12+
Сборник материалов конференции: "Социальное партнерство государства, НКО, бизнеса: опыт России и зарубежных государств"

Бесплатный фрагмент - Сборник материалов конференции: "Социальное партнерство государства, НКО, бизнеса: опыт России и зарубежных государств"


Общественные науки
Политика
Психология
Прикладные науки
ЭлектроннаяПечатная А5Русский
Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-6845-4

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ПРИНЦИПА СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В ПУБЛИЧНО-ВЛАСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА (НА МАТЕРИАЛАХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТНЫХ ОПРОСОВ)

МАМЫЧЕВ АЛЕКСЕЙ ЮРЬЕВИЧ, доктор политических наук, заведующий кафедры «Теории и истории российского и зарубежного права», Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Шестопал Сергей Станиславович, кандидат юридических наук,

доцент кафедры «Теории и истории российского и зарубежного права», Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Калюжный Валерий Владимирович,

президент Ассоциации «Бизнес Клуб «Авангард»

В настоящее время востребованность форм социальной взаимопомощи, поддержки, методов социальной интеграции и совместного «соразвития» ключевых акторов социально-политической жизни вполне очевидна. Российской политической традиции свойственна ориентации на солидаристические формы взаимодействия общественных организаций и движений, бизнес-структур, политический партий, институтов публичной власти и т. д. [1—3].

Предлагаемая модель учитывает, что обеспечение положительной динамики развития региональных социально-экономического и политического пространств связано с формированием и развитием социального партнёрства в рамках публично-властного взаимодействия между обществом, региональными бизнес-сообществом и государственными структурами. Такая модель эффективно работает при решении региональных проблем, конфликтов и противоречий в социально-экономическом и политическом развитии регионов, но и имеет устойчивые традиции в отечественной политико-экономической истории.

Эмпирическая база исследования основана на экспертных опросах, проведённых в 13 регионах РФ по квотной выработке. Экспертные оценки давались различными категориями экспертов. В опросе участвовали: ученые, государственные служащие, представители муниципальных органов власти, бизнес-сообщества и различных общественных организаций. Основные результаты данных социологических исследований представлены в информационно-аналитических материалах [4].

1. Ключевые направления развития публичного взаимодействия находятся в цепочке государство-бизнес-общество. Период рыночной трансформации отечественного социокультурного пространства существенно не изменили устойчивые доминанты общественного сознания [5] и общую целевую направленность взаимодействия общества, государства и бизнеса [6]. Экспертное сообщество, признает значимость и социальную ценность рыночной (западноевропейской) модели организации социально-экономических отношений в обществе [7]. В тоже время в подавляющем большинстве регионов страны в качестве целевого ориентира социально-экономического развития выступают не либерально-демократические, а социетальные ориентации.

2. Состояние и оценка эффективности социального партнерства. На современном этапе экспертное сообщество по-разному, в зависимости от региональной специфики и особенностей политического процесса в субъекте РФ, характеризует публичное взаимодействие в системе государство-общество-бизнес. Однако, большинство экспертов констатирует, тот факт, что модель социального партнёрства в современной России развита достаточно слабо, а взаимодействие между обществом, государством и бизнесом крайне эпизодическое, не носит системный характер и мало эффективно.

В настоящее время как на доктринально-правовом уровне, оформляющем стратегические перспективы развития общественных отношений, так и на уровне текущего законодательства не сформированы действенные нормативно-правовые основы стимулирования развития социального партнёрства. Например, ни в Стратегии национальной безопасности [9], ни в доктринах экономической [10], информационной [11], продовольственной [12] и других направления стратегии обеспечения национальной безопасности, практически ничего не говорится о формах и направления развития социального партнёрства и взаимодействие в рамках структуры государство — общество — бизнес при реализации национальных и региональных приоритетов развития Российской Федерации.

В этом контексте нам кажется целесообразным разработка и принятие Доктрины регионального развития Российской Федерации (соответствующий опыт разработки доктрины в современной России имеется [14]), которая бы учитывала этнополитическую, социальную и экономическую особенности регионов, четко устанавливала приоритеты, формы и направления взаимодействия общества, бизнес-структур и государства в решении общенациональных и региональных проблем, и с необходимостью формировало правовые рамки развития социального партнёрства в различных регионах страны.

В исследовании были проанализированы статистические обработки выборок по вопросам:

— взаимодействие между властью и общественными организациями в регионе;

— стиль отношений политико-административной элиты и ее лидеров с представителями бизнеса региона,

— направления инновационного развития в регионе требуют первоочередного внимание властей, гражданского общества и бизнеса.

Проведенный социально экономический анализ, позволяет нам сделать следующие утверждения.

1. Ключевые ориентации в развитии публично-властных отношений в системе государство — общество — бизнес предполагают формирование модели соразвития, т.е. совместного развития и взаимодействия в достижении общезначимых политических, экономических, этнокультурных и иных целей и задач. Последние, по заключению экспертного сообщества, связаны с эффективным решением острых социальных проблем, обеспечением региональной стабильности и устойчивого развития конкретных «жизненных пространств».

2. Экспертные оценки опросов представителей регионов РФ, подтвердили нашу гипотезу о необходимости формирования социально-экономической модели «со-развития»; целевая ориентированность на социальное партнерство является ведущим фактором практически во всех регионах страны. Однако, отсутствие нормативно-правовых основ развития социального партнерства, форм и программ стимулирования модели соразвития на доктринально-правовом и законодательном уровне существенно снижает потенциал ключевых акторов политического, социального и экономического взаимодействия, ухудшает возможности положительной динамики развития региональных пространств. Игнорирование факта отсутствия нормативно-правовых основ взаимодействия различных уровней может в конечном итоге «раскрутить» маятник политической регионализации, привести к обострению внутри региональных конфликтов и противоречий в системе государство — общество — бизнес.

3. Необходима разработка и принятие специальной Доктрины регионального развития Российской Федерации, которая в своем содержание учитывала бы ключевые формы, направления и механизмы социального партнёрства в рамках цепочки общество — бизнес-сообщество — региональные государственные структуры, включая институты муниципальной публичной власти. Это позволит сформировать правовые рамки развития социального партнёрства в регионах страны и активизировать процесс регионального законотворчества, принятия специализированных нормативных правовых актов детализирующих и адаптирующих федеральные правовые положения к социальной, экономической и этнополитической специфике региона.

Список литературы

1. Мамычев А. Ю. Государственная власть в социокультурной организация современного общества: теоретико-методологические аспекты политико-правовой трансформации. М., 2017. 290 с.

2. Мамычев А. Ю., Тимофеева А. А., Филиппова М. К. Проблемы теории и истории российской государственности. М., 2017. 242 с.

3. Путин В. В. «Мы должны сохранить уникальное чувство духовной общности между россиянами разных национальностей». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://file-rf.ru/news/5651

4. Власть, бизнес, гражданское общество: модели взаимодействия (отечественный и зарубежный опыт). Информационно-аналитические материалы Круглого стола с международным участием. Ростов н/Д, 2016. 224 с.

5. Социокультурные (архетипические и ментальные) основания публично-властной организации общества: Монография. М., 2017. 250 с.

6. Федотова В. Г. Хорошее общество. М., 2005. 544 с.

7. Горшков М. К. Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики). В 2 т. Т. 1. изд. 2-е, перераб. и доп. М., 2016. 416 с.

8. Итоги мониторинга качества предоставления электронных услуг регионами за 2017 год [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://d-russia.ru/opublikovan-rejting-regionov-po-kachestvu-predostavleniya-elektronnyh-uslug.html

9. Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 г. №683 «О стратегии национальной безопасности» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/

10. Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации» // Российская газета. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://rg.ru/2016/12/06/doktrina-infobezobasnost-site-dok.html.

11. Указ Президента РФ от 13 мая 2017 г. №208 «О стратегии экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_216629/.

12. Указ Президента РФ от 30 января 2010 г. №120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_96953/.

13. Федеральный закон от 4 ноября 2014 года №327-ФЗ «О меценатской деятельности» // Российская газета [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://rg.ru/2014/11/07/mecenat-dok.html

14. Доктрина регионального развития Российской Федерации (макет-проект): монография / под общ. ред. Малчинова А. С. Центр проблемного ан. и гос.-упр. проект. М.: Научный эксперт, 2009. 256 с.

РАЗДЕЛ 1. «ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ»

ФОРМИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ДЕТЕЙ СРЕДСТВАМИ КУЛЬТУРЫ КОРЕННЫХ НАРОДОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
Афанасенко Анна Васильевна

г. Уссурийск

В дальневосточном регионе России наблюдается сложная социально-экономическая ситуация, связанная с оттоком трудоспособного населения продуктивного возраста. Это приводит к привлечению рабочей силы со стороны, умиранию поселений, в целом, к ослаблению стратегически важного региона нашего государства.

На государственном уровне предпринимаются определенные меры: решаются задачи по переселению из других регионов России, привлекаются иностранные инвесторы, реализуются программы по обеспечению населения жильем и др.

Еще один путь решения проблемы — педагогический. Он состоит в формировании региональной идентичности подрастающего поколения, в том числе, на основе изучения культуры малых народов. Материальная и духовная культура коренных народов Дальнего Востока — удэге, нанайцев, тазов, орочей и др., является ценностью нашего региона, обеспечивая его уникальность и неповторимость.

Коренное население Дальнего Востока никогда не было многочисленным. Однако всегда отличалось этническим и языковым разнообразием. Культура коренных народов Дальнего Востока вбирает в себя ценности, которые актуальны для современного человека. Среди них:

— экология мышления, которая реализуется в бережном отношении к земле и природным ресурсам (сохранение земли в чистоте, запрет потребления лишнего, сохранение чистоты водоемов, соблюдение режима охоты и рыбалки;

— физическое воспитание (человек должен быть развит физически, чтобы выживать в суровых условиях):

— нравственное воспитание (подчинение ряду запретов-табу);

— связь между поколениями (забота о младших и пожилых людях).

Процесс формирования идентичности длительный и непростой. Со стороны педагогов на разных ступенях образования необходимо включение элементов традиционной культуры коренных народов в содержание учебной, и внеурочной деятельности.

Со стороны родителей– необходима поддержка усилий воспитателей и учителей (на уровне дошкольного и школьного образования), направленных на развитие познавательного интереса у детей к традиционной дальневосточной культуре.

Таким образом, в сотрудничестве субъектов образования в области изучения традиционной культуры коренных народов Дальнего Востока может быть создана культурно-образовательная среда детства, способствующая формированию региональной идентичности подрастающего поколения дальневосточников.

Список литературы

— Афанасенко А. В. Роль дистанционных образовательных технологий в формировании этнорегиональной идентичности // Материалы XVII Международной научно-практической конференции «Реальность этноса». — СПб: Изд. Ун-та им. А. И. Герцена, 2015. С.174—178.

— Белобородова К. П. Приамурские узоры. — Л.: Художник РСФСР, 1975. — 106 с.

— Кон И. С. Ребенок и общество. — М., 1988. — 271 с.

— Мид М. Культура и мир детства. — М., 1988. — 428 с.

СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО КАК НЕОТЪЕМЛЕМАЯ ЧАСТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Баева Анна Васильевна

г. Уссурийск

Социальное партнерство — это, прежде всего взаимодействие в обществе, помощь и связь друг с другом. Взаимодействие, которое необходимо для достижения общих намеченных целей для успешной жизни общества и решения социальных проблем мира.

В дополнительном образовании, социальное партнерство играет важную роль, ведь общая цель образования современности заключается в развитии тех способностей ребёнка, которые нужны ему и обществу. За время обучения все дети должны обрести навык саморазвития и научиться быть социально активными.

Главными партнерами в достижении общей цели для дополнительного образования, являются дошкольные образовательные учреждения и общеобразовательные учреждения. Именно они дают главный толчок в достижении поставленных целей. Дополнительное образование можно разделить на три основные группы: техническое, гуманитарное и культурное. В каждой из этих групп предоставляются общие основы знаний, а также современные новаторские идеи. Поскольку сейчас знания — это самая ценная валюта, то в среде дополнительного образования пытаются предоставить необходимый базис, на котором в последующем будет формироваться всестороннее индивидуальное развитие.

Можно привести множество примеров социального партнерства в образовании. Это и система поощрения воспитанников за хорошие оценки (грамоты), и соглашения между учебным заведением и работодателем, который готов принять на работу бывшего студента, и даже диалог учителя и родителя. Но главной составляющей этого процесса являются качественные знания, которые так востребованы в настоящем социуме.

Создание системы социального партнерства — это не простое взаимодействие, где главная цель — взаимная выгода партнеров. В нем есть третья — главная составляющая — социальная проблема, на решение которой и нацелено социальное партнерство: улучшение качества жизни и развитие гражданского общества.

Список литературы

— Иллюстрированный энциклопедический словарь: современная версия /Ф.А Брокгауз, И. А. Эфрон. — М.: Эксмо, 2013. — 960 с.

— Федорова Н. М. Стандарт условий как пространство развития личности // Universum: Вестник Герценовского университета. — 2012. — №2. — С. 18–21.

— Реморенко И. М. Разное управление для разного образования. — СПб.: Агентство образовательного сотрудничества, 2005.

— Тарасенко Л. В., Угольницкий Г. А. Моделирование социального партнерства в системе дополнительного образования: методология исследования [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ww.ivdon.ru/uploads/ article/pdf/IVD_24_Tarasenko. pdf_2473.pdf

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ КОМПЕТЕНТНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЁРСТВА
Бокова Галина Николаевна

г. Уссурийск

Любая общественная система, чтобы обладать ресурсами для саморазвития, нуждается в накоплении человеческого капитала, который формируется, в том числе, и за счёт профессионального образования [10]. Поэтому развитие высшего образования необходимо рассматривать как открытую социальную систему, выступающую для мирового сообщества транслятором знаний, информационных продуктов, услуг и культурных образцов с целью подготовки квалифицированных профессионалов для всех сфер деятельности [13]. Отсюда современность университета, в частности Школы педагогики Дальневосточного федерального университета (ДВФУ), зависит от качества его менеджмента, научной и преподавательской деятельности сотрудников, а также профессиональной подготовки студентов, то есть качества своего человеческого капитала, являющегося составной частью национального человеческого капитала, способного эффективно решать проблемы, которые ставит современное общественное развитие перед системой высшего образования. Так, А. О. Карпов, в своих социологических исследованиях показал социально сложную роль современного (креативного, инновационного) университета в развитии институционального базиса общества — профессиональных знаний [4, 5].

Как научное понятие «человеческий капитал (Human Capital) было введено Т. Шульцем и Г. Беккером, которые за создание основ теории человеческого капитала (ЧК) получили Нобелевские премии. Новое понятие раскрывало влияние человека на темпы и качество социального прогресса. Социологический и статистический анализ реальных процессов привёл к утверждению человеческого капитала как основного фактора развития современной экономики и общества, из чего следует постулат об эффективности вложений в человеческий капитал, куда входят инвестиции в его образование и формирование профессиональных ценностей и навыков.

Г. А. Хмелева подчеркивает, что понятие «человеческий капитал» в широком смысле необходимо рассматривать как интенсивный производительный фактор экономического развития, включающий характеристику не только знания трудовых ресурсов, но и инструментарий интеллектуального и управленческого труда, среду обитания профессиональной деятельности, обеспечивающие эффективное и рациональное функционирование ЧК как производительного фактора развития. Автор, анализируя эффективные и неэффективные инвестиции в ЧК среди прочих отмечает и инвестиции в высшем профессиональном образовании в неспособных к обучению и восприятию современных знаний студентов, которые дают незначительный результат [14]. Вот именно в данном аспекте и можно рассматривать образовательную компетентность (успеваемость и посещаемость) студенческой группы как характеристику эффективности инвестиций пусть пока и в пассивный человеческий капитал, который лишь накапливает необходимые ресурсы, но не вносит вклада в инновационную экономику, поэтому направлен в основном на собственное потребление материальных и духовных благ.

С другой стороны, если рассматривать университет как некое предприятие по подготовке специалистов для народного хозяйства, то в данном контексте, уместно ввести понятие «социальное партнёрство», которое можно рассматривать как систему механизмов согласования интересов участников образовательного процесса, направленного на достижение конструктивного взаимодействия его субъектов, способствующего устойчивому развитию ДВФУ. Студенческая молодежь в контексте социального партнерства выступает не просто как объект управления, а как один из составных элементов человеческого капитала вуза и полноценный партнер его системы управления. Поэтому формирование человеческого капитала посредством образования и профессиональной подготовки в вузе требует прикладных исследований субъекта образовательного процесса — студенческой группы, ее уровня компетенции обучения (успеваемости и посещаемости), которая, есть показатель эффективности инвестиций в образование через результативность отдельных временных этапов образовательного процесса, что, в свою очередь, может быть связано с системой ценностей, ценностными ориентациями самих студентов, однако в основе все же будет лежать учебная и профессиональная ориентация.

Под студенческой группой необходимо понимать структурно-композиционную общность, ориентированную в своей деятельности на получение профессионального образования, что А. В. Петровский обозначает термином «ценностно-ориентационное единство» (ЦОЕ), которое характеризуется тем, что отношения в студенческой группе опосредованы совместной деятельностью, при которой отношения между членами группы формируются не на основе эмоциональных межличностных отношений, а на основе сходства ценностных ориентации. Поэтому, чтобы исследовать студенческую группу как субъект образовательного процесса, необходимо знать, насколько члены группы разделяют цели групповой деятельности, насколько мотивы выбора как посещать занятия в вузе и стремление к определенному уровню успеваемости (учебная компетенция) связаны с принятием групповых ценностей, что, по мнению А. В. Петровского, является «ядром» групповой структуры [11].

Учебная и профессиональная ориентация студентов влияет на самоидентификацию в профессии: изменение ориентации на овладение профессией на разных ступенях образовательного процесса. С другой стороны, профессиональная и учебная ориентация студентов самим вузом через инновационные особенности образовательного процесса выступают ключевой управленческой компетенцией, формирующей приоритетные стандарты поведения субъектов образовательного процесса, которые должны демонстрировать как студенты, так и преподаватели. Чтобы учитывать базовые факторы учебной и профессиональной ориентаций, вуз нуждается в систематическом мониторинге «фона системы ценностей» эффективности инвестиций в образование через мониторинг образовательной компетентности (посещаемости и успеваемости) своего основного субъекта образовательного процесса — студенческой группы. Подобные мониторинги позволяют корректировать образовательный процесс, где бы оптимально сочетались как технико-технологические (инновационные) особенности, так и его социальные аспекты, с целью получить на выходе высококвалифицированных специалистов.

Молодежь, поступающая в вуз, в целом уже личности, имеющие определенный жизненный опыт, сложившиеся ориентиры, способны адекватно оценивать качество выполняемых ими обязанностей, осознают общественную значимость приобретаемой профессии. Но после поступления в высшее учебное заведение им приходится адаптироваться к новому статусу, научиться жить в новой для себя роли, что является началом формирования профессиональной самоидентификации, от которой зависит эффективность всего процесса обучения в вузе, поскольку в ней реализуется способность человека соотносить себя не только с профессией как социальным институтом, но и с конкретным профессиональным сообществом (студенческой группой, вузом), где реализуется и развивается учебная и профессиональная ориентация. Данная связь имеет и обратный характер: именно через учебную и профессиональную ориентацию формируются солидарные отношения в конкретных образовательных организациях высшего профессионального образования, особенно на первичном ее уровне — в студенческой группе, от которой зависит наличие или отсутствие формального подхода ее членов к своим обязанностям как студентов. Отсюда существует потребность в анализе сложившихся групповых норм относительно посещаемости и успеваемости студентов, результаты которого могут иметь практическую значимость для преподавательского состава, приобретающего «инструмент» для расширения зоны ближайшего развития, т. е. уровня учебных возможностей студента.

Большое внимание в современной научной литературе уделяется исследованиям связи инноваций образовательного процесса с компетенцией обучения, системой ценностей (норм), а также учебной и профессиональной ориентацией студенческой группы [1, 2, 3, 8, 9].

Таким образом, формируется проблемная ситуация, в рамках которой необходимо реализовать потребность страны в человеческом капитале, что обеспечивается развитием эффективной системы высшего профессионального образования посредством формирования учебной и профессиональной ориентации студенческой группы как актора образовательного процесса. Решение данной задачи возможно путем мониторинга объективной составляющей образовательного процесса в вузе через образовательную компетентность (уровень успеваемости и посещаемости) и системой групповых ценностей, что и указывает на необходимость разработки исследовательского инструментария для анализа студенческой группы как субъекта образовательного процесса. Отсюда проблемой становится выявление, как меняется система ценностей и учебная и профессиональная ориентация в процессе обучения в вузе, существует ли их связь с образовательной компетентностью студенческой группы, которая, по логике социального партнерства, обязана быть заинтересована в ее повышении, поскольку, как было сказано выше, именно компетенция обучения позволяет отслеживать эффективность инвестиций в пока еще пассивный человеческий капитал ДВФУ, региона и страны. Поэтому в исследовании необходимо подтвердить или опровергнуть гипотезу, что, если для группы в целом успех в учебе не является престижным, то образовательная компетентность в группе будет низкой, для чего надо выявить связь между компетенцией обучения и системой ценностей, а также учебной и профессиональной ориентацией студенческой группы, и могут ли повысить уровень образовательной компетентности технико-технологические (инновационные) и социальные особенности образовательного процесса.

Научная новизна нашего исследования и будет заключаться в выявлении уровня обеспечения образовательной компетентности студенческой группы системы ее ценностей.

Список литературы

— Ахмедова М. Х. Развитие чувства ответственности у студентов в процессе обучения // Молодой учёный. — 2015. — №2 (82). — С. 443—445.

— Горбунова Е. Л. Самостоятельная работа студентов как главный аспект формирования навыков специалиста-профессионала // Новая наука: проблемы и перспективы: Международное научное периодическое издание по итогам Международной научно-практической конференции (Стерлитамак, 4 мая 2016 г.) в 3 ч. Ч. 2. — Стерлитамак: АМИ, 2016. — С. 52 — 54.

— Денисова-Шмидт, Е. В. Категория «необучаемых» студентов как социальный феномен университетов (на примере дальневосточных вузов) / Е. В. Денисова-Шмидт, Э. О. Леонтьева // СоЦис. — 2015. — №9. — С. 86 — 93.

— Карпов А. О. Университет 3.0 — социальные миссии и реальность // СоЦис. — 2017. — №9. — С. 114—124.

— Карпов А. О. Основные теоретические понятия общества знаний // Вестник Российской академии наук. — 2015. — №9. — С. 812–820.

— Ключарев Г. А. Непрерывное образование — стимул человеческого развития и фактор социально-экономических неравенств / Под общей редакцией Ю. В. Латова. — М.: ЦСПиМ, 2014. — 433 с.

— Ключарев Г. А. «Разрыв» образования и рынка труда: мнения экспертов // СоЦис. — 2015. — №11. — С. 49—56.

— Круподерова Е. П. Реализация компетентностной модели выпускника вуза через сетевую проектную деятельность студентов в условиях информационной образовательной среды / Е. П. Круподерова, К. Р. Круподерова // Инновационные проекты и программы в образовании. — 2015. — №6. — С. 22—26.

— Марголис А. А. Апробация инструментария оценки сформированности профессиональных компетенций будущих педагогов / А. А. Марголис, М. А. Сафронова, Л. М. Шишлянникова, А. А. Панфилова // Психологическая наука и образование. — 2015. — Т. 20. — №5. — C. 77 — 91.

— Носкова К. А. Формирование, накопление и развитие человеческого капитала // Гуманитарные научные исследования [Электронный ресурс]. — 2013. — №5. — URL: http://human.snauka.ru/2013/05/3033.

— Петровский А. В. Общая психология. — М.: Просвещение, 1976. — 479 с.

— Саламин Е. Е. Профессионально важные качества студентов как составная часть компетенций в учебно-воспитательном процессе технического вуза / Е. Е. Саламин, О. А. Булавенко, Л. П. Михайлюк // Вестник ТвГУ. Серия «Педагогика и психология». — 2015. — №33. — С. 96—102.

— Смолин О. Н. Высшее образование: борьба за качество или покушение на человеческий потенциал? // СоЦис. — 2015. — №6 — 7.

— Хмелёва Г. А. Человеческий капитал как условие формирования инновационной экономики региона: монография. — Самара: САГМУ, 2012. — 168 с.

РОЛЬ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В РАЗВИТИИ ОБРАЗОВАНИЯ
Внукова Дарья Николаевна

г. Уссурийск

Создание российской модели социального партнерства началось с 90-х годов. В России в те годы происходил процесс создания принципиально новой экономики, новой социальной структуры, новых социальных, и в первую очередь, социально-трудовых отношений.

В педагогику термин «социальное партнерство» пришел из других сфер деятельности общества, где он трактуется как механизм урегулирования взаимоотношений между государством, различными социальными группами.

Социально-педагогическое партнерство — это объединение совместных усилий лиц или образовательных учреждений для достижения общих целей; упорядочивание координационного взаимодействия систем образования и социальных институтов в пределах их взаимной заинтересованности, с целью внедрения общенациональных, общегосударственных аспектов образования и воспитания, на основе которых представители разных субъектов собственности, групп населения, организаций и учреждений достигают желаемого консенсуса, организовывают совместную деятельность, координируют ее в направлении достижения общественного согласия в образовательной политике.

Социальными партнерами становятся индивидуальные и коллективные субъекты, разделяющие ценностные установки современного образования, заинтересованные в выработке единой образовательной политики, способные действенно поддержать образование в решении реальных проблем становления и развития его системы. Достижение высокого качества образования предполагает органичное сочетание образовательных традиций и инновационных тенденций, получивших признание в мировой и отечественной практике, творчески осмысленное относительно отечественной педагогической реальности и стратегических целей социокультурного развития общества. Однако социальное партнерство не должно предполагать прямого копирования зарубежного опыта.

Список литературы

— Баталова О. С. Специфика маркетинговых коммуникаций на рынке образовательных услуг // Экономическая наука и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, февраль 2012 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2012. — С. 110—114.

— Менеджмент, маркетинг и экономика образования: Учебное пособие / под ред. А. П. Егоршина, Н. Д. Никандрова. — Н. Новгород: НИМБ, 2004. — 526 с.

— Краснова Т. В. Роль рекламы в образовательном пространстве / Т.В Краснова // ИнВестРегион. — 2013. — №4.1. — С.71—76.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.