электронная
180
печатная A5
305
16+
Сантаны

Бесплатный фрагмент - Сантаны

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8249-9
электронная
от 180
печатная A5
от 305

1 Глава. Начало

Я — молодой ученый Аним, и пишу свою книгу. Я живу на планете Земля, занимаюсь изучением оболочки земного покрова, которое нас спасает от внешней среды. Нашу планету покрывает оболочка абсолютно прозрачная, состоящая из миллиона кластеров, похожих на линзы, которые служат для корректировки зрения, только в разы меньше размером.

Мы их называем «сантаны», если вкратце — это сопряженные наноткани. И в данную эпоху мы находимся уже на высоком уровне по изучению сантан, но недостаточном, чтобы их сохранять. Они служат защитой от палящего солнца днем и колоссального холода ночью, как теплица для растений. Есть теория, что это более развитые расы вырастили вокруг Земли и заселили ее живыми организмами. Все верят в эту теорию. Раз есть положительные качества этой защиты, то соответственно существуют и отрицательные, они питаются энергией нашего сознания. Пока мы думаем положительно, то ничего не происходит, все остается как было. Но вот только появляется мысль о чем-либо негативном: месть, кража, убийство, обман, — они начинают растворяться, умирать и солнце их с легкость. Сжигает, образовывая небольшой дымок. Но самое печальное то, что эти знания стали известны далеко не первым расам, так как на месте развивающихся городов того века, сейчас пустыни, там нет ничего кроме палящего солнца днем и жуткого холода ночью. На этих пустынях раньше располагались развитые города, и тогда, когда достигал пик эпохи, и люди переставали думать только о развитии и пропитании, их мысли становились не такими чистыми, то кластеры или по-научному «сантаны». — стали разрушаться. А солнце, которое светило сквозь разрушенные части нашей оболочки, стало выжигать целые города и медленно варить умы в черепной коробке жителей. Попросту с каждым днем становилось все жарче, нарастало число природных катаклизмов. А люди в свою очередь, не могли думать рационально и контролировать свои мысли, тем самым ускоряя свою участь. Они не были настолько образованы, чтобы понимать, в чем дело. Они на придумывали богов, которых просили о помощи, и в этот момент, когда объединялись общей положительной цепью, процесс разрушения сантан прекращался. Но ненадолго, люди не могли постоянно держать положительное отношение, считая, что раз «Боги услышали» и помогли им, можно расслабиться. И возвращались к своим пагубным мыслям и чувствам, продолжая вредить себе. Процесс разрушения тогда наступал с еще большей силой.

И так происходило неоднократно. Так как разрастались маленькие поселения, образованные отшельниками, ушедшими или изгнанными с городов по разным причинам, их негативные мысли разрушали сантаны в их новых поселениях, и ситуация повторялась снова — на их месте через некоторое время образовалась пустыня с далеко не идеальным климатом.

Те, кто оставались в живых, переходили жить на новые территории, стараясь при этом не наступать на грабли, учились на ошибках, и наблюдая за изменениями в климате то, что в деревнях с позитивным правлением и хорошим отношением к жизни климат был более лоялен, нежели, наоборот, в тех местах, где люди были озлоблены и нетерпимы к сородичам.

Люди стали настраивать себя на позитивное мышление, а негативные мысли стали подавлять наукой в эту эпоху был огромный рост промышленности. И что же тогда произошло? Да все нормализовалось постепенно. Так как климат у нас был постоянный, и накопленные испарения от тепла и влаги Земли, как на крышке над кипящей водой, образовывалась вода, днем падала как дождь, а ночью, как снег. Но вот в этом городе от развитой промышленности огромного использования энергии, стало образовываться много влаги и сажи, которая оставалась на стенках оболочки наростом, и не пропускала солнечные лучи, сейчас на месте этого города — ледники. Таким образом, на планете образовалось 49 пустынь с жарким климатом и пару с ледяным.

2 глава. Выход

Задолго до моего времени…

Решение было найдено людьми, далеко не глупыми и отлично разбирающимися в научной основе происходящего. Они понимали, что, если они сейчас не найдут выхода из сложившейся ситуации, они не выживут сами и в конце концов вся Земля просто вымрет, превратившись в звездную пыль. Решение необходимо было принимать срочно и неукоснительно. В чем оно заключалось? Если коротко, то срочно нужно было объявить всем остальным людям о том, что они должны научиться контролировать свои мысли и очищать их от злобы, зависти, создавать положительные ситуации, при которых все негативные эмоции плавно могли переходить в позитивные. Только таким образом можно было сохранить сопряженные наночастицы, которые образовывали защитную оболочку Земли — сантаны. Именно тогда, кстати, было придумано это название.

Решение продумано, осталось донести его до общественности. Но не все так было просто. Среди обычного народа, который просто хотел спокойно жить, были люди, которые на местах были выбраны народом. Своего рода руководители, которых в принципе ничего сильно не волновало, они были довольны положением дел и всегда считали, что ничего особо сильно никто не потеряет. Назовем их сейчас «оппозицией», они считали идею научников ненужной и были удивлены, что общественности она понравилась. Им же хотелось хорошо жить и растить дальше своих детей, работать и заниматься своим хозяйством они не были дальновидными. Тогда эти оппозиционеры решили создать коалицию против научников. А это совершенно не нужно было, время уходит, и если сейчас еще начнется глупая стычка с народом, то можно действительно эту идею оставить и смириться с неизбежным. Научники не могли допустить войны, поэтому им пришлось договариваться с оппозицией, и сделали их своими глашатаями, дав им власть доносить информацию до людей, так как они все таки влияние имели отличное и информация доходила быстрее, что было большим плюсом.

Изменения были на лицо, сантаны перестали разрушаться и климат был приемлем для жизни. Дальше уже дело было за малым, после совместных обсуждений, необходимо было проводить реформы. Одна из этих реформ в качестве эксперимента предлагала людям, которые были не сдержаны в своих намерениях и мыслях, принимать очень слабые психотропные препараты, которые приводили их сознание в норму.

Эти препараты были испытаны на заключенных, которые несли огромный вред обществу у этого вещества в нашем мире было название «Absentia». После внедрения данных препаратов «Absentia» статистика показывала положительные результаты, и помимо рекламы, где часто упоминалось, что надо беречь Землю, и что будет, если люди не проявят сознательность, — снимали фильмы, основываясь на реальных примерах из жизни. Влияние на людей шло отлично, и применение «Absentia» уже не было скрыто, а было объявлено общественности. Была запущена рекламная акция о вкусной пище, которая уже содержала этот препарат, и что она действительно помогает содержать мысли в чистоте. Статистика стала давать еще больше положительных результатов, влияние рекламы набирало обороты, стали использовать различные уловки, влияющие на подсознание. Все это приняло массовый характер, в итоге на этих препаратах сидели все жители. Казалось бы, что добились того, чего хотели, вокруг царило полная идиллия и спокойствие, если бы не одно НО…

В мое время…

Как уже было ранее мной сказано, я занимаюсь изучением наночастиц — сантан. К этому процессу были допущены далеко не все люди. Мы в свою очередь еще являемся одновременно угрозой обществу, сейчас подробнее опишу почему. Нам нельзя употреблять ту пищу, которая продается в магазинах, так как там присутствуют психотропные вещества. Подробнее о них. Они вызывают небольшое чувство радости, которое никак не влияет на работоспособность, единственный побочный эффект — угасает творческий потенциал, так как именно на эти нейроны головного мозга влияет химический состав «Absentia». Да, конечно, можно было бы влиять на другие органы восприятия, например, на зрение, или осязание, но из всех выбрали наиболее безвредный, как раз с помощью тех экспериментов над заключенными. Результат был ошеломляющим: если раньше место дислокации города приходилось менять раз в столетие, то теперь это можно было делать раз в тысячу лет! Правительству стало спокойнее, и теперь они работали над другими целями, на мой взгляд, более корыстными. Принесение пользы обществу уже не ставилось во главу угла, правители стали больше думать о значимости своей власти и собственной безопасности. Некоторые хотели передать свою роль своим детям из поколения в поколение. Тем самым создавая иерархическую ветку правления.

Классификация по социальному статусу получила свое место — есть обычные работники-исполнители, которые питаются дешевой едой с большим содержанием психотропного препарата; а есть люди среднего звена — это руководители организаций, уровень дохода другой, еда дороже, содержание препарата меньше. Соответственно, работники становятся менее творческими и инициативными, нежели люди с высоким достатком — влияние на их мозговую активность не такое большое. Люди среднего звена более сдержанные, им достаточно и меньшего количества препарата, чтобы сантаны не разрушались. Весь свой умственный и творческий потенциал они стараются тратить на работу или на улучшение качества жизни, при том в первую очередь высшим должностям, и далее уже частично себе. К сожалению, их основной принцип деятельности сосредоточен на использовании в работе людей с низшим потенциалом активности. Им нужны практически бездушные механизмы, которые безотказно работают и никак не вредят миру. Высшее руководство считает, что обычные люди — как паразиты, которые только и думают обо всем и обо всех плохо, хотят воровать и не работать, поэтому если их не подкармливать, система сохранения сантан, налаженная годами разрушится.

Между высшим руководством и руководителями среднего звена, есть Управленцы высокой категории. В их еде присутствует мизерная доля химии. Они максимально сдержаны всегда, приветливы и общительны, умеют выступать на публике, дарить положительные эмоции и на встречах с высшим руководством ведут себя превосходно. Но есть одно противоречивое состояние, в котором они частенько пребывают. Они пытаются угождать высшему руководству, и, если они окажутся правы в вопросе, они не будут настаивать на своей правоте. За счет этого их уровень жизни высокий, у них и их детей всегда все есть, и их мысли заняты всем чем угодно, но уже не работой. С самыми низкими слоями они общаются с трибун или через СМИ. С самым высоким слоем лично, потакая всем их пожеланиям, даже бросая свои дела и семью, бегут докладывать о настоящих делах. Им это не нравится, так как себя они на самом деле считают не последними личностями в правлении миром.

Остался еще один немаловажный кластер населения, который пока еще не приносит большую пользу обществу, но обязательно принесет. Это дети. В их рационе, пока они маленькие, этих вредных веществ нет, они питаются нормальной и полезной пищей, которая по вкусу не очень радует. Наличие препарата в еде улучшает вкусовые ощущения, и дети, когда вырастают, начинают потихоньку употреблять вкусную, но менее полезную пищу, где концентрации яда для мозга становится больше. Ну или их пищевой рацион складывается от достатка родителей, что едят они, то едят и дети. А пока дети не начали употреблять еду с добавкой, их изучают и выявляют потенциалы и возможности. Определив, их направляют в ту сферу деятельности, какая им подходит больше всего. Как определяют? С помощью специально разработанных тестов. Получается, что у детей, чьи родители имеют хороший достаток, шанс попасть в хорошее место и действительно развивать свой умственный и творческий потенциал значительно выше.

Таким образом, может получиться самое выгодное руководителям общество. Мнение руководителей ничего менять не надо, их все устраивает, и чем меньше идей у народа, тем проще ими править. Да их логика и понятна. Но вот с сантанами проблему решать нужно, хотя и не все руководители к этому склоняются, но большинство все-таки пытается думать иначе. Иногда, конечно, хочется им думать только о себе, своей беззаботной жизни, куда тратить свое время свободное, любовь, развлечения и все остальные прелести мира. А все общество, что вынуждено оставаться без дара фантазии работает как механизм, и исполняет их прихоти. Система, отточенная годами, продолжает работать. Все, что можно, все придумано, ранее ведь они основываются, не только на опыт свой и своего века, а также и на опыте предыдущих правителей, когда не было этих методов.

3 глава. Биография

Немного слов обо мне. Я вырос в обычной среднестатистической семье с невысоким достатком. Мои родители бывшие инженеры, работали на крупнейшем машиностроительном заводе, относящимся к заводам мирового масштаба. Данный завод принадлежал компании «Скай Империя», которая долгое время считалась лидером по производству воздушной техники. Но в данный момент, развитие воздушной техники доведено до достаточного уровня потребления нашими народами. В связи с чем инженерный состав был значительно сокращен. Мои родители тоже попали под этот производственный каток, который сравнивал судьбы людей с землей. Даже люди с высокой значимостью на всех предприятиях, попали под раздачу. В этот момент я был рожден. Не самый лучший период для родителей. Многое пришлось пережить в тот период. Спасибо моему отцу, который не потерял себя, пережил год безработицы, пытаясь хоть как-нибудь заработать. В итоге, всего его мытарства сводились к одной теме — машиностроение, только теперь из глобальной системы в более приземленную, к наземному транспорту. Тоже немаловажный в нашем обществе, хотя изживший себя по двум причинам: во-первых, прямой контакт с наземным покрытием, а во-вторых, менее надежный и безопасный.

Данный вид заработка не был в нашей стране легальным, так как после поломки транспорта, требовалось его обменивать на новый за доплату, а старый шел на утиль. Ремонт не был предусмотрен заводами, им было выгоднее переработка и обновление транспортной цепочки. Предыдущий вид транспорта был надежнее нынешнего, и менее компьютеризирован. Энергии для поддержания работоспособности авто требовалось меньше из-за того, что было установлено меньше датчиков, контролирующих состояние авто, и его пассажиров. И еще что больше всего меня раздражало — в новых авто вводился режим безопасности элиты, и если где-то они проезжают, то авто самостоятельно паркуется закрывает все двери и окна, чтобы ни пассажиры, ни авто не препятствовали движению наших руководителей, в старых авто такого контроля не было, хотя бы можно было выйти и уйти по своим делам. И программная система не требовала обновления в старых авто, опять же, как сейчас в новых, новый релиз прошивки стоит денег, и если человек не хочет платить за обновления, то машина блокируется и остается один выход — обновлять! Новое обновление считывает надежность всех узлов, и если все в порядке, то можно пользоваться. Также оно пишет какой срок службы остался у конкретного авто, и когда ее необходимо будет отправить в утиль, тем самым перестраховываясь, сокращает срок службы авто в разы. Все это приводит к тому, что чаще требуется покупать новое транспортное средство и продолжать экономить на продуктах питания.

С каждым обновлением машинный блок становится умнее, и начинает считывать состав токсинов в крови человека, его физическое состояние, здоровье и т.д., и если есть какие-то сомнения, она не заводится, а дает подсказку, что нужно посетить врача. Его местонахождение также указывается, даже можно произвести электронную запись к доктору, но только ты попадешь к тому врачу, который заплатил за рекламу. Соответственно производители авто стали зарабатывать не только на продажи авто, но еще и на рекламе.

Теперь вы должны понять, почему люди не хотят менять старый авто на новый.

Мой отец в то время работал, пытаясь как-то продлить срок службы машины, которой пора на утиль. Мать, когда я подрос, пошла работать учителем физики, так как решила, что меня нельзя далеко отпускать от себя из-за проблем со здоровьем, а преподавание только физики в школе, давало возможность проводить со мной больше времени. Во время родов пошло что-то не так, меня не сразу смогли откачать, либо моему мозгу долго не было доступа кислорода, либо произошло так, что мой мозг «умер» на несколько секунд. Промежуток был совсем малым, чтобы убить меня, и мой организм справился, оставив лишь небольшие проблемы со зрением, а точнее, я этот мир вижу немного под другим углом, нежели другие люди. Мозгу и мне пришлось подстраиваться, а любое новшество влечет за собой определенные последствия, и в моем случае данное последствие оказалось положительным, так как еда не повлияла на творческую часть моего организма, а влияла на опорно-двигательную систему, и если в мой организм попадало много психотропных веществ, то у меня немели конечности, и мне приходилось передвигаться с помощью инвалидной коляски или специальных ходунков. Родители заметили это не сразу, так как данное вещество не влияет на геном, а лишь со временем, когда ребенок начинает пробовать пищу для взрослых. В районе 4х лет я стал отличаться от сверстников своими более изощренными фантазиями. Я очень любил делать гадости, но убегать с места преступления было иногда сложно. Я стал подговаривать своих сверстников на кражу взрослой еды в магазинах. Делали мы это до тех пор, пока один из моих друзей не попался и не сдал зачинщика, то есть меня.

Когда мои родители узнали об этом, они решили минимизировать мои контакты с обществом для моего же блага. Впоследствии и защитить меня от государства, потому что, в школе проходили регулярно тесты на выявление негативистов, как я говорил раньше, чтобы определить куда пойдет ребенок дальше. То есть специфика получения образования определялась уровнем негативного отношения ребенка ко всему происходящему. Высокий уровень негативизма — образование более специфическое, то есть направленное на тяжелый труд, изматывающий и изнурительный, который с одной стороны подавлял весь негативизм усталостью, а с другой, уменьшал в два раза сроки жизни. По этой причине мама пошла в школу, как бы отдать дань тому, что она переживала за случай при родах, ведь она винила себя в этом. В период беременности она много получала стрессовых ситуаций, которые и отложили отпечаток на мне и моем здоровье. А она очень не хотела, чтобы мою судьбу решил этот тест, и чтобы я не попал в кластер рабочего с тяжелым и мало оплачиваемым трудом. В моей семье родители сдержанные и воспитанные, всегда себя держали в руках и вели, как подобает обществу, а еще любили друг друга. И, несмотря на это все, я сам стал таким, пусть меня и пытались изолировать от сверстников.

Тест я не провалил, а даже набрал максимальное количество баллов, тем самым попал к одаренным детям. И кстати, как не странно, в то время питались в столовой мы в разное время. Нам говорили, что это связано с нагрузкой, то есть наша группа ходила последней и всего раз. А группы рабочих водили чаще, два раза, говоря, что у них загруженность меньше, как бы рекламируя и говоря, что там есть всегда места.

Отсеивали, соблазняли и провоцировали как могли. Видимо, система образования такая — отдай мозги и получи все жизненные слабости — еда и лень. А вообще, работы тяжелой, сложной, больше это строительство, добыча ресурсов, охрана, уборка, химическое производство, производство металла, энергетика, обслуживание и т.д., в эту сферу людей нужно много. А умные, куда их деть? Да они еще и место правителя занять могут, и сами контроль взять на себя. Поэтому, начиная со школы, начинают внедрять в наши светлые головы такие мысли, что учиться не надо, давят на все слабости и многие поддаются, потому что не в силе устоять от соблазнов. Учиться — цель такую родители не ставят, они не знают, и сами ни к чему особому не стремятся, как они могут дать совет ребенку. В общем, система образования, работает в том направлении, которое требуется на данном этапе развития общества.

Я был безумно рад, что попал в класс одаренных, так как к обычному обществу я оказался не адаптирован. Когда меня изолировали после того случая, я потерял навыки общения со сверстниками, стал очень закрытый и боязливый. Любой человек вызывал во мне тревогу. В школе я даже боялся выйти из класса, и что-то постороннее, инородное меня пугало, идя по улице, я часто оборачивался и вздрагивал от разных видов шума, это все перерастало в фобию, и в итоге я больше жил в своей голове, в своих мыслях, чем общаясь с людьми.

В нашем классе преподаватели были люди любившие свое дело, и попавшие по призванию, так совпало, что они полностью посвящали себя образованию детей, таких как мы, видя, что происходит. Они хотели видеть в нас будущее, чтобы мы как-то могли влиять на мир, сделать открытие, что-то изобрести. И их система не была стандартной, они выявляли особенности своего ученика с помощью различных тестов по определенной тематике, и начинали развивать самые сильные стороны. У меня была очень хорошо развита интуиция, она как защитная реакция организма, берегла меня от всяких происшествий, и я к ней безмерно прислушивался.

На общем совете преподаватели говорили, если во мне совместить логику с интуицией, то может получиться хороший результат. Соответственно мне нужно развиваться во всех направлениях, связанных с логическим мышлением соответственно составлялся основной кластер занятий, на которые я был обязан ходить. В мой кластер занятий, в отличие от большинства детей, входили все предметы до единого, так как каждый преподаватель считал именно свой предмет приоритетным, в котором потребуется логическое мышление будь то химия, физика, электроника и т.д

Родители научили меня быть щепетильным ко всему, обращать внимание на мелкие детали. Наверное, это была фобия отца. Я поэтому не могу пропускать занятия, которые мне не нравились или не были нужны. Да если честно, мне все было интересно, я ко всему имел любопытство, и впитывал все знания с удовольствием, как губка. В последствии, я получал высшие баллы при сдаче экзаменов. Это было связано с тем, что у меня накопился большой багаж знаний, и в критический момент интуиция при стрессе показывала высокий результат, соответственно при тестировании, даже если я что-то не знал, или не представлял к чему готовиться, и что меня ждет, я даже мог сразу открыть книгу на нужной странице, это помогло мне дать ошеломляющие результаты, по мнению преподавателей. Но я не чувствовал от этого прилива сил, я больше боялся и замыкался в себе, все больше ощущая боязнь общества. Я боялся выступать перед своими одноклассниками с докладами. Самое большое мое переживание я испытывал от встречи с противоположным полом — «девушками». Встречи, конечно, громко сказано, просто взгляд одноклассницы на меня или какой то вопрос в мою сторону в моем подсознание вызывал бурю эмоций. А эмоции в нашем обществе были запрещены. Мне тяжело было переживать эти моменты. Но судьба моя сама расставила все точки. Мы стали взрослеть и при вопросе со стороны женского пола я терялся на фоне других ребят, не мог сразу ответить, а мои одноклассники как на духу выдавали ответ. Ответы их не были связаны с наукой. Но на их фоне я значительно проигрывал и, наверное, из-за этой проблемы еще больше закрывался в себе погружаясь все больше в науку. У меня не было друзей и подруг уже с этого возраста, и мне не с кем было обсуждать насущные проблемы. А о личной жизни не могло быть и слова. Самыми моими большими друзьями были — мать и научная литература.

Но в моих недостатках были и достоинства — это наука, мне не было равных, даже среди моих сверстников-одноклассников. Там я был асом! В итоге, после окончания школы, я поступил в высшее учебное заведение, подконтрольное уже главам нашего народа. Оно направленно выпускает самых перспективных ученых, своих советников и остальных, нужных им специалистов. Закончив это заведение, для многих это был большой рывок в карьере, но не для меня. Ибо похвастаться таким образованием нельзя было публично, даже друзьям. Оно было закрыто от общества, и о нем знали только избранные.

В этом учебном заведении меня сравнивали с одним ученым, который придумал вакцину от смертельного заболевания — рака. Новые преподаватели, видели во мне те же способности, что и у этого ученого. Я так же, как и он, находил ответы на вопросы, которые казались мне очень сложными. Мне же мои возможности не казались какими-то сверхъестественными. По моему мнению это была чистой воды плата за мой труд.

Конечно, я себя считал умным и не мог сказать, что они более значимы, чем, например, других людей, которые добиваются успехов в других сферах — спортсмены, писатели и др. В нашем мире были самые востребованные и уважаемые ученые. Область медицины, космонавтики, и самое главное — изучение оболочки нашей планеты — считалось краеугольным камнем, самым востребованным в народе. Но говорить об этом запрещалось. Особенно мне, так как именно я занимался изучением сантан. Проблема с их вымиранием ставилась всегда на первое место, от нас зависела жизнь всех слоев населения.

Сантаны можно было изучать только самым выдающимся знатокам нашего общества. Я тоже хотел попасть к ним, меня всегда тянуло изучать что-то максимально недостижимое обычному человеку, изучать те проблемы, которые вызвали наибольший резонанс и беспокойство, и в тоже время восхищение.

В итоге, после окончания обучения, я попал под распределение, в ту самую лабораторию по изучению вселенной, космоса и сантан. Моя карьера началась сразу с изучения сантан, вся литература и информация из статей, которыми я владел, была изучена мною до каждого знака препинания. Я всем своим внутренним миром ощущал невидимую связь с ними, ощущал, будто на себе, как им больно, что они тоже живые — только у них нет мозга, нет рук и ног, они часть нас как кожа, которая сохраняет нашу плоть от влияния внешней среды. Когда я их начинаю описывать, разговаривать о них, я теряю здравое мышление, я как младенец, который смотрит на маму, и в его глазах любовь, связь с ней, но сказать он ничего не может, и даже этого не понимает. Так и я чувствую связь, но ничего не знаю о них — откуда они, каким образом нас защищают, чем питаются, за счет чего живут… Вопросы можно повторять бесконечное множество раз, а вот ответов, к сожалению, на них бездушно мало.

При изучении нашей оболочки приходилось касаться всех тем, как биологических, так и физических, химических и математических. Наш отдел имел доступ почти во все остальные отделы кроме информационных. Мы чаще всего топтались на одном месте, и чтобы отвлекаться или переключаться, мы имели право переходить в другую сферу на некоторое время, и после уже с новыми силами возвращались к своим нерешенным задачам.

После адаптации на новом месте работы, я заслужил уважение среди коллег. Часто принимал участие в разработках медицинских аппаратов. Когда у ученых не получалось решить какую-то задачу, я либо знал сразу ответ, либо доставал с первого раза ту книгу, которая могла натолкнуть на нужную мысль. В своем же отделе первое мое значимое достижение было достигнуто через полтора года после начала работы в нем. С моей подачи были разработаны гигантские телескопы, стойкие к высоким температурам и полностью на дистанционном управлении. Эти телескопы, после одобрения высших чинов, были установлены в пустынях, где возникли дыры в защитном слое Земли. Так мы могли лучше изучить космос, и ближе увидеть солнце через эти отверстия. Так же через пару лет с помощью гигантских телескопов стало известно, что после разрушения одного кластера, выделяется дымчатая материя, и направляется к солнцу и питает его впоследствии своей энергией.

Также есть вероятность, что помимо нашей планеты, есть похожие планеты, тоже окруженные сантанами. И если одновременно на нашей планете и на другой разрушатся сантаны в большом количестве, то солнце от полученной энергии увеличит свою мощность и сожжет все планеты в неопределенном радиусе. Почему неопределенном? Потому что при сжигании планет образуется пыль или сажа, химических состав которых до конца не изучен, соответственно вопрос о размере их плотности тоже остается загадкой. Поэтому расстояние, на которое эти облака будут в состоянии удержать солнечную энергию не известно.

В итоге получаются весы, на которых нам ничего не остается как балансировать. В огромном масштабе солнце может сжечь абсолютно все планеты, получив предварительно и в процессе уйму энергии. А с другой стороны, когда это произойдет, то энергию солнце уже перестанет получать, и оно со временем станет тусклее и вовсе умрет. И даже могут не спасти малое количество планет то, что останется. Ведь у них тогда наступит ледниковый период, а выживут ли в тех условиях — большой вопросы. Но если вдруг выживут, пока солнце тусклое, и дадут ему энергии, то процесс может возобновиться. Но всему этому точных подтверждений нет, всего лишь догадки и предположения. Утопия даже, если хотите.

Так как все силы уходили на знания, то ученые мало испытывали эмоций, на это и была рассчитана схема управления нами. А мы ведь могли нести реальную угрозу нынешним управленцам. И в какой-то момент, чтобы снизить наши амбиции, и повысить свою личную безопасность, они решили, что мы не можем посещать другие сферы деятельности. То есть, я отношусь к отделу сантан, и не могу общаться с людьми из других отделов. Но за мои достижения, амбициозные высказывания, чтобы мы должны перемещаться и помогать своим коллегам, и истинной любви к науке (в этом мне просто не было равных на Земле). За мои заслуги только мне лично предоставили возможность посещать и информационные отделы в нашем научном учреждении, ни один человек до меня, никто не обладал такой возможностью. Но после того, как становилось больше нерешенных вопросов, связанных с гибелью сантан, и событий, происходящих в этот момент на определенном участке карты, мне дали высший уровень доступа, так как преимущественно этими вопросами я и занимался. Гордость за это переполняла меня. По их мнению, все что я могу сделать один, это лишь низкая вероятность того, что смогу повлиять на устоявшуюся систему и изменить ее. В принципе, мне особо и не хотелось ничего менять, меня все устраивало вполне. Я занимался тем, что мне нравится, у меня был хороший финансовый достаток, и мои амбиции реализовывались.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 305