электронная
180
печатная A5
290
16+
Сансара

Бесплатный фрагмент - Сансара


5
Объем:
28 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-1068-1
электронная
от 180
печатная A5
от 290

САНСАРА

— Чему ты хочешь научить её в этот раз?

— ЛЮБВИ.

— Но ей будет очень больно!

— Да. Будет. Но ты ведь понимаешь, что это необходимо.

— А чему ты хочешь научить меня?

— ПРОЩЕНИЮ.

— Ты уверен, что я справлюсь?

— Ты — светлая душа, я в тебя верю. И буду ждать тебя.

— Я скоро…

1

На улице уже вовсю хозяйничала весна. В том году она пришла рано, разом растопив слежавшийся и уже порядком надоевший снег, распахнула окна домов, ослепила первыми яркими лучами солнца и напомнила птицам мелодии трелей. Уже проклюнулись почки, зазеленела трава и настроение у соскучившихся по теплу людей медленно, но уверенно ползло вверх.

Она любила такие дни. Можно было не спешить домой после института, замерзая на остановке и дожидаясь вечно опаздывающий автобус, а пройтись не торопясь пешком, купив по пути ароматный кофе с булочкой в ближайшей кофейне и, наслаждаясь первым весенним теплом, вернуться в свою маленькую, но светлую и уютную квартирку, открыть окно, выходившее на древнюю деревянную церквушку, каким-то непостижимым образом пережившую революции, войны, и не менее разрушительное мирное время, принять душ и завалиться с книжкой на кровать до самого вечера.

Квартира досталась ей в наследство от мамы. Она умерла два года назад, сгорев за несколько месяцев, и не дожив каких-то три недели до двадцатилетия дочери. Дома до сих пор все осталось так, как было при ней. Каждая деталь, каждый уголок этого их семейного гнездышка напоминал о том, как счастливы они были вместе. Например, вот эти белые, почти прозрачные с веселенькими розочками занавески в кухне, мама купила, когда дочери исполнилось четырнадцать. Она помнила, как они вместе мыли окно, а потом вешали их. А после пили чай с ватрушками. И смеялись. Да, тогда она еще пила чай.

Но сегодня все было по-другому.

С утра тест показал две полоски. Шок. Ступор. Мир внезапно покачнулся и поплыл. Этого не может быть, ведь они были осторожны! Но тест упрямо показывал, что они ошиблись. Что делать? Через три месяца экзамены и диплом! И еще работа. После того, как она осталась совсем одна, ей надо было на что-то жить, а стипендии катастрофически не хватало. Да, мама ей оставила кое-какие сбережения, но они быстро закончились. Поэтому через день она работала санитаркой в больнице. Платили мало, но много ли ей надо? На необходимое хватает. А после защиты диплома научный руководитель обещал устроить ее на работу по специальности. В суд! Это была ее мечта. Она с детства грезила, что станет адвокатом или судьей. И вот, когда желаемое уже так близко, все рушится и летит к черту. А ведь еще столько планов! Она хотела путешествовать. Много. В разные города и даже страны, ведь за двадцать два года она не была нигде, если не считать отдыха на море в летнем лагере, путевки куда маме доставались от завода, где она работала инженером. А еще ей очень хотелось выйти замуж за любимого человека и родить от него ребенка, но не так же, не таким образом!

Трясущимися руками она набрала номер. На том конце долго не брали трубку. Она уже хотела сбросить, но вдруг гудки перестали разрывать мозг, и послышался уставший и раздраженный голос:

— Алло!

— Привет. У меня для тебя новость, — внутри у нее все дрожало.

— Это не может подождать? Я на совещании.

— Нет. Я — беременна…, — почти прошептала она.

Повисла тяжелая и мучительная пауза.

— Ты уверена?

— Да. Я сделала тест. Он положительный.

— Я заеду вечером, — сказал еще более раздраженный голос и трубка отключилась.

На пары она не пошла. Остаток дня прошел как в тумане. Она ходила из угла в угол, два раза перестелила постель, механически переставила с места на место стулья вокруг старенького обеденного стола, расставила заново книги на полках, протерла везде пыль, полила цветы, походя включила телевизор, но увидев очередные новости, выключила. У нее они были поважнее. Наконец, она забралась с ногами на диван, укрылась любимым маминым пледом и замерла в ожидании… Уже стемнело, когда раздался долгожданный звонок. Подскочив с дивана, она в один прыжок оказалась у двери и стремительно ее распахнула.

— Привет. Я только сейчас освободился. И я ненадолго. Уже жена звонила, ждет, не хочет ужинать без меня. Ну, рассказывай, что собираешься делать?

Она не знала, что рассказывать. Что-то сбивчиво объясняла, говорила, что совершенно не представляет, как быть, что ей страшно, но она все прекрасно понимает, и ни на что не претендует… Он внимательно слушал, затем начал говорить. Потом, она, как ни старалась, так и не вспомнила, что он отвечал, кроме слов: «семья», «сама виновата», «у меня уже есть ребенок», «аборт», «деньги».

Закрыв за ним дверь, она, разбитая и обессиленная, сползла по стенке на пол, и разрыдалась. Это были слезы злости, растерянности и страха. Она чувствовала себя так, как будто была игрушкой, которая вдруг сломалась и ее выкинули за ненадобностью. В голове билась одна мысль: «Предатель! Трус! Сволочь!» Ведь он сказал, что уйдет из семьи, что любит ее, что с женой все кончено… Какая же она дура, что поверила ему! Но разве она не виновата сама в том, что произошло? Ведь она чувствовала, что он не любит ее. Такое всегда чувствуют, просто зачастую боятся признаться себе в этом. Но она смирилась. Знала, что он несвободен и тоже приняла этот факт. Да, нужно быть честной перед собой. Ты вторглась в чужую семью и надеялась ее разрушить, ни разу даже не подумав о той женщине, которая встречала его дома после работы, подогревала ему ужин, родила от него ребенка, которая, наверняка, любит его. О той, которая связала с ним свою жизнь. А что есть у тебя? Твоя Любовь. А любовь ли это? Страсть? Возможно. Увлечение? Несомненно. Радужные мечты и надежды? Да. Но какое это имеет отношение к любви? Ты придумала себе красивую сказку. А все сказки ничего не имеют общего с реальностью. И еще они имеют свойство заканчиваться…

Что такое предательство? Говорят, что это как выстрел в спину. Нет. Предательство — это когда тебя сначала нежно и бережно обнимают, а потом вытаскивают позвоночник, и ты превращаешься в обмякшую куклу, неспособную встать и двигаться дальше. Предательство — это когда тебя сначала страстно целуют, а потом бьют. Наотмашь. В самое сердце. И оно перестает биться. Предательство — это когда ты растворяешься в человеке, полностью, до конца, вверяешь ему свои чувства, мысли, желания, тайные страхи, а он, всё выслушав и приняв, с улыбкой прибивает тебя к кресту. Предательство — это когда на какой-то миг душа становится пустой. Потому что из нее ушла Вера. Вера в людей, в добро, в справедливость, в мир. И в эту самую секунду ты чувствуешь, что есть вещи страшнее смерти. Смерть — это конечная станция, а тебе еще жить… А как жить с пустой душой? Нет ответа… Ты просто уже никогда не будешь прежней. Той, беззаботной, смеющейся и доверчивой девочкой, которая еще утром смотрела на тебя из зеркала.

Но кто же здесь предатель? Тот, кто обманул, или тот, кто позволил себя обмануть? И не страшнее ли второе? Ведь предать себя самоё — это самый подлый вид отступничества.

2

Они познакомились за несколько дней до Нового года.

В этот день она закрыла зимнюю сессию и теперь чувствовала себя абсолютно счастливой. Осталось только сдать госэкзамен, защитить диплом и вот она, взрослая жизнь! Но это будет только летом. А сейчас можно немного расслабиться. По пути к дому как раз есть небольшая, но уютная ретро кафешка, куда она, бывало, забегала между парами для того, чтобы перекусить и выпить чашку своего любимого, огненно горячего американо без сахара. Ей нравилось это место. Само помещение было не большим, а освещение обычно достаточно тусклым и приглушенным, которое давали несколько небольших потолочных светильников. Но в эти предпраздничные дни по всему залу были развешаны новогодние гирлянды, а в углу стояла высокая, под самый потолок, живая и нарядная красавица — сосна. Здесь царила уютная атмосфера советских времен, с уникальными аксессуарами, декором и мебелью того времени. В зале были расставлены деревянные столы, покрытые темным лаком, и от этого становившиеся еще более массивными, а вокруг них — мягкие диваны и кресла, обитые недорогой, но добротной кожей. Стены были украшены черно-белыми фотографиями — кадрами из кинокартин, и обклеены пожелтевшими страницами из советских газет и журналов. Присмотревшись внимательней, можно было заметить расставленные в неприметных местах потертые чемоданы, телевизоры с уже слепыми от старости кинескопами, молчащие лет двадцать радиоприемники, и даже древнюю пишущую машинку, которая доживала свои дни в укромном уголке. На плазменных экранах показывали наивные и душевные советские кинофильмы, а по выходным — светлые, трогательные и добрые мультфильмы для маленьких посетителей. Кроме того, здесь очень вкусно и недорого кормили, что, безусловно, служило еще одним плюсом для того, чтобы это кафе стало любимым местом для отдыха, светлых воспоминаний и грез о будущем.

Вот и в этот судьбоносный, как потом оказалось, день, она, тоненькая и хрупкая, раскрасневшаяся от мороза, с лучащимися от радости глазами, стремглав впорхнула внутрь, на ходу стягивая с себя промокший от снега шарф и зимнее пальто, стремительно пробежала по залу, и, по детски неуклюже плюхнувшись в кресло около окна, облегченно выдохнула.

— Добрый день. Вам как обычно? — приветливо спросил официант, неслышно подойдя к ее столику.

— Здравствуйте, — улыбнулась она, увидя знакомое лицо. — Да, американо без сахара и две булочки с маком.

— Сейчас принесу. Приятного отдыха, — ответил молодой человек и растворился в полутемной глубине зала.

Подперев рукой щеку, она, в ожидании заказа, смотрела из окна на улицу. А там уже наступил вечер, как будто кто-то сверху щелкнул выключателем и погасил дневной свет. Искрящийся, пушистый снег, приглушая все звуки суетливого города, скрыл все несовершенства и превратил обыденность в мимолетную сказку. Он мягко ложился крупными хлопьями на плечи и головы прохожих, спещащих куда-то по своим делам. Морозный сумрак, наполненный холодными тайнами, накрыл угрюмый и серый город, укутав его легким и ватным одеялом, преобразив в волшебное и полное загадок владение Зимы. Оголенные и холодные деревья стали похожи на сказочные неведомые растения. Уличные фонари, надев снежные шапки, перемигивались с фарами мчавшихся мимо машин и разноцветными новогодними гирляндами, развешанных на окнах домов и витринах магазинов. Именно такой погоды не хватало людям и городу для того, чтобы встретить праздник. Погоды, созданной для душевного семейного застолья, уютных вечеров с близкими, горячего чая, мягкого пледа и красивых сказок…

— Ваш кофе и булочки, — голос официанта так резко вернул ее в реальность, что она подскочила от неожиданности.

— Спасибо, — сказала она, устраиваясь поудобнее и вдыхая пьянящий аромат свежесваренного кофе.

— Вам просили передать, — с этими словами официант положил перед ней оригами, сложенного из блокнотного листа в виде павлина.

— От кого это? — в недоумении спросила она.

— Просили не говорить. Приятного аппетита и хорошего вечера, — молодой человек улыбнулся и отошел к соседнему столику принять очередной заказ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 290