова, которыми мы колдуем.

— И если я их выучу, то тоже смогу колдовать?

— Теоретически — да.

— А если я захочу убить? Могу ли я сказать «умри», и человек умрет?

— Даже думать об этом нельзя! — испуганно воскликнула, молчавшая до этого Изабелла — Магия смерти и некромантия, запрещены в нашем мире! Жизнь неприкосновенна, и ею нельзя ни манипулировать, ни распоряжаться, как тебе заблагорассудится!

— И все же?

— Можно, — ответил брат Изабеллы — магия всесильна. Она может, как убить, так и воскресить. Но я не думаю, что тебе понравится то, что ты получишь в результате.

Габриэла задумалась над сказанным. Она представила, что сказав вчерашней тетке «умри» было бы хорошим способом избавиться от преследовательницы. Но с другой стороны — а, что сделать с трупом?

— А слова для того, чтобы предмет исчез, существуют?

— Да, но это можно сделать в два способа. Есть слова делающие предмет невидимым — они из разряда манипуляции, а есть расщепляющие — они предмет уничтожают, разлагая его на составляющие элементы.

— Магия сродни науки, тут и химия и физика. — Задумчиво пробормотала Габи.

— Так и есть, науки вашего мира всего лишь попытки понять, как работает природа, а магия использует ее законы, чтобы природой манипулировать, себе во благо.

— Хочу попробовать материализацию! — неожиданно воскликнула Габриэла.

— Но это же сложно! — возразила Изабелла.

— Вы сами сказали, что я из рода аристократов, а значит, использование магии должно мне даваться проще. Как будет звучать лед?

— Glacies (лед). — Произнес парень.

Габриэла села в позу лотоса, и попыталась сконцентрироваться, как учил ее Изакеиль, чтобы представить себе осколок льда. Она про себя повторяла новое слово.

— Но это только предположение! — возмутилась Изабелла, а брат положил ей руку на плечо, призывая к тишине.

— Пусть попробует. — Тихо сказал парень.

Габриэла какое-то время молча сидела, уложив руки ладошками вверх. Представляла, как влага из воздуха понемногу собирается в капли. Капельки спешат навстречу друг к другу и, сталкиваясь, формируют пузырьки наполненные водой. Когда это скопление становится в размер ее кулака, оно начинает твердеть, превращаясь в лед. И пока еще этот сгусток пластичен, она придала ему форму игольчатой звезды. Когда эта красота зафиксировалась в воображении девочки, она услышала тихий «ах», в исполнении подруги, от чего открыла глаза. Перед ней в воздухе висела та самая ледяная звезда, которую только что вырисовывала ее фантазия.

— Круто! — выдохнула Габриэла.

И тут, соседний куст зашевелился, и оттуда на четвереньках вылезла вчерашняя странная женщина. Она не стала зазря вопить, а просто кинулась на Габриэлу. Девочка в ответ на эту наглость швырнула в нее свое творение, взмахом руки, произнося levitation motus (левитация движение). Звезда врезалась прямо в глаз. Он начал кровоточить, а женщина как будто и не заметила этого. Она обеими руками держала девочку.

Изабелла побежала звать на помощь, а Изакеиль пытался оттащить напавшую, и раз за разом она откидывала его в сторону.

Из подъезда выходила Оксарма, мама Габриэлы. Изабелла, со слезами на глазах ухватила ее за руку, и потащила туда, где оставила брата и подругу, и сквозь слезы пробормотала «опять напала тетка». Оксарма услышав это, сорвалась с места и понеслась в указанном направлении. За кустами женщина, в драном тряпье, прижимала ее дочь к земле, а Изакеиль пытался отбить подругу. Оксарма схватила нападавшую за плечи и рывком откинула ее в сторону, наступая ей на горло, пока она еще не перевернулась. Задыхаясь и истекая кровью, эта оборванка ухватилась за ногу, и что-то хрипела.

— Малыш, ты как? — спросила Оксарма свою дочь.

— Жить буду! — отряхиваясь, сказала Габриэла.

— Это вчерашняя?

— Да, она.

— Видимо уже отпустили. Быстро что-то. — Она посмотрела на парнишку, который сидел на траве и сопел от усталости — Ты как?

— Ее бы утихомирить. — Пробормотал Изакеиль.

— Как? — спросила Габриэла.

— Somnium (сон) и immobiles (обездвижить).

Габриэла, считая, что она достаточно удачливая, произнесла эти слова, проговаривая несколько раз, но ничего не произошло.

— Это магия высшего уровня «манипуляция человеческим телом», она не доступна детям, даже таким талантливым как ты.

— Вы это о чем? — спросила Оксарма, рассматривая то дочь, то ее друга.

Изабелла в это время тихо хныкала на груди подруги, а женщина в дранье, по-прежнему, билась в конвульсиях, пытаясь сбросить ногу со своего горла.

— Мам, а повтори Somnium immobiles (сон обездвижить).

— Зачем? — решила Оксарма уточнить, ведь ничего не поняла из того, что ребята сейчас обсуждали.

— Мам, ну просто повтори! — умоляющим взглядом уставилась на нее Габриэла — Я тебе потом все объясню.

— Хорошо. — Скептически скривившись, сказала женщина.

Она выдохнула. Вобрала новую порцию воздуха и повторила слова, сказанные Габриэлой. Тело под ее ногой резко притихло. Опустила взгляд, и увидела, что женщина в дранье лежала смирно, с закрытыми глазами.

— Вы точно из аристократов! — выдал Изакеиль.

Ошарашенная Оксарма, с любопытством, рассмотрела тело женщины. Убедилась, что та без сознания экспериментальным путем, то есть двумя пощечинами, и обратилась к ребятне.

— А теперь, я хочу подробностей того, что все это значит.

— Давайте сходим к бабушке, думаю, она лучше расскажет и объяснит.

— А с этой что делать? — она кивнула на тело.

— Тут ей ничего не угрожает, а там решим.

Они пошли в гости к экстравагантной женщине, которая пару лет назад поселилась по соседству. Это и была бабушка близнецов, магичка на пенсии — Жюльена Фриппо.

Глава 1

— Куда мы плывем? — спросила Габриэла, нервно рассматривая проплывающие размытые пейзажи, которые в полумраке и тумане казались нереальными.

— Люди называют эту реку Стикс, ошибочно предполагая, что она ведет в загробный мир.

— Да? А куда она ведет на самом деле?

— Это путь между магическим измерением и вашим. И не река вовсе, а скорее энергетический поток… — Изакеиль замялся, не зная как правильно объяснить — В общем, это сложно.

— А, что это за тени в воде, которые, то увеличиваются, то уменьшаются?

И тут одна из этих теней стала огромной, и из энергетической глади, которая была похожа на воду, раскидывая брызги в стороны, вылетел огромный ящер. Коричневый дракон, размером с Боинг сделал круг над тремя проплывающими лодками, и начал снижаться, поднимая огромные волны на воде. Подлетая к первой, он стал уменьшаться и, приземлившись на нос, уже походил на человека, в коричневой мантии, сильно поношенной и грязной. Его взгляд был пустым, а жесты хаотичны.

— Приветствую вас, я заместитель директора академии Францис Гринфус. Буду вас сопровождать в этой поездке. Все детали оставим на потом. Сейчас следуйте за мной.

Он развел руки в стороны, взмахнул ими как крыльями, и уже через мгновение, вновь перекинулся огромным ящером и улетел прочь.

Ребята реагировали вполне спокойно, а Габриэла и Оксарма, разинув рты, тихонько млели.

Академия магического измерения, в представлении девочки воспитанной на фильмах Голливуда, была похожа на огромный замок на скале. А в итоге увидела странное строение из металла и стекла. Стены казались гладкими и перетекающими в мягкие линии. Все вокруг было белым и голубым. Комнаты пропитаны светом, блеском хромированных поверхностей и голубых деталей. Так, к примеру, кабинет заместителя белый, с большим и широким парапетом (видимо для посадки гигантского ящера), обрамленный голубым стеклом и хромированными балками. Стол и полки белые, а вот стулья, книги и принадлежности для письма — голубые. Складывалось впечатление, что дизайнер этого места признавал лишь два цвета.

— Еще раз представлюсь — начал мужчина, который казался чужеродным объектом в этом идеально чистом кабинете — Францис Гринфус мое имя. Я заместитель директора этого заведения, и главный, в его отсутствие. А отсутствует он часто, так как является главой нашей общины. — Он посмотрел на новоприбывших — Мадам Жюльена, Изабелла и Изакеиль, представьте мне своих сопровождаемых.

— Это Оксарма и Габриэла, они из мира людей. — Официальным сухим тонов представила иномирянок магичка на пенсии, и указала на них рукой.

— Очень приятно! Присаживайтесь. Я заочно осведомлен о вашей проблеме, и готов посодействовать.

— И чем именно вы нам будете «содействовать»? — уточнила Оксарма, немного грубовато.

Эта особь, представившаяся заместителем директора, не вызывала у нее должного доверия, а точнее вызывала схожие чувства при встрече с той странной женщиной. Но в чем-либо обвинять этого мужчину она не могла.

— Из того, что я узнал, общаясь с мадам Жюльен, на вас напала одержимая. Мы ее, пока что, заперли на нижних уровнях, до выяснения обстоятельств. Этим вопросом займусь я лично, и соответствующие органы. А так же, мы предоставим вам и вашей дочери возможность изучать магию, так как вам она не чужда. Этому есть свидетели в лице учеников нашей академии.

— Я, конечно, рада, что вы изолировали ту опасную женщину, которая напала на мою дочь! Но я не уверена, что хочу оставаться в этом месте. Сюда я пришла за ответами, которые вы, по видимому, не можете мне предоставить. Так зачем мне тогда оставаться и подвергать опасности себя и своего ребенка? А вдруг эта женщина не одна такая?

— Поймите, уважаемая Оксарма, эта академия является самым безопасным местом двух миров: вашего и магического. В ее стенах скрыто столько слоев защиты, что вам и не снилось. Это сделано и для защиты от внешнего нападения, и от внутреннего воздействия неразумных студиозов. А изучить магию для вас будет еще одним полезным приобретением, на случай появления новых врагов.

— Врагов? Откуда такое пафосное слово? Может эта женщина просто сумасшедшая?

— Она одержимая! Это не одно и то же, что быть сумасшедшей.

— Кто такие эти ваши «одержимые»?

— Все это, и многое другое вы сможете узнать чуть позже. Сейчас важно совсем не другое… Поймите, уровень магии, которую смогли использовать вы и ваша дочь, не имея должной подготовки, говорит о сильной крови — аристократическом происхождении. А таких магов в нашей общине осталось не так уж и много. Мы сейчас не можем позволить вам вот так просто исчезнуть в мире людей.

— И все же, вы преследуете личные мотивы!

— Не без этого.

Габриэла тихонько подергала маму за рукав кофты, пытаясь привлечь к себе ее внимание. Для этого пришлось потратить не одну попытку, ведь если Оксарма заводилась, то остановить ее было сложно. Но в этот раз она все же отвлеклась, понимая, что сейчас мнение дочери тоже играет важную роль.

— Мам, я хочу учиться… — шептала одними губами девочка, глядя на маму умоляющим взглядом. — Ну, очень хочу!

Оксарма скривилась, понимая, что ее дочь сейчас не отступится, и не простит, если она заберет ее обратно. Да и самой Оксарме было очень интересно узнать, что же связывает их двоих с этим миром. Возможно, сейчас она сможет найти ответы на волнующие вопросы о своей родословной. Всю свою жизнь она знала лишь мать. Ни отца, ни бабушек или дедушек она не знала. Есть ли у нее тети, дяди или кузены — тоже.

— Я хочу все обдумать тщательно, и взвесить все за и против. И посоветоваться с дочерью.

— Хорошо, у вас будет время, за которое вы сможете осмотреться и пообщаться с местными. За дверью вас ожидает один из преподавателей — виконт Архэм, он у нас заведует кафедрой прикладных заклинаний. По всем интересующим вас моментам, обращайтесь непосредственно к нему.

И Гринфус, не прощаясь, погрузился в свою работу. Складывалось впечатление, что он как робот сменил функцию, так как предыдущая задача себя изжила.

Мадам Жюльена помахала рукой, приглашая к выходу, и уже за дверью сообщила:

— Не обращайте на Гринфуса внимание. Он человек занятой, в отсутствие директора вся тягомотина ложится на его плечи. Я раньше тоже работала тут секретарем, пока не вышла на пенсию.

— А он всегда такой отстраненный? — спросила Габриэла.

— О да, сколько его помню, он таким и был. Ему самому до пенсии недолго осталось, но он незаменим, и потому не думаю, что директор его так просто отпустит.

— Кхем! — раздался кашель где-то сбоку, и все вышедшие из кабинета обернулись посмотреть, кто же пытается привлечь к себе их внимание.

Недалеко от этой честной компании стоял статный широкоплечий, рогатый мужчина. Незнающий человек предположил бы, что это демон, но на самом деле он был один из представителей драконьего племени. В магическом мире, существа тут обитающие, не скрывали истинный облик, и часто выглядели вот так с рогами, редкими чешуйками на лице и немного грубоватой когтистой рукой. Под мантией черного цвета хвоста видно не было, но Оксарма и Габриэла с явным любопытством разглядывали этого чудного экземпляра.

— Добрый день! — промолвил он бархатным завлекающим баритоном, от которого Оксарма ощутила приятную дрожь, прошедшую по всему позвоночнику.

— Добрый! А вы кто? — без каких либо колебаний и расшаркиваний выдала Габриэла.

— Виконт Виктор Архэм, к вашим услугам! — он приложил правую руку к сердцу, и немного поклонился, демонстрируя свои шикарные рога.

— Доброго времени суток Виктор! — добродушно улыбаясь, встряла мадам Жюльен — Я так рада, что этих девочек опекать будешь именно ты!

— Я тоже рад вас видеть! — радушно и искренне улыбнулся виконт — Могу я узнать имена этих дам?

— Да, конечно! — она протянула руку, ладошкой кверху, в сторону новеньких — Это прекрасное дитя Габриэла, и ее мать Оксарма. С сегодняшнего дня они поступают под твою опеку.

— Очень приятно. С вашего позволения я буду сопровождать вас, дамы, во время пребывания в стенах академии. Прошу…

— Ну, тогда я забираю своих оболтусов, — она подхватила Изабеллу и Изакеиля под руки — и удаляюсь восвояси. До конца каникул нас здесь не будет. Так, что будь любезен позаботься о девочках, они душки!

— Я постараюсь вас не подвести! — он вновь склонил голову в знак прощания, а мадам со своими внучатами удалилась прочь.

— Ну что ж, прошу, следуйте за мной.

Виктор прошел между ошарашенными девушками, не дожидаясь ни ответа, ни мгновенной реакции. Казалось, он был сам себе на уме. Ну, а Оксарме и Габриэле ничего не оставалось кроме как следовать за новым провожатым.

Виктор большую часть времени молчал и лишь изредка кидал мимолетные фразы о том, что находится за той или иной дверью. Такая экскурсия оказалась малоэффективной и Оксарма начинала из-за этого нервничать.

— Простите, Виктор! А нельзя ли в нашу беседу вкладывать чуть больше эмоций и контекста? — фыркнула она, все еще ощущая внутренний дискомфорт от пребывания в незнакомом месте.

— Что вы имеете в виду? — не оборачиваясь, спросил виконт.

— Я не знакома ни с этим местом, ни с вашими нравами. И вместо содержательной экскурсии по академии слышу лишь редкие ваши замечания, на которые сложно правильно отреагировать. Не говоря уже о том, чтобы что-то запомнить.

Виктор резко остановился, и Оксарма, следующая за ним по пятам, врезалась ему в спину. Габриэла, наблюдая такую картину, тихонько хохотала, прикрывая лицо ладошкой, за что была награждена гневным маминым взглядом. Виконт от такого толчка даже не поморщился. Он не спеша повернулся к ней лицом, и как-то смущено погладывая сверху вниз, сказал:

— Я постараюсь…

Такая реакция выбила женщину из колеи, и вогнала в ступор. Высокий, красивый мужчина с редкими чешуйками черного цвета на лице, и фарфоровой белой кожей отводил взгляд желтых глаз с вертикальным зрачком в сторону, и явно избегал ими встретиться с ней. То, что Оксарма увидела вначале, сильно отличалось от того, что она увидела сейчас. Габриэла уже захлебывалась смехом и колотила кулаком по стене.

— Габи! — прошипела Оксарма на дочку, и та, вытирая слезы, посмотрела на нее — Прекрати смеяться, это не прилично!

Девочка усилием воли все же приняла более спокойный вид, но ее лицо все еще подрагивало от недавней истерики.

Дальнейший их путь пролегал через зеленый парк, спортивную площадку, прямиком к отдельно стоящим корпусам, туда, где располагались общежития. Виктор теперь разговаривал более раскрепощено, рассказывая девушкам о том, где что находится, кто и когда этим может пользоваться, как проходят занятия и обо всем, что его спрашивали.

Двухэтажное здание, обросшее вьюном, оказалось общежитием для преподавателей, где и предстояло жить Оксарме. Как оказалось, ее комната была по соседству с комнатой виконта, как пояснил Виктор в превентивных мерах. Но, что именно под этими мерами подразумевалось, умолчал. Здание в девять этажей, которое выглядело не в пример аккуратнее и чище — было общежитием студентов. Комната Габриэлы располагалась на третьем этаже в женском крыле. Здесь за порядком следила комендант — тучная женщина с суровым взглядом, на деле оказавшаяся феей. Да, да! И за спиной она имела пару полупрозрачных крылышек радужной расцветки. Она помогла юной девушке расположиться в комнате, выдала постельное бельё и немного ознакомила с правилами проживания. Когда же бытовые вопросы были улажены, и мадам Россини удалилась по своим делам, из-за угла послышались голоса. Это были Изакеиль и Изабелла.

— Ребята? Что вы тут делаете? — искренне удивилась Габриэла, хотя в глубине души была очень этому рада.

— Сбежали тайком от бабушки! — хохоча, ответила Изабелла.

— Мы подумали, что тебе будет скучно здесь одной и решили устроить экскурсию. — Поправляя очки, сказал Изакеиль.

— Я так понимаю, вопрос вашего здесь пребывания нужно решить мне? — уточнил Виктор Архэм.

Ребята стушевались, но изворотливая Изабелла изобразила на лице смущение и хлопающие реснички:

— Дядя Виктор, ты же уговоришь бабушку? Все же Габи здесь будет одиноко без нас.

— Дядя? — в два голоса спросили Габриэла и Оксарма, поглядывая то на ребят, то на виконта.

— Ну да, наша мама родная сестра дяди Виктора! — ухватившись за его руку, щебетала племянница.

— А мадам Фраппо?

— Бабушка? — переспросила девушка.

— Она мама нашего отца. — Гордо ответил Изакеиль.

— Ладно! Ребята, покажите Габриэле окрестности школы, и пожалуйста — так, чтобы я потом за вас не краснел.

— Хорошо. — Уверенным и твердым голосом ответил Изакеиль.

Изабелла поцеловала дядю в щеку и, схватив подругу за руку, отправилась прочь, радостно рассказывая ей о том, как же замечательно учится здесь.

— А что будем делать мы? — поинтересовалась Оксарма, провожая счастливую дочь взглядом.

— Вам нужно поговорить с директором.

— Да? И как это сделать? По словам господина Гринфуса, директор человек занятой и редко здесь появляется.

— Так и есть! Поэтому мы наведаемся к нему домой.

— Экскурсия для меня не ограничится стенами академии?

— А вы против?

— Наоборот, я только за!

За воротами их ожидала сферическая конструкция из стекла и серого материала. Внутри были лишь сидения.

— Что это? — Поинтересовалась Оксарма, ощупывая конструкцию руками.

— Транспорт.

— Транспорт? А как же он передвигается?

Виктор лукаво усмехнулся, нажал ладонью на стеклянную стенку, и она поднялась вверх, освобождая проход.

— Прошу! — он приглашал свою спутницу войти внутрь.

Она недоверчиво посмотрела на виконта, но все же вошла, усаживаясь в удобное кресло. Виктор тоже вошел, закрывая прозрачную створку. Он произнес levitation (левитация) и сфера поднялась в воздух, от чего Оксарма встрепенулась и обеими руками ухватилась за кресло. Виктор еще более коварно улыбнулся и произнес motus (движение), после чего сфера помчалась вперед. Оксарма от такого поначалу начала визжать, а когда свыклась, с удовольствием, как маленький ребенок, рассматривала проплывающие мимо пейзажи. Хоть это и был мир живой магии, но он напоминал город будущего, который рисовали в фантастических фильмах. Здания высокие и низкие, разной причудливой формы. Виднелись монорельсы со снующими прозрачными вагонами. Мимо проплывали транспортные капсулы с кем-то внутри. И все это утопало в зелени растений. Она охала, хлопала в ладоши, и раз за разом прилипала к прозрачной стенке, чтобы четче рассмотреть что-то внизу. Глядя на нее, Виктор улыбался.

Сфера медленно опустилась около отдаленного здания укрытого в гуще зелени. Это был дворец из дерева и листьев, окруженное сооружением из стекла и металла. Если в городе здания были вычурными, на подобии того, как выглядела академия, то этот дом оказался деревом окруженным строением похожим на трубу. Хотя его можно описать, как полупрозрачный бублик, или надувной круг вокруг ствола огромного дерева.

— Это что? — невежливо ткнув пальцем, просила иномирянка.

— Имение директора. — Равнодушно ответил ей Виктор.

— Это дом? — искренне удивилась Оксарма.

— Да, а что?

У входа их встретил худой парнишка, в светло зеленом костюме с длинными белыми волосами, заплетенными в косу и остроконечными ушками. Он поклонился и молча предложил следовать за ним.

— Просто он слишком отличается от остальных домов в городе.

— Естественно, ведь это родовое имение эльфов.

— Кого? — переспросила она, но тут же отмахнулась — Хотя чему я удивляюсь…

Виктор хихикнул, прикрывая лицо рукой.

— А как же выглядит ваше родовое имение, господин виконт? — язвительно поинтересовалась она, шагая вдоль светлых коридоров.

— Как замок…

— Какой замок? Ну, мне так, чтобы быть готовой — морально…

— Как обычный каменный черный замок.

— Да? Скучно! — фыркнула Оксарма и скривилась от досады.

— Почему? — искренне удивился Виктор.

— Я думала, что это будет, что-то более экзотическое.

— Например…

— Ну, не знаю — задумчивый взгляд метнулся куда-то вверх — может пещера, или жерло вулкана.

— Оксарма, у вас бурная фантазия. За кого вы меня принимаете?

Виктор посмотрел на свою спутницу и немного нахмурился.

— За демона! — твердо ответила она.

Виктор поперхнулся и закашлялся. А когда пришел в норму то возразил:

— Я из древнего рода драконов! Демоны воинственный народ и предпочитают жить обособленно. И поверьте мне, их дома на пещеры не похожи!

— Да? А рога… — она замялась, пытаясь не обидеть своего спутника.

— Это атрибут, который носит глава дома! — обижено фыркнул Виктор.

Оксарма ответить ничего не успела, так как они уже входили в небольшой кабинет, где за столом сидел худощавый мужчина с белоснежными волосами, уложенными в толстую косу у него на плече. Одежда была обычной, даже какой-то домашней. Сопровождающий их эльф молча удалился, выполнив свою задачу.

— Добрый день директор! — поздоровался Виктор, чтобы обозначить свое присутствие, ведь тот даже не заметил гостей.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 549