электронная
72
печатная A5
322
12+
Сборник стихов к 74-летию Победы в Великой Отечественной войне

Бесплатный фрагмент - Сборник стихов к 74-летию Победы в Великой Отечественной войне

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6123-4
электронная
от 72
печатная A5
от 322

Вступление

Великая Отечественная война — сколько букв и жертв. Имеет огромную важность и ценность для нашей с вами страны. Все наши деды, прадеды, бабушки, прабабушки участвовали в этой страшной войне. И, наверное, страшнее этой войны не найти. У большинства всё ещё осталось, что будет напоминать нам в будущем об этой войне: портреты, каски, одежда, медали, и, конечно же, их бессмертные подвиги, вечная память…

В этом сборнике 74 стиха в честь 74-летия Победы (поэмы и несколько стихов, относящихся к военно-лирической тематике) от молодого автора Исламова (Ворон) Альберта Маратовича. Стихи начинаются с «Брестской крепости» и заканчиваются философским размышление о войне и о Победе. Этот сборник уникален тем, что написан молодым автором, читающим и изучающим историю Великой Отечественной войны, это мнение молодого поколения. Сборник имеет три части: в первой части стихи идут по годам войны, во второй части имеются поэмы, а третья часть самая короткая, где будет биография моего деда, труженика тыла, и посвящённые ему стихи.

«Давайте сделаем всё возможное, чтобы не повторить ошибки прошлого. Вторая мировая война унесла четверть населения нашей планеты. Если начнётся третья мировая, за ней и ядерная, то не останется половины земного шара. Будем добрее друг к другу и не станем бороться на почве расовой, национальной и политической ненависти, убивать людей ради наживы и всех сокровищ мира. Все мы, люди — сыны божьи, значит — братья. Будьте милосердны и сердобольны друг к другу, а там, глядишь, настанет новое время, новая эпоха. И спасибо нашим дедам, прадедам за эту Великую Победу!..»

(с) Альберт Исламов (Ворон)

Часть I. Начало войны. Стихи по годам

1941 год. Начало. Подвиг солдат (Брест. Начало войны)

Июнь. Ночь, 22-е.

День, когда солнце стояло в зените,

Когда лето повернулось к осени,

6-я и 42-я дивизии попали под обстрел.

Лишь на небо все взгляните,

Фашист на Родину войти посмел.


Солдаты разбежались кто куда,

Схватились за ружья и оборонялись под натиск врага.

Не хотели без боя крепость сдать,

И в 4:35 враг начал нападать.


Бой продолжался до самого утра,

Но сильна была немецкая рука.

Все сразу догадались: война началась,

И вражья сила тут же расползлась.


Вспоминает ефрейтор:

«Страшный грохот, звуки битого стекла

Моментально разбудили меня.

Где-то появлялось зарево,

Где-то уже светало.

И лишь стоны раненых бойцов

Сильно меня взбудоражили.

Кто-то крикнул: «Война, товарищ ефрейтор, война!»

И в этой суматохе все кинулись по своим оружиям, тягачам автомашин…

Мне стало так страшно,

Ведь я мог потерять себя.

А ещё боязно было за семью,

За которую я всех перебью…»


Начались столкновения боевых групп,

Что определяли силы сторон.

Солдаты крепости бежали со словом «УРА»,

И немецкие солдаты потерпели большой урон.


В лицах солдат чередовались гнев со страхом,

Ненависть и радость мести.

И советские солдаты с большим размахом —

Не было у немцев чести.


Покинуть крепость удалось части личного состава,

После чего крепость была окружена…

И устроив облаву,

Атака советских войск была прекращена…


Утром произошёл артиллерийский обстрел,

Далее были захвачены раненые и медперсонал.

Солдат вермахта полностью рассвирепел

И защиту крепости не сломал.


Используя раненых и медицинский персонал,

Они подталкивали их к огненной силе.

Весь отряд под огонь пал,

Войска вермахта орудиями их накрыли.


Вечерело. Немцы никак не могли прорваться к крепости,

Их встречал очередной пулемётный залп.

Они не знали свирепости,

Защитник крепость не сдал.


За целый день было убито 300 вооружённых солдат

Гитлеровской армии.

Наши не знали пощад,

За Родину они свою жизнь отдали!


Даже если многие погибли,

Но сразили врагов наповал!

Наши всех перебили,

Солдат, защищая страну, свою патриотичность доказал!

Страшное время

Июнь. 41-й год.

Жители были уверены,

Что войны не будет,

Но информации не проверены.


Жизнь шла своим чередом.

Люди работали, отдыхали…

Началась из ниоткуда война,

Откуда её вовсе не ждали.


Немцы перешли границу,

Как начали атаковать крепость.

Не знали, что бойцы не были глупы,

И они проявили огромную смелость.


Тогда бойцам помогали

И смелые мальчишки.

Пытались с врагами воевать,

Вместо того чтобы читать книжки.


Тогда было уже не до книг,

Не до учёбы или занятия спортом.

Надо было уничтожить немцев вмиг,

И надо быть быстрым и упёртым.


Времена были трудными,

Совсем нерадостными

Для молодёжи и детей,

Что для всех тягостными.


Конечно, благодаря молодёжи,

Молодым бойцам и партизанам,

Смогли вылезти из этого времени

И помогли на войне другим странам.


Так будем же помнить их подвиги,

Героизм, отвагу, смелость.

Благодаря советским солдатам

Теперь мы встречаем светлость.

Отстоим Москву!

Немцы хотели захватить Москву —

Быстро победу одержать.

И всё, как по волшебству,

Стала погода страну охранять.


Сперва была битва оборонительного

Характера, когда и природа защищалась.

И битва была недлительного

Периода, когда все продовольствия сокращались.


«Ничего, отстоим Москву!» — говорили

Природные силы, что разбушевались, нагоняли

Страх и трепет врагам. Силы врагов они свалили

И с лёгкостью всю их технику сломали.


Именно в эту жуткую зимнюю пору

Погода стала бушевать.

И дали солдаты отпор,

И стали врагов из страны гонять.


У немцев ломалась

Техника, люди от холода погибали.

Их число сокращалось,

И все они моментально пали.


Вышло так, что людям сам

Всевышний помогал. Ожила природа.

И не пройдут враги больше по нашим снегам,

И улучшится жизнь московского народа!

Оборона Москвы

Немцы решили взять

Москву и подошли вплотную.

Не повернуть время вспять,

Нужно отогнать силу лихую.


В этой битве оборонялись

Курсанты двух училищ военных.

Эмоции быстро сменялись,

И не было тут солдат пленных.


Мальчишки, что окончили

9-е, 10-е классы, показали мужество.

От боли они скорчились,

Не испугались ребята ужаса.


Поверили в себя, что их

Дух над врагами силён.

И бой ночной не стих,

И мальчишка-курсант смышлён.


Когда враги оказались рядом,

Курсанты даже не дрогнули.

Оборонялись, не давали проходу гадам,

Что даже от страха не тронулись.


Помним мы те события,

Что мальчишки удерживали силы врага.

И отдаём им всем дань,

За Москву ни у кого не дрогнула рука!

Конь-огонь (посвящается Башкирской кавалерийской дивизии)

Лошадь не только для трудов дана,

Но и для боевых заданий.

Не испугается она врага,

Ведь являлась волевым созданием.


Оборону держал не только человек,

Но и его спутник — боевой конь.

Будут помнить подвиг весь век,

Обжигающий, как огонь, только тронь!


Лошади сами были в роли солдат,

Что на подступы выступали.

Животные не дадут назад,

Не отступятся, даже если и напали.


Солдат на лошади скачет,

Всматриваясь по сторонам.

Враг позади него плачет,

Что убегает от них сам.


Конная кавалерия была сильна

Что духом, что силою своей.

Впереди на фронтах тишина

Уже несколько дней.

***

Холодная зима. Мы подъехали

К заставе. На улице мороз трещал.

Враги до нас не доехали,

И только ветер нас встречал.


Заехав, мы не смогли завести

Машину. Она быстро заглохла.

И не можем отсюда уйти,

Ведь машина окончательно сдохла.


Выйдя из машины, я под вой

Ветра шёл к товарищам своим.

И под этой зимней мглой

Врага поджидаем и вдаль зрим.


Вдруг в одночасье слышим

Выстрелы и на немецком крики.

Не думаем об угрозе нависшей

И о голосах зверей диких.


Двое пошли обследовать места,

Где послышались выстрелы.

Не хотелось умирать, ведь невеста

Ждала, и глаза у меня заискрились.


Тогда была последняя моя битва.

После я был тяжело ранен в бою.

Но только помогла молитва,

Что спасла жизнь мою.

Советский солдат пошёл на фронт

Когда началась война,

Объявили мобилизацию.

Всем солдатам было не до сна,

Воевали они за каждую нацию.


Советского солдата от русского

Не отличить. Тогда каждый был

Равен. И план нападения прусского,

Советский солдат быстро раскрыл.


Советский солдат должен быть смелым,

Быстрым, первым отражающим атаки.

И одним махом ловить летящие стрелы,

И быстро определяющим знаки.


Вот он, солдат, с автоматом идёт.

Другой рядом стоит и рассматривает даль.

За лесом партизанский отряд знака ждёт,

Голова ясна и холодна, а мышцы крепки, как сталь.


Началась атака немцев. Противник рядом.

Советский солдат вырвался вперёд.

Фашисты были поражены лишь взглядом,

А советский солдат с пулемёта их всех рвёт.


Закончилась битва. Немец был повержен.

Советские солдаты победу праздновали.

И у партизан был стержень,

И все они о боевых действиях своих рассказывали.

Военная тайна

Когда началась война,

Народ был в недоумении.

Ярко на поляне светила луна,

Все расходились во мнении.


Гитлер напал на Советский Союз

И подписал себе смертный приговор.

Из солдат никто не сказал «сдаюсь»,

Все от врагов не отводили взор.


Воевал простой народ,

Чтобы был мир у их ворот.

Врагов от страны отвели,

Не боясь, всё дальше шли.


Был у партизан свой секрет,

Дабы защитить свои земли.

И принёс немец большой вред,

И сами же себя враги съели.

Блокадный город

Немцы захватили город

На Неве. Сомкнули кольцо.

Смерть стояла у ворот,

Показывая своё довольное лицо.


Ни помощи, ни еды,

Что привозили, не было.

И остались одни лишь следы,

И всё было забыто.


Когда кончалась еда,

Народ мучительно погибал.

Не росла трава,

И застывший Ленинград чуда ждал.


Но чуда не происходило.

Люди дальше мучились и гибли.

Немцы внутри у всех зверя разбудили,

Люди больше не ошиблись.


Народ продолжал через силу

Работать. Помогали даже дети.

И в январе 44-го прорвали кольцо,

Гитлеровская армия попала в сети.

900 дней и ночей ада

Вступление:

Самые роковые моменты в истории войны

Приходились именно на 1941—1944 годы включительно.

900 дней, ночей, лета и весны,

Немцы издевались над народом тихо и мучительно.


Многие молились богу,

Боролись с трудностями всей.

Но немцы не шли к диалогу,

Дни становились всё короче и трудней…


Захват Ленинграда была частью плана «БАРБАРОССА»,

За три месяца лета СССР должен был быть разгромлен!

Лишь не учли погодных условий,

И дух всего русского народа до конца не был сломлен!


Немцы хотели уничтожить жителей Советского Союза —

Это не менее 30 миллионов русских, украинцев, белорусов…

Здесь было больше минуса, чем плюса,

Жители СССР не любили трусов!


Без конца взрывались снаряды,

Во многих местах лежали трупы.

И голодающие взгляды,

И от холода ни у кого не было тулупа.


Народ не сдавался! Народ шёл вперёд!

Люди старались не показывать свою слабость,

Только слабый умрёт.

Лучше показывать врагам свою радость.


В августе немцы решили город Колпино взять,

Но народ встал на защиту.

Фашисты начали свои войска терять,

Не удалось захватить город паразиту.


Жители Ленинграда защищались как могли:

Более тысячи народов вышли на работу,

Строили окопы, противотанковые рвы, дзоты, доты и баррикады.

Вражеские силы по земле русской ползли,

Проявляя друг другу заботу,

В считанные секунды защитили Ленинград.


Город защищали 900 дней и ночей,

Но никто не мог сбежать оттуда.

И в небе зажгутся миллионы огней

В честь смелых и кому было худо.


Многие натерпелись ужаса и страха ночного,

Пока немцы измывались над ними.

И лишь мальчишеской игры озорного,

Не остались они злыми.


В эти самые моменты жители испытали настоящий ад,

Что не давал людям надежду на спасение.

И лишь вдалеке поезда замолчат,

Ждали, когда закончится сражение…


Народ выдержал! Народ на себе испытал

Ужасы и тяготы долгих мучений!

Город после бомбёжек медленно на ноги вставал,

И все всё сделают для улучшений.

Ад на земле Ленинград

Сколько бы слов не говори,

Сколько бы текстов не перечитывай.

Гори, война, гори,

И за все смерти отчитывайся!


В самые тяжёлые времена,

Когда в Ленинграде была блокада,

И у жителей жизнь была нервна,

Падала на эту землю маленькая прохлада.


Сколько всего люди пережили —

Нам всем не перечесть.

Тут не только взрослых хоронили,

Ни у кого не было даже хлеба поесть.


Хлеб привозили очень редко,

Народ ел даже воробья.

Даже если и стреляли очень метко,

Не было вовсе тут житья.


Многие от голода погибали,

Некоторые от заболевания лёгких.

В этот момент небеса молчали

И ямы умершим рыли глубоких.


Ада нет под землёй,

Всё это на планете Земля.

Немцы ползли будто змеёй,

Ад творился до января.


Много умерших от голода.

Много погибших от подрыва

И замёрзших от холода,

Жизнь падала с обрыва.


Мы, люди, помним все события,

Что 900 дней творились там.

Многие жители пережили кровопролития,

Все помнят события по крестам.

Последние часы Тани

Это был конец пути её,

Когда наступили суровые времена.

По полю шастала, будто зверьё,

И смертью была её цена.


Таня Савичева вела дневник,

Что первой записью была смертью оповещена.

Дальше ужас перед ними возник,

И её мама вскоре умерла.


Им было тяжело выбираться из трясины,

Жить и стараться не голодать.

И видя все эти страшные картины,

Мы не сможем их жизнь понять.


Таня хрупкой, беззащитной,

Но бойкой девочкой была.

И была ещё скрытной,

И боль её душу разорвала.


Она боролась до конца,

Но истощилось её здоровье —

Таня стала похожа на мертвеца,

Силы её были на исходе.


Несмотря на такое состояние,

Она верила и надеялась на улучшение.

Думала, что враги будут наказаны за злодеяние,

И начнётся наступление.


Здоровье полностью подорвалось,

Таня успела последние записи сделать.

И чудище за её душой погналось,

С каждым днём девочка бледнела и болела.


Вспомним тот день,

Когда она умерла.

И пронесётся по небу её тень,

Что всё это пережила.


Историю её не забывайте.

Не старайтесь, люди, это повторить.

И друг другу помогайте,

И не будем заранее смерть торопить!


Таня умерла ради наших грехов,

Что душа была ими забита.

Теперь не побоимся мы холодов,

И мысль врагов будет навсегда разбита!

Севастополь в огне

Было тихо. Спокойно в Крыму.

Ничто не предвещало беды.

Враг полез прямо во тьму,

И не было в этом нужды.


Первое наступление.

Десять дней длилась битва.

И появилось это явление,

И не была услышана молитва.


Немцы заняли свои позиции,

Советских войск из города гоня.

Всё по традиции

Не выдержали и одного дня.


Второе наступление

Началось неудачно.

У людей было искупление,

И враги являлись во снах мрачных.


Удалось сдержать натиск врага,

Дабы передохнуть и ждать подмогу.

И по глубоким снегам

Советские войска пройти смогут.


18 мая. Немцы сумели разбить

Советских солдат, но не сломить дух.

Фашисты любили рубить,

А их дух давно потух.


Не удалось защитить и сломать —

Фашисты город заняли.

Заплакала мать,

Ведь её маленького сына ранили.


Ровно год длилась эта

Осада. Жители были на грани.

Содрогнётся рука поэта,

Ведь эти строки могли души читателей ранить.

28 героев отважных

В боях под Волоколамском особенно

Отличилась 316-я стрелковая дивизия.

Генерал Иван Панфилов отражал атаки врагов,

Проходил свою миссию.


Отражая в течение нескольких дней,

Они подбили 80 танков.

И каждый немец станет бледней,

Сбежав по флангам.


Попытка противников открыть путь —

Провалилась.

И отряд Панфилова мог свободно вздохнуть,

Сила и техника вермахта полностью развалилась.


Не дождавшись полной победы,

Генерал Панфилов пал смертью храбрых.

И не пережили немцы беды,

Отряд Панфилова был ярый.


На всю страну стали известны слова

Младшего политрука:

«Велика Россия,

Отступать некуда — позади Москва».


В течение нескольких часов панфиловцы

Сдерживали атаки врагов

И уничтожили 18 танков,

Очистив страну от извечных грехов.


Большинство, совершив этот подвиг,

В ту ночь пали храброй смертью.

И сделав каждый народ свободным,

Остались для нас героями посмертно.


Бой под Дубосеково вошёл в историю

Как подвиг 28 панфиловцев.

Освободив всю территорию,

Им всем было присвоено звание Героя СССР.


Все мы знаем историю о них,

Хорошо помним их подвиги.

И лента временных,

Да сохранят Россию угодники.

Советские партизаны

На войне служили и

Взрослые, и молодёжь.

Кого ни зови,

За свою Родину помрёшь.


Год не пройдёт,

Небо и земля взорвутся,

И в нашей стране многое произойдёт,

Память и история о войне не сотрутся.


Среди советских партизан

Был мал да стар.

Среди них не было грубиян,

Да за Родину воевало много татар.


Старый дед в тулуп одет,

Он был стар, как сам белый свет.

Партизанам помогал,

Против немцев воевал.


Партизанский солдат был скромен,

Но никогда за Родину не сдавался.

Его талант был огромен,

Никогда он не поддавался.


У партизан были

И свои трудности.

Бомбу заложить

И предаться безрассудности.


У советского солдата

Было много талантов:

Немцев бить, Родину защищать,

Конечно, всем помогать и жить успевать.


Мы горды тем,

Что они нас защищали.

И не нужно писать много поэм,

Солдаты Родине долг свой отдавали!

1942 год
Сталинград в огне

К середине лета боевые

Действия и до Волги дошли.

И друзья фронтовые

В тот же час на войну ушли.


Огненная сила авиации

Насильно заставляла отступать.

И не было у немцев своей комбинации,

И неделями захватывали дома опять.


На улице не прекращали

Идти бои тяжёлые.

Люди сильно отощали,

Лежали враги дохлые.


Авиация немцев бомбила

Города, пошёл ужасный смрад.

Но их остановила

Наша сильная рать.


Пройдут года. Немцы осознают,

Что Европу было легче захватить.

И силы умолкают,

Сталинградцы смогли свой город защитить!

Битва за Сталинград

К середине лета война

Добралась и до Волги.

Люди были без сна,

Ведь немцы рыщут словно волки.


Бои в Сталинграде шли

Тяжёлые, ожесточённые.

Всё же немцы смогли

Захватить город сплочённый.


Тут почти каждый записался

В ряды партизан и ушёл воевать.

Каждый второй за город дрался,

И старались земли врагу не отдавать.


19 ноября войска перешли

В наступление.

И в тыл противника вошли,

И проявили солдаты терпение.


Немцы не могли понять

И проигрыш отвергали.

Но не могли принять

И сами себе всё лгали.


Наконец были уничтожены

Последние группы врагов.

Эта война записана в истории

И не забудется много веков.

Молодые патриоты

В те времена суровые,

Когда немцы захватил Краснодон,

Жители пытались проявить хладнокровие,

Арестовывали и убивали жителей целый эшелон.


В ту пору появилась группа

Подпольная, молодая.

К жителям относились грубо,

В отряде была группа возрастная.


В отряде «Молодая гвардия» собрались

Совсем юные дети.

В тот момент, когда к жизни ворвались,

Песни немцев были спеты.


Пять отважных детей

Пытались бороться.

Но было много смертей,

Никто не хотел сразу расколоться.


В подпольной группе делали

Листовки антифашистские.

Юноши и девушки работу проделали

И убивали тварей нацистских.


Своими листовками они

Хотели дать понять народу,

Хоть и на полях горят огни,

Можно переждать эту непогоду.


Столько мужества было

У патриотичной молодёжи.

Только время о них позабыло,

И многие были друг друга моложе.


Группа однажды развесила флаг,

Что над Краснодоном колыхался.

Было у них столько отваг,

И народ заступиться за них побоялся.


Юные подпольщики помогали

Семьям фронтовиков.

И продукты им присылали,

Морально уничтожая врагов.


Но в один день всё изменилось:

Задание выполнено без труда.

И звуки предательства будто эхом доносились,

Но их жизнь была нелегка.


Поймав одного — били и пытали,

Но тот не раскололся.

Многие за поступки свои пострадали,

И фашистский солдат сильно разошёлся.


Их казнили! Плакал тот день,

Когда их в шахты скинули.

Они были мишенью —

Тотчас души их покинули.


Спасибо им за то,

Что они смелость показали.

Умерли они, но зато

Для нас отважными героями стали.

Участники подпольной группы «Молодая Гвардия»: Виктор Третьякевич, Сергей Тюленин, Олег Кошевой, Иван Земнухов, Любовь Швецова и Ульяна Громова.

Сожжение земли еврейской (история Матвея)

Был в плену я,

Оказался во время затмения.

Не давали нам житья

Фашистские унижения.


Долго я старался жить,

Помогая своей деревне.

Много зла смогли причинить,

И были они очень гневны.


Когда оккупировали нашу территорию,

Фашисты долго издевались над нами.

Не перепишешь теперь историю,

Многие не смогли спрятаться за домами.


Многих расстреляли, многих сожгли.

Особенно было жалко детей.

И беременных с унижением приволокли,

И после сожжения фашисты стали веселей.


Очень много горя испытали,

Но ничего сделать не могли.

Нас, мужчин, по много раз пытали,

И некоторые тут же слегли.


Мне тогда было двадцать три года,

Но ничего поделать не мог.

После их еды у многих началась рвота,

Опять продолжился фашистский поджог.


Мы ходили из дома в дом,

Нас били за совместное совещание.

И слышны выстрелы за окном,

Значит, с семьёй у нас будет расставание.


Ночь. Август на дворе и жуткий холод,

Будто лета не было совсем.

Я ведь был ещё так молод,

Что меня повели в лес на расстрел.


За мной шли ещё трое взрослых мужчин,

А за ними вовсе эшелон малых детей.

Я знал, что паду, не успев отметить именин,

Один предложил встать всем нам поплотней.


За детьми заплаканные женщины бежали,

Но фашистское отребье избивало и их.

И все в ту же секунду пали,

А твари собирали веток сухих.


Сейчас нас сожгут на костре,

Как когда-то жгли инквизиторы людей.

И разлетится прах на заре,

И все люди станут намного бледней.


Только мужчины не показывали свой страх,

Что в лица врагам улыбались.

Фашисты испытали оружия на стариках

И над женщинами надругались.


В плену я не зря оказался,

Даже в трудную минуту не сдался.

Я готов за детей умереть,

Только фашистам этого не разуметь!


Звуки затвора слышны,

Гады собрались в детей стрелять.

Малые должны быть спасены,

А мы должны, защищая их, стеной стоять!..


Закрыл глаза. Представил мир,

Где нет войны и страха.

И кругом большой пир,

И на всех красивая белая рубаха.


В этот мир попаду очень скоро,

Ведь фашисты целились в нас.

И была у меня с милою последняя ссора,

Раздался выстрел, как тут же свет в глазах погас…


Очнулся на рассвете,

Когда в деревню пришли партизаны.

В лицо бил сильный ветер,

И по мне будто прошлись великаны.


Мне помогли прийти в себя,

Сразу в лазарет отвезли.

И еле шевелилась губа,

Ведь я видел, как немцы людей жгли.


Прошло много лет.

С тех пор не проходит эта картина.

И вот он, снова рассвет,

И снова эта кровавая долина…

Жизнь одна — подстрахуйся чаще, ведь смерть очень скользяща…

Солдаты сидели в окопе,

Обсуждая свои проблемы.

И кто-то явится в сугробе,

Отвлекая всех от важной темы.


Схватят его, возьмут в плен,

Нервно задёргается рука.

Один солдат достал ремень,

Другой вытащит карту из рюкзака.


«Кто ты? Каков ваш план?», —

Нервно задёргает его командир отряда.

А враг, как зашуганный мальчуган,

Лишь непонятные слова из его уст зазвучат.


Командир ударит по его голове,

В последний раз расспрашивая о плане.

И пробежит возле них зверь,

И спешно исчезнет в глубине урмана.


Командир пять раз выстрелил в воздух,

Глядя на ночное небо и звёзды.

«Жизнь одна — подстрахуйся чаще,

Ведь смерть очень скользяща», — поговаривал он.

Военная тайна

В окопе сидели солдаты,

Кашу без масла жуя.

Небеса синеваты,

Чистят они свои ружья.


Молодой мальчуган в отряде,

Кому исполнилось шестнадцать.

Подложит лицо в этой вечерней прохладе,

Расскажет о себе, что он из семьи старообрядца.


Майор их выше ростом,

Бородою весь оброс.

Он не верит звёздам,

И был весь черноволос.


Расскажет о военной тайне,

Руку на сердце положа.

Этот год был вовсе урожайным,

Да погода была свежа.


«Военный секрет мы храним,

Немцев просто так не убиваем.

В сердце Господу мы верим,

Да на него уповаем».


Мальчуган смотрел на него,

Чистя своё оружие.

«А что за это тайна?» —

Спросил он судорожно.


Боевой товарищ улыбнулся,

Погладив свои длинные усы.

«Вырастешь, поймёшь, — он огрызнулся, —

А пока это военная тайна…»

Солдаты лежат в лазарете

Солдаты лежат в лазарете,

Кто с подбитой головой, у кого-то руки-ноги не целы.

На них военные мундиры надеты,

И лишь их надежды на небеса улетели.


Лазарет небольшой, с медсёстрами молодыми.

Солдаты, все скрючившись от боли,

И в небесах тучами грозовыми,

Они молятся в шоке.


Небо плачет дождём,

Сильно падая на крышу лазарета.

«И мы все до окончания войны доживём», —

Говорит молодой начальник совета.


Молодые солдаты вновь лечатся здесь,

Кто-то кашляет сильно, кто стонет от боли адской.

И не может существовать мир без чудес,

Скоро вернутся они к жизни Ленинградской.

Благо простого народа

Когда началась война,

Жители об этом ещё не знали.

Настали тяжёлые времена,

И лишь небеса не замолкали.


Простому народу приходилось туго:

Работы побольше, страх перед неприятелем.

И кругом люди сходили с ума от звука

Летающего самолёта со взрывателем.


Чем сильнее люди страшились,

Тем сильнее становился враг.

В разы силы народа сократились,

И потянулся за людскими жилищами густой мрак.


Немцы шли всё вперёд,

Даже если обувь жмёт.

Если им очень повезёт,

То солдаты вермахта завоюют, пока солнце взойдёт.


Люди не сдавались, борясь за свою жизнь.

Люди не страшились, уничтожали врагов своих.

Немцы своё время дождались,

Но ветер давно уже стих.


Народ смог защитить свои места,

Край, землю свою.

И отступит темнота,

И придёт затишье в бою.

Дядя Ваня и тётя Люба

Дяде Ване было под тридцать тогда,

Когда он попал на фронт.

Она была слишком молода,

Когда появилась за горизонт.


Они встретились случайно:

Он — партизан в стрелковом отряде, она — радистка.

Но у них закрутилась любовь совсем необычайно,

Что их любви завидовала Марья-машинистка.


Когда дядя Ваня был ранен в ногу,

Тётя Люба тут как тут.

От Марьи было меньше проку,

Они всех за собой вовлекут.


Дядя Ваня ружьё чистит,

Притаится он в окопе в ожидании врага.

Ему танки путь расчистят,

Тут-то он и не услышит последнего гудка…


Танки в поле грохотали,

Дрожала мать-земля.

Лишь немецкие войска не молчали,

На небе послышался крик журавля.


Люба услышала крик журавля.

Схватившись за голову, сбежалась вся округа.

Смерть дяди Вани тяжела,

Мощна сила немецкого врага.


Журавль долго кружился над телом,

Подолгу застывая на небесах, издавая странный крик.

Перед немецким расстрелом

Тётя Люба заметила яркий блик.

Она улыбнулась слегка,

Обнажая улыбку врагу.

Её подвиг и смелость для страны очень велика,

Не испугалась она приставленного пистолета к виску.

Мужество Софьи

Их любовь была сильна, безудержна,

Но судьба с ними была так жестока —

Он попал на фронт,

Что жизнь остановилась у востока.


Она ждала его, писала письма,

Но от него не было вестей.

Хотела к нему сама

И попала на фронт через несколько дней.


В эти дни шли жестокие бои,

Немцы прорывались отовсюду.

У неё не было семьи,

И враги окружали её повсюду.


И вот она бежала с винтовкой навстречу врагу,

А тот не будь дураком стрелял в неё из пулемёта.

Стало быть, плохо фронтовику,

Ведь в девушку выстреливали ещё из фаустпатрона…


Софья стреляла, прорвавшись из окружения,

Немцы не стали дожидаться ответа.

У врагов было лучшее вооружение,

Но советская девушка имела больше авторитета.


Убив одного врага, сразила второго,

А дальше на подходе был третий…

И не испугалась она смерти фронтового

И с оружием её встретила.


Уронит винтовку —

Содрогнётся её рука.

Услышит за спиной немецкую издёвку,

Её жизнь будет очень коротка.


Лежит окровавленное тело,

Рукой рану прикрывая.

Кожа вся побелела,

Теперь нет её, но для всех она живая.


Прошли годы. Война закончилась удачно,

Её похоронят недалеко от поля.

Стоит у её могилы невзрачный,

Молодой парень у бога моля:

«Пожалуйста, Господи, грехи ей прости,

Ведь она старалась для нашей страны.

Будь с ней благоговеен,

И прости меня, если я свернул не в ту сторону пути».


Прошло ещё несколько лет.

Парень помнил однозначно.

Каждый день он встречал рассвет,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 322