электронная
126
печатная A5
352
16+
Сборник чудес

Бесплатный фрагмент - Сборник чудес

Три сказочных истории о прекрасном

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3666-8
электронная
от 126
печатная A5
от 352

Невеста полоза

Полночь только вступила в свои владения. Это была самая обычная ночь. Разочаровывая своих почитателей, она не хранила в своих закоулках ни безжалостных монстров, ни тайных встреч, ни даже самых обычных парочек. Да и нужно ли, чтобы в ночи обязательно были всякие чудеса — тайны? Врятли какой-нибудь журналист-любитель оценит ночной пейзаж, только если туда посадить что-то необычное. Да, необычное привлекает, но в то же время отвлекает от красот обыденности…

Хотя. Нет, эта ночь не была обычной. Почему? А потому что только что, пару секунд назад, на небе упала звезда… потому что какой-то ребенок впервые увидел сон… потому что мы сами должны в это поверить. Ведь вера и ведет нас к чудесам.

А вот одна девушка не верит. Жаль ее, ведь она разучилась видеть чудеса… Ее, конечно, можно понять, эта девушка уже давно повзрослела, да и взросление ее было… не из легких… Но как же это печально, что такая милая девушка разучилась улыбаться. Сидит сейчас, смотрит в звездную даль… И плачет… плачет, ведь она уже устала держать в себе всю эту боль…

Но вот, дверь в комнатку раскрылась. На пороге стояла маленькая девочка пяти лет. Волосы взлохмачены, платьице помято, глаза мокрые. Даже яркие веснушки притаились, чувствуя горечь этого ребенка.

— Таточка… Мне снова приснились кошмары…

— Эля, милая, — девушка незаметно смахнула слезу и протянула к ней руки, — иди ко мне. Я буду охранять твои сны.

— А ты не будешь спать?

— Нет. Я не хочу спать. Ложись рядом.

На лежанке под окном устроились две девочки. Одной было пять лет, ее пышные темные волосы и яркие веснушки делали ее похожей на солнышко, а улыбка согревала душу. Рядом лежала семнадцатилетняя девушка. Ее сестра была светловолосой, глаза менялись от ярко синего до серого в зависимости от настроения, но улыбку не видели уже несколько лет…

Ночь была самой обычной… только звезды, возможно, сияли чуть менее ярко… но это только для тех, кто это замечает…

***

Проснулась Татьяна, потому что кто-то настойчиво стучался в окно. Она растерянно посмотрела по сторонам. «С улицы никто не будет стучаться, мы же на третьем этаже… но откуда этот стук?…» Стук повторился. Теперь Тата была уверена, что стучали в окно. Она раскрыла ставни. В комнату ворвался ветер. Но за окном никого не было.

— Откуда тогда был этот стук…

— Простите… Мне нужна помощь…

— Что? — Вскрикнула девушка. За окном прямо в воздухе стояла маленькая девочка лет… Где-то возраста нашей Эли. — Но как ты…

— Мне нужна помощь. Я на все согласна, правда! Только… помогите мне!

— Чем я могу помочь? — «Все понятно, это сон. Этого не может быть на самом деле! Дети не летают по ночам. Они спят. И они не просят помощи».

— Мой брат… Ник… Он болен. Помогите!

— Но я же не лекарь. Что я могу сделать?

— Мне нужна помощь.

— Тата… — Вдруг дернула девушку ее сестренка, — ты должна помочь.

— Но… Хорошо. Что я могу сделать?

— Вы, правда поможете? Спасибо! Следуйте за мой!

— Стой! Мы не умеем летать!

— Ах… точно… — Малышка растеряно опустилась на подоконник.- Что же делать…

— Тебя как зовут?

— Что? А… Меня зовут Софи. Знаю! — Она подскочила к подоконнику, схватила сестер за руки и прыгнула…

Полет- это то чудо, которое в первую очередь основывается на вере. Ну, разве можно не верить в полет и в то же время лететь? Нельзя. Но Тата все равно не верила. А вот ее сестра наоборот была в восторге. Особенно невероятно было лететь к звездам. А они направлялись именно туда. Прямиком к звездам, а там через портал в другой мир. Невероятно, наверное, оказаться в волшебной стране… Магия, чудеса… Сказочные принцы… Вокруг наших сестер простирался чудесный мир… Под мягкими облаками был остров. Вокруг острова плавали в океане русалки, сверху летали феи, птицы… Драконы… внутри зарослей наверняка скрывались эльфы и волшебные животные… А наши герои не глядели вокруг. Тату и Элю несли вдаль к центру острова. Там, внутри огромной скалы находился замок. Замок царицы и ее детей. И этот замок нынче готовился к великому событию. Близилась свадьба любимого младшего сына — царевича-полоза Николса.

Тату и Элю встретили с поразительным возгласом. Впрочем, охнула только одна женщина. Это была грациозная и величественная дама. Ее платье было ушито бриллиантами, в волосы были вплетены рубиновые цветы, а взгляд женщины был полон мудрости и доброты.

— Я царица этого острова. Я- Табити-змееногая. Кто из вас дочь князя земного, что двенадцать лет назад ходил в поход со своей семьей к морю?

— Мы обе дочери князя, ваше величество, — Тата все более убеждалась в сказочности происходящего. «Это лишь сон». — Я- Татьяна, а это моя сестра Элизабет.

— Вот как… Но кто из вас тогда? Софи! Я просила доставить только ту, что была в том походе!

— Простите…

— В походе была я. — Тата рассеянно посмотрела на царицу. Зачем ей вспоминать такое давнее время?

— Так это ты. Оставьте нас. Элизабет, следуй за Софи, она будет твоей спутницей до дальнейших моих распоряжений.

— Мне бы хотелось узнать, что происходит. Софи сказала, что ее брат болен.

— Разве? Нет, милая, ты здесь по иной причине. Видишь ли, ты не послушала материнский наказ. Ты видела змеиную свадьбу и даже подружилась с моим сыном. За нарушение такого правила змеи обычно забирают людей в прислуги, но я сделаю иначе. Ты станешь невестой моего сына. Невестой Николса. Свадьба состоится завтра на закате. До этого времени ты должна приготовиться. Мои слуги подготовят тебя.

— Постойте! Так нельзя! Это неправильно! Я даже не видела жениха! А вдруг мы не подойдем друг другу?!

— Глупости! Тебе, насколько я знаю, семнадцать. Моему сыну восемнадцать. К тому же вы виделись в детстве. Вы уже знакомы. Я не приму никаких отговорок. Ступай готовиться.

Девушку увели в ванные комнаты. Ароматы пены и благовоний расслабляли, но девушка все равно не могла поверить, что все это на самом деле. Похищение, змеиная свадьба, магия… Этого просто не могло быть. Тата уверяла себя, что все происходящее- не более, чем сказочный сон.

Позже Татьяну привели в другую комнату, где долго натирали ее тело маслами. Потом ее облачили в белоснежное платье, о котором могла мечтать любая невеста, но не Тата. Ее волосы распустили, на голову надели венок из необычных цветов и листьев. Никакой косметеки, никаких украшений. Босые ноги помыли и надели лишь носочки.

До самого вечера девушку нахваливали, угощали сластями и всячески пытались ей угодить.

— Вам так повезло. Драконы никогда не брали в жены людей. Вам оказана великая честь!

— Раз это такая честь, шли бы сами под алтарь!

— Что вы! Выбрали же именно вас! Радуйтесь!

Девушка в ответ лишь вздыхала. Все равно все казалось сном. Поэтому придавать значения этому она не желала. — Какая она, твоя сестра?

— Ну… Она хорошая… Только… Взрослая до ужаса. Правильная вся. И не верит в чудеса.

— Почему это?!

— Ты же не знаешь, что с нами случилось?

Элизабет и Николс сидели в саду и разговаривали. Вокруг росли необычные цветы, в воздухе летали забавные бабочки со змеиными тельцами, дракончики размером с щенков, рыбки плавали по воздуху… Все казалось невероятным сном, но Эли знала, что все реально. Она столько раз ущипнула себя, что даже синяк выступил.

После встречи с Табити-Змееногой Эли столкнулась с Ником. Он предложил ей прогуляться в саду, и девочка согласилась. Она хотела понять, что же это за человек. Которого прочат в мужья ее сестре. А Ник, видимо, хотел разузнать о своей невесте.

В детстве Тата часто рассказывала сестренке о необычном змеином празднике, о мальчике-принце и сказочном саду. Она говорила, что забрела туда случайно, а значит, все это было строжайшей тайной. Особенно знакомство с драконом. Ник. Так она называла мальчика. Во время рассказов глаза девочки светились таким сиянием, что казалось, будто Тата влюблена.

Позже рассказы стали реже, а потом и вовсе прекратились. Тата изменилась. Эля замечала, что ее сестра несчастна, но никогда не подавала виду. Она знала, что Татьяна не любит выглядеть слабой.

Когда Эля услышала от Софи имя Ника, она сразу решила, что это и есть тот самый Ник. Поэтому она и настояла на том, чтобы они отправились на помощь. В ее голове сразу родился гениальный в своей простоте план. А когда она услышала о свадьбе, то и вовсе обрадовалась. Если ее сестра выйдет замуж, то она больше не будет такой несчастной.

— Ты, наверное, не тот самый Ник…

— Я не понимаю…

— Моя сестра в детстве рассказывала о мальчике-драконе… Теперь не рассказывает…

— Мы были знакомы давно… Встретились лишь однажды… Что про-изошло с ней… С вами?

— Не знаю… Она повзрослела, а я… я обещала не говорить никому о нашем горе.

— Я же ее будущий муж… Я могу знать?

— Спроси ее сам.

Парень вздохнул. Принц драконов. Николс. Его всегда замечали из-за титула. Темные глаза — изумруды, непослушные волосы цвета воронова крыла, улыбка, ничего не замечалось так сильно, как титул. Когда в детстве его отругала семилетняя девчушка за то, что он нечаянно наступил на ее букет, Ник был обескуражен. Глаза как море после грозы, волосы в двух легких косичках цвета спелой пшеницы, она была обычным человеком. Но все же она пленила молодого принца. В тот день, когда они играли вдвоем, он впервые чувствовал себя самим собой. Он был просто Ником, а она просто Татой.

Когда недавно мать Табити сказала ему, что пора искать невесту, он почему-то сразу вспомнил малышку Тату. Ему она показалась лучшей кандидатурой. Наверное, именно поэтому он раскрыл секрет о том, что Тата подглядывала за свадьбой змеев. Он сказал, что женится лишь на ней.

И вот сейчас он сидит с ее сестрой, которая говорит, что Тата повзрослела. Повзрослела. Как это понимать? Стала краситься? Полюбила наряды? Стала работать? Вышла замуж?.. Взросление у змеев и людей отличается. Змеи в это время начинают охотиться на мелких грызунов, уходят из гнезда матери, женятся… А как это происходит у людей? Он недоуменно посмотрел на Эли.

— Когда вечером придет время замужества, то нам нужно будет пройти обряд верности. Скажи… Татьяна… Она… Чистая?

— В смысле? Она всегда чистая. Моет руки перед едой, принимает душ перед сном…

— Нет… Она общалась с мальчиками?

— А… это… когда-то давно у нее был жених. Он мне не нравился. Чарльз был таким вредным и напыщенным. Индюк самовлюбленный! Ой… Прошу прощения. В общем, матушка и тятюшка выбрали ей суженого. Но в тот день, когда их должны были вести в церковь, Тата испачкала его наряд. Она хотела попросить прощения, но увидела, как он заревел над любимым костюмом. Ей это не понравилось и она отказалась выходить за него. Она нагрубила ему, ска-зала что выйдет только за смелого и доброго, за такого, как ее Ник. Так и сказала!

Ник растерянно кивнул. Если она так сказала, то значит ли это то, что он ей понравился также сильно, как и она ему? Ее чистота теперь была неоспоримой. Но мог ли он довериться маленькой девочке, которая смотрела на него такими глазами, полными надежды, будто ждала от него как минимум чуда.

Пора было собираться. Юношу увели, а Элю проводили к Софи. Вскоре все было готово к празднованию. Наступил вечер. Время свадьбы царевича полоза. Свадьба змеев отличается от человеческой. Здесь нет молитв батюшки в церкви, нет вопросов о согласии. Белоснежный замок, украшенный цветами, ломился от знатных гостей. Все ждали выхода невесты. Обряд бракосочетания таил в себе несколько этапов. И именно их должна была пройти растерянная Татьяна.

Девушку привели к озеру, где ждали ее служанки с тазом молока, а также все гости, родственники жениха, да и сам жених. Впрочем, Тата его не узнала. Подведя невесту к тазу, змеицы помогли ей снять носки, после чего заставили ступить в теплое молоко ногами.

Пока она стояла в молоке, Табити подвела к ней жениха. Николс был невероятно красив. Тата даже не думала, что мальчик из ее детских историй может оказаться таким невероятным. А она естественно считала все происходящее лишь сном. Юноша с зелеными глазами и черными вьющимися волосами чем-то походил на цыгана, но в этом была своя прелесть.

Жених встал рядом с ней, босыми ногами на землю, после чего взял за руку девушку. Рука Ника была крепкой и теплой. На мгновение девушка подумала, что могла бы на него положиться, будь он реальным. К молодым подошла царица Табити.

— Ну вот и увидела я наконец свадьбу моего младшего сына. Татьяна, думаю, тебе очень повезло. А ты, Ник, наконец-то можешь повзрослеть! Благословляю вас, — женщина по очереди наклонилась и поцеловала жениха и невесту в лоб. Она знала намного больше, чем другие. И многое могла узнать через прикосновение. То, что она узнала сейчас, она решила оставить в тайне.

Тем временем родственники одарили молодых подарками, а потом и гости преподнесли дары. Свадьба шла своим чередом. Жениху и невесте принесли маленькое яичко лесной птахи. Ник легким движением раскрыл коготь, а потом сделал отверстие в яйце. Он протянул Тате яйцо. Девушка расценила это как то, что она должна была взять его в руки и отпить, но оказалось все иначе. Девушке пришлось отпить из его рук, а потом самой напоить жениха из этого самого яйца.

После этого начались змеиные пляски. Это Татьяна уже видела в детстве. Гости кружили хороводы вокруг молодых, а жених и невеста должны были в это время целовать друг друга в щеки. Все это проходило, пока мать-Табити пела змеиную песню. Вот и сейчас закружили хороводы. Ник повернул девушку к себе и наклонился поцеловать в щеку. Девушка растерянно улыбнулась и повторила за ним. Третий обряд вскоре был выполнен.

Свадьба подходила к концу. Обряды пройдены, игры сыграны, угощения съедены, подарки разобраны. Жених подхватил невесту из молочной ванны на руки и понес невесту прочь. Пещера вдали от замка уже была подготовлена. Пуховые одеяла, подушки, благовонья и светлячки повсюду. Романтичное место для первой брачной ночи.

Ник опустил девушку на одеяла, наклонился к ее ногам и стал медленно их целовать, собирая губами капельки молока.

— Зачем?…

Ник поднял голову к ней. В ее глазах и правда было непонимание. Он вздохнул и сел рядом.

— Ты не понимаешь причины свадьбы или обрядов?

— Не знаю… обрядов, наверное…

— Ну… это просто. Ноги опустить в молоко- вернуться к детской чистоте и невинности. Невеста должна быть чиста и телом и душой. Жених же должен твердо стоять на земле, ведь он — опора семьи. Яйцо на двоих — это объединение жизней и судеб молодых в одну. Что еще? Хороводы? Сколько хороводов вокруг нас спляшут- столько лет мы будем вместе. Сколько раз поцелуют друг друга в это время молодые — столько лет будем любить друг друга. И последнее- то, что я делал только что- забирал твою чистоту себе. Теперь я — твой муж, а ты- моя жена. Мы принадлежим друг другу.

— Странно это… почему тебя не было все эти годы, а сейчас ты появился так внезапно? — На этот вопрос Ник не нашелся, что ответить. Девушка кивнула, — я понимаю. Ты — царевич. А кто я? Была раньше графиней, а сейчас всего лишь сиротка без будущего. Я должна радоваться, что мне вообще уделили внимание.

— Постой! О чем ты говоришь? Сиротка? О чем ты?

— О себе. Не хочу об этом говорить. Хочу насладиться этим сном. Я знаю, что проснусь утром в приюте. А потом меня заберет граф из соседнего города, чтобы я стала его служанкой. Сестрицу я больше не увижу. Жаль, что ты- всего лишь моя мечта…

Наконец Ник понял, как именно Татьяна повзрослела. Она перестала верить в чудо. Потеряв все, что ей дорого, она приняла жестокость мира с невероятной твердостью. И сейчас она не верила, что происходящее — это правда. Но как ей доказать?

— Татьяна, я могу подарить тебе подарок?

— Подарок?

— Да. Кольцо. Чтобы ты всегда знала, что я существую. И где бы я ни был, ты ждала меня. Примешь?

— Приму. А ты пообещай, что позаботишься о сестре, что бы со мной не случилось?

— Обещаю, — Ник надел тоненькое колечко из белого золота на безымянный пальчик Таты. Хрупкое сердечко девушки было спрятано за броней из стали. Но, похоже, Ник понял, как можно до-браться до глубин ее сердца. Но для этого нужно было время.

А потом они легли в объятия друг друга. Ник прижал девушку к себе. Она дрожала. Ей было страшно то, что могло произойти дальше. Но юноша понимал это и ничего не предпринимал. Лишь легонько поцеловал ее в ухо. Потихоньку Тата расслабилась. В теплых руках она быстро начала засыпать. Как бы ей не хотелось, чтобы этот сон кончался. Она крепче прижалась к Нику.

— Спасибо… это лучший день рождения…

Утро встретило девушку также печально, как и обычно. С чего она решила, что чудо может быть наяву? День рождения запомнился лишь невероятным сном, не более. А сегодня обычный день. Пора готовиться.

Сегодня за ней обещал приехать граф. Теперь она не графиня, а служанка. Служанка без прошлого и без будущего. Она вздохнула. Жаль, что Ника на самом деле нет… Тата посмотрела на руку. На безымянном пальце сверкало колечко из белого золота… — Танька! Ну сколько тебя ждать? Граф приедет с минуты на минуту!

— Иду.

— Опять строишь барышню? Забудь уже об этом! Ты теперь всего лишь служанка!

— Да, мэм.

— А… Ну и бог с тобой! Жизнь научит тебя. Собралась? Ничего не забыла?

— Я готова, мэм.

— Прекрасно. Слушай хозяина, ублажай тех, кто выше по чину. Может быть, твое милое личико приглянется кому. Все поняла?

— Да, мэм.- Хоть девушка и говорила, что поняла все, но на самом деле слушать она не желала. Ублажать? Лицемерить? Девушка была голубых кровей и знала себе цену. А еще она знала, что сможет вырваться из этого плена. Она должна вырваться.

Девушка в который раз коснулась груди, где на цепочке, вместе с крестиком, висело колечко из белого золота. Она до сих пор не понимала, вымысел это или нет. Но зато ощущение того, что чудо может быть, заставляло поверить в себя. Татьяна подняла уверенный взгляд на заплаканную сестру.

— Элизабет, не плачь. Мы скоро снова будем вместе. Я обещаю тебе. И мы вернем наш дом.

— Не нужен мне дом! Мне ты нужна! — Девочка вытерла слезы и понизила голос, — почему он не оставил нас там? Нас выкинули? Или он придет за нами?

— Элизабет, все будет хорошо, — уклончиво ответила Тата.

— Танька! Лизка! А ну живо прощайтесь! Приехал граф!

Сестры обнялись. Татьяна в последний раз поцеловала Эли, дала ей напутствие, а потом вложила в ладонь маленький кулончик — подарок матери.

— Жди меня. Мы выберемся отсюда. Не забывай, кто мы. Никогда не забывай.

И Тата отправилась к карете. Там ее ждала ворчливая смотритель-ница приюта и старый мужчина в потрепанных вещах. Но графа не было.

— Граф будет ждать тебя в его поместье. Его слуга приехал за тобой. Так что иди.

— Прощайте.

Девушка села в коляску. Первые несколько часов они ехали молча. Когда город остался далеко позади, слуга вдруг остановил повозку.

— Слезай.

— Что?

— Что слышала. Слезай. Я отпускаю тебя. Графу скажу, что сбежала, когда мы переезжали змеиное ущелье.

— Но почему?

— Ты не знаешь, что это за граф? Ты у него не служанкой будешь. Даже не рабыней. Ты будешь в его гареме одной из его игрушек на ночь. Так что иди.

Татьяна растерянно кивнула, но вдруг до нее дошел смысл сказанного.

— Вы сказали змеиное ущелье?!

— Да, к концу дня я буду проезжать там. А что?

— Мне нужно туда. Можно мне поехать с вами до того места?

— Глупая ты! Зачем тебе в змеиное гнездище? Жить не хочешь?

— Я… Жениха разыскать попробую.

— Там?! Твой суженый давно уже мертв. Ну да ладно. Поехали.

— Тебя хоть как зовут-то?

— Татьяна Николаевна Скоморохова.

— Ох как напыщенно для сиротки. Танька что-ли?

— Тата. Я не деревенская девка, чтобы Танькой меня кликать. Мой тятя был великим графом, ходивший во многие походы в свое время.

— Да? Это поэтому он свою дочку в приют сбагрил? Хотя это не мое дело, наверное?

— Это не важно. Я хочу вернуть свой дом, приволжский край, графство Зарское.

— Зарское-то? Наш граф этот край к своим землям присоединил. Только край теперь гиблый. К сожалению, у графа моего рука тяжелая, нет жизни в его краях.

— Вот как… А можно ли выкупить у него земли эти?

— Выкупить? — Старик захохотал, — да ты же ничего не имеешь, кроме мордашки своей.

Девушка вздохнула, а потом спрыгнула с повозки. Старик чертыхался, но он уже был далеко. А Тата теперь была одна, посреди бескрайних полей… Степь, которая простиралась вокруг, пугала своей холодностью и одиночеством. Все, кто проезжали мимо, старались поскорее убраться из этого места. Змеиное ущелье оправданно носило свое название. Огромный каньон, который был полон змеями. Ядовитые и нет, змеи вили свои гнезда, устраивали собственные царства в этом месте.

Тата подошла к ущелью к вечеру третьего дня. Уставшая и голодная, она тяжело вздохнула и опустилась у края ущелья. Даже не заметила, как уснула. Утром девушка проснулась и первое, с чем столкнулся ее взгляд, была огромная кобра, которая обвила ее ногу. Девушка испуганно охнула.

— Замечательная добычассс… давно не было в нашем селении девиичекссс…

— Постойте… Меня нельзя есть! Я должна найти своего суженного!

— Бесссполезно. Я не отпущу тебя!

— Мой суженный- Николс. Сын Табити. Прошу, отпустите меня!

— Сссын Табити?! Да как ты смеешшшь, девчонка?! — Тата судорожно схватила цепочку, доставая из-под рубахи колечко Ника.- Не врешшшь.

Змея отползла от девушки. Кольцо спасло девушку. Теперь она стала гостьей Змеиного ущелья. Девушку провели вглубь ущелья, где ей предоставили новую одежду из скинутой кожи змей, обувь, позволили умыться, а потом и накормили. Благодарная Тата была невероятно рада, что ее приютили. После обеда она легла спать в одном из гнезд.

Тати проснулась самая первая в своем клане. Не часто давалась ей такая возможность поохотиться на птиц. На самом деле над их поселением редко можно было охотиться, да и вообще в округе Змеиного ущелья не поохотиться. Но далеко ей не позволяли уходить. Свой уход подальше от поселения она планировала уже несколько дней. И вот сегодня, когда погода соблаговолила ей своим недружелюбием, девушка убежала из ущелья.

Сколько себя помнила, она жила в этом ущелье и никогда не выходила за его пределы. Старейшина Кобра не позволяла ей выходить. За границами ущелья живут люди, готовые убить любого из них. Тати была человеком, но жила среди змей. Она была полезной им, а они учили ее жить мирно среди змей.

Как только она пересекла границу ущелья, Тати почувствовала резкую головную боль. Такое случалось с ней в последние недели. Странные сны, лица, голоса… головная боль будто бы приносила чьи-то воспоминания, но в последнее время воспоминания были слишком жестокими, слишком больно их было принимать. Особенно часто снилось какое-то место и девочка с веснушками. Старейшина не знал про ее сны. Тати почему-то считала важным держать их в тайне ото всех. Как и всегда, девушка просто покрутила колечко на цепочке, успокаиваясь. Когда головная боль прошла, Тати решила начать охоту.

Минут пять девушка бродила бесцельно, когда наткнулась на огромную лань. Девушка радостно вздохнула, а потом начала мед-ленно прокрадываться вслед за животным. Она почти нагнала его, когда вдруг мимо ее лица пролетела стрела.

— Эй, маленькая чертовка! Что ты удумала делать с моей ланью? Иди-ка сюда! — Человек! Ее увидел человек! Тати испуганно заметалась, не зная, куда деть себя, после чего от страха перед приближающимся врагом рванула в сторону. Это действие не возымело успеха, так как ее быстро поймал в охапку еще один человек. Девушка была в ловушке.

— Отпустите!

— Так, так… Посмотрим, что же у нас тут… — человек в странном одеянии, напыщенный, будто уж, поймавший сокола, направился в ее сторону. Тати инстинктивно сжалась, — красавица, заблудившаяся в моем лесу? Как тебя зовут?

— Тати! Отпустите меня!

— Тати… красивое имя, но простоватое для барышни. Господа, как вам понравится имя Татьяна? И похоже на нынешнее, и элегантно для девушки?

— Замечательное имя! Граф Бросков, вы гений! Но что же вы собираетесь предпринять с этой мышкой?

— Возьму себе. Будет симпатичной, тогда станет жить среди моих фавориток. А если она лишь серая мышка, то станет на кухне помогать.

— Что?! Я не пойду с вами! Не хочу!

— Уведите ее в поместье.

Тати испуганно сжалась, когда ее подхватили на руки и усадили на коня. Конь не любит змей. Даже если она в какой-то степени человек, она пахнет змеями. Животное почувствовало запах и вздыбилось. Девушка закричала от страха.

С горем пополам девушку привезли в поместье. Огромный особняк посреди голого сада. Деревья были искусственными, а вместо травы лежали холодные камни. Как здесь живут?

Девушку привели в какую-то комнату, дали распоряжение девушке, а потом оставили ее. Только сейчас Тати увидела, что находится в комнате, заполненной тканями, подушками, цветами, разнообразными коврами и украшениями. Но самое странное было в том, что в комнате находились по меньшей мере с десяток девушек разного возраста, внешности и настроения. Тати попятилась к двери.

— Не думай сбежать отсюда, это невозможно.

— Что?

— Многие из тех, кто сюда попал поневоле, пытались сбежать. Как видишь, ничего не вышло. Сбежать отсюда можно, только если ты не угодишь графу во внешности.

— Меня ждут дома…

— А где твой дом? Тебя же Татьяной зовут? Таня значит?

— Тата. Я… — Голову сдавила сильная боль. «Тата… Татьяна… графство Зарское… Тата…»

— Что с тобой?

— Я… Я вспомнила… меня сестра ждет… одна…

— Одна?

— Мы одни… Я должна вернуться к ней!

— Это невозможно. От графа Броскова никто не убегал.

Тата закрыла лицо руками и заплакала. Столько времени потерять в беспамятстве у змей. Ее же ждет сестра… И еще что-то важное… Было что-то важное… Связанное с кольцом, которое она так хранит. Но что именно? В двери постучались. Послышался грубый голос мужчины. «Оденьте новенькую понаряднее. Она ужинает с господином. Да подготовьте бедняжку…» Громкий смех за дверью стих. Девушки переглянулись.

— Бедняжка. Мы поможем тебе. Несите самые пышные платья! Чем больше нарядов, тем лучше!

— Что? Зачем?

— Позволь объяснить тебе, — Тату привели в гардеробную комнату. Молодая девушка села рядом с ней и начала объяснять.- Граф Бросков любит выпить во время ужина. Но ужинает он только с «прекрасными созданиями», то есть с женщинами. Поэтому мы всегда стараемся себя защитить. Иначе прощайся с честью.

— Я не могу! — Почему Тата вскрикнула так эмоционально? Но от слов девушки сердце сжалось. Она не принадлежит графу! Только почему она вспомнила детскую выдумку о царевиче-полозе?

— Да никто не может. Мы наряжаемся в шелка и бархат, а в бокал графу подсыпаем снотворное. Ничего не произойдет.

— Я должна сбежать.

— Мы уже объяснили, что это невозможно.

— Да, но… мы в каком крыле дворца?

— Восточном. А причем тут это?

— Восточный ветер дует с запада три раза по три поцелуя… западная стена, три шага от окна, три дюйма вверх… Здесь есть потайной ход!

— Откуда ты это знаешь?

— Это… Раньше это был дом моего отца… давно…

— Граф Скоморохов, верно?

— Да.

— А что случилось с вашей семьей?

— На нас напали. Это случилось через неделю после срыва моего венчания. Они решили, что я оскорбила их доброе имя и напали. Отец посадил меня и Эли на своего коня и сказал беречь друг друга. После этого я слышала, что наше графство было завоевано, а мои родители убиты. Это моя вина…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 352