электронная
180
печатная A5
290
16+
Самая простая магия

Бесплатный фрагмент - Самая простая магия


5
Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-9800-5
электронная
от 180
печатная A5
от 290

«Однажды ты станешь таким взрослым, что снова начнёшь читать сказки»


Клайв Стейплз Льюис

Верить в чудеса

1

…После свадьбы Принц отказался от очереди на корону. Купив у Бабы Яги за бесценок избушку на курьих ножках, он перевёз туда Золушку, её хрустальные башмачки, пару новых платьев и сковородку, подаренную Феей. Баба Яга смерила молодых недоверчивым взглядом. Странные люди. Им бы в роскоши жить, среди знати, бархатных занавесок и меховых мантий. Вместо этого новобрачные покупают ветхое жилье в самом дремучем и страшном лесу, однако ведут себя как счастливые новосёлы. Она пожала плечами, отдала ключи от избушки её законным владельцам и улетела в Забугорье на ПМЖ. А Золушка, засучив рукава, принялась наводить уют в ветхом доме.


Первым делом молодожёны затеяли ремонт в однокомнатной квартире. Вычистили золу из русской печи, стены и потолок побелили известью. Заменили старые деревянные окошки на пластиковые. Установили новую дверь (та, что держалась раньше, плотно не закрывалась, приглашая в гости злые ветра, уличных котов и диких гусей). Расстелили на полу красивые домотканые дорожки. Поставили на подоконники цветочки в горшочках.


Не веря своему всестороннему преображению, избушка бегала на берег реки, чтобы посмотреться в зеркальную гладь воды и полюбоваться симпатичным лимонным фасадом. Ей так понравились новые жильцы, что она быстро забыла Бабу Ягу, хотя плакала громче всех, когда та уезжала. Принц и Золушка, почёсывая её брюшко из сосновых плах, улыбались, слушая довольное кудахтанье. Молодые полюбили свой ставший уютным дом, закаты и рассветы у реки, огромную луну, которая кусала мохнатые лесные макушки и бесстыдно подглядывала через прозрачные занавески за ночными буднями новобрачных.


Принц устроился подмастерьем к Змею Горынычу и каждое утро с первыми петухами отправлялся пешком на работу. За леса и горы, по дороге вдоль реки. Возвращался молодой муж поздно, уставший от огненного шипения лютого начальника, от долгих вёрст туда и обратно. Но как только на закате дня переступал порог избушки, становился бодрым — усталость оставалась за дверью. Ведь его встречала милая Золушка, которая заботливо приготовила ужин и даже собрала обед супругу на завтра.


Золушка, справившись со всеми работами по дому, садилась к окну и смотрела вдаль. Наблюдала за тем, как кланяются ветру гордые сосны-великаны и дерутся за крошку хлеба воробьи, как переливается, улыбаясь сама себе, река. Дремучий и страшный для остальных, лес стал другом для неё и Принца. Округа щедро делилась грибами и ягодами, укрывала их крохотный домик от грозы, дождей и снежных бурь. Как только ветер менял направление, неся с собой запах непогоды, избушка неслась к лесу в поисках защиты. И тот, расступаясь перед гостями, принимал их у себя, предлагая переждать в безопасности.

2

Казалось, всё было у крепкой семьи. Любовь. Согласие. Мир. Уют в избушке. Не хватало лишь Времени. Оно, как кот, который гуляет сам по себе, не давалось в руки, царапало и убегало. Печалилась Золушка. Грустил Принц.


Годы шли. День сменяла ночь. Но Время, капризно пожимая плечами, селилось у соседей. Леший терем построил среди болот. Кикиморы вязанием занялись, да так успешно, что бегали продавать своих шерстяных зайцев и лисичек на ту сторону реки. Даже Змей Горыныч строительным бизнесом занялся. Да так продуктивно, что приезжала к нему аж из Забугорья нечисть всякая для обмена опытом.


И только у Принца с Золушкой дела не шли. То ли хватки не было, то ли денег, то ли желания.


В одно такое печальное утро Золушка увидела Время на тропинке недалеко от избушки. Поманила пальцем: «Кис, кис, кис!» Время остановилось, спинку выгнуло, лапы протянуло. Прыгнуло к Золушке на колени, замурлыкало. Усатой мордочкой о шею потёрлось. Шершавым языком по щекам прошлось. И притихло, согревшись.


Взяла Золушка Время на руки, как маленького ребёночка укачала, убаюкала. И в избу поспешила. Уложила на свою кровать. Укрыла по самые ушки и делами занялась.


Приготовила Золушка обед и на часы глянула. А на них стрелочки неподвижно стоят. Сходила она на речку, бельё выстирала. А стрелочки по-прежнему на месте стоят. Забежала тогда в избу, чтобы на Время посмотреть. А оно спит себе сладко, во сне губами причмокивая.


Удивилась Золушка, потом обрадовалась. И давай дела вершить. Книжку умную почитала. Сёстрам и мачехе позвонила. Фею в гости пригласила. По грибы и по ягоды сходила. Принцу рубашки погладила. А стрелочки как стояли не месте, так и стоят.


Удивилась Золушка. Задумалась: чем бы ещё заняться, коли времени так много стало?


А тут Случай сам нарисовался. Баба Яга из Забугорья вернулась. Да не одна — жениха молодого привезла. В дорогой карете прикатила, в сарафане, золотом расшитом. Глазёнки накрашены. Губки напомажены. Так переменилась, что даже избушка бывшую хозяйку не признала. Расчувствовались молодая и старая, аж расплакались. Да к столу уселись, друг друга перебивая, затараторили новостями.


Когда наговорились, Баба Яга обратилась к Золушке с необычной просьбою. Напиши, мол, про меня и про жизнь мою нескучную. Златом да серебром осыплю, коли понравится твоё словославие. Купишь себе платьишко новое, ленту в волосы яркую, помаду алую. А то ходишь бледная да бедная, аж смотреть жалко.


И почти согласилась Золушка, да Случай рядышком присел. По ручке её поглаживает и нашёптывает:


— Не спеши, девица, с ответом. Помни, что плохая репутация у бабки. Не зря ведь все в этом лесу её боялись? Повремени, раз уж свободные минутки к тебе забежали. Подумай…


А Баба Яга уже в магазин слетала. Вина купила и поставила на стол. Сыру забугорского (с плесенью!) нарезала. По бокалам хмельное угощение разлила. Тосты складно говорить начала: и про новую Золушкину жизнь богатую, и про сарафаны, стразами Сваровски украшенные.


— Ты, — молвит Яга сладким голосочком, — слушай меня, мудрую. Я ведь жизнь дольше твоей прожила. Плохого тебе, юной, не посоветую!


А Золушка только улыбается в ответ, но вина не пьёт, сыра не ест. Слышала она, что бабка та ещё колдунья. Подсыпет порошочку волшебного, утром и не вспомнишь, кто ты и откуда родом.


— Подумаю, — вежливо говорит, — над Вашим предложением. С мужем посоветуюсь и завтра с рассветом весточку пришлю.


Баба Яга, захмелев от вина, начала рассказывать про приключения свои в Забугорье. Про мужа своего непутёвого. И между делом приговаривала:


— Ты слушай и запоминай. Времени теперь у тебя много. Ишь, как оно спит сладко. Даже будить жалко. А когда историю для меня напишешь, Время мне отдашь. Немолода я уже. Пожить хочу для себя, каждой минутой наслаждаясь.


Усмехнулся понимающе Случай, легонько толкнул Золушку в плечо. И подмигнул многозначительно: мол, поняла, о чём я тебя предупреждал? Кивнув головой в сторону кровати, спросил:


— Готова ли ты со Временем своим легко расстаться? Желаешь Бабе Яге его отдать взамен на монетки золотые?


Не готова была Золушка на такие жертвы. Потому и отказалась: «Время своё свободное ни за что не отдам…»

3

Прошёл год. У Принца с Золушкой детишки родились. Красивые, голосистые и шустрые. Соседи, заглядывая к дружной семье на огонёк, изумлялись: как мать с близнецами управляется? Когда она всё успевает? Избушку в чистоте содержит, обеды готовит, мужа любит и уважает, за детьми присматривает.


Улыбалась Золушка, но, помня о кознях Яги, секрета своего не выдавала. Помнила она, что Время только тому само в руки даётся, кто любит его, ценит, кормит и за ушком чешет.


Чтобы отвлечься от пелёнок, распашонок и других хлопот, стала Золушка к компьютеру чаще садиться. Начала писать истории про себя, Принца и детей любимых. Поначалу родным и знакомым читала. Потом принялась в сеть волшебную выкладывать. Время, прыгая на колени, урчало, тёрлось мордочкой о шею, спинку выгибая. Смотрело в монитор, стрелки на часах заговаривало, чтобы к хозяйке свободные часы для творчества приходили.


Минута за минутой, час за часом, день за днём стучала Золушка по клавиатуре, от дел домашних отвлекаясь. До того дописалась, что книжки начала издавать. И даже историю забавную для Бабы Яги написала. Только на этот раз сама условия диктовала и цену называла.


Понравилась история бабке так, что она всем в лесу про Золушкин талант начала рассказывать. И потянулась нечисть в избушку на курьих ножках — за автографом. Каждый, встретившись с местной писательницей, норовил снимок с ней на память сделать — такой известной сочинительница стала.


А тут и Случай сам нарисовался. Уселся рядом. Улыбается. По ручке Золушку поглаживает.


— Не зря, — говорит, — я тебя приметил. Поверил в твой талант. Видишь, что получается, когда в себя веришь и со Временем дружишь?


— Вижу! — смеётся Золушка, поправляя сарафан со стразами Сваровски.


А Время у ног трётся. Хвост трубой. Лапками царапает, но ласково, и намекает: мол, пора жилплощадь менять. Наследники вон как вымахали. Тесно вчетвером в избушке.


Задумались Принц с Золушкой. Жаль было с лесом дремучим расставаться, из избушки уезжать. А Случай со Временем словно сговорились: и терем расписной нашли в соседнем лесу, и карету новую (ручной сборки!) присмотрели.


Тут ещё и Змей Горыныч вызвал Принца к себе палаты. На ковёр самотканый посмотреть, о жизни потолковать.


— Не могу, — говорит Трёхголовый, — с тобой больше работать. Слишком известной твоя фамилия стала. Громкая до звонкая. Куда ни плюнь, везде книжки твоей жёнушки продают. Куда ни глянь — везде её читают. Даже в Забугорье! Устал я, до пламени и дыма, от вашей славы. Слишком уж она блестит. А я привык к тому, что моё имя часто всюду восхваляют. Извини, Принц. Вот тебе мешок золотых монет. Иди отсюда по добру да по здорову на все четыре стороны.


Вернулся Принц домой расстроенным. Сел на крылечке, положил голову Золушке на колени, охает и вздыхает. А избушка по полянке бегает да кудахчет:


— Не плачь, Принц, не плачь, Золушка! Не пропаду я. Меня Змей Горыныч на работу пригласил. Деток буду веселить да сказки добрые рассказывать. Твоими же сказками, Золушка, радовать людей буду. Пусть помнят о том, что Время всегда рядом живёт. И к тому оно пойдёт, кто полюбит его, оценит и приласкает. А если скажет кто, что нет нынче Времени, то историю вашу расскажу. Про Успех дела, Надежду на лучшее, Любовь к добру, Веру в себя, Терпение и Труд ежедневный. Про то, как Золушка, не имея ни гроша за душой, смогла свою судьбу переписать заново. Про Счастье, живущее в вашем доме. Про детей смышлённых и Любовь, которая любые преграды преодолеет.


Расстались с избушкой Принц и Золушка. В пояс поклонились лесу дремучему. С рекой и полянками простились. Уверенно в новую жизнь отправились. По пути родню навестили, там их хлебом-солью потчевали. А Счастье и Время никто у них так и не увидел. Прятали их за душой Принц и Золушка, не хвастались. Говорили, что их питомцы любят тишину, нежность, ласку и согласие в семье. Только так, идя по жизни рука об руку, легко даже горы свернуть, Успеха и Признания добиться. Но самое главное: веря в чудеса, можно и любимую сказку сделать былью. Было бы желание…

Волшебные миры

1

Какой красивый сад! Уля восхищённо смотрела на цветы, которые словно припали к ногам, приветственно склонив бутоны. Поистине тихое, светлое и волшебное местечко. Надо приходить сюда почаще. Стоять среди красоты и с наслаждением вдыхать нежные ароматы. Уля присела, опустив коленки в густую траву. Осторожно тронула пальчиком красный тюльпан, погладила бархатистые лепесточки и наклонилась ниже, чтобы дольше подышать чудесным запахом.


— Эй, ты, полегче! — раздался вдруг звонкий голосочек, возмущённый и дрожащий. — Ты же чуть меня не раздавила!


Уля вздрогнула. Огляделась по сторонам, провела рукой по мягкому ковру газона, причёсывая травинки. Подумала: «Может, на букашку какую наступила»?


— Сама ты букашка! — голосок сердито звенел рядом с Улиным ушком. — Мало того, что пришла без приглашения, так ещё и дом мой чуть не разломала!


— Ты кто? — Уля удивлённо рассматривала крохотную девочку, которая порхала над её раскрытой ладонью. — Дюймовочка?


— Дюймовочки не летают! А у меня, как видишь, крылья за спиной.


— Так и у меня они имеются, — Уля повела плечом, показывая малюсенькой незнакомке свои пушистые белые крылья. — Я тоже умею летать. Только гораздо выше и намного дальше тебя. Кто ты, милое создание?


— Меня зовут Амели. Я эльф. А тот цветочек, который ты чуть не сорвала, — мой домик. Поняла теперь?


— Ну и чудные дела! — Уля открыла рот от изумления. — Конечно, я понимала, что этот сад необычный. Но чтобы в нём жили эльфы… Поистине, сказка какая-то!


— Ну… — Амели сложила крохотные ручки на груди, рассматривая белые кудри Ули. — Для кого-то сказка, а для кого-то — обычная жизнь.


— Ты мне нравишься, — Уля улыбнулась, подставляя пальчик Амели, как жёрдочку. — Иди ко мне. Я тебя не обижу. Садись и держись крепче. Покажу тебе свой мир в вышине. Твой сад, конечно, прекрасен. Но он не сравнится с парящим далеко от земли садом, в котором мы, ангелы, проводим всё свободное время. Готова? Тогда закрой глаза и слушай, как поёт ветер, как шуршат облака, как колышется небесно-голубая ткань у солнца на окне.


Расправив крылья, Уля легко и плавно взлетела над землёй. Дрожа от волнения и прохладного воздуха, Амели закрыла глаза. Она слушала, как ритмично хлопают в тишине ангельские крылья. Чувствовала, как ветер, встречаясь с ней лицом к лицу, целовал её бледные от страха губы. И даже ощущала, как туго натягивалась голубая ткань небес, когда солнце закрывало свои окна, боясь опалить жаром нежные крылья летающих созданий.


— Вот мы и дома! — Уля осторожно усадила Амели на каменную, покрытую тёмным мхом скамейку. — Открывай глаза. Переводи дыхание. А я пока принесу тебе что-нибудь вкусненькое.


Ух ты! Ещё один волшебный сад! Амели порхала над скамьёй и не в силах была сдержать слёзы. Здесь всё очень чудесно. Так красиво и необыкновенно. Наклонив рыжую головку набок, она с любопытством рассматривала старинный замок за высокой каменной оградой. Он казался сказочным великаном — неприступным, строгим и вместе с тем чудесным. Определённо, очень красивое строение для больших и сказочных существ. И новая знакомая Уля, напоминающая ангела из волшебных книжек, вполне могла тут жить. Но эльф привыкла к другому миру. Как бы весело и волшебно здесь ни было здесь, надо возвращаться домой.

2

Амели и Уля быстро подружились. Все дни проводили вместе. Ангел и эльф — создания разных миров — были так похожи друг на друга мыслями, озорным смехом, любовью к проделкам и шалостям, что каждый раз, когда встречались, искали не только занятия по душе. Не было такого дня, когда они не влетали в такое опасное баловство, которое требует срочного вмешательства близких. И вот однажды с ними приключилась, казалось бы, очередная такая история. Увы, но помощь близких не оградила непосед от строгого наказания.


Гуляя в волшебном лесу, девочки увидели старый дуб. Облетев его несколько раз, у самых корней наткнулись на запертую дверь. Уля хотела её открыть и посмотреть, что спрятано за нею. Но Амели, помня о старинных легендах эдьфов, предупредила подругу: мол, за дверью нет никакого волшебства. Напротив, там очень страшный мир, где люди не верят в чудеса, обманывают друг друга и не умеют дружить.


Но Уля была очень упряма и не послушалась. Отмахнулась: дескать всё это сказки. Там, за дубовой дверью, наверняка ждёт очередное волнующее приключение. Смеясь, она шагнула за дверь, тут же исчезнув в новом мире. Амели поняла, какую глупость они вдвоём совершили, проплакала у дуба весь день. Но слезами горю не поможешь, верно? И эльф, решившись рассказать всю правду, полетела к колдунье, живущей в самой чаще волшебного леса.

3

Когда колдунья сказала: «Уля уже никогда не вернётся», Амели ещё горше заплакала, роняя на траву жемчужные слёзы. Винила себя за то, что показала подруге тот самый дуб, к которому всем волшебным существам много веков тому назад запрещено даже приближаться. И как бы в этом случае поступил настоящий и верный друг? Верно: полетел бы на помощь к заблудившейся в других мирах.


Как ни уговаривала колдунья эдьфа, как ни стращала: мол, пути обратного уже не будет, Амели всё же вернулась к старому дубу. Прислонилась к двери, понимая, что не сможет её открыть. И снова заплакала. А дуб, разбуженный рыданиями, зашелестел густой листвой, загудел. Сонно зевнул и спросил: «Какая беда у крошечной гостьи?» Рассказала Амели всю правду. Всё, как на духу выложила. Добавила, что торопится помочь подруге. Спешить-то спешит, но дверь тяжёлую открыть не может.


Нахмурился дуб, задумался. Потом вспомнил, что у каждой двери обычно есть замочная скважина. Та самая, к которой ключики волшебные подбирают, чтобы отворить. Уля открыла дверь без ключа, выходит, не заперта она была. Значит, кто-то уже её открывал, но в спешке забыл закрыть, невольно потакая любопытству шаловливых детей.


Амели повыше поднялась и увидела ту самую щёлочку в другой мир, скрытый за массивной дверью. Поблагодарила дуб за мудрый совет, простилась с садом волшебным и быстро шагнула в мрачную бездну.

4

В мире людском Амели родилась в другом обличье. Девочку, в чьё тельце она попала, назвали Риной. И пока шло детство, видела красивые цветные сны. В них были иные миры: волшебные сады, белые облака и та самая заросшая мхом скамейка, на котором ангел так любила болтать с эльфом.


Жизнь Рины поделилась на две равные половины. В одной была сказка, которая приходила в каждом сне. В другой — серая скучная реальность вечно плачущего города. В той части, где были волшебство, полёт и чудеса, она была счастлива, а в той, в которой жила наяву, больше грустила и ждала. Чего-то или кого-то. Чувствовала: должна найти очень и очень ценное. Но что и где искать? Не знала.


Так проживая жизнь, словно пошив одежду с чужого плеча, Рина повзрослела. Вышла замуж. Родила детей. И каждый раз, когда меняла профессию, думала: «Наконец я нашла то самое, что искала в своих волшебных детских снах». Но долгожданные перемены не приносили счастья. В них не было полёта. Не ощущалось музыки, от которой обычно поёт душа. Не приходило спокойствие от того, что новый выбор правильный.


И вот однажды (был дождливый серый день) Рина стояла на автобусной остановке и ругала себя: снова забыла дома зонт. Она опаздывала на важную встречу, которая, как думала девушка, была решающим этапом в её уставшей от бесполезных поисков судьбе. Поглядывая на часы, нервничала. Автобус наверняка застрял в городской пробке. Дождь как из ведра. Однако крепло чувство: сегодня должно случиться что-то хорошее. Откуда? В такую погоду не царит волшебство. Оно прячется под лавку, как беспризорный пёс, уткнувшийся холодным носом в тёплую шерсть на лапах.


Оглядевшись ещё раз по сторонам, Рина махнула проезжавшему мимо такси. Машина, обдав грязными брызгами края тротуара, резко остановилась. Дверь открылась. Сидящая на заднем сидении девушка жестом пригласила в салон. Рина, опешив на мгновение, замялась, но, понимая, что промокнет и опоздает, нырнула в салон автомобиля.


— Василиса, — представилась незнакомка, с интересом рассматривая озябшую и промокшую Рину. Незнакомка из такси имела длинные волосы, хрупкие плечи и смеющиеся, скорее озорные, как у лисички, глаза. Было такое чувство, что девушки давно знакомы друг с другом. Что у них много общего. Так бывает, когда девочки растут вместе, знают тайны подруги, печали и радости. Но попутчицы не были знакомы. Мало того, Василиса жила в другом городе, вынужденно заглянула сюда, проездом.


— Наверное, мы встречались в прошлой жизни, — пошутила Рина, когда прощалась, выходя из такси.


— Тогда до встречи в следующей… — засмеялась, махнув рукой Василиса, ещё не зная о том, как тесно связаны их судьбы. Ей тоже снились красивые цветные сны, волшебные миры, сады, белые облака и каменная скамейка, заросшая мхом… И каждый раз, просыпаясь среди ночи, она знала, что рядом на скамейке сидит кто-то ещё…


В ту ночь Рина и Василиса увидели один и тот же сон. Рассмотрели друг друга на скамейке, волшебный замок и крылья за спиной. В этом сне Амели и Уля плакали, обнимая друг друга. Они нашлись после долгого блуждания в тумане человеческих судеб. Пришли к той самой двери у старого дуба. Но в этот раз та оказалась заперта. А ключ, закрывающий замочную скважину, торчал с другой стороны…

5

Подруги не знают, когда и как смогут вернуться в свой волшебный мир. Но счастливы уже от мысли: нашли то, что долго искали, встретили родную волшебную душу, которая живёт в каждой из них, наполняя серую и скучную земную жизнь магией и чудесами. Они встречаются редко, но так ярко и весело, что мир вокруг меняется, с улыбкой наблюдая за шалостями и проделками двух взрослых женщин, навечно оставшихся волшебными детьми.


Да, они могут выглядеть и вести себя странно. Однако на глазах меняются те, кто обращает на них внимание, поначалу снисходительно пожимая плечами. Вы должны помнить это детское ощущение. Ну же… Вспоминайте. Как будто солнышко насыпано в ладошки, верно? Щекочет, греет и смешит. Так бывает, когда рядом с вами начинается волшебство. Или действуют чародеи, пришедшие к нам из других миров. Те уже и не помнят, кто они и откуда. Но каким-то чудесным образом превращают нашу серую жизнь в сказку.


Наша задача: помочь этой сказке не рассыпаться очередными осколками цветного сна. Как? Верить в лучшее, не унывать и нести солнышко в ладошках, щедро раздавая лучики тепла всем, кому явно не хватает волшебства. Возможно, когда ангел и эльф снова прилетят к старому дубу, они увидят распахнутую настежь дверь. Заплачут от неожиданности. Обернутся, кивнут нам головой в знак благодарности и полетят, обретя крылья, в свои волшебные миры. Не исключено, что они вспомнят о трудной жизни на земле, весело болтая ногами на скамейке, заросшей тёмным мхом. Но знаю точно: к старому дубу не приблизятся ни на шаг ещё несколько веков…

Сон

В комнате было тихо. Любопытная луна подглядывала из-за шторки, наблюдая за всеми, кто сладко спал в тёплых кроватях. Зевнув, Тёмка потянулся. Подняв голову, посмотрел на маму и брата. Спят. А вот к нему почему-то сон не идёт.


— Не спишь? — Сон тихо присел на край кровати.


— Не сплю, — вздохнул Тёмка, ещё раз зевнув.


— О чем думаешь? — Сон заботливо поправил Тёмкино одеялко и погладил мальчика по голове.


— Да так… Завтра у нас утренник в детсаде. — Тёмка улёгся поудобнее, закинув руки за голову. — Вот и гадаю: в каком костюме Дед Мороз придёт? В красном или синем?


— Для тебя это так важно? — Сон улыбнулся и подвинулся ближе к подушке.


— А как же! — Тёмка, дрожа от волнения, сел, размахивая руками. — Вот ты, если тебя назначат Дедом Морозом, какой цвет выберешь?


— Ну… — Сон почесал за ухом и задумался. — Я бы в красном пришёл. Хороший цвет. Яркий.


— А я бы в синем… — Тёмка мечтательно вздохнул. — Люблю синий цвет. И мне кажется, что Деду Морозу синий тоже нравится. Больше, чем красный.


— Да? — Сон засмеялся, болтая ногами. — Почему так думаешь?


— Да просто так. — Тёмка тоже засмеялся, откинувшись на мягкую подушку. — В красный пусть девчонки наряжаются. А мальчики… Дед Мороз ведь тоже мальчик, только большой. А мы должны носить синий!


— Какой ты строгий, однако! — Сон погладил Тёмкины волосы, сдерживая улыбку. — И это всё? Нашёл о чём думать перед сном. Ночью нужно спать — отдыхать, набираться сил на завтрашний день. А ты тут со своими странными мыслями… Хочешь, расскажу тебе сказку?


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 290