электронная
280
печатная A5
634
аудиокнига
252
18+
Сальса алла путанеска, или Кухня итальянских страстей

Бесплатный фрагмент - Сальса алла путанеска, или Кухня итальянских страстей

Кулинарно-мистическая авантюра. Вторая книга этно-гастрономической трилогии

Объем:
434 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3343-9
электронная
от 280
печатная A5
от 634
аудиокнига
от 252

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается моей любимой маме —

Лидии Степуниной, которая для меня — целый мир!

Однажды, решившись на сверхбезумие, понимаешь, что это единственно правильное решение. Иногда это спасение.

Встреча за чашкой капуччо

Дни шли за днями, незаметно пробежал год, потом зима промелькнула, и в один из свободных вечеров, уже весной, я все-таки решил взять тетрадочку с собой в наше кафе, где обычно собиралась вся молодежь городка, чтобы оставить на стойке, как я когда-то и задумывал.

Зайдя, сел за свой любимый столик и заказал кофе, а тетрадку положил рядом. Каково же было мое удивление, когда почти сразу ко мне подошла симпатичная хрупкая девушка и с робкой улыбкой протянула руку к моей находке.

Мы разговорились  это оказалась хозяйка дневника. Пришлось покаяться, что не утерпел и прочитал его. Но ведь последние страницы были вырваны… А я страшно любопытен.

Угостив девушку капучино, стал расспрашивать…

Вдруг на середине разговора нас прервал звонкий многоголосый лай, и под ноги подкатились три ярко-рыжих клубка. Это оказались симпатичные собачки с добрыми и хитрющими глазами в шейных платочках с эдельвейсами. Они потоптались у нас по ногам, деловито меня обнюхали и улеглись под столом.

 У вас пополнение, вижу. Поздравляю! Насколько я помню, у вас была одна собачка,  улыбаясь, сказал я.

 О, это отдельная интересная история,  рассмеялась Настя.

Официантка принесла водички для собак и приняла наш заказ. Я чувствовал: что-то происходит с моей собеседницей  взгляд рассеян, почти не улыбается.

Пришлось мне пробиваться через эту холодность, очень уж хотелось узнать, что случилось дальше.

 Вы остались со Штеффеном? Что же произошло потом? Продолжали работать в отеле?

 Да, я осталась с ним. И продолжала трудиться в замке-отеле «Крон». Кьяра, новоиспеченная шефиня, предложила мне поучиться на курсах при Итальянской ассоциации сомелье. Я вот согласилась, а Штеффену эта идея не очень-то и понравилась. Он вообще хотел, чтобы я ушла из гастрономии. По его мнению, женщина должна сидеть дома и заниматься семьей,  рассказывала моя собеседница.

— А вы другого мнения?

— Семьей, если она есть, домом, если он общий! Но предложения о замужестве не поступало пока что, а все решения он хочет принимать сам. Мне кажется это странным,  она судорожно вздохнула и сделала глоток капучино.  За год я прошла два курса этой знаменитой школы, перешла на третий, а потом пришлось найти работу в совершенно другом месте, а там так закрутилось,  жестом руки девушка попыталась выразить ту бурю событий, которая ее захлестнула.  Если бы я раньше знала всю правду об этом новом отеле, никогда бы не пошла туда работать, но уже ничего не изменить.

Тут я почувствовал тяжесть и тепло на ноге. Заглянув вниз, увидел собачью спальню.

 Нагулялись,  прокомментировала хозяйка собак.  Все мне советовали на зимний сезон попробовать другой отель, чтобы наработать опыт. «Крон» ведь зимой закрыт, вот я и подыскала себе «зимовку» на свою голову.

Я решил отвлечь загрустившую было девушку от тяжелых мыслей и быстро спросил:

 А как вам нравится винный мир? Вы справляетесь?

 О, да! Мне очень нравится! Я даже придумала новую игру для себя — каждую эмоцию сравниваю с новым сортом вина.

 Вот как? Это интересно! А эти собачки? Откуда они? Расскажете?

 Как много у вас вопросов! Неужели мои приключения кажутся вам интересными?

 Конечно! Я постоянно думаю об этом. Знаете, когда не удалось дочитать хорошую книгу, чувствуешь какую-то незаконченность, что ли, неудовлетворенность. К тому же вы хорошо пишете…

 Ну, раз так, вот вам продолжение. Здесь вы найдете все ответы на ваши вопросы, и до следующего раза!  она подвинула ко мне по столу исписанную тетрадь. Допив свой капучино, Настя вышла из бара, уводя Вушельку и его сестричек к машине.

Я сразу же раскрыл рукопись и снова почему-то на последней странице:

«Думай о других, девочка, думай. И о тебе Бог подумает»,  словно вспыхнули в моей голове слова женщины из Шлернского ущелья. Все сразу прояснилось. В ушах еще не умолкает грохот несущейся лавины, а перед глазами все как в немом кино. Ноги меня не держат, падаю лицом в снег, мокро и грязно. Снег! Всюду снег: на ресницах, на губах, за шиворотом мокро. Проклятый снег только что обрушился со склона горы и похоронил под собой все, что у меня было: судьбу, надежды, любовь. Меня выкручивало и выворачивало наизнанку. Сейчас очень хотелось, чтобы ты, снег, заморозил всю меня, все мои чувства, все мои мысли. Мне так больно. Больно! Как же это можно терпеть? Что бы такого выпить, дабы избавиться от боли? Как сделать так, чтоб этого ничего не было? А может, я сплю? Да, конечно, сплю! Я ущипнула себя и ничего не почувствовала. Сплю, как хорошо! Сейчас я проснусь, и все будет по-прежнему. Ну, давай, просыпайся! Никак…

Кругом бегают спасатели с собаками и разыскивают под только что сошедшей лавиной людей, передают друг другу по рациям то «Индия-3», что означает жив, но тяжело ранен, то «Индия-4»  мертв. Сирены подъезжающих карет скорой помощи, гудят вертолеты  они забирают покалеченных лыжников. Вот сидят молча два смельчака, им удалось спастись, каждый уткнулся глазами в какую-то точку, пьют что-то горячее, на лицах словно застывшие маски, их кто-то завернул в одно одеяло в серую клетку. Вот еще один, всхлипывая, снимает свои ботинки и кидает их в сугроб, остается только в полосатых вязаных носках. Совсем молодой парень, почти подросток, с застывшей гримасой ужаса на лице в сдвинутой на лицо смешной шапочке с помпоном.

Да, это реальность и реальность жестокая. Я плакала и обнимала Вушельку, Лелю и Люсю. Ведь если бы не они, я тоже была бы где-то под этим холодным снегом! Отряхиваю рыжиков, чищу их ушки от снега. В ответ они смотрят на меня испуганно, скулят, суетятся, жмутся ко мне.

 У вас все в порядке?  услышала я. Подняв голову, увидела огромного дядьку в форме спасателей. Вся его фигура в красно-синей куртке излучала спокойствие и уверенность. Да-да, надо собраться и что-то ответить.

 Я справлюсь, справлюсь, не обращайте на меня внимания,  мои губы еле двигались то ли от холода, то ли от отчаяния, а голос предательски дрогнул.

 Сейчас пришлю сюда доктора, он вас осмотрит,  быстро произнес спасатель и ушел.

Пора подниматься и жить дальше! Нужно как-нибудь начать, а потом само пойдет!

Милая Настя, что же с тобой произошло? Так, стоп, начинаю читать с первой страницы…

Угораздило

Что ценит большинство соискателей в работе официанта — хороший заработок, непременно надеясь на временность этой работы. У меня на родине редко встречаются люди, готовые работать в ресторане всю жизнь. Но только не в Италии, для многих здешних жителей это занятие «пока пенсия не настигнет нас». И, получая свои ежемесячные официальные, они будут продолжать бегать «вчерную» с подносами между столиками и открывать бутылки вина за «смугляк» (неофициальная зарплата) и ожидаемые чаевые до седых волос и скрипучих коленей. Два года работы в «Кроне» позади, нужно дальше учиться и набираться опыта, пока не получу свой заветный, давно задуманный сертификат сомелье.

 Настя, доброе утро,  слышу я бодрый голос Кьяры в телефонной трубке. Я медленно поставила чашку с недопитым кофе на столик и насторожилась. Этот «карр»  не просто так «карр»…

 Доброе утро, Кьяра,  ответила я ей, а сама начала уже в голове автоматически перебирать возможные причины ее звонка.

 Дорогая, сегодня мне переслали счет на оплату твоего третьего курса сомелье. Перед тем, как я оплачу его, хотела бы у тебя поинтересоваться, как ты себя чувствуешь, успеваешь ли за программой? Сможешь ли ты сдать экзамены к следующему сезону?  тут слышно было, как новая хозяйка замка-отеля «Крон» затянулась сигареткой, выдохнула и продолжила.  И еще: это же и так, я надеюсь, понятно, что на следующий сезон (а он начинается в конце марта) ты ангажирована у нас как второй сомелье. Иногда и официантом побегаешь, но это будет случаться, скорее, редко.

 Кьяра, рада сообщить, что по программе я успеваю,  твердо отчиталась я.  Экзамен после третьего курса надеюсь сдать, но он будет только в апреле. Ты за что-то переживаешь, какие-то сомнения по поводу меня?

 Ну, что ты, Анастасия, просто рядовой звонок,  низкий голос Кьяры звучал умиротворенно, с бархатными переливами.  Ты же понимаешь, я должна с тобой об этом поговорить, ведь отель устроил тебя пройти обучение при Итальянской ассоциации сомелье, куда далеко не каждый лучший шеф де ранг может попасть. Отель и оплачивает такое недешевое удовольствие, которое тоже далеко не каждый успешный шеф де ранг может себе позволить.

Вот так, не преминет лишний раз напомнить, как я от нее завишу, а ведь точно знаю, что считает себя моей подругой. Я постаралась не хмыкнуть в трубку.

 И я уверена, что наши с тобой дружеские отношения совершенно не пострадают, если я именно сейчас, перед оплатой последнего счета за финальный курс сомелье, заручусь твоим подтверждением наших предыдущих договоренностей,  тут она опять затянулась, выдохнула и выпила глоток чего-то.

Пауза длилась, Кьяра ждала моего ответа. Меня немного обидела эта тема разговора, но на кону стоял диплом сомелье. И я быстро взяла себя в руки.

 Ну, что ты, все остается так, как мы когда-то и договаривались. Если тебе сейчас нужно письменное заявление, я готова сию минуту приехать и написать. И еще, Кьяра, спасибо тебе большое за все, что ты для меня делаешь!  тут уж я постаралась звучать настолько искренне, насколько могла.

 Знаешь, чтобы между нами не было недомолвок, я тебе кое-что расскажу и надеюсь, что это останется между нами. Штеффен меня просил не оплачивать тебе дальнейшее обучение, он вообще хочет, чтобы ты ушла из гастрономии. Просто взять и проигнорировать просьбу моего звездного шеф-повара, который приносит отелю столько денег, я не могла, так же как и оставить тебя без обещанного образования. Давай сделаем вот что: я оплачиваю счет, а ему говорю, будто отказала тебе в оплате. Выкручивайся теперь уже сама.

 Кьяра…  теперь мне сложно было выдавить из себя слово уже по другой причине. Все-таки она мне друг, это точно.  Да, я должна подъехать и обнять тебя, сказать, что очень редко встречаю людей, которые для меня так много значат! Конечно, все останется между нами. И знаешь, что я сделаю? Штеффену скажу, что в этот раз иду на «зимний сезон» для того, чтобы заработать себе на третий курс, вот так.

 Приезжать ко мне — это лишнее сейчас. Но хочу попросить тебя сделать мне одно одолжение,  интригующе произнесла она.

 О чем ты? Какое одолжение?  час от часу не легче…

 Вернемся к этому чуть позже, не по телефону!  сообщила мне она и попрощалась.

Ну и дела, день перестает быть скучным. Теперь мне ясно, почему позвонила Кьяра, а я уже, было, все ее слова в штыки приняла. Ну, курс она оплатит. Но мне нужна работа на эту зиму. Завтра вечером мы встречаемся со Штеффеном, вот и попрошу его помочь найти хорошее место на горнолыжном курорте, ведь в нашей зоне все приличное закрыто до весны. И, во-первых, мне все советовали набраться опыта в другом отеле, а, во-вторых, вот ни за что не уступлю ему, обязательно пойду работать. Хватит и того, что всю прошлую зиму просидела дома почти безвылазно. А то в кого я превращусь? Домохозяйку? Вы посмотрите, тиран какой домашний выискался!

А пока не наступило завтра, пошла с Вушелькой в наше кафе в городке Кальдаро выпить чашку капучино и перелистать газетку с объявлениями, вдруг там что нужное «выстрелит».

Немного отогрев руки, начала перелистывать местную газету, ожидая свой капуччо.

 Ну и холод собачий,  говорит мне официант, ставя на стол чашку.

 Девять градусов и небольшой дождь  это по-вашему холод собачий?  улыбнулась я и посмотрела на него.  Ну, а что вы ожидали в конце ноября?

 Не так, и не сяк. В толстовке  холодно, в пуховике — жарко, а мой официантский пиджак — унылое дерьмо,  поделился горем не самый оптимистичный работник кафе.

 Не отчаивайтесь: скоро снег и мороз, повеселимся. А я, между прочим, как раз ищу рабочее место, чтобы надеть пиджак официанта,  ответила ему и уткнулась в свои объявления.  А как выдумаете, с почти оконченным образованием сомелье сколько зарплаты просить?

 Ну, это просто. Если вы идете шефом де ранг с почти законченным сомелье, просите на тридцать-сорок процентов зарплаты больше, чем у вас сейчас. Да, круто! Сомелье!

 Спасибо, коллега,  поблагодарила его я и продолжила перелопачивать пустую породу в поисках бриллианта.

Наметила себе несколько отелей и начала обзвон, договорилась на собеседование с двумя заведениями в долине Гардена. Завтра в 8.00 первая встреча в городке Санта-Кристина, в 9.30 — вторая в Ортизеях. Плотненький график, надеюсь, все пойдет по плану.

Нужно идти готовиться, завтра — прослушивание и просмотры. Я расплатилась, и мы вышли.

Пустынность улиц деревушки Кальдаро — характерная черта «не сезона» в винодельческом, а посему не горнолыжном районе Южного Тироля, или Альто-Адидже (это итальянское название нашего региона). Подставляю лицо приятному моросящему дождю, всматриваясь в такие уже любимые узкие улочки, кутаюсь в низкое серое небо, шлепая по лужам по направлению к дому. Тут над головой появился небольшой просвет между тучами, и мы позволили себе замедлить шаг. Почему я люблю это маленькое и уютное Кальдаро? Да потому, что несмотря на размер и некоторую провинциальность, в деревушке чувствуется стиль и комфорт — это раз, какой-то домашний уют и тишайшее спокойствие самой долины — два, и наконец мощь и чарующая красота гор — три. Мой рыжий пес Вушель — большой любитель погулять, главное — регулярно подкармливать его любимыми косточками, такими собачьими печеньками. А сейчас мы забыли взять с собой это вкусное «топливо», поэтому у моего четвероножки с настроением не сложилось, нужно поспешать домой готовиться к завтрашним собеседованиям.

Вечером следующего дня приехал Штеффен и привез несколько сумок еды.

 Ого, зачем столько?  воскликнула от удивления я.

 Так, сейчас будем готовить тальятелле с пралинами из филе рыбы голец с соусом из каштанов…

 А где тальятелле?  разгружая сумки, ничего похожего не увидела.  Как ты собираешься пасту варить без самой пасты?

 П-ф-ф-ф!.. Какой нормальный повар варит пасту из магазина? Ее же ведь невозможно есть! Пасту будем делать сами!  смеялась моя звезда кулинарии.

 Ты что, смеешься? Сами делать? Ты думаешь, будто тут в шкафчике сидит команда поварешек? А это что?  я дальше разбирала сумку и достала упакованную в пластик рыбу.  На этикетке написано «рыба-меч».

 Ну, нам же ведь нужно что-то и на второе! — молниеносно и ловко приступив к приготовлению пасты, отвечал мой друг.  Я запланировал рыбу-меч с вариациями из морковки.

 Ну, знаешь, мы сейчас до утра провозимся только с готовкой! Мало тебе просто морковки, тебе вариации из нее нужны!  возмутилась я.

 Ну, весь вечер мы не провозимся, если не будем возмущаться. Займись каштанами: надрежь их и положи штук тридцать в духовку.

 Я сегодня была на двух собеседованиях  в Ортизеях и Санта-Кристине. Почему каштаны такие маленькие?  начала их как раз надрезать.

 О, боги! Снова одно и то же: зачем тебе все эти собеседования? Надрезай каштаны немного больше, чтобы потом было легче лущить! Эти маленькие, они намного вкуснее чем те, кормовые, которые мы ели запеченными на площади. Помнишь?

 Мне вчера звонила Кьяра,  я намеренно сделала небольшую паузу, он остановился и, не поворачиваясь, застыл, ожидая, что же я скажу дальше.  И отказала мне с дальнейшей оплатой за учебу, теперь я сама должна как-то решить этот вопрос. В этот раз мне нужно идти на работу на зимний сезон. Сегодня была в двух отелях.

 В каких?  быстро переспросил он.

 В «Норде» и в «Мирабелле». В одном мне не разрешают жить с Вушелькой в комнате, а во втором зарплата слишком маленькая. Так, каштаны уложила в духовку, давай морковку буду чистить. А вообще, почему бы нам не начать с аперитива, пока готовим? Открою-ка я лучше «Франчакорту»!  и пошла доставать бутылку из шкафчика для вин. Каждый раз, открывая его дверцу, любуюсь им: такой маленький, стильный, специально приобрела по случаю окончания сезона в отеле «Крон».

 Стоп!  разнервничался Штеффен.  Сначала морковка! Я знаю эти отели, хорошо, что ты туда не идешь. Там шефы — дрянь!

 Ну, понятно, для тебя все дрянь, вот ты как включишь шеф-повара, спасенья от тебя нет! Подождет твоя морковка!  я все-таки достала бутылочку игристого.  Штеффен, может, ты смог бы мне помочь найти работу через своих знакомых? Уверена, у тебя их целый полк!

 Ну, скажи мне для начала, сомелье, что мы сейчас будем пить?  уже нарезая тальятелле, неуклюже пытается он увести разговор и экзаменует меня.

 Дорогой, «Франчакорта» — это игристое вино, произведенное по методу классико, то есть шампануа, из трех виноградных лоз: шардоне, пино неро и пино бианко в Ломбардии. В моем фужере — соблазняющие и утонченные ноты киви, персика, сушеных трав и хлебной корочки, а на вкус..,  сделала глоток игристого,  м-м-м, а на вкус…

 Ну, хватит, верю! Наливай и мне,  перебил он,  ладно, что уж теперь с тобой делать, помогу найти работу. У меня друг хороший в долине Гардена, Филипп. Альпинист, скалолаз, инструктор по горным лыжам зимой и восхождениям летом. Хороший парень, трое детей, а женился совсем недавно, год назад мы гуляли на его свадьбе.

 Ого, сколько информации! И не забыл упомянуть, что он женат и с тремя детьми,  я не смогла удержаться от смеха.

 Просто рассказал о человеке. Чисть морковку!  отрезал Штеффен и отвернулся к своей тальятелле.

 Вот пристал с морковкой своей! А может, ее просто натрем и нормально?

 Натрем обязательно, это будет первая вариация!  сделав глоток вина и причмокивая, сказал Штеффен.

 Ну ты и тиран, шеф!  в свою очередь отхлебнув немного игристого, заявила я.  С тобой же без алкоголя работать невозможно!

 Разговорчики на кухне!  приподнимая свой фужер и подмигивая, произнес он.

Ужин почти готов. Было настолько приятно с моим милым Штеффеном, который и для нас еду приготовил, и Вушеля не забыл. Часто с ним очень сложно, иногда совсем невозможно. Но почему же я все-таки с ним? Да вот потому, что бывают и такие моменты! Мы вместе счастливы.

Я накрыла на стол, поставила в ведерко со льдом отличный пино гриджио и зажгла свечи.

 Как все вкусно, дорогой!  похвалила его я.

 А ты что, не знала, что есть в мире три великие кухни: итальянская, китайская и моя?  совершенно серьезно заявил он.

 Верю, верю, положи мне, пожалуйста, еще рыбу-меч с вариациями из морковки.

Рано утром Штеффен позвонил Филиппу и попросил найти для меня место шеф де ранг в каком-нибудь хорошем отеле, желательно пять звезд. А потом говорил что-то тихо, приглушенно, точно по секрету. И о чем это, интересно?

На следующий же день перезванивает мне Филипп и сообщает:

 Работа есть в отеле «Норд», они сказали, что с тобой уже встречались и согласны разместить тебя с собакой!

 Ну, как же, мне Штеффен говорил, что там шефы — дрянь,  возмутилась я.

 Ну, знаешь, ко всем шефам нужно найти подход, в противном случае они все будут дрянь,  дипломатично пояснил мне собеседник.

 Может быть,  с сомнением протянула я.

 Начинаешь через два дня, третьего декабря.

 Филипп, я шефу сказала, что смогу работать только пять дней в неделю, потому что два полных дня буду учиться на курсах.

 Да, да, точно уже не помню, что-то он мне говорил об этом.

Я поблагодарила Филиппа за помощь. Но как я буду спокойно работать в отеле, если Штеффен так о нем отзывался? Звоню ему:

 Детка, успокойся, почти везде одинаковые условия. Ты хотела пойти на «зимовку», давай, готовься,  приободрил меня мой друг.  Я у родителей, увидимся при первой возможности. Не бойся, все будет хорошо!

Но как-то этот разговор мне уверенности совершенно не добавил. Ну, да ладно, будь что будет. Посмотрела на своего Вушельку: он спокойно лежал и сопел, подергивая лапками. «Наверное, бежит куда-то во сне»,  подумалось мне.

Иду ночью, совершенно не понимая, как оказалась в лесу, босая ступаю по пушистому, только что выпавшему снегу, в руке держу персик. Темно, но полная луна освещает мне дорогу. Я иду и почему-то даже не ищу свою обувь. Красивый снежный лес, но настолько холодный, что обжигает кожу. Ай, уколола большой палец на ноге, начала оставлять кровавые пятна. Стало немного больно. Смотрю, на снегу лежат еще два персика. Поднимаю их. Ко мне приближается кто-то. Хоть и понимаю, что я здесь не одна, но никого не вижу. «Стой»,  слышу низкий, чуть вибрирующий женский голос. Я оглядываюсь, ищу ее, но не могу найти. Вижу, от меня отдаляется женский силуэт  невысокий, немного сутулый. Бегу к женщине, пытаюсь догнать ее, но падаю и бьюсь лицом о твердый наст. Больно. Я оцарапала себе лицо и руки. Возвращаюсь, а там снег, снег, вокруг один снег, куда бы ни побежала. Падаю на колени, отчетливо чувствую холод, плачу от страха и сжимаю в руке три персика, один из которых раздавлен, а сквозь пальцы у меня течет персиковая мякоть.

Тут я проснулась. Смотрю, что у меня в руках. Ничего, просто вспотели. Ах, это был всего лишь сон! Фух, какое счастье! Дурочка, чего я испугалась? Просто еду зимой в горы, вот и привиделось.

Позвонила в отель, попросила пригласить к телефону шефа Андре.

 Доброе утро, это Анастасия. Завтра у меня первый рабочий день в вашем отеле, верно?  начала неуверенно я.

 Ах, да, здравствуйте! Да, совершенно корректно, у вас будет плавающий график, что означает: иногда вы будете начинать утром с послеобеденным перерывом, продолжаете вечером, иногда начинаете после обеда и до вечера с небольшим перерывом на ужин. Заселиться вам лучше уже сегодня, потому что завтра у вас утренняя смена! — все это он проговорил четко, намеренно делая большие паузы, видимо, привык работать с иностранцами, которые, скорее всего, плохо улавливают беглую немецкую речь.  Как приедете, подойдете в администрацию, на ресепшен, получите ключ от комнаты.

 Все поняла. Благодарю вас и увидимся после обеда,  попрощалась я.

Что за «совершенно корректно»? Странное сочетание слов. Ну, да ладно, это все чепуха, нужно собираться в дорогу!

Машина уже забита, но это все только нужные мне вещи, они пригодятся для жизни на горнолыжном курорте. Нет, оставлять я ничего не буду! Вушелькину кроватку уже положила на переднее сиденье, поскольку в багажнике и на задних креслах даже просвета не было. Вещи зимние для прогулок и для работы, чаи травяные, мне их моя любимая мамочка передала, термос, чашки, пледы, подушки, теплое одеяло, покрывало, полотенца… В общем все, что мне может понадобиться в ближайшие три с половиной месяца жизни снежной зимой! Ведь даже сейчас в Ортизеях минус пятнадцать градусов, это при плюс десять в Кальдаро. Ладно, всего-то разница в двадцать пять градусов.

Вроде бы все сложила, нужно выходить. Ключи… Где ключи от машины? Это что за чертовщина? Пришлось идти домой. Надо же, пора же уже выезжать! Дома нет, обыскала все. Вернулась к авто, на виду нет, придется все выкладывать! Вот как так можно? Может, лучше вообще не ехать, чем все выгружать из машины? Так, спокойно. Самое главное начать, а потом все пойдет само собой. Так я выгрузила все и загрузила обратно, ключа не было. Но сажусь за руль, ноги уже не держат, смотрю  ключ в замке зажигания. Я была готова разорвать себя от негодования! Ладно, надо успокоиться. Отдышаться и в дорогу!

Мы с Вушелькой выехали из Кальдаро. По навигатору всего-то пятьдесят пять километров отделяли меня от места будущей работы. Нашла в приемнике блюз, начала успокаиваться. Съезжаю с автострады в долину Гардена. Дорога проходит через скалистые горы, тоннели, мосты, дальше через серпантины. Мы начинаем значительно уходить вверх. Начал появляться снег. Как красиво, все белым-бело! Снежные склоны, дорога в некоторых местах подморожена, я убавила скорость. Маленькие симпатичные деревушки будто нарисованы на подмороженых холмах. Такие кукольные. Как люди могут там жить? Создавалось впечатление, будто я очутилась в другом мире. И тут резко, откуда-то сбоку, в мое лобовое стекло что-то стукнуло  большая птица! Я ударила по тормозам, она пролетела где-то близко, намного зацепив нас, машину начало заносить. Выкручиваю руль, жуткий визг колес, рядом пропасть, я ее уже вижу, представляю, как лечу, жду боли. Чудом осталась на самом краешке. Да что же это такое? У меня дрожат руки и губы. Может, повернуть назад? Вот уж Штеффен обрадуется! А что я Кьяре скажу? Как я Штеффену объясню, кто оплачивает третий курс? Все, успокоилась и поезжай вперед, ведь уже почти приехала!

Как и договорилась с Андре, подъезжаю к отелю, паркуюсь рядом со входом. Высота, на которой расположилось заведение, согласно табличке рядом, тысяча семьсот метров. А воздух какой особенный! Начинает немного кружиться голова. Отель по-современному симпатичен, фасад стеклянный, а посему чрезвычайно много света в самой администрации, совсем не сравнить с отелем «Крон», где мощные стены замка поглощали свет, но там другая история. Наверное, вначале «Норд» был в виде деревянного здания, который достраивали и расширяли несколько раз. Создавалось странное впечатление, будто его возводили из всего, что оставалось от других строек. Тут и дерево, и штукатурка, камень, стекло. Ну, видимо, шефы экономили на всем: и на проекте, и на строительстве. Только непонятно, как же они получили пять звезд?

Симпатичная девушка-секретарь мило улыбнулась и протянула ключ от моей комнаты, объяснив, что она в ста метрах от отеля.

 Анастасия, твоя комната номер семь. Соседка по блоку — Пиерина, горничная, очень приятная женщина. Может, тебе показать ресторан? Кстати, я — Мануэла.

 Благодарю, Мануэла, буду очень признательна,  ответила я.

Тут боковым зрением замечаю стоящего рядом мужчину, оборачиваюсь: высокий, молодой, крепкого телосложения, лет тридцати пяти, не больше. Темные короткие волосы, гладко зачесанные назад, широко посаженые маленькие и быстробегающие глаза, вооруженные элегантными очками. Скорее всего, он очень сильно увлекается бодибилдингом, поскольку, как мне показалось, у него чересчур перекачан плечевой пояс. Но в целом очень даже симпатичен! Сразу выясняется, что это мой шеф Андре. Но что же он постоянно потирает нос, будто хочет чихнуть? Простужен, что ли? Нужно немного посторониться и сегодня вечером выпить чай с лимоном и имбирем.

 Здравствуйте, Анастасия,  поприветствовал меня шеф.  Ну, как настроение? Добрались хорошо, надеюсь?

 Добрый день, Андре,  благодарю вас, все в порядке. Решила, что не буду сразу жаловаться на жизнь и ничего не сказала об эпизоде на дороге.

 Мануэла, ответь на три мейла, мы позже Анастасии покажем не только ресторан, но и весь отель,  скомандовал шеф, и Мануэла, вежливо извинившись, отвернулась, а я отправилась на поиски своей комнаты.

 Ах да, Настя,  уже почти в дверях окликнул меня шеф,  парковка для персонала ниже, за мостом, либо напротив здания, где ваша комната, если есть места. Завтра начинаете в девять.

Попрощавшись, вышла из отеля, села в машину и поехала на поиски нашего, так сказать, общежития и своей комнаты номер семь. По словам Мануэлы, все в минутной доступности от площади, за углом. Я с легкостью нашла вход. Только вот где машину припарковать? Тут места, зарезервированные для посетителей пиццерии, дальше бар. Ладно, припаркуюсь пока ближе ко входу, пока не перенесу все свои вещи, а потом переставлю машину. Вышли с Вушелькой и, захватив его кроватку и приготовленный термос с чаем, направились в дом. Поднялись на третий этаж, разыскали номер семь, у которого с номером восемь был общий санузел. Захожу, просторная комната, пахнет свежестью. В ней двуспальная кровать, рабочий стол, старый и скрипучий шкаф и умывальник. Но для нас с Вушей этого более чем достаточно. Кстати, подушки-одеяла, так же как и постельное белье, приготовлены. Балконная дверь! Да это же подарок судьбы! Выходим на балкон, перед нами открывается вид на местную площадь, часть отеля и церквушку с колокольней. Тут вижу: кто-то на колокольне промелькнул, и фигура так странно напоминает горбуна из «Собора Парижской Богоматери», даже арию из «Нотр-Дам» начала напевать. Как интересно, обязательно зайду познакомиться.

Так, ну ладно, нужно переносить вещи из машины. Только спустилась вниз, вижу  на лобовом стекле висит записка: «Это наше парковочное место, просим больше здесь не оставлять авто». Я засунула бумажку обратно под дворник на лобовом стекле и начала выгружать вещи. Таскала их и раскладывала в комнате около двух часов. Но теперь можно на часик и прилечь, что я и сделала, выпив чашку чая. Ну, ничего, машину переставлю вечером, а то очень устала… и провалилась в сон.

Думаю, если бы меня не разбудил Вушель, который настойчиво звал на прогулку, я проспала бы до утра. Да, к этому воздуху нужно привыкнуть еще, он здесь такой насыщенный, хоть ложкой ешь.

Но, как говорят собачники, собака в доме — к здоровью, ведь даже если сам не захочешь, она выведет тебя улицу. Пришлось надеть зимнюю куртку, шапку и теплые сапоги и пойти знакомится с местными достопримечательностями, ах, да, еще и машину нужно переставить! Вечер, фонари, красивые ели, покрытые снегом, кругом тишина, снег скрипит. Смотрю, на лобовом стекле моего автомобиля висит еще одна записка: «Так дело не пойдет: я видел, что вы видели мою предупредительную записку. Убирайте машину немедленно, а то позову карабинеров!»

 Ну, ясно… «Я видел, что вы видели…» Ладно, поехали за мост на парковку,  сказала я своей собаке, мы сели в машину. Оставила авто за мостом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 634
аудиокнига
от 252