электронная
144
печатная A5
608
12+
Сабтилы

Бесплатный фрагмент - Сабтилы


Объем:
528 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-3932-3
электронная
от 144
печатная A5
от 608

Глава 1

Такого не бывает!

Сегодня под окнами дома пожилого учителя Пауло, недавно благополучно вышедшего на пенсию, творилось нечто немыслимое! Он с опаской выглянул в окно, ища источник шума, уже предполагая самое страшное.

Взволнованные люди, окликая друг друга и указывая куда-то, двигались вдоль улицы. Некоторые даже бежали, расталкивая менее расторопных локтями. Водители бросали свой транспорт и присоединялись к всеобщему потоку.

— Не война ли началась?! — подумал Пауло.

— Гав!

Старик отвернулся от окна, глядя на своего единственного собеседника. Маленький терьер возбужденно бегал по кругу. Заполучив внимание хозяина, пес снова гавкнул, замахав мелким хвостиком.

— Что? Хочешь взглянуть сам?

— Р-р-ваф!

— Я… я не уверен, что это хорошая идея, — старик снова повернулся к открытому окну. — Хотя оставаться в неведении — не лучший вариант.

— Гав! Гав!!

Наконец энергичной моське удалось одержать победу и остатки сопротивления были сломлены.

Пожилой учитель закрепил застежку поводка на ошейнике и едва успел обуться прежде, чем пес рванул в приоткрытую дверь, со всей силы дернув пряжку.

— Не понимаю, откуда… ох… у тебя такое желание вляпаться в неприятности?!

Почти летя над ступеньками Пауло преодолел три пролета каменного многоквартирного дома, где несколько лет назад поселилась его дочь со своей семьей. Покинувший преподавательский пост, пожилой глава семейства переехал из своего родного города к ней, чтобы продолжить спокойную жизнь, нянча на старости лет внуков.

— Р-р-ваф!

— Гляди, мы уже идем прямо туда, где столпились люди! Так что сбавь наконец темп, проклятая псина!

Пауло уже пожалел, что поддался на провокацию своей собаки. Он был не в том возрасте, чтобы устраивать такие забеги.

Пес наконец сжалился над хозяином, когда они оказались в нескольких шагах от того места, где предположительно находился газетный киоск. Сам киоск невозможно было разглядеть. Несчастное сооружение облепили со всех сторон — сверху донизу, и казалось, вот-вот сорвут с фундамента.

Подойти чуть ближе старый учитель побоялся, с ужасом взирая на то, как уважаемые горожане на глазах превращаются в диких зверей, извергая громогласные звуки, мало напоминающие человеческую речь.

Вот из толпы вылетели несколько клочков свежего выпуска ежедневной газеты, которую читал весь город. Видимо, этот экземпляр поделить между собой не удалось.

Несколько счастливчиков, взлохмаченных, с перекошенной одеждой, выползло из плотного «живого кокона». Они победоносно держали в руках помятые свертки печатного издания. Их сразу же встретили более смышленые господа, решившие подождать в сторонке развязки событий, и самым бесстыдным образом вступили в нападение на обессиленных добытчиков.

— Совсем как ты, дружище, когда почтальон приносит утреннюю газету, — совершенно растерянно произнес Пауло, обращаясь к собаке.

— Гав!

— Да, пожалуй ты все же более культурен.

Старик смотрел на обезумевших жителей. Водители экипажей, припарковавшись у обочины, выглядывали из салонов своих авто, пытаясь понять, что происходит.

— Эй, сэр! — пожилого учителя кто-то подхватил под руку, оттаскивая ближе к тротуару. — Вам не стоит стоять здесь! Еще гляди с ног сшибут!

Пауло узнал в говорившем своего соседа, молодого мужчину, работавшего в книжном издательстве.

— Арко! Что здесь, черт побери, происходит?! Конец света?

Мужчина тяжело вздохнул, покачав отрицательно головой.

— Сейчас такое творится по всему городу! Запущены сверхтиражи. Всех наших печатников привлекли к работе. Те, кто уже в курсе, заполняют очереди к провидцам и требуют от правительства подключить всех магов на разрешение этого вопроса…

— Да что за вопрос? Скажи, не мучай меня! Ты ведь в курсе событий, не так ли?

Пауло умоляюще глядел на соседа. Он хотел знать, какое такое событие превратило в одночасье мирных граждан в безумцев, побуждая их устраивать такие беспорядки.

В глазах Арко вдруг мелькнуло сожаление и он, не поворачиваясь к старику, едва слышно произнес:

— Сегодня в первой половине дня с лица земли исчез город Джувенел…

— Ты шутишь надо мной, верно?! — Пауло опешил, услышав родное сердцу имя.

— Вам, как уроженцу, слышать новость еще больнее, но к большому сожалению, это не шутка. От города не осталось и следа. Один пустырь… и никаких подсказок. Туда сейчас отовсюду съезжаются сотрудники разведывательных служб. Под руководством лучших магов они пытаются выяснить причины столь ужасного события…

Пауло уже не слышал дальнейших объяснений. Он и не заметил, как с отчаяньем вцепился в отвороты пиджака соседа. Тому, наверняка, это доставляло неприятные ощущения и он с изумлением взирал на пожилого мужчину.

Пес неотрывно бегал вокруг них и поглядывал снизу вверх на своего взволнованного хозяина.

— Джувенел исчез! Как такое могло случиться?! А как же мои старые друзья? Ученики? Коллеги? — Пауло разжал трясущиеся пальцы и выпустил ворот Арко, стойко вытерпевшего натиск пожилого учителя.

— Сэр, Вам лучше сейчас пойти домой, к своей семье…

— Их сейчас нет дома. Они отправились отдыхать в парк. — Пауло направил пустой взгляд в сторону дома, где успел прожить неполных два года. Его потускневшие серые глаза наполнились слезами, но ни один мускул не дрогнул на его лице.

Кучка людей, уже осведомленных о случившемся и не знающих, куда им податься, услышав разговор двух мужчин, с интересом и сочувствием взирали на невысокую сгорбленную фигурку старика. Благородные черты лица Пауло окаменели под натиском горя.

Но вот… Пауло вдруг просветлел лицом, словно только что очнулся ото сна. Встряхнулся, огляделся, и даже удивился повышенному вниманию окруживших его прохожих. Вытер рассеянно слезу и… постепенно растаял в воздухе. Поводок, который он минуту назад держал в руке, безвольно упал на тротуар, прямо перед ошалевшим псом.

— Силы небесные… — только и смог выговорить его сосед Арко, хватаясь за голову под аккомпанемент новой волны криков и паники.

* * *

В ночь после происшествия.

Перво-наперво, в Мире есть Равновесие. С него все началось. Им и закончится.

Природа, Люди и бесконечная Энергия, соседствующая с ними, — все есть Равновесие.

Правое — левое.

Белое — черное.

Небо — твердь земная.

У всего есть пара. Человек и сам является Созданием, полностью олицетворяющим Дуальность Мира.

И даже маги, получившие возможность творить то, что неподвластно остальным, получили: правую часть — Силу и левую часть — Ответственность за нее.

— Тогда кто такие мы…?

— И снова мысли вслух, Фидо, — раздалось в ответ.

Сегодняшняя ночь последнего летнего дня потоками едва прохладного ветра несла по небу скорбную песнь. Казалось, можно, постаравшись, разобрать в ней чей-то плач. Или бесполезно взывающих к нему мольбы отчаянно молящих.

Сколько их сегодня соберется? Тех, кто будет оплакивать исчезнувший город. Мирный и вечно цветущий Джувенел?

На белой полоске полузаброшенной дороги, пересекающей черную от ночного мрака землю, стояла фигура мужчины. В ней не было ничего, что позволило бы характеризовать незнакомца как человека опасного. Только, доведись сейчас какому-то незадачливому прохожему встретиться с ним на одной тропе, тут же самые страшные кошмары посетят несчастного бедолагу в тот миг, когда он отважится взглянуть в бледное, полное ненависти к людям, лицо.

Таких людей, как Фидо, уже не встретишь, если только не пожелаешь смерти, медленной и мучительной. Да их и людьми перестали называть уже очень давно. Нарекали только «мертвыми магами». Но Фидо мог сейчас поклясться своей магией и всеми знаниями, что хранились в его памяти, что тот, кто прервал его монолог, был страшнее него самого несравнимо.

Мужчина повернулся на знакомый голос, стараясь не моргать. Он до сих пор не доверял этому человеку.

— Тяжелая ночь для Мира, — вздохнув, снова изрек Голос.

Как плохо, что сегодня пасмурно! Фидо перед собственным носом-то почти ничего не видел, а того, кто стоял в нескольких метрах, и подавно.

— Ты жалеешь его? Этот Мир? — удивленно и презрительно спросил «мертвый маг».

В ответ прозвучал легкий смех, похожий на шелест листвы. В нем не было иронии.

— Я всегда его жалел. Но сегодня все по-другому. Тяжесть сегодняшних событий словно болезненные роды, за которыми в итоге кроется новая Жизнь!

— И что? — язвительно спросил Фидо, не понимая, к чему ведет собеседник. — За исчезновением целого города тоже кроется жизнь? Вот уж интересно! Сколько непонятной для меня, изгоя, философии.

— Скоро все увидишь сам, — успокоил его Голос.

Фидо повернул голову в сторону, противоположную от говорившего. Еще немного и старая дорога приведет его домой. Там, впереди, под ночным небом различались силуэты холмов, где правила его родная стихия — лес. Он вдруг осознал, что очень устал.

— Пустое, — промолвил Фидо. — Меня твои далекие планы не касаются. Выполни свое обещание и только.

— Об этом не переживай, — успокоил его вкрадчивый голос. — Все твои собратья, что были вынуждены прятаться от людей, скоро вырвутся на волю. Мир больше не будет прежним.

— Не будет, — согласился Фидо, и немного приободрившись воспоминанием о своей семье, выпрямился и откинул с лица прядь волос. — Только неужели твой план должен был быть настолько масштабным? Ты стер с лица земли целый город.

— Ну, не без вашей помощи, «мертвые маги», — неожиданно усмехнулись из темноты. — Ох, тебе не нравится это прозвище? Постараюсь больше его не употреблять.

Фидо похолодел. Он до сих пор слышал голоса скорбящих, хотя находился в безлюдной степи. А все из-за его способностей, которые никак не успокоятся после того, как их использовали на всю катушку. Но этот тип… Он говорит о своем поступке буднично, без должных ситуаций, переживаний. Может, еще не осознал того, что натворил?

— Осознал, — опроверг мысли Фидо уверенный Голос.

Силуэт собеседника вдруг пошел легкими волнами и медленно начал сливаться с темнотой пейзажа…

— Поверь, мой союзник, это только начало. Начало конца нынешнего Мира.

* * *

За день до происшествия.

«У всего есть Пара…».

Такая первая строчка попалась на глаза Софи, когда она наугад открыла самую верхнюю в стопке книгу. Белые листы с ровными чернильными рядами тут же поймали своей плотной шероховатой поверхностью утренний свет.

Внутри недавно отреставрированной и покрытой новым блестящим лаком беседки стоял дурманящий аромат роз. Из двух назойливых запахов Софи предпочла первый. Розы она терпеть не могла. Между деревянными рейками беседки вовнутрь протянулись ветви колючего быстрорастущего кустарника, подло поджидающего зацепиться за чью-нибудь одежду.

Снаружи, где-то в саду, слышался разговор двух садовников, суть которого, в целом сводилась к демонстрации доказать своему собеседнику, кто же из них профессиональнее работает секатором. Еще казалось, что они вот-вот сцепятся друг с другом.

Птицы в саду, центральной фигурой которого и была вышеупомянутая беседка, были гостями редкими. Зато с избытком хватало ос и других малоприятных насекомых, считающих своим долгом поинтересоваться, что за огромное бескрылое, однозначно опасное существо сейчас вторглось в принадлежащее им по праву пространство. Садовников-то они уже давно приравняли к здешней экосистеме.

Софи нетерпеливо смахнула с платья мелкого, настырно ползущего жука и не дочитав предложение до конца, захлопнула книгу.

— Пара! … Подумаешь… — девичьи плечи дернулись вверх, а руки надежнее обхватили книжную стопку. — И это великие знания, помогающие магам творить свою магию?! Ох, дед! Я думала, в твоей библиотеке найдется что-нибудь поинтереснее…

Петляя среди низко подстриженных кустарников, Софи старалась взглядом поймать тропинку под ногами. Но тогда верхние книги тут же опасно начинали съезжать набок, норовя соскользнуть. До цели оставалось немного. Уже виднелись задние стеклянные двери особняка.

Софи ускорила шаг. Немного времени осталось в запасе, прежде чем экипаж подготовят к отъезду в ее родной Джувенел.

Два месяца, проведенных в поместье бабушки, известной в обществе как графиня Ди-Рэва, пролетели с той скоростью, с которой пролетают любые каникулы у любого ребенка, в любой точке мира — несправедливо быстро!

С другой стороны, грядущий год был выпускной. А это значит, что пришла пора принимать решение о выборе специальности и соответствующей академии. Как ни крути, первый самостоятельный шаг к собственному будущему!

Как хорошо, что в свои неполные четырнадцать Софи знает, кем собирается стать и как сложится ее ближайшее будущее! Может, многие ее сверстники такого подхода не понимают и считают ее чересчур рассудительной. Но уж гораздо лучше смотреть на жизнь реально, чем продолжать жить фантазиями, которым не суждено сбыться. Не бывает же так, что все разом выигрывают в лотерее! Вот и фантазии превращаются в реальность один раз из ста.

В ее классе любой ученик до сих пор грезит стать магом, постоянно цепляясь за тот факт, что иногда потенциальные способности к магии не торопятся проявиться до строго определенного возраста. Возраста, когда подросток, сам того не заметив, вдруг становится взрослым.

Все газеты напичканы историями о сказочных подарках судьбы, когда в обыденную жизнь, например, рядового клерка, врывается сила, меняющая мир — магия! Вот-вот! Один раз из ста!

То ли дело — медицина! Более востребованную область еще поискать надо! К тому же, идеальный выбор для юной особы, настольной книгой которой является «Анатомический атлас». С самого детства Софи ее собственный дед, покойный граф, рассказывал вместо сказок, как самостоятельно убрать боль в дырявом зубе или, например, какое ароматическое масло снимет головокружение. Все это, конечно, цветочки перед истинными возможностями медицины. Но и Софи пока лишь — ученица гимназии.

И вот снова ей вздумалось дать слабину! Детские фантазии пробудились, когда в библиотеке графа на глаза Софи на одной из полок попалась книга, чей корешок темно-зелеными буквами предупреждал: «Философия Магов». И что оказалось на самом деле? Размышления о Равновесии. О Правом и о Левом.

Дед, как личность всесторонне развитая, держал в своей библиотеке книги на любой вкус. Так по крайней мере ему казалось. И книг о магических сословиях современного мира имелось в изобилии.

В детстве Софи считала библиотеку сокровищницей тайн и с упоением погружалась в этот мир. Но шли годы, а магические способности так и не проявлялись. И Софи оставила надежду стать магом…

— О, юная госпожа! Разве ты не должна собираться к отъезду? Позволь, я помогу тебе. От неожиданности Софи едва не оступилась.

Леон — сын бабушкиной кухарки — являлся главным испытанием на прошедших каникулах. Почему именно он? Ответ был несложный.

Скрывшись за книгами, Софи боковым зрением наблюдала за темными вихрами волос юноши, и даже чуть не выронила свою ношу, когда чужие пальцы совершенно нечаянно коснулись ее руки.

— Все в порядке. Я… п-прекрасно справляюсь…

Ее попытки оказались тщетны. Последняя защита в виде стопки книг перекочевала к Леону, не оставляя больше возможности игнорировать улыбку на его загорелом лице. А эти голубые глаза…! О, почему так хочется убежать куда-нибудь подальше!

— И ты все это прочитала?! А я вот даже к школьному заданию еще не прикасался!

— На то я и учусь в гимназии! — вскинув подбородок, ответила Софи. И тут же захотелось самой себе врезать по непутевой голове.

Леон не обиделся. Да он, кажется, и не замечал ничего того, что творилось с девушкой в его присутствии.

Без своей ноши Софи потопала по тропинке еще быстрее, оставив помощника плестись позади. И чем больше становилось это расстояние, тем легче ей было дышать. Интересно, маги умеют справляться с подобным? Разгоняя мысли, Софи с силой дернула за ручку стеклянной двери, и та заиграла бликами под преломившимся светом.

Внутри дома графини как всегда отдавало легкой сыростью. А еще в доме пахло… прошлым. Что значит для Софи этот запах, она вряд ли смогла бы точно ответить.

Голос самой хозяйки особняка эхом разносился по второму этажу. Судя по интонациям, у бабушки имелся ряд претензий к очередному несчастному, решившему наведаться с вопросами о владении имуществом.

После смерти графа она чуть не лишилась титула и всего того, что принадлежало их семье многие — многие годы. Со стойкостью и яростью настоящей львицы она отваживала неприятности, угрожающие ее родным. Для графини любой прислуживающий в доме был частью ее семьи, и все здесь привыкли держаться друг за друга.

— Ну что, в библиотеку? — почти у самого уха прозвучал вопрос.

Голос вернул Софи в реальность, и она едва удержалась, чтобы не отпрыгнуть в сторону. Леон успел догнать ее и ждал распоряжений.

— Юная госпожа…

— Перестань называть меня так! — Ну, вот, щеки уже горят. — О-оставь книги здесь, пожалуйста…

Девушка указала на чайный столик, расположенный рядом с кованой винтовой лестницей, и не сказав больше ни слова поспешила наверх. Лестничные ступени гулом отозвались под ее каблучками. Добравшись до своей комнаты, Софи хлопнула дверью и стараясь отвлечься, продолжила собирать чемодан.

Без чужих объяснений Софи и так знала о своей проблеме в налаживании общения. Не то чтобы она всех избегала. В школе у нее имелось несколько подруг и одна, попадающая под категорию «лучшая».

Но все эти знакомства появились еще в младших классах, когда маленькая Софи мало чем походила на себя нынешнюю. По совпадению ее закрытость началась со смерти графа. Как? Почему? Софи на этот счет размышлять не любила.

Скоро она будет дома, с родителями, и ее нынешних знакомств вполне будет достаточно, чтобы хорошо проводить время и не отвлекаться от учебы.

* * *

Город Коррегис. Столица.

В это же время.

— Алиса, а ты не забыла, что через час тебе нужно быть на станции? Больше маршрутов до Джувенела сегодня не будет.

Женщина с короткой аккуратной стрижкой в ожидании ответа взглянула на свою собеседницу.

— Помню, помню… — не без раздражения ответила девушка.

— Только мне почему-то так не кажется. В конце концов, кому это больше надо?

— Ну, мне.

— Тогда прояви хоть какой-то интерес к общению.

— Смысл?

— Хотя бы дай понять, что я не со стенкой разговариваю.

Женщина в разговоре не повышала голос. Это было не в ее духе. Но тон приобрел нехорошие нотки, густые и тяжелые.

Юная особа, сидевшая напротив за деревянным фигурным столиком, подтянув коленки к груди, размешивала давно растаявший в кофе сахар. Ей такое занятие казалось гораздо интереснее пустого разговора.

— Лейн, ты повторяешь одно и то же третий раз за день! Я уже, честно сказать, устала. Информация давно впиталась в мозг, так что давай сменим тему. В конце концов, я завтра возвращаюсь домой.

— Только не говори, что будешь скучать! Все равно не поверю, — хмыкнула Лейн.

Нечто схожее было в чертах собеседниц. Угадывались фамильные черты. Разве что у женщины они были более резкие.

Лейн разложила перед собой на столе одинаковые папки с информацией о новых разработках. Каждый проект ожидал вопрос о предстоящем патенте. Хотя некоторые из них — очевидная ерунда! Но долг обязывал ее знакомиться с каждой работой.

— Алиса, — она снова обратилась к юной собеседнице, которая так и не оставила ложку в покое. — В прошлом году твой общий показатель по предметам упал на пятнадцать баллов. Ты собираешься браться за ум в этот раз?

Девушка громко вздохнула и откинула голову назад. Может, предыдущий разговор был не так уж и плох?

Пятнадцать баллов для показательного рейтинга класса не играют большой роли. Итоговые оценки у нее все равно почти все пятерки. Такими темпами Алиса в силах закончить школу с отличием. Не то, что бы девушке нравилось усердно заниматься: скорее таким результатам поспособствовала ее врожденная тяга к лидерству. Что — рейтинговая таблица, что — успехи в спорте: ей везде хотелось преуспеть. Выбрать поставленную цель и достичь ее!

А вот ее родственникам предпочтительнее было видеть чистый «незамутненный» аттестат и хоть какие-то проблески будущего выбора профессии.

Лейн окинула взглядом свою племянницу, а именно ею Алиса и приходилась. Оценила взлохмаченные волосы, собранные в пучок и закрепленные первым попавшимся карандашом. Хмыкнула, глядя на помятую майку как минимум на два размера больше, свисающую с острых плеч подростка. Вся эта картина заставила женщину в очередной раз усомниться, что из девушки в будущем выйдет хороший специалист — волевой, собранный и преданный своему делу.

— Ой! Это что — список новых изобретений? — Алиса попыталась дотянуться до одной из папок, но Лейн выхватила их перед самым носом племянницы.

— Мы не закончили разговор! Я не зря упомянула о твоей успеваемости.

«Черти подземелья!» — выругалась про себя Алиса. А она так надеялась переключить внимание тети.

— Что ты собираешься делать после того, как закончишь школу? Задумывалась ли об этом?

— Мне осталось учиться еще год. Целый год, чтобы посвятить время этому вопросу!

— Проблема не в том, сколько времени осталось, а в том, что тебе не хватает серьезности! Я в твои годы четко знала, чего хочу. Потому и сумела сориентироваться в жизни. А ты воспринимаешь мое внимание в штыки даже не задумываясь о пользе таких разговоров.

Алиса скрипнула зубами. Получилось непроизвольно и ощущение трения кости о кость оказалось мерзким.

Она действительно не хотела задумываться о будущем, потому что пока не видела куда стремиться. Ей хотелось достойной цели, такой чтобы понадобилось показать все свои возможности! Что-то, на что способна будет только она! Хотя звучит сказочно, но это лучше, чем смириться с мыслью занять одно из тысяч пустующих мест в какой-нибудь конторе, где все друг на друга похожи. Даже, наверное, и одеваются одинаково. Б-р-р!

— Я подумаю! … Доги! — Алиса снова попыталась выхватить одну из папок.

— Что еще за «доги»? Используешь сленг?

— Это значит — договорились, — быстро разъяснила девушка.

Тетя Лейн сдалась и выпустила драгоценный переплет из рук. Алиса

принялась читать заголовок:

Рабочее название:

«Модель для телепортации энергии (тонкой материи)»

Автор — Палиатро Калтъ.

При участии сотрудников лаборатории — отдела магов-экспериментаторов.

А также приглашенного мага Элементаря.

— Это можно сразу отправить в корзину! — вынесла приговор Лейн, пробежавшись глазами по тексту.

— А ты жестока, — Алиса не удержалась от ухмылки.

Лейн по должности приходилось знакомиться с заявлениями об открытиях, которые пачками попадали к ней в отдел. Она не являлась последней инстанцией, конечно, но должна была вынести свой вердикт и оценить будущую дееспособность проекта.

— Название определило судьбу разработки.

— Прочти еще раз.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 608