электронная
90
печатная A5
348
16+
С тобой рядом

Бесплатный фрагмент - С тобой рядом


5
Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-7251-1
электронная
от 90
печатная A5
от 348

С тобой рядом

Мне так спокойно и отрадно сердцу,

Когда могу щекой к тебе прильнуть.

В своей душе я распахнула дверцу,

Без рук любимых, ночью не уснуть.


В родных глазах я вижу краски мира,

И мне не нужно больше ничего.

Нашла в тебе желанного кумира,

Себя я ощутила вновь живой.


Хочу обнять и замереть навечно,

Чтоб счастье ненароком не спугнуть.

Порой бываем суетны, беспечны,

И в хаосе теряем жизни суть.


А истина проста и не прикрыта:

Душа, наполнена любовью, быть должна.

Иначе счастьем будешь ты забыта,

Судьбе неинтересна, не нужна.


Твоих объятий сладкий плен

Ах, как приятен сладкий плен,

Твоих объятий страстных, нежных!

Я не ждала уж перемен,

Не видя проблеска надежды.


Тебя увидела — и вмиг

Лишилась здравого рассудка.

Любовью в душу мне проник —

Её вбирала, словно губка.


Волной накрыло с головой,

В глазах бездонных утонула,

Забыв о том, как знала боль,

Когда судьба меня прогнула.


Ты в жизнь мою добавил свет.

В тебе, как в море растворилась.

Мой серый мир обрёл вдруг цвет,

И я в нём радугой пролилась.


Познала счастье я на вкус —

Оно чуть терпкое, как правда.

Любовь для чувств открыла шлюз.

Она — желанная отрада!

Мираж

Тенистый сад был полон запахов пьянящих.

Настой цветенья будоражил свежесть чувств.

С беседкой рядышком разросся розы куст,

В её бутоне много нежности манящей.


Звенело солнце ослепительно и ярко.

Его потоки пробивались сквозь листву.

Игра теней и света сродны волшебству.

На мир смотрела я, зажмурясь, было жарко…


Невдалеке на ветках пели что-то птицы.

Их звонкий щебет слился с гулкостью шмелей.

Чуть задремав, приснилась тройка мне, коней,

Летели гривы и мелькали в небе спицы.


В повозке юноша, похожий на грифона,

Расправив крылья, на меня с высот смотрел.

Его манящий взгляд решимостью горел.

К нему, взлетев, в объятья кинулась, до стона.


Я словно таяла от счастья неземного,

Тонула в тёмной бездне глаз его шальных,

И для меня теперь уж не было иных,

Кому отдать себя готова снова, снова…


Ресницы дрогнули, и я от сна очнулась.

С печалью в сердце поняла — то был мираж.

Но губы помнят тот томительный кураж,

Когда в любовь, я будто в омут окунулась.

Дансинг

Музыка зал заполняла до края,

Мягкой волной по танцполу вела,

Сердце летело, порой замирая,

Словно мелодия в венах текла.


Плавно кружились, забывшись, мы в танце,

Ритму подвластны, на счёт ведя шаг.

Близость ловили на кончиках пальцев,

И наслаждались, почти не дыша.


Томно играл саксофон на эстраде,

Будто нам пел о несчастной любви.

Плакал с улыбкой о горькой утрате,

И умолял: «Позови! Позови!»


Блюз лился в наши открытые души.

Руки стремились сильнее прижать.

Голос певца был немного простужен,

Грустно шептал: «От любви не сбежать!»


Губы горячие шеи коснулись,

Пальцы, скользя, жарко комкали ткань.

Мы не заметили, как окунулись

В море любви, что полно сладких тайн.


Музыка счастья нас в сказке кружила.

Тесных объятий заманчивый мир!

Звёздами ночь купол неба расшила,

Воздух пьянил, как волшебный эфир!

Любовь под солнцем

Залито солнцем пшеничное поле.

Нивы колышутся ветром, как море.

Воздух горячий ласкает нам лица.

Губы сухие мечтают напиться.

Стебли ритмично шуршат под ногами,

Гроздья колосьев срываем руками.

Смотрим на марево мы сквозь ресницы.

Что это — явь, или нам это снится?

Тёплые зёрна вбираем губами,

Звонко смеёмся, столкнувшись вдруг лбами.

Песню про счастье поют нам цикады,

Мир этот — наш! Мы сметём все преграды!

Жаром объятий раздвинем просторы,

Небо качнётся, лишившись опоры.

В синь бесконечную прыгнем без страха,

Крылья расправив, достаточно взмаха.

Солнце, наполнив любовью до края,

Путь нам укажет в созвездие рая.

Настало время сжечь мосты

Ах, как хочу я всё забыть,

Твой образ вытеснить из сердца!

Как прежде, вновь спокойно жить.

Душа пуста, сломалась дверца.


Устала я одна любить,

Себя до капли отдавая,

Ночей не спать и слёзы лить,

Тебя всё время ожидая.


А ты придёшь и бросишь взгляд,

Что равнодушием простужен,

И я цежу холодный яд,

Хоть знаю, подвиг мой не нужен.


Пыталась тщетно я зажечь

В твоей душе хоть искру страсти,

Но не обнял моих ты плеч,

Когда страдала я в несчастье.


Моя любовь горька, как дым,

В руке забытой папиросы.

Настало время сжечь мосты,

Из сердца вытащить занозы…

Вечер счастья

Вечер спустился на город неспешно.

Улицы стихли, зажгли нам огни.

Мы шли, обнявшись, в любовь неизбежно,

В мире своём совершенно одни.


Чуточку пьяны вином и свободой,

Счастьем, что светом горело в глазах.

Души звучали пронзительной нотой,

Кровь от волненья стучала в висках.


Словно бы ток пробегал между нами,

Лёгкость даря, чтобы взять и взлететь.

Мы целовались, обнявшись крылами,

В небе парили, боясь не успеть…


Как же нам мало единого вздоха,

Чтоб снова пить поцелуя нектар!

Кажется, может промчаться эпоха —

Мы её кинем в любовный пожар!


Цедим мгновения счастья по капле.

Кожей врастаем друг в друга навек.

И ничего, что немного озябли,

Жаром сердец мы растопим и снег!

Звёздная ночь

Шелест волны бился в камень причала.

Звёздная ночь растворяла меня.

Как же хотелось вернуть всё сначала,

В счастье купаться, любовью живя.


Только недавно с тобой здесь гуляли,

Ветер-задира причёски трепал.

Мы ж улыбались, как будто бы знали,

Что-то такое, что взгляд выдавал.


Тихая нежность светилась во взоре,

Души едины — слова не нужны.

Оба мы знали, расстанемся вскоре.

Эти мгновенья нам были важны.


Солнце искрилось, играя с волнами,

Чайки кричали — в них слышался плач.

Словно печаль разделили вдруг с нами,

Видя, как движется время-палач…


Звёзды повисли на небе так низко,

Кажется, можно рукой их достать.

Также и счастье нам видится близко,

Только схватил, а в руках не сдержать…

Ты рождена для счастья и любви

Бродяга-ветер разрумянил в пурпур щёки,

Но взгляд потухший — вновь вернулась ты одна.

Рукою вытерла от слёз следы-подтёки,

Твоя печаль должна быть тайной, не видна.


Гуляла в парке, где встречалась с ним ты раньше,

Ждала напрасно, но надежду затая,

Признать боялась, что он создан весь из фальши,

И не нужна ему была любовь твоя.


Листва шуршала под ногами шлейфом пёстрым,

А слёзы горечи вскипали на глазах.

Воспоминания вонзались шипом острым,

И все вопросы замирали на устах.


Тебе казалось, рождена ты лишь для счастья,

И будет жизнь полна веселья и любви.

Но рок забрал из сердца свет, вложив ненастье,

От одиночества порой тебя знобит.


Перчатка брошена на стол, как вызов жизни.

Пора пустым надеждам положить конец.

Пусть злые тучи сгинут! Солнце, ярче брызни

И растопи в груди любви её свинец!

Счастье

— Я так соскучился, родная, без тебя!

Считал минутки, в нетерпении сгорая.

Теперь лишь понял, что нельзя жить, не любя,

В твоих объятьях я нашёл частичку рая!


— Мой милый, славный, как я счастлива сейчас,

Что, наконец, могу щекой к плечу прижаться,

Увидеть блеск твоих любимых, умных глаз,

Которые ночной порой мне часто снятся.


Твой запах терпкий я не спутаю ни с чем.

В любой толпе найду с закрытыми глазами.

Горю от страсти, словно фитилёк в свече,

Когда меня целуешь нежными устами.


— Безумно жаль, что наши встречи так редки,

Теряем жизни дни в бессмысленной разлуке.

Несёт нас время по течению реки,

А мы отчаянно друг друга ловим руки.


Но верю я, что, всё же, вынесет волна,

И ступим мы с тобой на наш, на лучший берег,

Возьмём от жизни счастья порцию сполна,

И по нему отныне время будем мерить.

На краю

Где мне покой найти, чтоб заглушить печаль?

Я заблудилась в чувствах… На душе февраль.


Стою на грани, глядя в пропасть, на краю,

Один лишь шаг — и я над миром воспарю.


Но ты не дал мне руку. Косо бросив взгляд,

Прошёл надменно, мимо, дав мне этим яд.


И я цежу его по капле, день за днём,

Терзаясь страстью, что горит в груди огнём.


«О, небеса!» — кричу. — «За что мне этот крест?!»

Судьба бездушно ткнула в грудь мне воли перст.


И я, пронзённая, хватаю воздух ртом

И задыхаюсь, плача, мыслями о нём.


«Избавь меня от наваждения, прошу!

Свечу любви сама никак не погашу.


Боюсь свершить, слабея, неискупный грех,

Шагнув, с душой расставшись, в бездну, без помех» —


Я замерла, внимая вязкой тишине,

Смотря, как тени оживали на стене.


Раскрыла книгу, произвольно прочитав:

«Всё образуется! Судьба решит, кто прав».

Прощание

Вокзал нас встретил суетой,

Нагроможденьем звуков резких.

Эмоций шквал грозил бедой,

А нервы рвались, словно лески.


Мы пробирались сквозь толпу,

А слёзы комом сжали горло.

И только мысль стучит во лбу:

«Несправедливо всё и вздорно!»


Как быстро время пронеслось!

И вот, пришёл нам миг, расстаться.

Теперь любить придётся врозь,

В пустой постели просыпаться.


Ещё вчера ты был со мной.

В твоих руках от счастья млела.

Дни-ночи мчались чередой,

А мы любили ошалело!


Раздался колокола звук,

И паровоз подбавил пара.

Все заметались сразу вдруг,

Как будто в пламени пожара.


В тебя вцепилась я рукой,

И слёзы прорвались потоком:

«Прошу тебя, любимый мой,

Хочу сказать тебе о многом…»


Но поцелуя кончен миг…

Ты прыгнул с ходу на подножку.

В моей груди раздался крик:

«Я от тебя жду нашу крошку!»


Но шум перрона заглушил

И проглотил охрипший голос.

Бессильный плач меня душил,

Сломалась я, как спелый колос.


Состав всё дальше уходил

И, словно таял в серой дымке.

Он наше сердце поразил,

Разрезав вмиг на половинки.

Зимняя любовь

Снег, словно пена, укрыл собой город.

В белых одеждах деревья стоят.

Люди спешат, у пальто подняв ворот,

Щеки с мороза румянцем горят.


Сквер задремал в тишине зимней сказки.

Нет никого. Лишь с тобой мы вдвоём.

Всё позабыв, дарим жаркие ласки.

Губы измяты, пылают огнём!


Крепче объятья! Не чувствуем холод!

Наши сердца гонят бешено кровь!

Нам никогда не унять этот голод —

В нашей груди поселилась любовь.


Слово, сорвавшись, сгорает на вздохе.

Ярче глаза обо всём говорят.

Счастье смакуя, съедаем до крохи.

Тонем, нырнув в этот радужный взгляд.


В снежном плену заблудились с тобой мы.

Вечер зажёг жёлтый свет фонарей.

Тесно обнявшись, до сладкой истомы,

Тихо идём за любовью своей…

Любовь в осеннем парке

Осенний воздух был прозрачен,

И листья выстлали ковёр.

Их сладким запахом захвачен,

Дарю желаниям простор.


С тобой сидели в гулком парке,

На мягкой, высохшей траве,

Ловили мы любви подарки,

До звона в жаркой голове.


Объятьям, ласкам — нет предела!

Горят признанья на губах,

Что жадно ищут кромку тела,

Рукой блуждая в кружевах.


Мы потеряли счёт минутам,

Забывшись, словно в ярком сне,

Отдались сладостным причудам,

До краски счастья на лице.


А небо синевой блистало,

Над нами развернув шатёр.

И в этот миг душа летала,

Любуясь на сердец костёр.

В твоих объятьях

Мне так уютно и спокойно

Сидеть в объятиях твоих,

Забыв о том, как было больно,

Когда мечтала лишь о них.


Теперь же сладкая истома

Теплом наполнила меня.

В твоих руках я, словно дома,

Пригрелась в кресле у огня.


Забыты глупые терзанья

И страха холодок ночной,

Что изводил моё сознанье,

Шепча мне: «Быть тебе одной!»


И я, как будто бы смирилась,

Приняв спокойно свой удел,

Но повстречав тебя, влюбилась,

Не зная радости предел.


В глаза плеснуло светом счастья!

Ты дал мне крылья на двоих.

Любовью вычеркнул ненастье,

Холодных дней моих, пустых.


К груди твоей прижалась нежно,

Под ухом слыша сердца звук.

Вдыхаю запах твой мятежный

И наслаждаюсь силой рук.

Встреча

Несла нас жизнь с тобой по скверам и бульварам,

Толкала в тесной многоликости метро.

И мы бежали, устремлённы, вечно правы,

Не сомневаясь, что в судьбе всё решено.


Она казалась нам бескрайнею дорогой,

Что уходила прямо вдаль, по осевой.

На ней просторно было нам, но одиноко…

Порой глотали слёзы, сдерживая вой.


А рядом шли своим путём другие люди,

И среди них, возможно, был твой человек,

Который утром поцелуем вдруг разбудит

И нежно скажет: «Ты — любовь моя навек!»


Но жизнь толкала в спину нас ожесточённо,

И мы невольно, грустно ускоряли шаг.

Глаза в толпе ловили взгляд… Но обречённо,

Бежали дальше с тяжким грузом передряг.


И вот, однажды мы вдвоём остановились.

Глаза в глаза — и повернуло время вспять.

Шагнув навстречу, в поцелуе счастья слились.

В любви смогли мы наши судьбы поменять.


Эскиз

Свет из окна лился мягко, неспешно,

Томность изгибов высвечивал мне.

Ты обнажённой лежала, чуть грешной,

С манкостью взгляда — до дрожи в спине.


Уголь крошился на плотной бумаге,

Линии плавно ложились в эскиз.

Словно светилась ты вся в полумраке,

В пухлых губах затаился каприз.


Пальцы спешили, штрихи наносили,

Тени втирали, рождая объём,

Будто доверились творческой силе,

Что захватила меня целиком.


Время летело, меняя пространство.

Я торопился, рождая момент,

Где красота, в своём дивном убранстве,

Светом прольётся в безвременье лет.


Вечер набросил своё покрывало.

Сев в отдаленье, смотрю на мольберт.

«Кажется, вышло», — промолвил устало,

Жизнь уловив, средь написанных черт.

Спасибо, мама!

Спасибо за молитву, мама!

Твоя любовь, что стены храма.

Она меня всегда спасала,

Когда душа от бед страдала,

А сердце ныло, словно рана.

Порой была я так упряма!

Терпела ты мои капризы

И сумасбродные «сюрпризы».

Дарила вечно мне заботу

И провожала на работу,

Забыв про сон, живя в тревоге,

И про свои больные ноги.

Как только всё ты успевала?!

Готовила и убирала,

Уроки наши проверяла

И в парке листья собирала…

Прости за всё, моя родная,

Что непутёвая такая!

Ты светлый Ангел, мой хранитель!

Твоя душа — моя обитель!

Мамины глаза

Листаю неспешно семейный альбом,

Где время застыло на карточках фото.

Тогда нам казалось, всё будет потом,

Вся жизнь впереди, ждёт за тем поворотом.


Спешили любить, ошибаясь, порой,

Рубили с плеча, безоглядно, жестоко.

Нам жизнь представлялась забавной игрой,

Где буря оваций и море восторга.


Но время безжалостно скомкало нас,

И ветер судьбы словно высушил лица.

И всё же тепло льётся лаской из глаз,

Из маминых глаз, что всегда будут сниться.


Найду в них я веру, душевный покой,

Уверенность в силах, отраду для сердца.

Мечтой вновь живу, когда рядом с тобой,

Ты — в детство моё, приоткрытая дверца.


Меж нами натянута тонкая нить,

Что мысли и чувства доносит незримо.

Как хочется мне это чудо продлить,

Пусть время пройдёт, не заметив нас, мимо.


Листаю неспешно семейный альбом.

В нём мамины снимки улыбкой согреты.

Прошу, улыбайся! Нам всё нипочём!

На жизни вопросы, найдём мы ответы!

Одиночество

Тишина поселилась давно в моём доме.

Лишь часов гулкий звук отмеряет года.

Ты ушёл. И с тех пор, я живу, словно в коме.

Сердце горько твердит: «Никогда! Никогда!»


Чашка кофе стоит, недопита, забыта.

Я курю, погрузившись в раздумья, как в дым.

На осколки душа безвозвратно разбита.

Монохромным стал мир, непонятно-простым.


Потерялась в себе, словно в старом альбоме.

Я листаю событья, что часто горчат.

«Где найти мне опору на этом изломе?!» —

Я шепчу в пустоту… Но в ответ мне — молчат.


Перевёрнута книжка, где счастье возможно.

Эту сладкую ложь не заешь, не запьёшь.

Как же тягостно мне, в одиночестве тошно!

Эту злую тоску ты ничем не убьёшь!


А часы всё идут. Но завод их не вечен.

Может выбросить ключ, размахнувшись, в окно?!

Тишина пусть положит мне руки на плечи.

Я устала страдать без тебя, мой родной!

Под звёздным дождём

Кружились в танце мы с тобой под звёздным небом,

Забывшись в жарком поцелуе, как во сне.

Дождинки падали с зонта и пахло летом,

Звучала музыка любви в тебе, во мне.


Сминали руки страстно влажные одежды,

Вбирая каждое движение сердец.

И мир в глазах твоих казался мне безбрежным,

И я тонул в них, как счастливейший глупец.


Шальные птицы заходились в отдаленье,

Как будто пели песнь свою последний раз.

Струна звучала — души таяли в волненье,

Мы танцевали своё счастье в стиле джаз.


А звёзды падали на наш любовный зонтик,

Дождём желаний наполняя нашу кровь.

И губы жадно пили сказочный наркотик —

Мы умирали и рождались вновь и вновь!

Морозный вечер

Хлопья пушистого, белого снега,

Словно зависнув, красиво парят.

Вечер окутан дремотой и негой,

В сумрачном свете деревья стоят.


Ветви прогнулись под тяжестью шапок,

Так обречённо склонились к земле.

Кажется, мир этот призрачен, шаток.

Воздух морозный на вкус — крем-брюле.


Я, в нетерпенье, шагаю навстречу,

Счастью желанному, полон надежд.

Вот, наконец, обниму и привечу

Ту, что любви мне открыла рубеж.


Сердце толкает и сладостно манит,

Вдаль устремляясь, на свет фонарей.

Там меня ждут у окна, оно знает,

Молят, чтоб я появился скорей.


Снег под ногами скрипит так задорно,

Эхом звенит в голубой тишине.

Хочется крикнуть бессмысленно, вздорно,

Чтобы услышала та, что в окне.


Роза согрета, укрыта под курткой,

Ждёт на груди радость встречи, момент.

Я, скрыв волненье, отделаюсь шуткой,

Жарким объятьем скрепив комплимент.


Вечер морозный внимал мне безмолвно,

Призрачным светом указывал путь.

Тёмное небо казалось бездонно,

Только луна улыбалась чуть-чуть.

Антракт

Смотрюсь я в зеркало и вижу лишь печаль,

Что съела радость жизни, блеск в моих глазах.

В своей любви ты сомневаешься… Как жаль!

Нет, мне не просто жаль — душа моя в слезах!


Себя я полностью раскрыла пред тобой,

Любовь доверчиво до капли отдала.

Так отчего ж ты нерешительный такой?

Какое дело, что о нас твердит молва!


Я не могу так больше! Хватит, нет уж сил!

Судьба дала нам в руки счастья верный шанс.

Но я уйду, чтоб возвратить тебя. Прости!

Попробуй в сердце и душе найти баланс.


Твоя семья меня не примет — это факт.

Но может, время упорхнуть уж из гнезда?

Пусть в нашей драме будет маленький антракт.

Возможно, наша заблестит ещё звезда…

Утопленница

Брошен камень — круги разошлись по воде.

Тишина затаилась в тумане.

Страх объял целиком — он чего-то хотел,

Голова, будто в вязком дурмане.


Чернота смотрит в душу и манит к себе,

Деревянный помост, словно сито.

Камыши шелестят, говорят о тебе,

О тебе, что водою сокрыта.


Как могла ты решиться, так рано уйти,

Оборвать жизни тонкую нитку?

Кто из нас не сбивался с дороги, с пути?

Все прошли сквозь тернистую пытку.


Слёзы злой безысходности режут глаза.

Я стою над водой на коленях.

Ничего не поправить, нет хода назад,

Цепь оборвана, выпали звенья.


Как смогу эту тяжесть по жизни нести?

Разорвала ты сердце на части!

Тихий всплеск и река прошептала: «Прости,

Что твоё утопила я счастье!»

Морской закат

В час вечернего, закатного прилива,

Когда солнце обречённо тонет в море,

Шла босая ты, особенно красива,

С тихой негой, что плескалась в томном взоре.


Волны сонно набегали, так лениво,

Нежной пеной целовали твои ноги.

Ветер волосы рукой трепал ретиво,

Будто ластиком стирая с век тревоги.


Шаль, как руки, обнимала с лаской плечи,

Защищая от морской ночной прохлады.

Чайки криками вплетались в наши речи,

Будто пели нам прощанья серенады.


А прибой шептал заманчивые сказки,

Про любовь, что безгранична, словно небо.

Мы вдвоём с тобой — и души просят ласки,

Распустившись робко, как весною верба.


Взгляды встретились, и, утонув друг в друге,

Мы в объятьях своё счастье отыскали.

На закате говорили наши руки,

Ну, а волны все следы с песка слизали.

Светская львица

Ах, что за прелесть, эти глазки!

Их взгляд пленяет всех вокруг.

Как ловко ты меняешь маски,

Затмив легко своих подруг.


Твой дивный смех летит по залу,

Смешавшись с запахом духов,

А язычок, подобно жалу,

Беспечно ранит ядом слов.


Играешь ты людским вниманьем —

То дерзко манишь и влечёшь,

То вдруг сменяешь наказаньем,

Вгоняя бедолагу в дрожь.


Ты упиваешься интригой —

Она твою волнует кровь!

Руководишь послушной кликой,

Раздоры сея вновь и вновь.


Ах, что за прелесть, эти глазки!

В них столько адского огня!

Но не нужна мне лживость ласки,

Игрушкой быть не жажду я!

Дым сигаретный

Проём окна — как будто дверь в запретный мир,

Где много света и тепло ласкает душу.

Там вечный праздник, воздух — сладостный эфир,

Шагнув туда, я прогнала б из сердца стужу.


Как вышло так, что оказалась вдруг в плену,

Бесцельной жизни, где я бегаю по кругу?

Кручусь как белка, колесо своё кляну,

Но мне не выскочить, никто не даст мне руку.


В какой-то миг я осознала, что одна,

А все вокруг, лишь шелуха с улыбкой лживой.

Как трудно выбраться с заилистого дна,

Когда вверху горят глаза огнём поживы.


И даже тот, в ком растворилась целиком,

Как будто походя, облил с усмешкой грязью.

И все за спинами шушукались тайком,

А я латала сердце, порванное мразью.


Дым сигаретный тихо тает в вышине,

Так жизнь моя неумолимо пролетает.

Как часто ждём своё спасение извне,

Но только вестница-судьба о том не знает…

Не обижай меня!

Не обижай меня, не надо!

Довольно настрадалась я.

Судьба столкнула в пекло ада,

Душа, сгорев, истлела вся.


Теперь вбираю жизнь по каплям,

Чтоб вновь возник души росток.

Я, словно раненая цапля,

Что выстрелом подбита в бок.


Тебя я встретила случайно —

И в сердце отпустила боль.

Сидел задумчиво, печально,

С глазами тёмными, как смоль.


Я оживала с каждым часом,

В любовной неге растворясь.

С тобой воспользовались шансом,

Очистить душу, возродясь.


Но я прошу тебя, не надо,

Не торопи событий ход!

Для сердца ты — моя отрада!

С тобой вновь вижу я восход!

Заблудилась

Дождик осенний стучится в окно.

Как же мне плохо, не знает никто!


Слёзы в подушку, измята постель.

Спать не даёт мне страданий капель.


Стены безжалостно давят на грудь.

Я заблудилась! Судьба, где мой путь?!


Замерли стрелки часов в тишине —

Время застыло, как будто во сне.


Страхи ночные клубятся в тени,

С самого детства со мною они.


Вечно борюсь. Но устала, нет сил.

Словно тону, погружаюсь я в ил.


Сколь же бродить мне в глухой темноте,

Чтобы найти дверцу к светлой мечте?


Бабочкой бьюсь о плафон ночника —

Жизнь сильно жжёт, хлещет зло по щекам.


Ветер потерь выпил душу мою.

Зябко одной у судьбы на краю.


Сердце истерзано, жаждет любви!

Счастье же глухо, зови-не зови…


Скоро рассвет — вестник нового дня.

Боже, дай сил мне, подняться со дна!

Хочу в объятия твои

Рассвет пролился в комнату неспешно,

Скользнув в проём задёрнутых портьер,

На вещи, что разбросаны небрежно,

На незакрытый в спешке шифоньер.


В ночи мы обезумели от страсти!

Срывая одеянья впопыхах,

Безмерно отдавались сладкой власти,

В горячих и настойчивых руках.


С тобой я возродилась вновь для жизни,

Забыв про одиночество своё.

Душа столкнула гнёт, рванулась в выси,

Восторг полёта ощутив вдвоём.


Заснули мы в объятиях под утро,

Счастливые, на смятой простыне.

Во сне парила птицей я, как будто,

И наслаждалась в горной тишине.


Проснулась от насмешливого солнца,

Что нежно целовало мне глаза.

Оно текло потоком из оконца,

И зайчиком бродило в волосах.


Я нежилась в постели, словно кошка,

Как заново воспринимая мир.

Продлить хотелось мне ещё немножко,

Ту лёгкость, что летуча, как эфир.


Твой голос, он позвал меня из сказки.

Я вновь хочу в объятия твои!

Цедить по капле огненные ласки.

Любовью моё сердце напои!

Осенний вечер

Вечер пролился нежданным дождём,

Парк напитав влажной прелостью листьев.

С грустью по лужам мы тихо бредём —

Осень-художник макает в них кисти.


Свет фонарей здесь разбрызгал лучи,

Яркими пятнами тронув деревья.

Мягко капель в тихой дымке звучит,

Сколько в той ноте разлито смиренья.


Сумрак съедает осенний наряд.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 348