электронная
36
печатная A5
316
12+
Седьмое небо

Бесплатный фрагмент - Седьмое небо

Сборник сказок независимых сказочниц


5
Объем:
164 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-9261-9
электронная
от 36
печатная A5
от 316

Предисловие

Приветствуем вас, дорогие друзья! Всех тех, кому интересны современные сказки и современные сказочницы!

В этом сборнике вы прочтёте одиннадцать сказок, одиннадцать разных историй, простых и замысловатых, страшных и мистических, философских и юмористических…

Их написали одиннадцать не зависимых ни от кого и ни от чего волшебниц. Говоря «независимых», мы имеем в виду, что, сочиняя свои сказки, мы не зависели от «популярных» и «продаваемых» тем, которые обычно навязывают писателям издательства; не преследовали цели стать новыми Андерсенами и завоевать этот мир.

Мы писали о том, о чём просила душа, о чём душа пела. Вышло хорошо или плохо — скоро узнаем. Но мы уверены, что если вам, взрослому человеку, нравится читать сказки — значит, в вас, как и в нас, живёт волшебник или волшебница. И это не сказка! Ведь каждый человек мечтает, а значит, придумывает особый мир со своими законами, где события развиваются по его воле.

Там можно встретить что угодно: мир, где всё растёт вверх тормашками, планета, населённая одними котятами или ёжиками, сказки про ангелов, волшебные кристаллы, древнегреческих богов или смешные перипетии обычной счастливой семьи… И обязательно между строк тонкой шёлковой нитью, по которой бегают солнечные зайчики, будет виться тайный посыл, важный для чьих-то глаз, способный дойти до самого сердца, чтобы разбудить его…

И нас, одиннадцать сказочниц, отличает от вас, читателей и выдумщиков, только одно: мы осмелились перенести мечты о воздушных замках на бумагу и показать их публике… Это мы сделали в первую очередь для того, чтобы вдохновить кого-то тоже начать реализовывать свои мечты.

Присоединяйтесь к нашей дружной команде независимых сказочников «Седьмое небо»!

Анастасия Сковородникова
«Секрет силы»

Детство — это игра в жизнь, а жизнь — это продолжение детства. Историю про Василису я придумала для учениц нашей бизнес-школы. Она о том, как преодолевать жизненные невзгоды, ориентируясь на свои собственные силы, которые всегда можно найти. Сегодня моя героиня — уже взрослая княжна, а в этом сборнике я предлагаю вам познакомиться с её детской историей. На самом деле, если читать подобные мотивирующие сказки с юности, это может стать хорошим фундаментом при построении взрослой личности.

Василисе захотелось медового пряника. И парного молока. Она приоткрыла дверь в сени, убедилась, что никого нет, и прошмыгнула к стряпухе Агафье.

На ходу подумала, что ноги стынут босиком и что она могла бы крикнуть кого-нибудь из дворовых — не зря же она княжеская внучка. Но поднимать крик из-за ерунды ей не хотелось. А ещё больше не хотелось расспросов, почему уложили её на перины, накрыли пуховым покрывалом, сам батюшка пришёл благословить на сон, а она, неблагодарная, не спит, требует пряников и молока. Василиса и сама не понимала, что за теснота в груди не даёт заснуть, заставляет переворачиваться с боку на бок. В ставни стучит сильный дождь, ветер стонет, а ей не спится от беспокойства.

Старая стряпуха уже отправилась почивать, но Василиса и без неё нашла свежий пряник и крынку с молоком. Вдохнула тёплый аромат сладкого пряника, собралась откусить, да так и замерла с открытым ртом.

Тихо скрипнула уличная дверь, и кто-то вошёл с улицы. Видимо, Васька-истопник опять отыскал кувшин с медовухой и его сковал сон. А про дверь он забыл. Теперь обворуют Агафью, заберут ценные специи, кои привозили ей из заморских стран купцы. А ещё хуже — унесут целебные порошки. Порошки эти добавляли в пищу княжеской семье по указанию княгини: чтобы прибавить сил в предстоящем походе или, например, для того, чтобы князь принял верное решение.

Пока за занавеской кто-то возился, Василиса как сидела на лавочке за печкой, так и замерла тише мыши, только пряник в руках стал липким от растаявшего мёда.

Послышался тихий голос:

— Ну что, настало время нам править. Смотри, не забоись! Я тебя везде достану, и князь уже не поможет!

Грозный был голос, неприятный. А ответное «угу» показалось Василисе знакомым. Да что с того? Что-то плохое должно было произойти. И батюшке непременно рассказать надо!

После того как опять скрипнула уличная дверь, Василиса выждала по всем правилам пряточных игр, в которых дворовые холопцы часто обманывают: притворятся, что ушли, а сами стерегут, когда ты из своего схорона вылезешь. Так вот, Василиса посидела немного, а потом пошла в светёлку, чтобы надеть платье и ноги согреть в домашних валенках. Хотела она тут же пробраться к матушке, рассказать ей о разговоре.

Как добралась до своей опочивальни, Василиса не помнила — вроде не более полусотни шагов, а обуял её сон по дороге. Вошла — и сразу завалилась на перину, даже накрыться не смогла, заснула.

И понесла Василису быстрая река мимо родных берегов. На берегу стоял князь, а рядом — батюшка с матушкой. А на них надвигалась чёрная живая туча. Жуть затопила всё нутро. И Василиса изо всех сил боролась с речной пучиной, не давая увлечь под воду, делала отчаянные вдохи и выдыхала криком в водяные пузыри.

Когда силы почти покинули её, княжеская внучка сделала очередной вдох и открыла глаза. В свете луны над ней возвышалась бревенчатая стена. Грубые, неотёсанные брёвна начали двигаться и по одному вываливались из стены, пока не показался проём, за которым была пропасть в сотни локтей. Пропасть светилась изнутри, манила девочку. Но полететь туда было страшно, и Василиса, зажмурившись, опять поплыла по реке.

Как она доплыла и выбралась, было непонятно, но когда глаза снова открылись, она спокойно покачивалась на волнах перины. Дом она узнала по запаху: это был запах её бабушки. Солнце уже взошло и светило как раз на стол, где стояли крынка с яблочным взваром, плошка дикого мёда и лепёшки. Саму Веренею Никитишну внучка увидела не сразу. Так неподвижно сидела она на лавке спиной к светёлке, словно и не было её здесь. Будто соломенная кукла в бабушкиных одеждах.

Спрыгнул с печки чёрный кот Вещун, и бабушка задышала, повернулась к Василисе.

— Долго ты с Горуновым заклятьем боролась. Я уже подумала, что не вытащу тебя.

— Бабушка, — Василиса поднялась на перине, — я здорова уже? Матушку хочу увидеть!

— Увидишь. Коли очень хочешь. Да только далеко твоя матушка сейчас. Подальше вашего княжеского подворья. И идти нам туда своим ходом придётся, а не в повозке ехать, как ты привыкла.

Достала бабушка из-за печки готовый узелок, приладила его за плечами и взяла Василису за руку. Так и поплелась она за бабушкой: неумытая, с неприбранной косой и босыми ногами. Очень неуютно было ей идти в таком виде: а ну кто из дворовых встретится — сразу матушке доложат, что княжеская внучка ходит хуже холопки на людях.

Но потом отвлеклась Василиса от своих мыслей, захотелось ей есть.

Сначала косилась она на бабушку Веренею — не сообразит ли сама, что у внучки маковой росинки во рту не было уж сколько дней. Но бабушка сомкнула свои уста в тонкую нитку и молча шла, глядя перед собой. Василиса уже придумала, как завести разговор о пристане и утреннем кушанье, как бабушка повернулась к ней и посмотрела серьёзно прямо в глаза.

— Васька, слушай меня! За теми деревьями начинается лесное царство. Народ там окаянный. Оборотней много. Как бы нам не пропасть. Иди за мной, держись за край моего платья, по сторонам не смотри. И ни звука из твоих уст вырваться не должно. Лесные люди первым делом звуки слышат.

Тут же забыла Василиса про голод. Вдохнула побольше воздуха, будто под воду идти собралась, взяла край бабушкиного платья, сжала в кулаке и пошла.

Солнце стало в зенит, Василиса пожалела, что не спросила, сколько идти им по лесному царству. Через несколько часов бабушка стала спотыкаться. Видно было, что ноги её устали, да останавливаться не хочет. Видно, скоро выйдут они из лесного царства, тогда и отдохнут.

Вдруг сбоку хрустнул сук. Василиса обернулась и ахнула: мелькнуло за деревом батюшкино платье. Стала Василиса вглядываться, и увидела, что выглянул из-за дерева батюшка, улыбнулся ей. И только девочка моргнула, а батюшка уже рядом с ней, и сидят они на поваленном дереве. Батюшка ей рассказывает, что заблудились они с Веренеей Никитичной, а он пустился вдогонку и нашёл их. А не то беда могла случиться.

Заулыбалась Василиса, хорошо ей на сердце стало. Батюшка в обиду не даст, даже лесному народу, какими бы они оборотнями ни были… Оборотни! Похолодела спина у Василисы. Поняла она, что батюшка без дозора ни за что бы не поехал её искать. И так по-доброму говорить бы не стал — он всегда серчает, когда беда может случиться. Закрыла Василиса глаза и увидела перед собой бабушку, та звала её за собой и показывала, что глаза открывать не надобно.

Послушалась Василиса и пошла с закрытыми глазами прямо. Каждый шаг выверяла, но делала это быстро, чтобы успеть от оборотня скрыться.

Услышала она, что метнулся за ней житель лесной, приготовился прыгнуть на неё, а она, не открывая глаз, сделала шаг, ещё один и… бабушка взяла её за руку.

— Молодец, девка, можешь открывать глаза. Вышла сама из леса. Я думала, оборотню лихому в рабство достанешься. Не надо было по сторонам смотреть, я тебя предупреждала.

Бабушка и не бранилась вовсе. Вздохнула и продолжила:

— Есть в тебе сила нашего рода. Можешь ты многое. Но пока ты у князя под боком жила, сила твоя во сне была. Сейчас она будет расти, словно опара для хлеба. Ты её не смиряй. Нужна нам твоя сила.

Удивилась Василиса такому разговору. Стала расспрашивать бабушку. Оказалось, что княжество их захватил князь Горун — младший из морских князей. На Василису заклятье подействовало раньше, чем на всех. Поэтому морок тот приняли за горячку, отвезли её к бабушке. А бабушка нашла, как заклятье снять. Василису спасла, да княжество всё потеряла. Теперь князь и матушка с батюшкой находятся у морского князя в наложниках, а народ княжеский весь в мороке обездвижен. Чтобы победить Горуна, нужна сила, коей у бабушки нет. А вот у Василисы она может вырасти.

Долго смотрела Василиса в небо, не спалось ей на долгожданном пристане. Кручинилась она, что не сможет вырастить силу свою. А если вырастит, да совладать с ней не сможет? Сила — она в чём? В кулаках, как у Микулы-кузнеца? Или в посохе, как у князя? Непонятно.

Утро ещё только занялось, а бабушка уже растолкала Василису, умыла её росой, дала ягод сушёных из своих запасов, и двинулись они в путь.

К полудню стал виден большой столб пыли вдалеке. Шли они по степному царству, а там кочевой народ. Может, стан большой перемещается, может, войско проходит через степь. К вечеру подошли поближе к пыльному столбу. Оказалось, что это идёт торговый караван. Купцы мирные, да стража с ними серьёзная. На таких окаянные шайки не нападут. Попросились к ним — вместе проследовать до устья Большой реки. Караванщики согласились. Дали место в повозке с сеном. Расспросили, откуда идут бабушка с внучкой. Но Веренея Никитишна была немногословна. Скупо ответила на все вопросы да глаза закрыла, отдых себе дала.

Василиса тоже задремала на свежем сене, но скоро очнулась. Поняла, что опять ей грудь давит тревога. Не может она сидеть. Вскочила на ноги, оглянулась. Когда взгляд её по ближайшему лесу пробегал, опять грудь сдавило. Увидела, что один из главных караванщиков смотрит на неё вопрошающе. Она вскинула руку в сторону леса и крикнула:

— Там беда!

Караван встал. Кто-то ругался, кто-то достал клинки и палки. В сторону леса двинулся сторожевой отряд. Потом услышали все звук битвы и тут же отправили подмогу своим воинам. Пока били разбойников, засевших в лесу, подошёл к Василисе караванщик. Поблагодарил её за предвидение и подарил ей браслет с яшмой. Заулыбалась Василиса, надела на руку. А караванщик в задумчивости остановился, потоптался да и говорит:

— Не хотите ли вы, Веренея Никитишна, с вашей внучкой Василисой изменить свой путь. Пойдёте ко мне в дворовые, я вас не обижу. А Василису будем брать с собой в странствия. Весь мир посмотрит, в разных землях побывает.

Бабушка рта не раскрыла, только смотрела на Василису вопросительно. А девочка и рада была согласиться, больно ей нравились рассказы караванщиков про дальние страны. Да только не могла она оставить князя, деда своего, и батюшку с матушкой. А ещё за весь народ их княжества сердце болело. Морок ведь конец имеет, и конец этот страшен.

Караванщик хоть и расстроен был отказом, но проводил Василису с бабушкой до самой Большой реки, откуда до моря можно было доплыть на торговой ладье за один день. На прощание ещё раз предложил караванщик с ними поехать. Сулил сундук дорогих тканей и сундук чистого серебра. Да только не увидела в том сокровищ Василиса. Её сокровище сейчас было у Горуна. И спешила она, и боялась предстоящей битвы. Хоть и стало ей понятно, что сила в ней выросла, что сможет она побороться со страшным князем, который не гнушается тёмную колдовскую силу использовать.

Как только причалила ладья к берегу, увидела Василиса за пригорком лазурную бездну, окаймлённую светлым песком. Словно картинка с матушкиной шкатулки. И поняла она, что бездна эта и станет полем битвы с Горуном. Чувствовала, что знает Горун о её прибытии и скоро появится.

А когда вынырнул он из пучины лазурной, весь в морской траве, с горящими глазами, усмехнулась Василиса. Сила её была в понимании. Пугал её Горун своим видом. Хотел, чтобы отступила Василиса. Усмехнулась она, руки на груди сложила.

Тогда заговорил Горун проникновенным голосом. Начал с того, что теперь Василиса — сиротка, погубила батюшку с матушкой своим любопытством и себя скоро погубит. А ведь могла подрасти, мужа выбрать, деток нянчить. Почувствовала Василиса жалость к себе, подступил комок к горлу. Тут бабушка подоспела, щёлкнула пальцами — и пропал комок.

— Нарожает она деток. Будет им рассказывать, как тебя растоптала.

Почувствовала Василиса, что мог увести её Горун от жизни в смерть. Разозлилась так, что искры в глазах засверкали, и вспенили эти искры лазурную морскую гладь. Заволновался Горун. А Василиса вскинула руку на Горуна со всей своей злостью, и опал Горун в десять раз, захныкал, запросил пощады.

Тут же увидела Василиса матушку, бросилась к ней. Батюшка с другой стороны её обнял. А дедушка отбивал низкий поклон Веренее Никитишне, свахе своей.

Перед тем как держать обратный путь, присели они на отдых. Василиса прилегла матушке на колени, и стало ей так страшно: а что, если бы не совладала она с Горуном? Если бы сокрушил он всю её силу?

Матушка словно прочла, о чём Василиса думает. И заговорила:

— Думаешь, доченька, в оковах пребывать и жить в плену — это пытка? То для тела пытка. Для сердца нашего нет тяжелее пытки, когда наши кровиночки страдают. Если бы не спасла ты нас — не было бы непоправимой беды. А вот если бы кручина тебя свалила, тоска съела, то и на том свете нам с батюшкой плохо бы было.

Вздохнула Василиса, закрыла глаза и дала себе обет — не подпускать близко тоску и кручину, даже если очень тяжело будет.

После такого обета сила ещё прибыла, и почувствовала это Василиса. Поэтому и ждала с нетерпением, когда появятся поля её родного княжества.

Как только вошли они в княжеский двор, вскинула Василиса руки, закружилась, поднялась над землёй. И стали оживать от морока дворовые, холопы и различный люд, который в злополучное утро в княжестве оказался. Послышались голоса, затопали сапоги, зашумели на кухне. Стало понятно, что вечером будет большой пир. И на пир Василису позовут, потому как теперь она почитается взрослой. Да дело не в девичьем платье, а в том, что заслужила она своё право сидеть за столом с батюшкой и матушкой. Улыбнулась Василиса и побрела в свою светёлку готовиться.

Конец

Ася Батурина
«Принцесса Дорога»

Моя сказка называется «Принцесса Дорога». О чём и о ком она? Несомненно, о том внутреннем состоянии, которое бывает у каждого из нас, когда мы находимся перед выбором. Каким может быть этот выбор? О, да любым! Это и выбор жизненного пути, и выбор спутника жизни. Да много чего ещё! Хотя бы выбор настроения! Я, например, предпочитаю выбирать для себя настроение яркое, жизнерадостное и весёлое. Так интереснее жить. Вот этот настрой я и попыталась передать своей сказкой.

Вселенная необъятна и многогранна. И в ней настолько много разных форм жизни, что нам невозможно даже представить, как такое вообще может быть…

Но один маленький мир мы всё же попытаемся себе вообразить.

Представьте себе, что есть во Вселенной планета, где живут одни только огоньки. И у этих огоньков есть свои особенности: они блуждающие и могут принимать любую форму, которая соответствует их настроению и мыслям. Да-да, они мыслящие! И, скорее всего, их далёкие предки были родом именно с планеты Земля. Потому что все огоньки стремятся превратиться в прекрасных принцев и принцесс, про которых на Земле так любят сочинять истории. Но увы, не у всех получаются подобные метаморфозы.

Один маленький огонёк-девочка (её звали Блёсточка) был особенно ярким, непоседливым и переменчивым. Она постоянно менялась и во что-то превращалась: то в прекрасную розу, то в колючий кактус, то в солнышко, то в грозовую тучку, а иногда оборачивалась тонким деревцем, танцующим на ветру, или становилась прозрачным озером.

Но в принцессу Блёсточке никак не удавалось превратиться. Хотя, если сказать честно, не очень-то она и пыталась это сделать, да и, собственно, некогда было: она то играла и резвилась с другими огоньками, то училась принимать новые формы, то просто мечтала о чём-нибудь приятном. А для всего этого требовалось время! Хотя огоньки и являлись бессмертными, придуманного времени им всё равно очень и очень не хватало.

Да и потом, если превратишься в принцессу, непременно понадобится принц. А огоньки-мальчики только и думают о том, как бы им стать сильным камнем или мощным ураганом.

В общем, с превращением в принцессу всё как-то не складывалось, да и не сильно-то хотелось.

Но однажды Блёсточка увидела, как самые мудрые и опытные огоньки превращаются во множество дорог. В дороги, ведущие куда-то. Это было такое величественное и невероятное зрелище, что Блёсточка тут же заинтересовалась, а куда, собственно, ведут эти дороги? И куда они сами хотят идти?

Задавая себе эти вопросы и ища на них ответы, Блёсточка не заметила, как сама стала дорогой… И она так же величественно и прекрасно поплыла, как и другие дороги, куда-то вдаль, всё вперёд и вперёд…

Но Блёсточке было очень важно знать, куда именно она ведёт. Ведь всё-таки теперь она дорога, а не просто какой-нибудь пустячок!

А кроме того, нашему огоньку очень захотелось узнать, кого она ведёт за собой. И она стала ещё более внимательно присматриваться ко всему, что её окружает. Оказалось, что дорога Блёсточка интересна таким же непоседам и любителям превращений, как и она сама. А огоньки, которые ленились превращаться и ни к чему не стремились, даже не подозревали о том, что есть на свете такая вот дорога.

Блёсточка была счастлива, что помогает куда-то идти маленьким и неопытным огонёчкам. Ведь совсем недавно она ещё сама была такой. И ей помогли превратиться в дорогу такие же мудрые и опытные огоньки, каким теперь стала и она.

Но куда именно она шла, Блёсточке по-прежнему не было ясно… Но это и неплохо! Ведь у неё был вопрос, на который необходимо найти ответ, задача, требующая разрешения. И это здорово, когда есть тайна, которую необходимо разгадать!

Как-то Блёсточка решила стать не широкой асфальтированной дорогой, а узенькой тропинкой, бегущей между лесными деревьями и быстрыми ручейками. Блёсточка так залюбовалась игрой солнечного света, который пробивался сквозь густую листву, и так засмотрелась на бабочек, изящно порхающих среди луговых цветов, что не заметила, как на поляне оказался… принц. Самый что ни есть настоящий!

Как Блёсточка поняла, что встретила именно принца? Ну а как же тут не понять? Он был наделён властью, как и все принцы, а когда улыбался, то владел сердцем Блёсточки безраздельно. Однако Блёсточка очень сильно удивилась, когда поняла, что и её улыбка вызывает у принца такие же чувства… Значит, она теперь тоже принцесса? Ведь теперь у неё тоже есть власть — власть над сердцем принца.

Принц не был дорогой. Он был солнечным светом. Звали его Звоночек. И он так же не знал, для чего светит, как и Блёсточка не знала, куда ведёт. И они решили вместе разгадать эти загадки! Ведь вместе решать проблемы всегда веселее и быстрее.

И теперь принцесса Блёсточка лёгкой и красивой дорогой бежала куда-то вперёд, а ей светил своим солнечным светом принц Звоночек.

Там, в неизвестной дали, их ждало множество приключений и сказочных событий. Но это уже совсем другая история. И когда-нибудь я её обязательно вам расскажу.

Конец

Наталья Поликарпова
«Сколько ты стоишь»

В жизни каждого человека есть такие люди, которым веришь как самому себе. Они похожи на тебя, а может, совершенно другие по складу, но есть что-то волшебное, что ведёт вас по жизненному пути вместе, бок о бок. Высшая точка — когда интересно даже молчать вместе! Эти другие будут вдохновлять и тянуть вас выше… Конечно же, это наши друзья! Самые настоящие и верные! Ведь не так страшно одиночество само по себе, как одиночество среди множества людей. Поэтому не упустите шанс чаще говорить кому-то близкому, как он вам дорог, как вы благодарны, что он существует, и что он в вашем сердце навсегда. Пусть эти слова лучше будут лишними, чем недостающими!

Жила-была девушка: с очами ясными, руками прекрасными, красотою лепа, бровьми союзна, умом светла, языком остра, на помощь быстра, — всё как полагается. Звали её в крещении Фотиния, в миру же привычном — Ивановой Светланой. Жила как и все: и в радости, и в горести; где с злобой, где по совести; училась, трудилась; любила, дружила; грешила — молилась… И вот что с нею случилось: не возраст преклонный, не тяжкой болезнью, лишь только сравнимо с грустною песней. Проститься с родными, друзьями и с тем, с кем когда-то мечтали пойти на концерт, полететь на Бали, а может, даже об общей фамилии… Она не успела. Легла почивать — и охладела.

«Ну вот уж и сказка?! — подумали вы. — Лишь только начало, и где продолженье? Такому случиться — нужны объясненья!» А что объяснять, так часто бывает: сегодня ты есть, а завтра — не станет. Понятие смерти нас пугает при жизни, а может, страшней наше качество жизни? Любой православный даст ответ без труда: душа человека бессмертна и вечна, пройдя перекрёсток Земли и Небес, ответив за каждое дело и слово, получишь в награду Ад или Рай.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 316