электронная
90
печатная A5
459
16+
Сборник стихотворений

Бесплатный фрагмент - Сборник стихотворений

Объем:
214 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5628-5
электронная
от 90
печатная A5
от 459

«…Стихи ложатся как новогодний снег,

Они мне помогают быть спокойней,

Употреблять всю жизнь, как по меню,

И может быть стихи даже достойней,

Чем все дела, что на земле творю

И может это то, что после будет…»

Хочу выразить огромную благодарность Григорию Ерёменко, моему другу детства и близкому товарищу за его труд над этим сборником, за его веру в меня и за поддержку. Также хочу поблагодарить Марию Заварзину за помощь Григорию в подготовке сборника. Спасибо

«Вечер, окна, ты и я…»

Вечер, окна, ты и я,

Страсти, нежность, лица.

Я шепчу, что ты моя —

Не остановиться…

Руки, волосы, душа —

Всё сейчас прекрасно,

Есть на свете только ты и я,

Вместе мы так страстны.

Мне сейчас так хорошо!

Будто отрешённый,

Я смотрю в твои глаза,

Только в них влюблённый.

Завтра будет всё иначе,

Завтра по-другому,

Мы не взглянем больше так,

Будто незнакомы…

2012

«С тобою встретились однажды…»

С тобою встретились однажды,

Теперь ты на сердце у меня.

Не повторится это дважды,

Не испытать того огня,

Что душу жёг мне, словно уголь.

Его не в силах потушить,

Хотел назвать тебя супругой,

Хотел с тобою вместе жить,

Но как печальны те моменты,

Когда мечта падает ниц,

Тогда улыбка пропадает

С ярчайших наших глаз и лиц.

Сейчас я знаю, что не нужно

Мечтать о том, чего уж нет,

Но никогда не будет чуждо

Носить у сердца твой портрет.

2012

«За что я люблю Россию…»

За что я люблю Россию?

За реки, озёра, моря,

За славное небо в высине,

За болота, погрязшие в трясине,

За то, что рождён здесь я.

И что бы ни говорили,

А всё же, она одна —

Святая, Богом хранимая,

Родная моя земля.

Здесь поле кровью полито,

Здесь спины гудят от труда,

Здесь слава людей-исполинов

Проходит через года.

Былинная наша Держава —

Родная кормилица ты,

Ты край труда и покоя,

Столица надежд и мечты.

2012

«Посмотри в мои глаза…»

Посмотри в мои глаза.

Что ты видишь, расскажи?

Вижу море, вижу горы,

И поля полные ржи.

Вижу небо, вижу солнце,

Будто приоткрыто оконце

В светлый солнечный денёк…

Знаешь, видимо, глаза —

Главный в чувствах твой конёк.

2012

«Если хочешь жить умело…»

Если хочешь жить умело,

Значит, просто умей жить.

Говори всегда ты смело,

Дабы с совестью дружить.

Не скучай и не грусти,

Верь ты и надейся,

А придёт к тебе беда,

Ты в душе посмейся,

Не отступай ты никогда,

До конца же бейся.

Только так почуешь вкус

Жизни скоротечной

И, быть может, только так

Имя будет вечно…

2012

«Быть может, Русский я не кровью…»

Быть может, Русский я не кровью,

Зато я — Русский по душе.

Гляжу тоскливою любовью

На Родину свою, уже…

Не златоглавую Державу,

Уже не сказочную даль,

Но ясно вижу, ясно знаю,

Как закалялась наша сталь.

2012

«Ты проводи меня на бой…»

Ты проводи меня на бой,

Во след глазами посмотри,

И если есть какая боль,

То ты её просто сотри.

Быть может, я вернусь не скоро,

Быть может, вовсе никогда,

Но смою я следы позора,

И честь воспрянет навсегда.

Мой нож булатный шибко остр,

Удар мой быстр и силён,

И я сейчас не буду сломлен,

И я не буду побеждён.

2012

Дума степняка

Мне страх в лицо огнём дышал,

И смерть водила хороводы,

Но я вставал и вновь скакал,

Ломая в сердце все невзгоды.

Когда мне было тяжело,

Смотрел я прямо, не кривясь,

Когда из ран моих текло

И во глазах бежала бязь,

Я смело принял всё на грудь,

Хоть было тяжко продохнуть,

Я смог сломать себя внутри,

И кто теперь я, посмотри!

Я тот, кому неведом страх,

Я тот, чьи нервы будто струны.

«Храни тебя, родной, Аллах» —

Сказали мне однажды Гунны.

2012

«Я люблю родные края…»

Я люблю родные края —

Обширные леса, горные реки и золотые поля.

Я люблю море и горы.

Я люблю солнечный луг.

Но я ненавижу шакальи своры,

И своры гнид и сук.

Мне нравится лето и осень,

Мне нравится так же зима,

Но я не люблю полосень,

С Крестами вместо холма.

Мне нравится дождь и лужи,

Мне нравятся грозы, туман,

Но я презираю утюжить

В сердцах затаённый обман.

Да, я люблю природу,

Но я люблю и людей,

Им обещают свободу,

Отправляя на Колизей.

Жизнь, конечно, не вечна,

А это и хорошо…

«Законы у нас безупречны!

И жить в России легко!»

2012

«Твои глаза сегодня светились…»

Твои глаза сегодня светились,

Как из бриллиантов браслет,

И нотки тепла ложились

На мой влюбленный сонет.

Ты улыбалась так кротко,

Будто слегка смеясь,

Ты для меня как водка,

Ты для меня словно князь,

Что правит страной и силой,

Что смотрит только вперёд.

Хотел назвать тебя милой,

Но думаю: «Не поймёт…»

2012

«Для чего мы живём на свете…»

Для чего мы живём на свете?

Один для того, чтоб мечтать,

У кого-то цель — это дети,

Кому-то вообще наплевать.

Теряясь в круговороте

Жизни, любви и молитв,

Мы устаём на работе,

Часто теряя мотив.

Я многое видел и знаю,

Но многое впереди,

Я часто глаза закрываю,

Думая о дальнем пути,

Его предстоит мне пройти,

Увидеть финал и проститься,

А после, наверно, уйти,

В земле сырой раствориться,

Но если после себя,

Я что-то оставлю на свете,

То память мою, теребя,

Колышутся прошлого сети…

2012

«Всё так глупо, вовсе не смешно…»

Всё так глупо, вовсе не смешно!

А в душе так пусто и нехорошо…

Я, быть может, тоже ждал в ответ любви,

Но оно негоже, так что уходи!

Уходи из сердца!

Уходи-ка вон!

Слышен на проспекте колокольный звон…

2012

Я

Я не поэт — нет, нет.

Я просто тот, кто чувства,

Кладёт на белый лист.

Я из тех, кому грустно,

Из тех, чья душа как батист —

Она так же мнётся от ветра,

Ссор, побед и тревог,

Из тех, чьи душевные недра,

Будто туманистый смог.

Я верю в Бога и душу,

Я верю в сердце и любовь,

Я тот, чью зловонную тушу

Не разбудит однажды и кровь.

Я тоже умру, я знаю,

Не ставлюсь выше других,

Но всё же не потеряю

Я свой лиричный мотив.

2012

«Опять я теряю нить…»

Опять я теряю нить,

Сбиваюсь с былого пути,

От боли так хочется выть,

Но я уж не в силах уйти,

Сдаваться не смею, я знаю,

Что лучшее впереди!

Ну, а сейчас я таю,

Хоть иди и блуди.

Суди ты меня, безгрешный,

Суди, да слово держи,

Я был всегда в жизни внешний,

Но словом моим дорожи,

И если сказал я, то точно

Выполню всё до конца,

Ну, а сейчас мне нужно срочно

Согнать улыбку с лица,

Я встану, я знаю, верю,

Что всё ещё впереди!

Я жизнь не годами мерю,

Я мерю её людьми.

2012

Волк

Он в тёмном логове родился,

А родила волчица-мать,

И с детства не на жизнь он бился,

Чтоб вожаком однажды стать.

А на охоте был он смел,

Всегда бежал всех впереди,

Добычу снова одолел,

Уж не свернуть ему с пути.

Да, был же волком он рождён,

И был рождён он убивать,

На долгую жизнь не обречён,

Но обречён был выживать.

В лесах холодных и густых

Он видел свой отцовский дом

В глазах и ярких и пустых

Волк оставался вожаком.

И стая жи́ла хорошо,

Хватало всем еды,

А в волчьих жилах-то текло,

Кровь вместо воды.

Но вот однажды час настал,

Настал уж чёрный день,

На стаю волчью напал

Один безликий зверь,

Он убивал волков не в счёт,

Он стаю убивал,

Он превратил её в помёт,

Ну, а в волках осталась сталь.

Волки редели, ну, а впредь,

Волков и вовсе не видать,

Их шкуры продали за медь,

Но вожака им не поймать.

Он стаю вывести не смог,

Не смог убийствам помешать,

И с того дня он дал зарок —

Убийц нещадных порешать.

Так родилось полно преданий,

Что есть в лесу великий волк,

Не избежал он и скитаний,

И что в людя́х он знает толк,

Убил людей он больше сотни,

И не щадил он никого,

Он помнил всех, кто называл себя «охотник»,

И тех, что истребили всех, кроме него.

В зверином сердце отложилось,

Что он один, что он вожак,

А сердце всё же чаще билось,

Не понимал он: «Как же так?

Я был сильнейшим, а что толку?

Не смог я стаю сохранить,

А человек всех втихомолку

Сумел нещадно перебить…

Мы убивали ради жизни,

Они же просто так, со зла,

И волчьи шкуры, словно слизни,

Лежат в их хатах для тепла.

Теперь их модная девица

Гуляет в шубке из волка,

А волк тот был — моя волчица,

Не родила она щенка…

Вы отобрали мою жизнь,

Теперь и вам уж жить не долго!»

Так завершился монолог отчаянного волка.

Прошло ещё немного лет,

А волка и простыл уж след,

Нашли его мощный скелет,

А рядом ржавая двустволка.

То был финал его судьбы,

Была облава на него,

Но он не стал куском шубы́,

А от охотников и не осталось ничего.

Он отомстил.

Он дал обет и выполнил его с верхом,

И должен был гордиться свет,

Таким великим вожаком.

2012

Цветок

На одном дальнем лугу

Рос цветок полевой,

И не смотря на бури и вьюги,

Он рос вверх головой.

Зимой засыпал, весной просыпался,

Как все другие цветы,

До солнца тянулся, пытался

Достать до своей мечты.

И, вроде, возрос, не умер,

Хоть было тяжко порой,

И не смотря на студень,

Он рос вверх головой.

А летом тот луг покрывался

Ковром из цветов и вот

Тот цветик всех выше прорвался,

Как будто с трибуны поёт.

Был жаркий солнечный день,

И пчёлы жужжали под боком,

От цветика падала тень

И он созерцал всё радостным оком.

Заметил вдали силуэт,

То был человек молодой,

Палил ему голову свет,

И поты сходили рекой.

Приблизилась к лугу фигура,

То был молодой паренёк,

Вздохнул и сказал он понуро,

Что жаркий уж больно денёк.

Заметил он цвет нам известный,

Подумал: «Ах, вот и нашёл!

Цветок полевой, вроде местный,

Я, будь на её месте, точно такой предпочёл»

Подумал цветок: «Недаром,

Пришёл он сюда, надо знать,

Он хочет рукой, как пожаром,

Меня от корня оторвать!»

И парень к цветку потянулся,

Коснулся его уж рукой,

Цветок от него отвернулся,

Но парень был слишком большой

Сорвал он цветок, а дальше,

Дальше побрёл он домой,

А после предался он фальше,

Размышляя о том, что герой.

Цветок уж кричал, но толку,

Его крик не слышал никто,

А парень поправил бейсболку,

От луга он ушёл далеко.

И вот уже вечер печальный,

Далече сбирался закат,

А в вазе цветок идеальный,

И парень одетый как франт,

Забрал он цветок и с ним

Побрёл по улице пыльной,

И диким желаньем маним,

Играл как в опере мыльной,

Играл он с девчонкой красивой,

Для неё сорвал он цветок,

И ночь полна страсти обильной,

И нежности был хоть моток,

О цвете забыли и вовсе,

Он был лишь жестом для них,

А он умирал просто,

И аромат уже стих…

2012

Любовь и Дружба

Что для тебя такое дружба?

И что важней её, любовь?

Ведь другу тоже отдаваться нужно,

И лить свою, чужую кровь.

Любовь и дружба где-то рядом,

Но всё же разные они,

Когда встречаешь ты их взглядом,

Огонь горит где-то внутри.

Любовь и дружба, словно стая птиц

Парят высо́ко в небесах,

Но и они падают ниц,

Когда у них обман в глазах.

Любовь и дружба жаждут пламя,

Хотят порывов от тебя,

И если ты несёшь их знамя,

То, будут ждать тебя любя.

Люби, дружи и будь любимым —

Таков мой жизненный закон,

А нет? Так будешь ты гонимый,

И одиночеством лишь поражён.

Я понимаю, что так сложно

Порою людям доверять

Любовь и дружба, разве можно

Их на купюры променять?

Но жаль, что часто забываем,

Что значит дружба и любовь,

И смысла нить легко теряем,

И ошибаемся мы вновь,

Да, это может явный повод

Не доверять и не любить,

Но для меня всего лишь довод,

Чтобы свой страх не победить.

2012

«С тобою встретились случайно…»

С тобою встретились случайно,

Так было нужно небесам,

А я смотрел тогда печально

В безликий монитор-экран.

Но вдруг увидел я девчонку,

Что впредь не в силах позабыть,

Тут сердце учудило гонку,

И кровь сильнее стала лить.

Мы познакомились невнятно,

Но что-то стукнуло в груди:

«Мне с ней не быть и то понятно», —

Возникли мысли вдруг внутри.

Я восхищаться ею устал,

После общенья в пару дней

Я снова в чувства чуть упал

И часто думал я о ней.

Скучал, бродил и мысли гнал,

О той, что так уж далеко,

И захотелось на Урал,

Но на душе моей легко.

Она красива и умна,

Чиста душой и телом,

А в сердце дёрнулась струна,

И грусть крошилась мелом.

Когда взирал её портрет,

Глаза горели ясно,

И где нутро, играл сонет,

Чья музыка опасна.

Анастасия, божий свет,

Живи, живи прекрасно,

И знай: на юге есть поэт,

Что ждёт тебя ужасно.

2012

«Ты снова меня зацепила…»

Ты снова меня зацепила,

Я будто растаял опять,

В груди защемила та жила,

Что я не в силах унять.

Я снова тобой восхищаюсь,

Поверь, ещё не устал,

Я снова в желанье теряюсь,

Ах, как же я сладко мечтал!

Я снова приблизился близко,

Я снова смотреть захотел,

Упала планка так низко,

И я почти полетел…

Всё это ты принесла,

И я благодарен за это,

Ведь на душе была зима,

Хоть и на улице лето.

2013—2014

«Любовь лишь может нас спасти…»

Любовь лишь может нас спасти,

Тогда, когда нам плохо очень,

И груз на пару понести,

Когда все раны кровоточат.

Что эта жизнь? Одна борьба,

Что там за свет в конце тоннеля?

И пусть у всех своя судьба,

Но есть на свете то, что смерти даже сильнее.

То, для чего живём мы впредь,

Порою просто существуя,

И то, чего нельзя не променять на медь,

Глаголя лишь и жадно повествуя.

Название тому — любовь,

Её мы ищем неумело,

И когда с виду не ведём и бровь,

Ну, а внутри трясёмся мы несмело.

Тогда мы ощущаем вкус

И смысл, видно, первозданный,

И порой легче забраться на Эльбрус,

Чем в ожидании томиться встречи долгожданной.

Но вот, увы, такая незадача:

Когда любили раз, порою плача,

Порою и дыханье потеряв,

Да и покой на хаос променяв,

Мы думаем, что больше нет дороги,

В страну, где скажем мы: «Люблю»,

И вот опять слабеют наши ноги,

И машем вслед очередному «кораблю».

Но всё же смысл есть пожить,

Да повстречать то самое, родное,

И в бесконечном море страсти плыть,

И больше не видать покоя.

А если даже вместе умирать,

Навеки в вечность растворяясь,

Последний вздох на поцелуй отдать,

И в вечность, за руку держась, бросаясь.

2013—2014

Здесь

Здесь каждый хочет быть значительней,

Сложней, авторитетнее, умней,

Ну, а в итоге, явно расточительней,

И без желания «лапшу» снимать с ушей.

Здесь человека жизнь ничто не стоит,

Но признаваться в этом, добровольцев нет,

И из себя здесь каждый что-то строит,

И любит там, где звон монет.

Вы говорите, люди, что не место,

Здесь тем, кто против вас восстал,

И «месите» его будто тесто,

И злобы в вас неистовый запал.

Вы эгоисты, но и я такой же,

Вы лицемеры, что ж, и я бывал…

«Ты говорить способен лишь!», — «Постой же…

Ведь я где падал, там же и вставал…»

Не говорю, что я другой, нет-нет,

Я знаю лишь — во всём должна быть мера,

И я нашёл, где есть любой ответ,

То место называют кратко — вера.

Есть судеб тысячи и мнений миллион,

Но каждому судить другого проще,

И лишь когда в груди последний стон,

Тогда мы скоро превратимся в мощи.

Ну а пока боимся мы всего,

Как будто смерть нас вовсе не коснётся,

И мы уходим, не оставив ничего…

Но верю я, что Человек проснётся!

Падёт тогда порядок мировой,

И осознаем мы, зачем здесь земли топчем,

И пробежимся по траве с росой,

Ну а пока, мы на судьбу лишь ропщем.

2013—2014

Ты знаешь

Ты знаешь, мне так надоело

Идти по жизни одному,

Смотреть в глаза и лица смело,

Лилея лишь мечту одну.

Что есть на свете та другая,

О кой мечтаю я во тьмах,

И вот есть ты, моя родная,

С тобой я виделся во снах.

Ты знаешь, в жизни так бывает

Иль парадокс или судьба,

Но душу дважды согревают

Одни и те же имена.

Ты знаешь, очень много грязи,

Но разве в этом наша суть?

И не найти лечебной мази,

Когда удар сжимает грудь…

Дарю тебе своё я сердце,

Могу и душу подарить,

В груди моей тайная дверца,

Лишь можешь ты её открыть.

Ведь ты знаешь, что не стану

Я унижаться и просить,

И сохраню на сердце рану.

Да, с ней в дальнейшем буду жить…

Быть может, это всё пройдёт,

Быть может, это наважденье,

Но твой огонь увидел я,

И это было не виденье.

2013—2014

«Не говори, что не способна ты любить…»

Не говори, что не способна ты любить,

Не говори: «На страсть я не способна»,

Необходимо бред этот забыть,

Ведь, знай, что ты цветку подобна,

Он не растёт в песке и на камнях,

Он не растёт и там, где рвут метели,

Он не растёт у бабушки в сенях,

Он не растёт и там, где есть лавины, сели.

Но он растёт и даже очень быстро,

Там, где тепло, там, где из солнца край,

И там, где любят не корыстно,

Ты же об этом, Юль, не забывай!

2013—2014

«Иди вперёд и не смотри назад…»

Иди вперёд и не смотри назад,

Увы, нам ничего уж не вернуть,

И если сможешь, значит, будешь рад,

Не дай себе беспамятно уснуть.

Когда сдаёшься, ты себя кори,

Быть сильным, вот что значит быть,

И жизнь свою руками сам твори,

Не дело — тут скулить и слёзы лить.

Жить надо смело, желая победить,

Бороться до конца, никак иначе,

И больше не существовать, а жить,

И первым быть всегда тем паче.

2013—2014

«В твоих глаза прекрасных я тонул…»

В твоих глаза прекрасных я тонул,

А голос твой мне душу сладко грел,

С тобою рядом снова я уснул,

Ты как на чёрной доске жизни — чистый мел.

2013—2014

«Люблю я осень, унылую пору…»

Люблю я осень, унылую пору,

И пасмурное небо мне мило́,

Забыл уже про летнюю жару,

Но улицы ещё не замело.

Когда хандра съедает вечерами,

Кто хмур с утра, не весел и сонлив,

А я кружусь с опавшими листами,

Ведь так люблю я осени мотив.

2013—2014

«Прости, меня, пожалуйста, Елена…»

Прости, меня, пожалуйста, Елена,

За правду, что я грубо преподнёс,

Как будто нож воткнул я под колено,

И вгрызся в сердце словно пёс,

Да я не смог уж по-другому,

И ты за то меня прости,

Что я позволил тебе уйти к другому

И не стал преградой на пути.

Прости, что слёзы тебе позволил обронить,

Прости, что ветром сдул надежды,

Но я тебя не смог любить,

И сожалею, как и прежде…

На лик твой любоваться я хотел,

И всё казалось у меня в кармане,

Но ветер перемен уж налетел,

И стали мы словно инопланетяне.

А всё же знаешь, вспоминая всё,

Я возвращаюсь к тем радостным моментам,

Когда улыбка застывала на лице,

Когда устами друг друга прикасались,

И были дома… да хоть на улице,

Но всё равно любви мы предавались.

Она была чиста, без грязи,

Моя первая взаимная любовь

И я не думал тогда о мазе,

Которой придётся лечить мне раны вновь.

А в заключении я хочу опять

Просить прощенья и желать лишь счастья,

Желаю также я тебе понять,

Что я не смог сбежать от прошлого пристрастья.

2013—2014

«Завтра праздник мировой, праздник всех влюблённых…»

Завтра праздник мировой, праздник всех влюблённых,

И сколотят куш большой на умалишённых.

И бумага, и картон, красный, разноцветный,

Подбирает каждый в тон, сыпя дождь монетный.

Мне смотреть на кутерьму как-то не пристало,

Сердце просится в тюрьму, места мало стало.

Сердце жмётся и стучит. Как же? Почему же?

Сердце больше не молчит — выбралось из лужи.

Сердцу хочется сказать громко, хоть стогласно,

Что ему не наплевать, что оно согласно,

На любовь, что так пьянит, как благие вина,

Неужели же виной День Святого Валентина?

2013—2014

«Высокий это долг любить…»

Высокий это долг любить,

Порой теряюще дыханье,

И в бесконечной страсти плыть,

Всё больше переходя на обожанье.

Когда идёшь, а под ногами

Как будто вовсе не земля,

То ты летишь двумя крылами,

А сердце будто из огня.

Когда её увидел ты,

И вдруг как вспыхнуло оно!

И вот же все твои мечты!

В душе давно всё решено.

Глаза блестят как два кострища,

И кровь кипит, будто вулкан,

Ах, если бы ты знал, дружище,

Что та любовь — самообман.

Ты ей не нужен, уж поверь,

Когда уйдёшь, закроешь дверь,

Она начнёт с другим гулять,

И о тебе не вспоминать.

Когда же станет скучно ей,

Она позво́нит, даст надежду,

И обовьёт тебя, как змей,

И кажется, что всё как прежде.

Ты ей не верь, мой милый друг,

Она тобой не дорожит,

Ты для неё — один досуг,

С другим потом она сбежит.

А у тебя на сердце шрам,

И, может, водка вместо храма,

Не верь, что говорится там,

Там не любовь — одна отрава.

2013—2014

«Беги вперёд и не смотри назад…»

Беги вперёд и не смотри назад,

Забудь всех тех, кто в спину говорили,

И пусть не избежать засад нам и досад,

Мы не из тех, кто на коленях слёзы лили.

Нас многие хотели поломать,

Убрать с пути и напугать до смерти,

Но было нам судьбою назначено стоять,

И если скажут, что сломались — вы не верьте.

Как тяжко было замерзать в снегах,

Но грела нас одна всех надежда,

И пусть по факту ждал нас только крах,

И покрывалась инеем одежда.

Но знали мы — нам не свернуть с пути,

И шли вперёд, забыв про смерти страх,

И часто говорили мы «Прости…»,

Лавируя меж гильотин и плах.

И мы горели будто бы костры,

И жили так, что искры разлетались,

И души наши до сих пор пестры,

Хотя в глазах лишь угли малые остались.

2013—2014

«Ты стоял на мокром перроне…»

Ты стоял на мокром перроне,

С тобою родные, друзья,

Среди сотен солдатских судеб,

Ныне была твоя.

Ты улыбался много,

Ну, а в глазах была грусть,

Вас погрузили в вагоны,

И я прошептал: «Не боюсь!

Я не боюсь за тебя,

Знаю, что ты придёшь,

Я не боюсь за тебя,

Знаю, ты всё пройдёшь.

Мы тебя помним и любим,

Мы тебя ждём назад,

Мы тебя не забудем,

И что ты мой друг, я рад».

2013—2014

«Что же такое любовь…»

Что же такое любовь?

Я спрашиваю себя вновь.

Любовь — это чувство, а может…

А может, и смысл людей.

Я знаю, что мы не похожи

На двух озёрных лебедей.

Но как же терзается чувством

Моя больная душа,

И как же бывает грустно,

Когда она так пуста.

Я знаю, ты многое знаешь,

И видела тоже, но всё ж,

Ты смотришь чарующим взглядом,

А у меня по спине дрожь…

Глаза твои смотрят печально,

Но чаще улыбкой звеня,

Любуюсь тобой я тайно,

Чувства в душе сохраняя.

Я знаю, что я не тот,

С кем хочешь ты быть во век,

Но я замечал не раз,

Как время ускоряет свой бег,

Когда на тебя смотрю,

И хочется вымолвить тихо:

«Тебя я одну люблю,

Моя дорогая трусиха».

2013—2014

«Взываю, Всевышний, к тебе…»

Взываю, Всевышний, к тебе,

Помоги на дальнем пути,

Помоги стоять твёрдо стопе,

Помоги не упасть, помоги!

Пусть мой страх превратится,

В золу под ногами и прах,

И пусть ожидает успех, а не крах.

Пусть моя вера станет,

Будто из камня скала,

Пусть меня дальше манят

Два белых чистых крыла.

Я знаю, ты не оставишь,

Я знаю, ты рядом со мной,

Ты меня укором не ранишь,

И готов идти в любой бой,

И стрелы вражьи ломаясь,

Не причинят мне вреда,

Перед тобой только каюсь,

А значит, ждёт побед череда!

2013—2014

«Вчера я говорил с подругой…»

Вчера я говорил с подругой

О школьных годах юности моей,

И вспоминал вчера я это с мукой,

Ведь ненавидел я тогда людей…

Тогда казалось мне, что мир жесток,

Теперь я понимаю — справедлив,

И каждый в нашей жизнь лишь урок,

И не смотри на жизнь ты как на слив.

Тогда я думал, что везде я лишний,

Такой же лишний, как на полках пыль,

Ну а сейчас, я этой жизни ближний,

Я выработал свой особый стиль.

Я сгоряча тогда наделал хлама,

Его нести был непосильный труд,

И привело меня тогда к воротам храма,

И там же надо мной свершился суд…

Да, было больно мне тогда, ужасно больно,

Я много требовал и мало что давал,

Сейчас в моей душе спокойно,

Хотя огонь её остался мал.

Была любовь, неразделённая в то время,

И был я выбит напрочь с колеи,

Но вынес я, то времянное бремя,

И лишь воспоминания о той боли…

Я размышлял: «Зачем же так?

Зачем вы в душу мне плюёте?»

И чуть тогда не овладел мной мрак,

Но оборвалось всё на очень низкой ноте…

Я искал мразь везде, где только можно,

Ну, а нашёл её в самом себе,

Но было так натянуто и сложно,

Как найти звёзды на городском небе…

Сейчас, конечно, мне уже легко,

Сейчас я знаю правила игры,

Ну, а тогда мне было далеко

До места, где рождаются мечты.

2013—2014

«Нас могут убить, ведь мы умираем…»

Нас могут убить, ведь мы умираем,

Нас могут закрыть в казематах стальных,

Но нас не сломить, ведь мы зажигаем,

Огонь в сердцах доселе пустых.

Огонь тот проходит через призму души,

И он обжигает нас,

Не тот, что кричит «Иди и круши»,

А тот, что зажжёт сотни прикрас.

Он не потухает в суровых ветрах,

Они ему нипочём,

И он пожирает безжалостно страх,

И в бурю согреет плащом.

2013—2014

«Да… как-то некрасиво вышло наше расставанье…»

Да… как-то некрасиво вышло наше расставанье,

А было всё сначала так мило, теперь же снова расстояние,

Но я не знаю почему, тебя обидел я и чем,

А ты сказала: «Ни к чему мне объясняться и зачем?»

И я всё принял, я ушёл, топтать дороги одному,

И я уже все чувства смёл, и в них я больше не тону…

Глаза не дарят больше блеска, иль я уж стал другим теперь,

И не услышала ты треска, то во сердцах закрылась дверь.

Сейчас мороз мне душу стынет, а для кого же ей пылать?

Но грусть меня не опрокинет, и я, поверь, сумею встать.

Тебя я тоже не забуду — ты подарила мне мотив,

Но больше я твоим не буду — любовь ушла в помойный слив…

2013—2014

«Долго ли были вы счастливы вместе…»

Долго ли были вы счастливы вместе,

Долго ли сохранилась любовь?

И почему дрянные лишь вести,

И почему охлаждается кровь?

Долго ли верен ты был обещанью,

Долго ли смог его ты сдержать?

И почему вы пришли к расставанью,

И почему так охотно бежать?

Долго ли ты смогла быть опорой,

Долго ли ждала ты его одного?

И почему всё закончилось ссорой,

И почему больше нет ничего?

Долго ли вы в мечтах утопали,

Долго ли вы держали обет?

И почему же врагами вы стали,

И почему лишь мрак, а не свет?

Долго ли ты любовался лишь ею,

Долго ли говорил, что «люблю»?

И почему у любви верёвка на шее,

И почему слова: «Не прощу…»

Долго ли ты мечтала о детях,

Долго ли ты хозяйкой была?

И почему вы в обмана лишь сетях,

И почему мечта уплыла?

Здесь обоюдная ваша вина,

Здесь только вы друг другу причиной,

И между вами нынче стена,

Каждый прослыл дурачиной.

2015—2016

«Что нужно людям повсеместно…»

Что нужно людям повсеместно?

Признание, а что ж ещё?

Да чтоб говорили о них уместно,

Желательно, ещё бы хорошо.

Им пониманье нужно пуще хлеба,

Да чтоб согрели в трудный час,

И чтобы манна валилась с неба,

И выделяться ярко среди масс.

Хотят они свободы от печали,

Хотят, чтобы успехи вверх росли,

И быть всегда хотят прочнее стали,

Пока не потеряли нить пути.

Чтоб совесть мучила всё реже,

Ведь «мир такой — дело не в нас»,

Но каждый меряет по меже,

Что сам прошёл всего лишь раз.

Хотят любви взаимной только,

Никто не хочет тут страдать,

Кричать на свадьбе только «Горько!»

И о покое лишь мечтать.

Но жизнь диктует им порой

Свои условия игры,

И как же часто вижу боль,

Я в кабаках, где песняры.

Тут забывают обо всём,

Здесь можно от проблем бежать,

Ну, а проблемы — снежный ком,

Их спиртом глупо заливать.

Вот так проходит наша жизнь,

Здесь место есть всему,

Мы смотрим вдаль, забыв про близь,

Не веря больше никому.

Мы счастье меряем деньгой,

«А как иначе» — скажешь ты,

Не суждено идти дорогой нам другой,

И не хотим коснуться мы мечты.

Нам крылья больше не к чему,

Они мешают земно быть,

Не внемля больше сердцу своему,

Мы разучились верить, надеяться, любить…

Ну, а зачем тогда так жить,

Коль не горишь ты словно пламя,

И не живя ни дня, себе могилу рыть,

Забывши даже про родное знамя?

Смеясь над ним, и веря в материал,

На маску новую накладывая грим,

Кем, человек, же ты в итоге стал,

Безвольным механизмом, что свыше направим?

Как будто винтиком в машине,

Ты — шестерня, что можно заменить,

И пусть так порешили на вершине,

Но жаль, что тебя в этом смогли так убедить…

2015—2016

«Ты правду говоришь мне не устало…»

Ты правду говоришь мне не устало,

За то люблю, наверно, я тебя,

Да и тебя всегда мне будет мало,

Ты улыбаешься, мне душу теребя.

Так вглубь смотреть никто не может,

Так строго глянуть можешь только ты,

И пусть по жизни тебе Бог поможет,

И донесёт тебя уж до мечты.

Была ты часто вдохновеньем мне,

И душу чёрствую своим нутром смягчала,

И пусть ты не икона на стене,

Но для меня единственной ты стала.

С тобою всё иначе — по-другому,

С тобой могу самим собою быть,

И часто уходил я в кому,

Когда отказывалась ты меня любить.

Ну, а теперь ты будто мне сестра,

Ты — друг, который сердцу мил,

И рад тебя я видеть хоть с утра,

Хоть раньше иногда и слёзы лил.

Спасибо, Ксюша, за твои усилья,

Спасибо, что со мною ты нежна.

Мне нравится с тобой ходить хоть мили,

И честно я скажу — ты мне нужна.

2015—2016

«Ну, здравствуйте друзья мои родные…»

«Ну, здравствуйте друзья мои родные,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 459