электронная
108
печатная A5
368
6+
Сахарный Лес

Бесплатный фрагмент - Сахарный Лес

Объем:
182 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-8511-7
электронная
от 108
печатная A5
от 368

Глава 1

В середине весны, когда снег уже сошел, королевская карета в сопровождении гвардейского эскорта неторопливо въехала в ворота поместья. Колеса мягко чавкали по жидкой грязи. Вороные лошадки нетерпеливо пофыркивали. Они звенели сбруей и словно бы знали, что конец их долгого пути близок, а впереди их ждет желанный отдых в стойлах и вкусный овес на ужин.

В огороженный высоким забором двор высыпали немногочисленные слуги. Они выстроились в ряд и согнулись в поклоне, пока привратник разворачивал складную лесенку и открывал дверцу кареты. Из полумрака не спеша выплыла высокая худощавая женщина с холодными чертами лица. Даже ее белые волосы казались не седыми, а покрытыми инеем. Жесткое бледное лицо, сжатые в линию тонкие губы, острый нос с горбинкой, бесцветно-серые глаза и темно-коричневое шерстяное платье, застегнутое под самое горло на множество мелких серебряных пуговиц, — слуги знали и боялись всего в этой женщине. Но наиболее их страшила тонкая витая трость с железным набалдашником, на которую опиралась эта женщина. Набалдашник был тяжелым и мог оставлять незавидные синяки.

— Добро пожаловать, ваше высочество! — управляющий низко поклонился.

Женщина скользнула быстрым взглядом по съежившимся слугам. Девочек среди них не было. Тогда она подняла взор вверх, на окна второго этажа. В проеме между двумя портьерами стояли, обнявшись, ее племянницы.

— Скажите леди Радане и леди Язет, что я жду их в зеленом зале. — Женщина направилась к распахнутой входной двери.

— Слушаюсь, моя госпожа, — ответил управляющий и засеменил следом. — Сию же секунду.

Впрочем, обгонять регентшу он не торопился.

Когда девочки спустились вниз и за руку прошествовали в просторный зал с тремя каминами, их тетка уже успела отчитать горничную и поколотить повара. Теперь же она чинно восседала на бархатном диване изумрудного цвета и наслаждалась душистым чаем с медом.

— Тетушка Джессар, — Радана почтительно присела в реверансе.

Она едва заметно толкнула локтем сестру. Та закатила глаза и, приседая в реверансе, процедила сквозь зубы:

— Тетушка.

— Мои милые девочки! — Джессар одарила их сухой, как пергамент, улыбкой. — Присаживайтесь скорее! Как давно мы не виделись!

Девочки заняли места в креслах напротив тетки, таких же бархатных и мягких, как диван.

— С осени, — буркнула Язет.

— Ты не часто навещаешь нас, тетушка, — тактично добавила старшая сестра.

— Ах, мои дорогие, — новая, будто приклеенная, улыбка на лице тетушки, — вы же знаете, сколько у меня хлопот и забот при дворе.

— Быть может, их оказалось бы меньше, будь мы рядом, — Радана сплела пальцы на колене и заглянула в ничего не выражающие глаза Джессар.

— Но вы же знаете, что это невозможно, — та ответила уже знакомой фразой. Твердила из года в год одно и то же.

— Может, хватит уже? — Язет помнила, что они с сестрой репетировали совсем другой диалог, но терпение ее лопнуло сразу, как она увидела эту холодную женщину.

— Милая? — регентша вопросительно приподняла одну бровь. — Вы что, не рады мне?

— Почему нас не пускают к маме? К отцу? К брату? Да почему нас вообще никуда отсюда не выпускают?! — Младшая принцесса вскочила с места и нетерпеливо прошлась по комнате, остановившись по другую сторону от сестры.

— Язет права, — добавила Радана. — Нам следует наведаться во дворец. В конце концов, наше место там, а не в этой глуши, тетушка.

Тогда Джессар безразличным тоном начала говорить то, что твердила всегда, если беседа касалась возвращения девочек во дворец:

— Неужели вы забыли о том, какая тяжелая судьба настигла нашу семью? Мы с дядей Ярвеном изо всех сил стараемся защитить вас и вашу матушку. Но как бы мы ни старалась, придворные интриганы плетут заговоры против Драконьих наследниц. Стоит нам раскрыть один заговор, как тотчас назревает новый, — регентша понизила тон и подалась вперед, произнесла страшным шепотом: — Кто знает, что сделают с вами по возвращении. Да и ваша мать еще очень плоха. Она целыми днями лежит и бредит сквозь сон. Огромных усилий стоит поддерживать в ней жизнь и делать это так, чтобы никто не прознал об истинном положении вещей.

— Но… — начала было Радана, как тетка резко подняла вверх руку и заставила девочку замолчать.

— А ваш отец, — она заговорила еще тише. — Он полностью невменяем. Равно как и ваш старший брат. Яблочко от яблони…

— Хватит! — неожиданно крикнула на нее Язет. Да так, что Джессар вздрогнула и уставилась на нее. Будто первый раз видела. — Хватит врать, тетушка! Мы уже не маленькие! Все эти слова, они имели власть над нами раньше, когда мы верили в эту наглую ложь.

— Да как ты смеешь! — регентша нахмурила тонкие брови и с негодованием стукнула тростью об пол.

— Тетя, Язет имеет в виду не то, что ты подумала. — Бедная Радана лихорадочно соображала, как смягчить пылкие слова сестренки до того, как Джессар окончательно выйдет из себя.

Но младшая девочка не дала ей ничего придумать. Она сжала кулачки и выпалила:

— Я имею в виду, что мы все знаем! Про маму, папу и брата! Все! Мы слышим их голоса. Мы видим маму, которая во сне зовет нас. Видим папу, который заперт в темнице, где, кроме соломы, плесени и крыс, ничего нет. Видим Валлена. Он сидит в башне, к нему почти никого не пускают! Маме больно. Папа в отчаянии. А Валлен одинок! И нам с Раданой очень повезло, потому что…

— Что?! — Джессар поднялась с места, прервав тираду девочки.

Ее тень угрожающе нависла над сестрами. Радана невольно втянула голову в плечи.

— Тетя, прошу…

— Маму можно разбудить, а отец вовсе не безумен, — Язет гордо подняла голову. — Все не так страшно, как вы с дядей твердите.

И тут произошло то, чего явно никто не ожидал. Даже подслушивавшие за дверями слуги поспешили ретироваться подальше. Им нестерпимо захотелось спрятаться где-нибудь. В чаще Сахарного Леса, например. Хоть он и кишит дикими зверями. Пусть лучше хищник разорвет. Лишь бы не попасться на глаза хозяйке.

Джессар пришла в ярость.

Ее крик слышали все в поместье. И у всех, включая наглого одноглазого кота в кладовке, от этого крика волосы встали дыбом.

Ни следа не осталось от ее чувства собственного достоинства и показной холодности. Регентша изрыгала такие страшные проклятия, от которых пышное дрожжевое тесто в квашне предпочло съежиться на дне. Королевская особа не должна знать такие слова, с одной стороны. А с другой, и гнаться за наследницами, размахивая тростью, она тоже не должна.

Радана первой поняла, что ничего хорошего сейчас не произойдет, а этот тяжелый разговор лучше продолжить в другое время. Поэтому она вскочила с места прежде, чем круглый железный набалдашник просвистел возле уха. Схватила за руку сестру и помчалась прочь из зеленого зала. По пути девочки опрокинули столик с фамильной вазой, а в коридоре и вовсе влетели в рыцарские доспехи, которые с лязгом и бряцаньем посыпались на пол. Это дало принцессам фору. Однако небольшую. Невзирая на возраст, Джессар гналась за ними, как голодный волк за молочными ягнятами.

Девочки выбежали в залитый солнцем сад и помчались прочь. Они ловко лавировали между голыми кустами и клумбами, на которых только-только появилась первая зеленая травка. Тропинки все еще были скользкими от весенней грязи. Не самое лучшее время и место, чтобы устраивать догонялки. Но выбора у сестер не было. Либо спрятаться в саду, либо ощутить на себе гнев разбушевавшейся Джессар. Девочки боялись ее не меньше, чем прислуга в поместье. Не секрет ни для кого, что регентша женщина не только властная, но и вспыльчивая. И в гневе ужасная.

— Кто тебя за язык тянул, — переводя дух, бросила сестре Радана.

Язет ничего не ответила. Первое негодование давно прошло, уступив место страху. В отличие от сдержанной старшей сестры младшая принцесса имела горячий нрав. Конечно, она поспешила с рассказами об их с Раданой видениях. Но уж очень Джессар ее раздражала. Ей показалось, что она поступит правильно, если выскажет все в лицо. Теперь думалось лишь о том, как это исправить. А еще лучше, как удрать подальше.

Впрочем, сад быстро кончился. Даже быстрее, чем девочки успели сообразить, что очутились в дальнем углу решетчатой изгороди. За ней начинался Сахарный Лес. Ноги сами принесли их сюда. Здесь, за разросшейся акацией, принцессы всегда прятались от назойливой няньки. Только нянька их была женщиной грузной, неповоротливой и весьма ленивой в отличие от обезумевшей тетки. Целью Джессар было догнать и покарать любой ценой.

Бежать было некуда.

— Попались, мерзавки! — регентша остановилась в нескольких метрах от них, переводя дух. — Сейчас я вас проучу! Вы у меня живо забудете, как сочинять небылицы!

Тяжелая витая трость взлетела в воздух на манер рыцарской булавы.

Радана крепко обняла Язет. Закрыла собой сестру и зажмурилась. Но вместо удара последовал новый крик Джессар.

Женщина пятилась назад. Гнев в глазах сменился смятением.

Между девочками и их теткой стоял огромный волк. Зверь легко перемахнул через высоченную ограду сада и теперь словно бы готовился к новому прыжку. Он низко пригнулся к земле. Напружинился. Зубастая пасть оскалена.

— Ты! — брови женщины поползли вверх.

Волк глухо зарычал в ответ.

Джессар видела перед собой животное, которое готово броситься на нее, если она сделает шаг в сторону племянниц. Этот громадный зверь пришел из лесных чащоб. Но не только размер удивил регентшу. Шерсть волка была цвета расплавленного цыганского золота. Она переливалась на солнце подобно чешуйкам на дорогой рыцарской кольчуге. Зрелище из далекого детства Джессар. Ей была знакома эта золотая шкура, но ее обладателя регентша не видела уже много лет.

Радана и Язет тоже рассматривали неизвестного зверя. Только видели они не просто золотого волка. Поверх облика хищника накладывались и другие образы. Они возникали и расплывались, как круги на воде. Призраки сменяли друг друга. Медведь. Ящер. Лев. Другие незнакомые им существа.

— Это же перевертыш! — внезапно воскликнула Язет. Догадка сорвалась с языка отпущенной на волю птицей.

— Что вы несете, глупые девчонки! — раздраженно бросила Джессар. Она отказывалась верить своим глазам. — Это просто большой грязный волк!

Зверь клацнул зубами со звуком захлопнувшегося капкана.

Регентша вздрогнула. Она медленно попятилась назад. Возможно, это и правда волк из ее детства. Или просто дикое животное из Сахарного Леса. Одно стало ясно: зверь требует, чтобы женщина ушла.

Джессар взяла себя в руки. Ей не стоило так выходить из себя. Это было глупо и неосмотрительно. Но этот волк… Нет. Сомнений быть не могло. Мягкая шерсть, в которую она любила запускать пальчики и зарываться лицом, будучи совсем малышкой. Он пах лесом. Защищал ее. А теперь защищает других от нее.

— Я поговорю с вами позже, — процедила она. — И поверьте, грубость вам с рук не сойдет.

С этими словами женщина удалилась, все так же пятясь. Ей захотелось убраться подальше от золотого волка. И оставить с ним девочек. «Пусть он проглотит вас», — зло подумала она, но в душе прекрасно знала, что племянницам ничего не грозит.

Волк проводил Джессар долгим пристальным взглядом. Он стоял, не шевелясь, до тех пор, пока не услышал, как громко хлопнула дверь дома. Когда угроза миновала, зверь нетерпеливо тряхнул головой и обернулся к девочкам.

Его глубокие зеленые глаза изучающе осмотрели сначала Радану, а потом и Язет. Но взгляд больше не был агрессивным или просто сердитым. Так пес с интересом наблюдает за играющими детьми. А девочки следили за тем, как меняются его сущности в зависимости от настроения. Если несколько мгновений назад им виделся волк, медведь или даже зубастый ящер, то теперь за обликом оборотня скрывался кот или лис. Словно бы призрачные тени разных личин накладывались одна на другую, размыто и неявно. Впрочем, диковинное создание не дало долго себя разглядывать.

Секунда. И золотой волк быстрым прыжком перемахнул через высокую садовую ограду. Скрылся в лесу так же внезапно, как и возник. Будто его тут не было.

Радана нашла руку сестры и крепко сжала ее пальцы. Она пыталась понять, реально ли все происходящее. Язет молча стиснула ее ладонь в ответ.

— Помню, как матушка рассказывала легенду о том, как перевертыши из Сахарного Леса служили Драконам давным-давно, когда те еще были сильны, — задумчиво произнесла она. — Они могли менять обличие так же легко, как мы переодеваем наряды. Но только люди с даром Дракона могли видеть все их личины разом.

— Да, верно, — кивнула младшая принцесса. — Мама говорила, что некоторые волшебные звери тогда подчинялись королевскому роду. Только со временем они нас покинули. Последний перевертыш ушел перед тем, как матушка только родилась.

Старшая сестра кивнула в ответ. Девочки продолжали наблюдать сквозь садовую решетку за густыми зарослями орешника. Но золотой волк больше не появился. Неудивительно. Уже много лет прошло с тех пор, как многоликие твари и другие волшебные обитатели Сахарного Леса выходили к людям.

Язет усмехнулась:

— Почему же Джессар не поняла, что это перевертыш?

— А ты еще не догадалась? — Девочка повернулась к сестре и шепотом сказала: — Тетушка наверняка из тех потомков Драконов, что утратили свои силы. Не зря же бабушка лишила ее права на корону и передала трон нашей маме. Джессар не может видеть многоликих существ или другую магию, потому что… — Радана огляделась по сторонам. В саду никого не было, но она все равно наклонилась к сестре ближе и прошептала еще тише: — …потому что она лишена магии, а мы…

Внезапно глаза Язет стали по-совиному круглыми.

— Мы заперты здесь, чтобы никто не узнал, есть ли силы у нас или нет, — закончила Радана так тихо, что сестра едва ее расслышала.

Ну конечно же! Их всегда держали в поместье отдельно ото всех. Прятали от придворных и простых людей. Джессар и ее брат-близнец проверяли Радану и Язет на возможные силы Драконов. Они давали им простые испытания, будто играли. Зажги свечу. Попробуй растопить льдинку. Можешь перевернуть страницу, не касаясь ее? Слышишь, о чем думает дядя Ярвен? Только раньше они ничего не обнаруживали, поэтому относились к дочерям Суме с должным терпением. Так было до этого момента.

— Значит, мы не придумали ничего, — заметила старшая принцесса, — и правда слышим голоса мамы и папы. Мы видим их и брата.

— И мы не безнадежны, — на лице младшей расцвела широкая улыбка. — Мы унаследовали силы предков.

В тот день девочкам было страшно возвращаться в дом. Их ждал неприятный разговор с теткой. Но спустя некоторое время к ним вышла служанка и сообщила, что ее высочество спешно отбыла из поместья, ничего никому не сказав.

Радана и Язет стали чаще прогуливаться вдоль ограды, всматриваясь в лес. Они надеялись снова увидеть чудесного золотого волка, который мог бы изменить их жизнь. Но волк не появлялся. Впрочем, жизнь наследниц Драконов действительно круто изменилась после следующего визита тетушки Джессар.

Глава 2

Валлен не вел дневников. Он знал, что их прочтут. Только высказаться хотелось нестерпимо. Но поговорить не с мрачными надзирателями-учителями. Они все донесут близнецам. А с мамой, отцом или сестрами. Юноша жил в ожидании того, что дверь в его башню однажды откроется, и на пороге он увидит маму, живую и здоровую… Или, быть может, за ним явится палач в красном капюшоне.

Королевский сын чувствовал себя весьма странно. В его воспоминаниях таились десятки историй о принцессах, запертых в башне, но ни одной истории не было о запертом в башне принце. По иронии судьбы его, как и грустных красавиц, охраняли Драконы. Близнецы Ярвен и Джессар. От их внимания ничто не могло ускользнуть.

Юноша чувствовал себя одиноким и уязвимым, как хлипкая лодчонка рыбака в шторм. Он не смел возразить тете и дяде. И не мог понять, почему вообще никто не смеет.

Впрочем, Валлен не был таким уж безропотным узником. Он пытался бежать. Однажды даже предпринял попытку вылезти из башни через окно. Его поймали, а все карнизы в башне стесали, оставив голые камни.

Он пробовал заводить дружбу со слугами и учителями. Лишь один мальчишка-поваренок, который приносил еду, согласился передать записку лорду Торису в камеру. Того мальчика Валлен больше не видел. И очень винил себя за возможно печальную судьбу слуги.

Принц делал отмычки из всего, что мог приспособить. И вот ему удалось-таки отпереть замок. Он открыл дверь и наткнулся на двух суровых стражников. С тех пор замок заменили на очень сложный, а дверь запирали еще и на огромный засов снаружи.

Четыре шага вдоль. Три — поперек. Вот и вся его королевская комната. Кровать у дальней стены. Возне нее — тяжелый сундук с вещами. У окошка — дубовый стол и два стула. Железный канделябр на три свечи на столе. И скудная стопка книг на подоконнике. Книги приносили и уносили учителя. Читать что вздумается, не полагалось. Да и нечего было. Разве что непонятные символы, вырезанные кем-то на крышке стола. Возможно, здесь уже держали узников. Но что хотел сказать тот несчастный до него — неизвестно. Валлен никогда таких символов не встречал.

Чтобы не сойти с ума, каждую ночь принц садился у окна, закрывал глаза и начинал вполголоса говорить с кем-то из семьи. Поначалу это была только мама. Потом добавился и отец. Но в последнее время он представлял себе кого-то из девочек. Ему чудилось, что они слышат его. Особенно Радана. Язет он помнил совсем маленькой. Шустрая девчушка, непокорная и озорная. Мелкие каштановые кудряшки возле круглых щечек. Курносый носик. Распахнутые голубые глазки. Крошка Язет. Какая она сейчас? Валлен даже представить себе не мог.

Но Радану он помнил прекрасно. И знал наверняка, какой она стала. Ему стоило лишь посмотреть в зеркало, чтобы понять. Если бы, конечно, оно было в его комнатушке.

В детстве Радана и Валлен были похожи, словно они тоже родились близнецами. Папины светлые волосы и мамины голубые глаза. Высокие скулы. Одинаковые улыбки. Даже родинки, как зеркальное отражение. Только у Раданы родинка красовалась на правой щеке. У Валлена — на левой.

Когда девочек увезли из дворца невесть куда, принц не успел с ними проститься. Все произошло так стремительно. Успей он обнять их на прощание, он шепнул бы пару слов каждой. А по ночам Валлен тысячу раз повторял варианты того, что мог бы рассказать сестрам.

— Знаешь, Радана, — тихо говорил он, — не думаю, что, когда бабушка умирала, она представляла себе именно такую судьбу для нас. Помнишь, какими мрачными тогда ходили близнецы Драконы? Дядя и тетя и сами уже были в преклонном возрасте. Уверен, что они надеялись получить трон. А по завещанию бабушка передала трон нашей матушке Суме. Никому ничего не объяснила. Она вообще отличалась суровым нравом и не имела привычки разъяснять свои решения. Думаю, Джессар унаследовала от нее это качество, — Валлен усмехнулся. Он представил, что сестра улыбается ему в ответ. — И вот мама стала королевой. Представляешь, что при дворе творилось! Мама тогда уже была замужем за папой. Лорд Торис. Такой большой и громкий. Когда отец входил в зал, все замолкали. Будто это он был королем. Я до сих пор помню, как папа сажал меня в детстве на плечи. Тогда самым высоким человеком в зале становился я, — принц снова усмехнулся. На этот раз улыбка вышла грустной. Он нахмурился: — Сестренка, запомни, папа не мог отравить маму. Он так ее любил. Вот уж у кого все складывалось, как в сказке. И жили они счастливо. — Юноша прикрыл глаза и представил себе, что рассказывает легенду. — И было у Суме и Ториса двое детей. Сын, Валлен, начисто лишенный способностей Дракона. И дочь, Радана, которая также не являла миру никаких особых талантов. Суме и Торис ждали третьего ребенка, когда огромный замок в Сахарном Лесу перешел в их владение. — Валлену на миг почудилось, что он вернулся в детство, а сестра стоит в комнатке прямо за его спиной. От этого ощущения на душе стало легко. — Помнишь, какой смешной и милой была Язет, когда родилась? Ты смотрела на нее, как на чудо. Приносила ей своих любимых кукол. Хотела подарить. А мама ответила, что она пока не умеет играть. Но очень скоро научится, и вы будете устраивать целые кукольные представления. Мама так обещания и не сдержала. После появления на свет нашей крошки Язет она сильно занедужила. Помню, как матушка слабела на глазах. Эту постоянную бледность. Кашель. Усталость. Вереницы лекарей последующие три года. Она правила лишь благодаря поддержке папы, тети и дяди. Спустя же три года недуг свалил ее окончательно. Она лежала в забытьи и почти не приходила в себя. В те тяжелые дни близнецы Драконы во всеуслышание объявили, что она была отравлена.

Валлен замолчал. На мгновение ему почудилось, что он слышит возню на лестнице. Он на цыпочках подкрался к двери и приложил ухо к замочной скважине. Тишина. Возможно, он слишком громко говорил? Или стражники снаружи сменились. Либо ему просто послышалось.

Юноша пожал плечами. Он подошел к столу и задул свечи на канделябре. Комнатка тотчас до краев наполнилась ночной тьмой и запахом горелого фитиля. Лишь слабый свет проникал сквозь неплотно закрытое витражное окно. Кусочки цветного стекла изображали золотого дракона в целом океане мелких пестрых цветов.

Валлен подошел к окну и открыл его, впуская прохладу. Рама жалобно скрипнула. Легкий ветерок тотчас прогнал запах свечного дыма. Принц высунулся наружу. На небе взошла красная луна. Жутковатый призрачный свет заливал пустой двор.

Юноша вдохнул свежий воздух и прошептал еще раз:

— Папа не мог отравить маму. Согласна, Радана?

Глава 3

— Радана! — Язет легонько теребила сестру за плечо. — Проснись же скорей! Они приехали!

— Кто? — сонно спросила старшая сестра, садясь в кровати.

До нее донесся шум со двора. Сквозь неплотно задернутые шторы едва заметно мерцали огни. Словно от факелов или фонарей.

— Близнецы.

Дальше все происходило настолько стремительно, что Радана мигом забыла о своем сне про брата. В комнату вошли служанки. Они были мрачны. Женщины принялись молча собирать вещи девочек. Ни на какие вопросы принцесс они не отвечали. Даже взглядами старались не встречаться ни с девочками, ни друг с другом. А потом в комнату вошла тетка Джессар. Ее по-зимнему холодное лицо ничего не выражало.

— Одевайтесь, — коротко бросила она. — Мы уезжаем.

Служанки одели девочек в дорожную одежду прежде, чем те успели опомниться. И так же быстро под руки их вывели из комнаты, провели по замершему в ожидании дому и выдворили в сад. Красная луна заливала зловещим светом небольшую королевскую свиту. У самого порога ожидали две запряженные кареты. Возле первой стоял дядя Ярвен, с ног до головы облаченный в черные одеяния. Словно ворон в ожидании добычи.

Дядя был мужской копией тетушки Джессар. Только если сестра-близнец отличалась разрушительными вспышками гнева, то дядюшка предпочитал руководить тихо. Порой даже шепотом. Когда он начинал говорить вполголоса в шумном помещении, все вокруг смиренно затихали, силясь не упустить ни слова. Он мог раздавать самые ужасающие приказы, но при этом лицо оставалось абсолютно безразличным к происходящему. Его серые глаза и сейчас без интереса наблюдали за тем, как вещи племянниц грузят во вторую карету, а после и их самих усаживают туда, невзирая на детские протесты. Но даже если дядя и думал что-то по поводу происходящего, он бы промолчал. У Ярвена была еще одна отличительная черта. Он целиком и полностью следовал воле сестры.

Девочек спешно устроили во второй карете и наглухо закрыли двери, щелкнув задвижками снаружи. Радана и Язет оказались в темноте. Окошки в каретах были плотно затянуты темно-бордовыми шторками, которые практически не пропускали свет. Девочки слышали, как Джессар негромко раздавала приказания слугам, но слов разобрать не могли. Затем, судя по звуку, они с дядей заняли свои места в первой карете. Коротко хлопнула дверца. Лакеи заняли места на козлах. Оба экипажа тронулись с места один за другим.

Язет прижалась к сестре и тихонько заплакала от страха. Радана обняла ее.

— Куда нас везут? — тихонько всхлипнула Язет.

— Не представляю, — покачала головой старшая принцесса. — Но вряд ли домой к маме. Возвращение во дворец я представляла себе иначе.

Карета мерно раскачивалась в такт бодрому бегу лошадок. Вскоре внутри стало совсем темно. Экипажи въехали в Сахарный Лес и двинулись по одной из узких дорог. Язет перестала плакать и будто бы даже задремала, убаюканная качкой. Но Радане было не до сна. Она с тревогой вслушивалась в каждый шорох снаружи. Однако после пары часов в пути лошади замедлились. Ехать стало сложнее. Экипажи ползли все медленнее и медленнее. И наконец остановились.

— Приехали? — встрепенулась Язет.

— Ш-ш-ш! — шикнула на нее сестра. Она пыталась разобрать, о чем говорят кучер и лакей.

— …раз тут такая грязища, дорогу в монастырь, скорее всего, совсем размыло, — донеслось до нее ворчание возницы.

Кареты снова неспешно тронулись в путь.

— Нас везут в монастырь, — с ужасом прошептала Радана.

— Зачем? — не поняла Язет.

— Чтобы закрыть там навсегда. Чтобы избавиться, — старшая принцесса вскочила с места и принялась шарить под сиденьями. — Надо бежать.

— Куда? — растерялась Язет.

— Сейчас неважно куда. Важно — откуда. — Радана нашарила в темноте один из их сундучков с одеждой.

Внутри сундучка оказались лишь осенние башмаки с тяжелыми подошвами. Но их было достаточно, чтобы у принцессы появилось некое подобие плана. Она взвесила в руке громоздкий башмак.

— Слушай внимательно, сестренка, — быстро заговорила Радана. — Я не знаю, где мы, но знаю, что оставаться в карете нам нельзя. И в монастыре нас не ждет ничего хорошего. Близнецы явно хотят избавиться от нас так или иначе.

— Но что…

— Слушай меня, — перебила ее старшая сестра. — Сейчас я открою дверцу, и мы побежим в лес. Мы должны спрятаться, чтобы нас не нашли. А потом добраться до дворца, до мамы, папы и Валлена. Но самое главное, Язет, мы должны удрать от них. Понимаешь?

Девочка закивала в ответ.

— Умница, — Радана крепко обняла ее. — Запомни хорошенько: что бы ни случилось, что бы ты ни услышала и ни увидела — беги. Если я отстану или побегу в другую сторону — беги. Если даже ты потеряешься — беги. Я найду тебя. Мы обязательно встретимся. И обязательно поможем маме и папе. Но сейчас важно только одно — убежать. Запомнила?

Язет снова закивала. Скуксилась. А потом еще раз тесно прижалась к сестре.

— Я люблю тебя.

— И я тебя. Но плакать сейчас нельзя. — Она поцеловала сестренку в мягкую кудрявую голову. Надо было спешить. Еще секунда, и мысли о разлуке не дадут ей отпустить сестричку. — Сейчас нужно удрать. Готова?

— Да, — шепнула Язет.

Радане понадобилось приложить огромное усилие, чтобы сорвать с одного из окошек плотную бархатную занавесь. Ночной свет проник в карету, озарив побелевшее от страха лицо Язет. Старшая принцесса кивнула ей. А затем размахнулась посильнее и ударила по стеклу тяжелой подошвой башмака. Окно со звоном разлетелось на куски. Но прежде чем кучер остановил карету, чтобы выяснить, что произошло, Радана уже высунула наружу руку, открыла задвижку и распахнула дверцу. А затем она схватила сестру за руку и прыгнула с ней вместе.

Девочки приземлились в поросшую мягким кустарником канавку. Радана тотчас вскочила на ноги и помогла подняться Язет.

— Бежим! — Она подобрала юбку и бросилась прочь.

Младшая сестра устремилась за ней в лес.

Кареты уже остановились. Слуги бросились выяснять, в чем дело. Джессар кричала на них не своим голосом. Но это уже было далеко позади. Девочки бежали от дороги так быстро, как только могли.

— Догнать их! — вопила регентша.

Лакеи и кучера кинулись следом за принцессами.

Но бежать по лесу совсем не просто даже днем, не говоря уже о ночи. Кочки, ямки, корни, сучки, кустики, ветки — все это мешает, цепляется за одежду, лезет под ноги и под руки. Сменяется в бесконечной чехарде. А где-то в вышине скачет меж кронами алая луна, похожая на вырезанный из красной бумаги круг кукловода. Прыгает и смеется над убегающими: «Вам не спрятаться». Прыгает и смеется над их погоней: «Вам не найти двух маленьких девочек в ночном лесу».

Радана на миг остановилась, пропуская сестру вперед. Язет промчалась мимо пущенной стрелой. Старшая сестра немного успокоилась. Ей было важно, чтобы ее малышка не отстала. Но опасения были напрасны. Язет бежала легко. Она ловко уклонялась от веток и перепрыгивала через мелкие препятствия на пути. Чего нельзя было сказать о самой Радане. Девочка дважды упала, споткнувшись о выпирающие из земли корни. Ее ноги скользили по влажной прошлогодней листве.

«Только бы не упасть опять», — пронеслось в ее голове. Сердце стучало бешено, заглушая все звуки вокруг.

Она не заметила узкий древесный ствол поваленного деревца. Налетела на него на бегу. И полетела вперед. Упала навзничь, больно ударившись головой. Попыталась встать. Снова поскользнулась. Упала на одно колено. И тут чьи-то сильные крепкие руки рывком поставили ее на ноги. А после сгребли в охапку и поволокли обратно в сторону дороги.

Радана кусалась, брыкалась, но не кричала. Она понимала, что стоит ей закричать, Язет поспешит к ней. Тогда побег окажется напрасным. Поэтому она лишь бросила быстрый взгляд в ту сторону, куда побежала сестра. Шустрой Язет не было видно. Радана пыталась высвободиться, но слуга держал крепко. Подоспел еще один. Скрутил ноги. И тогда девочка заплакала. Беззвучно и отчаянно.

Глава 4

Красное пятно луны на бархатно-черном небе заволокло облаками. А Валлен все сидел у окна. Он наблюдал за тем, как луна то прячется за тучами, то выплывает из-за них подобно огромной диковиной рыбе на глубоководье. И то ли странно алое ночное светило виновато, то ли необъяснимое чувство тревоги, но принцу совершенно не хотелось спать. Поэтому, чтобы как-то себя развлечь, он принялся тихо беседовать сам с собой. Вернее, он представлял, что говорит с сестрой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 368