электронная
180
печатная A5
396
18+
Сейчас 23

Бесплатный фрагмент - Сейчас 23


4.4
Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-6256-9
электронная
от 180
печатная A5
от 396
До конца акции
4 дня

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Автор: Kate Lans

Редактор: Алина Фогель

Дизайнер: Наталья Виноградова

Глава 1

Нужно бежать, бежать прочь, чтобы не догнали, не нашли. Но куда? Что если бежать нет смысла? Что если я бегу, чтобы бежать снова и снова? Что если я хочу убежать подальше от проблемы, но на самом деле бегу прямо в её объятья? Нужно остановиться. Да! Стоять. Но что потом? То, что я физически бездвижна — не означает, что не бегу до сих пор.

— Эй! Кажется, я вижу её! Вон там!

Твою мать! Они всё-таки нашли меня. Это была плохая идея — остановиться прямо посреди маленького тёмного закоулка. Я становлюсь очень лёгкой и заметной добычей. И, тем более, в конце может оказаться тупик. И тогда весь суетливый и непростой путь окажется напрасным.

Хорошо, если бежать уже нет смысла, тогда, может, нужно спрятаться? Это ведь и есть конечная цель. Убежать, чтобы спрятаться. Да, хорошая идея. Но только где? Вокруг только кирпичные стены с чёрными квадратами, которые здесь называют «окнами», и никакого намёка на что-то другое. Ну, знаете, хотя бы мусорные баки какие-нибудь или одно открытое окно на первом этаже (но даже в этом случае мне бы это не помогло — дурацкие решётки). Только стены, только асфальт.

Неужели, на этом всё? Всё закончится, так и не начавшись? Да хрен там! То, что я сегодня начала — нужно довести до конца! И поддаваться панике — наитупейшее, что могу сейчас делать. Думай!

Если меня здесь заметили, значит, надо найти другое место. Видимо, придётся убежать ещё дальше. Беги! Не стой!

Стены, стены, стены, «квадраты», «квадраты», трубы. Насколько эти железяки крепкие? Они выдержат мой вес? Не глупи! Даже если они не развалятся под твоим весом, то всё равно потеряешь кучу времени впустую. Беги!

Кажется, те ребята начинают меня догонять — стук их обуви становится громче. Но удача сегодня на моей стороне. Пока, в какой-то степени.

Впереди поворот, как только забегу за него, нужно будет действовать быстро, и не важно, что меня там ждёт. Даже если стена, даже если пропасть. Я просто прыгну туда. И в итоге либо наконец-то убегу, либо разобьюсь. В любом случае — это будет выход.

Всё произойдёт очень быстро. Три секунды на принятие необдуманного решения. Я бегу и поворачиваю за угол. Время пошло! Одна секунда — я замечаю две железные одинаковые двери. Одна справа, другая слева. Две секунды — смотрю на правую. Делаю шаг. Три секунды — бегу к двери, что расположена слева.

Протягивая руку к железной ручке, я мысленно успела провалиться под землю от страха перед неизвестностью, что ждёт меня, а может, и не ждёт. Кажется, будто прошла целая вечность, прежде чем я дёрнула ручку, которая с легкостью поддалась и открыла мне проход в какое-то тёмное помещение.

Запрыгивая в проход, я умудрилась споткнуться и удариться коленом об асфальт и при этом во что-то вляпаться. Это было что-то мягкое и холодное, по консистенции похожее… на землю? Очень надеюсь, что это просто грязь!

Я машинально захлопнула за собой дверь, закрыла на замок и выдохнула от временного облегчения. Спустя пару секунд, мои глаза стали привыкать к местной обстановке, а ноги — поднимать тело после падения.

Левая дверь оказалась правильным решением, ведь она привела меня прямо в бар. А точнее, в подсобное помещение бара, заставленное деревянными полками, на которых располагалось большое количество бутылок с различным алкоголем: виски, коньяк, вино, водка и ещё много всего, названия чего я, скорее всего, просто не знаю. Также комната была заставлена огромным количеством коробок, в которых лежало несколько десятков пачек чипсов, сухариков, сушёных кальмаров и прочих закусок. Подсобку освещала одна единственная лампочка, которая выглядела так устрашающе, словно напоминала: тебя здесь не ждали. Но самым пугающим здесь были не освещение и не маленькие размеры комнаты, а две пары глаз, которые рассматривали меня с ног до головы.

Передо мной стояли парень и девушка.

Несмотря на всю абсурдность ситуации, я успела подметить, что они оба очень красивые.

У парня были широкие мускулистые плечи с татуировкой на всю правую руку. Растрёпанные волосы, как у какой-то модели с обложки. И было похоже, что его скулы будто отфотошопили или он специально закусил щёки, чтобы предать очертания своему красивому лицу. Он был довольно высок, во всяком случае, ростом девушка была ему по плечо. Ему, наверно, около двадцати.

Что касается девушки, то она была похожа на богиню. Серьезно, не могу подобрать других слов, чтобы описать её красоту. Точёная фигура, средней длины шелковистые серебристые волосы, пухлые губы. И образ школьницы ничуть не выглядел на ней пошло, а очень даже стильно. Короткая клетчатая юбка с гольфами до колен и большая куртка делали её маленькой, но в тоже время дерзкой. На вид ей было столько же, сколько и парню.

Видимо, они крайне удивились моему появлению. Хотя кто бы не удивился? Мы пристально глядели друг на друга около пяти секунд, пока до меня не дошло, что те, кто за мной гнался, легко могут зайти сюда так же, как и я.

— Эм, прошу прощения. Но вы не могли бы мне помочь? — прервала наше молчание я.

Честно, мне показалось, что они меня пошлют куда подальше и будут угрожать вызвать полицию, но знаете, что было дальше?

— Желаете что-нибудь выпить? — бодро предложила девушка, улыбаясь во весь рот.

Улыбнувшись в ответ, я сказала:

— Было бы неплохо, но я, к сожалению, не об этом хотела попросить.

— О чём тогда? — влился в краткую беседу парень.

Ох, меня будто током прошибло, когда я на него посмотрела. Как он это делает?

— М-м-могу я где-нибудь посидеть какое-то время? — заикаясь, спросила я.

— За этой дверью направо, — указывая на выход позади себя, ответила девушка, — барная стойка находится там.

Кивнув ей в ответ, выбежала из подсобки и направилась к стойке, куда меня направили.

Жесть! Я только сейчас заметила, как сильно бьётся у меня сердце. Всё это от страха, от смущения и от адреналина сразу. Так, нужно успокоиться.

Когда я оказалась в баре, меня резко охватило паническое чувство того, что мои преследователи, могут быть уже здесь. Поэтому на всякий случай я накинула на спину фартук, что валялся на стойке.

Очень неосмотрительно с моей стороны.

Однако быстро окинув взглядом помещение, никаких признаков опасности я не обнаружила. Время раннее для выпивки, поэтому здесь вообще никого не было. Значит, пронесло.

Мельком оглядываясь, я обратила внимание на то, что к барной стойке уже подходил парень, а девушка усаживалась напротив. Недолго рассматривая их, я инстинктивно направились в сторону своих спасителей.

— Ну, теперь-то вы желаете что-нибудь выпить? — слишком сексуально улыбался парень.

Ох, держите меня, нельзя же быть таким симпатичным.

— Ты ещё спрашиваешь? Конечно, желает! Виски с колой за мой счёт, в честь дня рождения, — девушка оказалась еще красивее, чем показалось в первый раз, я даже немного смутилась.

— Хм, за какой это «твой счёт»? И какой ещё, чёрт возьми, «день рождения»? У тебя он, вроде как, в марте.

— Мой — да, а день рождения нашего знакомства с этой девушкой сегодня! — обернувшись, она принялась осматривать меня с ног до головы и заострила внимание на фартуке. — Откуда ты такая, симпатяжка, пришла?

А она мне определенно нравится. Тем более после этого вопроса бармен тоже начал внимательно меня рассматривать. Хотелось было уже снять фартук, но девушка жестом руки показала, чтобы я не снимала его. Повисло неловкое, молчание. Своё грязное колено (которое, скорее всего, вымазано в земле!) я тут же попыталась повернуть вбок.

— Будем знакомы! Меня зовут Мэри, — протянула руку для рукопожатия девушка.

Я с улыбкой на лице протянула свою в ответ.

— А меня — Питер или Пит, — подав мне виски с колой, произнес бармен, но тут же придвинул стакан обратно к себе, — стой, а тебе хоть восемнадцать есть?

Отобрав выпивку и подняв одну бровь вверх, я ответила:

— Мне уже есть даже целых двадцать. А вы, ребят, что? Американцы?

— Наполовину. Мать русская, а отец — американец. И да, мы брат с сестрой, — сказала Мэри, взяв свой стакан в руку.

— А тебя как зовут? — спросил парень, но почему-то переключил своё внимание на что-то за моей спиной.

Твою мать, у меня очень нехорошее предчувствие. Я слышала, как кто-то приближается. Хоть бы пронесло.

Мэри стала серьёзнее и также переключила внимание на людей, что подошли и разместились рядом с нами за стойкой.

— Две рюмки водки, пожалуйста, — сказал тот, что был в белой рубашке с закатанными рукавами. Мужчина уселся рядом со мной. Чёрт! Я помню его. Он очень быстрый и к тому же сильный. Я сама видела, как он тренировался в спортзале и там своего противника уложил за две секунды.

— Тебе чё, всё равно, когда пить? — спросил с одышкой своего друга второй, кто был в чёрной рубашке. Его я тоже узнала. Он скорее противоположность первого, это ещё можно понять по его тяжелому дыханию. Так что мне, может, ещё и повезёт.

Парень с девушкой заметили, что я занервничала, и поэтому Питер попытался отвлечь только что присоединившихся к нам мужчин.

— Не хотите присесть за тот столик? — указывая в дальний угол бара, предложил парень. — Я принесу ваш заказ туда.

— Не, мы здесь посидим, — ответил мужчина в белой рубашке.

Второму явно не сиделось на месте, хотя он и запыхался.

— Колян, может, пойдем дальше? Мы здесь только время теряем, — не унимался мужчина в чёрном.

— Да, отстань ты! Сядь посиди. Мне нужно подумать.

Полноватый парень хотел было что-то возразить, но всё-таки молча поддался и тоже сел за стойку.

Мои руки тем временем очень сильно затряслись. Нельзя, чтобы эти ребята посмотрели на меня, тогда они узнают. Нужно уйти, но только так, чтобы не привлечь их внимание.

Я слегка повернула голову в сторону девушки и попыталась взглядом попросить помощи. Снова. И к моему счастью, кажется, она меня поняла. Потому залпом допила содержимое своего стакана и резко встала.

— Ну, что, подружка, поехали в ТЦ выбирать подарки на день рождения?! — достаточно громко обратилась ко мне девушка. Таким образом она попыталась притупить бдительность этих двоих. И как мне показалось — ей это удалось.

Да, твою мать, мне нечего терять! Хочешь спрятаться — иди туда, где тебя будет видно, и тогда тебя не заметят. Я также допила свой стакан и встала со стула, чтобы выйти из бара вместе с Мэри. Но в этот момент я почувствовала на себе взгляд того парня в белой рубашке. Пожалуйста, отвернись! Это не я! Ты обознался!

— Ваша водка! — попытался отвлечь парня Пит, но было уже поздно, тот встал со своего места.

Мы с девушкой сделали вид, что не заметили его, но он уже обратился к нам, а точнее ко мне:

— Эй! Эй!

Мы ускорились, но мужчина успел схватить меня за плечо.

В этот момент у меня будто включился режим «мгновенное убийство». Прямо как в фильме «Человек-паук. Возвращение домой». Я скинула с себя фартук, резко схватила его руку и в ту же секунду резко ударила локтем в живот. Эффект оказался не таким сильным, как мне хотелось, но зато он меня больше не держал. Тот мужчина, что оставался у барной стойки, не мог никак сориентироваться, что происходит. Зато Питер смог и поэтому разбил бутылку водки прямо об голову толстяка. Очевидно, что тот тут же упал на пол, при этом повалив за собой два стула. Один даже рухнул на него сверху. Бедняга, больно наверно.

Пока я отвлеклась на сцену, что произошла за барной стойкой, мужчина в белой рубашке воспользовался моментом и кинулся в мою сторону.

— Осторожно! — крикнула Мэри.

Я не успела никак среагировать и парень повалил меня на пол.

— Давай по-хорошему! А то мне придется сказать Льву Михалчу, что, когда бежали за тобой, ты случайно упала с лестницы, — дыша мне в лицо и прижав крепко к полу, прорычал мужчина в белом.

Я пыталась вырваться из его хватки, но у меня не получалось — слишком разные весовые категории. Он придавил мне ногу, когда я пыталась ударить его между ног. Чёрт! Что делать?

Как ни странно, но ответ пришёл сам собой и сразу.

Питер набросился на нападавшего и скинул его с меня. Я, поднявшись, инстинктивно отползла назад и, потому что не знала, что мне делать дальше. Я просто сидела и смотрела, как дерутся эти двое. Пока я «тупила» и не знала, что делать, Мэри подбежала к бару и, взяв первую попавшуюся бутылку под руку, замахнулась на мужчину. Но, в отличии от парня, девушка попала не в голову, а в плечо. И бутылка на этот раз не разбилась, но стекляшка смогла отвлечь внимание нападавшего. Так бармен успел придавить его к полу. А девушка уже умудрилась хорошенько начистить ему морду. Мэри немного увлеклась, потому что продолжала бить даже после того, как мужчина отключился. Остановил её Питер:

— Перестань! Нужно сваливать от сюда!

И в этот момент зашевелился толстяк, которого вырубили первым.

— Хорошо, быстрее к машине! — заметив шевеление мужчины в чёрной рубашке, Мэри быстро направилась к выходу вместе с братом.

Я, прежде чем последовать за ними, подбежала к толстяку и пнула ногой по лицу так сильно, что, кажется, он опять вырубился. Хорошо, давно мечтала это сделать.

Ребята посмотрели на меня удивленно, но не стали ничего спрашивать, а просто направились быстрее к выходу. И я тоже.

У входа стоял один-единственный припаркованный чёрный кабриолет (кажется, это BMW). Это и оказалась машина парня и девушки

— Давай, садись! — почти приказала мне Мэри, устраиваясь на пассажирское сиденье.

Не споря, я запрыгнула на заднее сиденье, и Питер дал по газам. Мы устремились вперёд, как можно дальше от этого бара.

А я тем временем продолжаю бежать. И не понятно — бегу я прочь от проблемы или же, всё-таки, напрямик к ней.

Глава 2

Я была уверена, что первым делом Мэри с Питером (довольно странные имена) начнут требовать от меня объяснений. Что-то в духе: «Кто эти ребята? Что им от тебя нужно», «кто ты вообще такая», но нет. Знаете, что первое спросила Мэри, как только мы отъехали от бара?

— Так как, говоришь, тебя зовут? — так же весело и бодро спросила девушка, как и тогда в баре, развернувшись ко мне лицом со своего сиденья.

Я уже говорила, что мне нравится эта девушка?

— А мне как представиться? По-американски или по-русски? — отшутилась я.

— Это уж как тебе самой нравится, — слегка напряжённо ответил Питер.

— Виктория, — сказала я, при этом всматриваясь в парня, чтобы понять, что он сейчас чувствует.

Хм, хотя, а что бы вы чувствовали на его месте?

— То есть — Викки, — посмеялась Мэри.

— То есть — Викки, — с улыбкой повторила я, переключая своё внимание.

— У тебя, видимо, очень насыщенная жизнь, раз у тебя столько «поклонников», — всё так же напряженно продолжал парень, не отрывая взгляда от дороги.

Я могу рассказать этим ребятам всё о себе, всю правду: как оказалась в баре, кто эти парни, почему они приходили за мной, а главное — кто я вообще такая. Но зачем? Эти двое так любезно помогли мне. Что если, узнав правду, они не захотят больше иметь со мной дело. Мне сейчас просто необходима их помощь. Я нахожусь в не самом удачном положении, так что пока лучше оставлять всё в тайне. Да, это несправедливо по отношению к ним, но, может, это лучшее решение? Пускай не для них, но для меня. К тому же, зная себя, думаю, они всё равно очень скоро всё узнают.

— А куда мы едем? — спустя долгое молчание, спросила я.

И задав этот вопрос, я почувствовала себя маленькой девочкой, чьи родители решили устроить своей дочери сюрприз и отвезти её в то место, в которое она так давно мечтала попасть.

А вы никогда не замечали, что взрослым становишься как-то внезапно? Постоянно преследует чувство, будто все эти проблемы временные, что скоро ты опять вернёшься в это беззаботное детство, а взрослую жизнь забудешь как страшный сон. Эх, если бы…

— Питер, скорее всего, хотел бы наорать на меня, но плевать я на это хотела, так что, — Мэри даже не посмотрела в сторону брата, а тот лишь еле заметно нахмурился, — мы едем к нам домой. Да, братец?

— Сама сказала, что тебе плевать, — уже менее напряжённо ответил Питер.

— А почему он должен был наорать на тебя?

— Потому что его бесит, когда я вожу своих друзей к нам домой, — ответила девушка.

Я немного смутилась и уже начала думать, как бы разойтись с ребятами, но парень подал голос:

— Ты — исключение из правил.

Это заставило меня улыбнуться, и тут же у меня вырвался следующий вопрос:

— А как скоро мы приедем?

— Всё зависит от того, насколько быстро будешь идти, — уже улыбаясь, произнёс Питер.

— В смысле?

— Ну или бежать. Как тебе больше нравится, — также ехидно улыбнулась девушка. — А если серьезно, то сама подумай: мы на этой тачке легко могли засветиться, следовательно, нас могут по ней вычислить. Поэтому придётся бросить её.

В этом есть смысл, вот только бы нас не засекли, когда будем машину оставлять. Хотя ребята выглядят параноиками больше, чем я. Правда, не думала, что кто-то сможет меня переплюнуть в этом.

Мне ведь не показалось, Мэри действительно сказала, что мы — друзья? Это странно, но приятно.

Я была готова просидеть так на заднем сиденье машины целую вечность. В лицо ударял ветер, и мне становилось только приятней от этого ощущения. Шум ветра бил по ушам, но в машине царило молчание. И чувство такое, будто телом ты находишься в центре хаоса, но душой — где-то далеко настолько: ничто не сможет преодолеть бесконечность расстояния до тебя. Я смотрела на пролетающие мимо дома и думала о том, как в них живут люди: обычные люди, со своими обычными жизнями, с обычными проблемами. Это так странно — завидовать такой простоте.

Всю жизнь гонимся за чем-то недосягаемым, пытаемся достичь невозможного; ищем то, не зная что, а ведь всё гораздо проще, чем думаем. Нам кажется, что счастье — это сложно, что его нужно долго искать и где-то очень далеко. Но ведь оно всегда где-то рядом, оно настолько близко, что наш взгляд просто упускает это. В погоне за счастливой жизнью мы теряем саму жизнь, само счастье. Ищем, чтобы потерять.

Питер остановился в конце набережной и вместе с Мэри вышел из машины.

— Чего расселась, красотка? — обратилась ко мне девушка, — давай вылезай, отойдем, пока Пит будет возиться здесь.

Мы отошли ближе к воде, а Питер взялся копаться в багажнике.

— Понимаю, вы хотите знать, кто я такая, как в таком виде оказалась у вас в баре, и почему те ребята приходили за мной, — начала я, оперившись руками о край перегородки, что отделяла нас от воды.

— Ты не обязана нам ничего рассказывать, — с улыбкой на лице, ответила девушка, — но не забывай, что мы помогли тебе, хотя не должны были.

— Не должны, однако, помогли… почему?

— Просто так.

— Просто так? Рискнули своими жизнями и до сих пор продолжаете рисковать просто так?

— Ну а почему нет? Ты — хорошая девушка, у которой в жизни случилось какое-то дерьмо, и теперь нуждаешься в помощи. Если мы можем эту помощь предоставить, то почему не должны этого делать? И, тем более, если ты считаешь этих пареньков — опасностью для жизни, то тебя явно ничего не известно о настоящей опасности.

— Хотя бы потому, что вы не знаете меня, а я не знаю вас. И боюсь, это вам не известно, что такое «опасность», если не поняли, кто это.

— Окей, Викс, мы сейчас бросим тебя здесь, а сами уедем и оставим тебя на произвол судьбы. Как тебе такой вариант? А кто те пареньки, мне вообще глубоко насрать.

Я ничего на это не ответила, просто смотрела на неё и никак не могла подобрать слова. Она заметила мою растерянность и потому продолжила:

— Видишь? Мы нужны тебе. А вот хочешь ли ты рассказать нам о себе хоть что-нибудь — дело твоё. Но просто знай, что не надо отворачиваться от тех, кто искренне хочет помочь. Видишь ли, мир ещё не без добрых людей.

После этих слов Мэри пошла обратно к брату, оставив меня наедине с мыслями. И почему-то её слова заставили меня задуматься. А что значит «добрые»? Доверчивые? Наивные? Или же всё гораздо прозрачнее? Добро — значит добро?

Я смотрела на реку так, будто пыталась что-то разглядеть в ней. И это было неспроста, ведь в метрах пятидесяти от места, где находилась я, что-то засветилось под водой и сразу же погасло. Что-то красное, а, может, оранжевое, трудно объяснить. Что-то похожее на взрыв или огненную волну.

— Викки, иди сюда! — крикнула мне Мэри.

Я еще немного постояла, всматриваясь в ту точку, но поняла, что смысла нет. Возможно, мне показалось.

Я вернулась к ребятам. К этому моменту у Мэри на плече уже висел маленький чёрный рюкзак, Питер с собранной пачкой каких-то бумаг оценивающе смотрел на машину. Обойдя её со стороны, я смогла заметить, что рядом с педалью газа лежит кирпич. Так, это уже слишком странно. Когда они сказали, что нужно «бросить машину», я не думала, что в буквальном смысле.

— Ребят, а что вы задумали?

— Мы, так сказать, заметаем следы. Подержи, пожалуйста, — протягивая мне пачку бумаг, ответил Питер.

— Видишь ли, красотка, нас могли увидеть, когда мы отъезжали от бара, и по машине могут легко нас найти, поэтому её нужно спрятать, — продолжила Мэри.

— Но спрятать — это не значит утопить, — сказала я, до конца не веря в то, что они действительно это сделают.

— Нам всё равно не нравится эта машина, так что двух зайцев убьем, — отвечала девушка.

— Ты хотела сказать, что её нужно сдать на ремонт, а он обойдется в стоимость самой этой тачки, поэтому проще купить новую, а эту утопить, — поправил свою сестру парень.

— Я так и сказала.

Я даже не знала, как реагировать. Простота этой семьи меня просто удивляла. Сначала они помогли незнакомке сбежать от самых опасных людей города, а теперь решили утопить машину, потому что её могли отследить, и, плюс, она им не нравится. Думаю, с таким подходом к делам им можно доверить охрану моей жизни. Но это не точно. Надо бы номер психиатрической больницы узнать. На всякий случай.

Питер положил кирпич на педаль газа, опустил ручник и повернул ключ зажигания. Нетрудно догадаться, что хватило и пяти секунд, чтобы чёрный понтовый кабриолет стремительно опустился на дно реки. Ну ё-моё! Это же, блин, «бэха»! Как так с ней можно?

— Теперь она точно будет приходить, а точнее приезжать, к вам во сне, — подметила я.

— А ещё точнее — приплывать, — улыбнулся Питер.

Я посмотрела на него, и мне стало как-то не по себе, потому что его красота сочетанием его безумной простотой пугает и завораживает одновременно. По его взгляду можно заметить, что его тоже что-то зацепило во мне, потому что он уставился прямо на меня, а улыбка его оставила после себя только воспоминание. Интересно, что же может зацепить в девушке, за которой ведётся охота и которая толком ничего не говорит. Даже не знаю.

— Ну что? Теперь домой! Я очень сильно хочу есть! — прервала наши гляделки Мэри.

И я тоже, ведь от потоплений кабриолетов просыпается невероятное чувство голода.

Глава 3

Серьезно? Чтобы не привлекать внимание — нужно привлечь внимание? Хотя чья бы корова мычала. Сама же по такой схеме действуешь. Но всё-таки с каких пор утопление машин считается незаметным занятием? Возможно, им виднее, но как бы нас не нашли.

Мы пошли в сторону другого конца набережной, где стояла всего одна высотка. Как позже выяснилось: именно там и живут ребята. Мы не привлекали бы внимание прохожих, если бы не мой стиль «свинки». Если бы не растрёпанные волосы, если бы не порванная и к тому же грязная белая футболка, а особенно если бы не моё колено. Ох уж это колено, которое испачкано в грязи!

Питер и Мэри выглядели вполне естественно, даже лучше, чем просто естественно. Возможно, если не думать о том, как они красивы, я не буду чувствовать себя так ущербно на их фоне. Всё! Хватит! Я ничем не хуже! Тем более, они сами называют меня «красоткой».

— Вика или Викки? Как тебе больше нравится? — прервал наше молчание Питер.

Я немного задумалась, ибо он спросил это очень внезапно, но после дала ответ:

— Вообще, всю жизнь меня звали «Вика», но я не против изменений, так что можете звать меня так, как вам больше нравится.

Но в своих мыслях я возражаю насчет «Викки». Это звучит слишком по-детски, а я уже, ввиду недавних событий, больше не ребёнок.

— Может, просто «Ви»? — предложила Мэри.

— Мне нравится, — и мне действительно по душе такое имя, а, точнее, его сокращение: броско, кратко — то, что нужно.

— Окей, Ви, не могла бы вернуть мне бумаги, что я тебе давал, — попросил Питер.

Я как-то не заметила, что несу их уже большую часть дороги.

Протягивая документы парню в руки, краем глаза заметила содержание бумаг, которое гласило: «Суд принял решение…». Это всё, что мне удалось разглядеть, прежде чем Питер забрал судебное решение. Да у этих ребят скелетов в шкафу не меньше, чем у меня. Думаю, нам предстоит очень долгая беседа, чтобы мы могли знать, с кем имеем дело. Если, конечно, хотим иметь.

Суд. Хм, интересно.

Остальную часть пути мы не говорили, и чем ближе подходили к высотке, тем больше людей вокруг нас становилось.

Интересно, что мы будем дальше делать. И зачем нужно было приезжать сюда, к ним домой? Неужели, они не понимают, что за нами могла быть погоня или, может быть, они смогли найти контакты Питера, ведь он работал барменом в том месте. И тут я почувствовала новый укол совести.

— Мне жаль, что так получилось. Теперь тебя уволят из-за меня, — обратилась я к парню, посмотрев ему в глаза. Но он только рассмеялся.

— Уволят? Слышь, Мэр, ты меня уволишь или мне самому это сделать?

— Расслабься, я просто вычту этот инцидент из твоей зарплаты.

— Хотите сказать, что это ваш бар?

— Ну да, мы его владельцы, так сказать, семейный бизнес, — подтвердил парень.

— Бар построил наш дед, а потом отдал нашему дяде, и поскольку у дяди нет детей, то «баронаследование» досталось нам, — продолжила за брата Мэри.

— На самом деле, сначала только мне, но я слишком сильно люблю свою сестру, поэтому разделил владение с ней.

— Да ты просто терпеть не можешь возиться со всей этой документацией, вот и перекинул всю работу на меня.

— Есть такое, — прошептал Питер, подмигивая мне.

Наверно, мои щёки стали такими же розовыми, как мороженное девочки, что промчалась на роликах мимо нас.

— Если честно, я не запомнила его название, — скорее, я его даже не увидела.

— «Двадцать три», — одновременно ответили брат с сестрой.

— А что это значит?

— Это значит, что нас с братом двое, а с тобой нас уже трое. То есть сначала было два, а потом три.

— Двадцать три, — закончил Питер, переглядываясь с сестрой, — чтобы прийти к нужному результату логика не нужна.

Чё? Я видимо не понимаю этих ребят гораздо больше, чем думала. Можно предположить, что они сумасшедшие, которые сбежали из психушки, ну или которые просто не добежали еще до неё.

— А вы, ребят, не думаете, что нас могут найти если не по машине, то по вашему бару?

— Нет, — ответил парень, — это исключено. Никаких бумаг хоть с какой-нибудь информацией о нас не хранится в баре. Ни имён сотрудников, ни имён владельцев. А раз за нами не было погони…

— То нас не смогут найти, — подхватила девушка. — И тем более, в этот бар ходят только «свои» люди, поэтому этим паренькам будет не просто узнать вообще хоть что-нибудь.

— Ясно.

Дойдя наконец-то до высотки, я почувствовала себя гораздо спокойнее. Будто этот дом — самое надёжное место, которое только можно было найти. И вот каких-то пять минут, и меня никто и ничто не найдет: ни опасность, ни люди — абсолютно ничего.

Кого я обманываю?

Остановившись перед зданием, я посмотрела наверх, будто хотела увидеть какой-то знак. Но в небе только парили птицы, и солнце светило как никогда ярко. Сегодня прекрасный день. Прекрасный день, чтобы остаться в живых этим двоим.

Мне не нравилась идея приехать сюда, потому что их дом на самом деле не самое безопасное место, а наоборот — именно сюда в первую очередь придут те люди. Они точно смогут найти, хоть ребята уверяют об обратном. Но мне так не хочется в это верить. Ну вот опять, я веду себя как ребёнок. Сколько можно? Ребята прошли чуть вперёд, но затем заметили, что я отстала.

— Ну и чего ты там застряла? — обратилась ко мне Мэри.

На какую-то долю секунды мне показалось, что я смогу рвануть с места и убежать от них далеко-далеко. Ведь так будет лучше для всех. Но ноги будто не слушались меня и прилипли к асфальту.

— Это очень плохая идея — идти к вам домой, — пробормотала я, глядя на брата с сестрой.

Они переглянулись, как будто телепатически спрашивали друг друга: «Она что серьезно?».

— Значит так, плохая это идея или нет — решать нам, а у тебя проблемы есть посерьёзней, так что перестань изображать из себя жертву и пошли уже, — сказала Мэри таким жёстким тоном, какого я от неё не ожидала.

Она подошла ко мне, схватила за руку и потащила внутрь здания.

Вот теперь мне стало стыдно за своё поведение. И это уже начинало меня злить, потому что Мэри права — нужно переставать вести себя как жертва. Возьми себя в руки, тряпка! Но как, блин, мне так повезло встретить этих двоих? Почему они помогают мне? Чем я это заслужила?

Внутри оказалось всё ещё шикарнее, чем снаружи. Чувство такое, будто мы зашли не в жилой дом, а в какой-то пятизвёздочный отель. Посреди вестибюля расположилась стойка, как мне показалось, регистрации (как в отелях), но когда мы проходили мимо, то я увидела табличку, на которой было написано «Консьерж». Вот это да. Пожилой мужчина, сидевший за стойкой, поздоровался с Мэри и Питером, те ответили тем же, я же слегка улыбнулась и поспешила за ребятами. Когда мы подошли к лифтам, мне показалось, что находимся в каком-то бизнес центре: мраморный пол, алюминиевые двери лифтов и панорамные окна с видом на синюю (хотя больше зелёную) реку. В этот момент я вспомнила, что мне явно не мешало бы помыться, чтобы хотя бы не чувствовать себя так неловко в подобном месте.

Открылись двери лифта, и я зашла первой. Со всех сторон висели зеркала, со всех сторон стояла я. Смотрела на себя, смотрящую на меня. Забавно.

Последним в лифт зашел Питер, он и нажал на кнопку, на которой было изображено число «32». Мало того, что они живут в таком шикарном доме, так еще и квартира расположена на последнем этаже. Уже боюсь представить, что меня ждёт там наверху.

Замечали, что поездки в лифтах самые неловкие? Ты заперт в закрытом маленьком пространстве с людьми, которых, зачастую, не знаешь, да даже если вы и знакомы, всегда как-то неловко. Ведь вы находитесь на маленьком расстоянии друг от друга и не важно, каковы размеры этого помещения, оно никогда не будет достаточно большим. А время? Время в такие моменты замедлятся настолько, насколько это только возможно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 396
До конца акции
4 дня