электронная
72
печатная A5
622
12+
Рюрик не русич

Бесплатный фрагмент - Рюрик не русич

Князья и воины


5
Объем:
596 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-3166-3
электронная
от 72
печатная A5
от 622

Сага о первом князе

Он обещал вернуться, и он вернулся, на земли, с которых был когда-то насильно увезен, после поражения и гибели его отца еще в утробе матери.

Когда понял новгородский князь Гостомысл, что пора ему покидать этот мир, а у него нет наследников, отправил он посланников к дочери своей Умине, ставшей королевой викингов, и попросил он вернуть ему внука, чтобы во владениях его земли эти остались. Тогда и вернулся Рюрик, чтобы править этим миром и защищать его от всех, кто собирался нападать на них.

И перекличка ворона и арфы,

Мне грезится в зловещей тишине.

И ветром развиваемые шарфы

Дружинников мелькают при луне

И не одно сокровище, быть может,

Минуя внуков, к правнукам уйдет.

И снова скальд чужую песню сложит,

И как свою ее произнесет.

О. Мандельштам

ПРОЛОГ

Зловеще ал рассвет первого дня, первого века новой эры. И все еще впереди. Князь Тьмы одиноко сидел на высоком холме, который скоро станет знаменитым. А пока он просто один из холмов на этой земле.

Он знал. Он все это знал и дивился своим глубоким познаниям. А Волхву снова снились кошмары. Он пытался вырваться из объятий сна и не мог этого сделать. Кто-то неведомый во сне или наяву (не разберешь) твердил упорно, что все уже сделано. Но то ли еще будет.

Но что же такое еще должно было произойти — спрашивало невиданное существо. Зарычал во сне пес. Что ему снилось? Это навсегда останется тайной даже для его верного хозяина. Но, неожиданно пробудившись, он, не мигая, смотрел на хозяина, будто видел его впервые и никак не мог узнать. Собаке передается настроение хозяина. А может, он хотел убедиться в том, что с ним еще ничего не случилось. Но он чувствовал грядущую беду и тихонько завыл. Волхв сердито взглянул на него, но ничего не сказал. Да и что говорить, если он позавидовал последнему рабу, спокойно развалившемуся где-то под открытым небом. И ничего не волновало, не угрожало, не пугало его. Он бы поменялся местами с этим рабом, но потом передумал. Пройдет ночь. Она унесет с собой все кошмары. И он будет властелином. Власть самая сильная зараза от нее невозможно отказаться и избавиться. Только лютая смерть может безжалостно отнять ее.

Но то, что предстояло ему совершить на этот раз, могло в дальнейшем лишить его всего на свете. Кто послал именно ему такое испытание. Почему приход этого бродяги не совершился несколькими годами раньше или позднее?

И кроме самой высокой платы за власть — одиночество, он получит еще вечную славу и вечное проклятие. Он был силен и неуязвим для всех своих врагов лютых. Пусть размножаются бездарности, он останется в этом мире единственным и неповторимым. Но никто не сможет гордиться ни его дружбой, ни родством с ним.

Он точно знал, что останется в веках и в их писаниях. И эта мысль согревала его ледяную душу. Люди и через сто, и через тысячу лет будут помнить о нем. А помнят они только о тех, кто строил храм и кто разрушил его. Вторых чаще, чем первых. Строители чаще всего остаются безымянными, запоминают разрушителей. Пусть они все извратят и приукрасят — это не так важно. Но сам факт того, что он обретет бессмертие — это главное. Он останется рядом с оборванцем, объявившем себя пророком. На первый взгляд он просто сумасшедший, но только на первый взгляд. Он видит что-то такое, чего не могут узреть остальные. И хитросплетение правды и вымысла так тревожит его душу по ночам. Но как устроен этот мир, кто им правит, кто определяет людские судьбы. Не он ли присылает на землю безумных пророков, позволяя им вещать о неведомом? Он не знал ответов на эти вопросы и видно никогда не узнает. Сумеет ли кто-то когда-то найти на них разумные ответы.

№№№№

Князь тьмы, излучающий и охраняющий свет, когда-то знал все. Его немного смешил этот самоуверенный и честолюбивый царек. Конечно, он был значительнее остальных людишек, ждали его большие дела. Но чванство его не имело границ. А был он только песчинкой в мироздании, хотя и чуть крупнее остальных казался. Он считал, что сам принимает решения и вершит судьбы мира, но Князь точно знал, что ничего он на самом деле не значит. И пусть благодарит преисподнюю за то, что на него чисто случайно пал указующий перст, за то, что его руками будут твориться большие дела. Но никакой его личной заслуги в том не было, и быть не могло — все в мире только случайность.

— Но этот хоть на что-то способен, — пытался он убедить себя.

Князь Тьмы знал и ясно видел грядущее, но загадочно улыбался увиденному. Он порядком устал от серой реальности, и знания, что долго еще ей не будет конца и края. От этого и его жизнь становилась серой и бесцветной. Он знал, что в новую эпоху ему и верным помощникам его придется немало потрудиться. Знания не огорчали и не радовали его, он относился к ним, как к тяжкому труду. Тот спектакль, который он поставит, будет длиться тысячелетие, а у него самая трудная роль главного героя, властелина.

Ее больше некому играть. Ведь тот, кого людишки называют Богом, только слабая его тень, приукрашенное его отражение, одна из сторон монеты. Хотя, двадцать веков они будут заблуждаться, разделяя их на две половины, относя в разные миры. Он — бог — символ, к которому обращены взоры, холодный, далекий, недоступный. А действовать, казнить и миловать всегда придется ему, в зависимости от обстановки.

Да и что такое этот мир без него. Но однажды он уже пытался сказать Старику правду, и многому на собственных просчетах научился. Тот, не раздумывая долго, столкнул его в преисподнюю (поближе к месту действия). Все и дальше текло своим чередом.

Как и прежде он делал всю черную работу, а лавры и молитвы были обращены в небеса. И Старик должен был устало взирать с высоты на них, выслушивать их жалобы и стоны. Но Князь Тьмы больше о восстановлении справедливости и не помышлял, а просто трудился не покладая рук, принимая все, как есть. И лишь иногда (не слишком часто) ему хотелось что-то одним махом изменить. И с молчаливого согласия небес это удавалось. Он позволял себе вольности, чтобы не исчезла вера в то, что он не пешка в этой вселенской игре. Он работал азартно и часто весело и увлеченно, и не ждал награды за адский свой труд.

Ему некогда было вникать в мелкие детали, были свои просчеты и неполадки.

Он равнодушно наблюдал за тем, что должно было случиться в ближайшее время, и с интересом наблюдал в далекое грядущее. Он решил готовить Волхва к главной миссии его на земле.. Вид героя и его душевное состояние вызывало некоторое опасение у князя. Если он не очнется и не опомнится, то может все испортить. Хотя изменить он может только детали, потому что в главном все останется неизменным.

А пока он решил заглянуть в послезавтрашний день, полюбоваться тем, что получится в результате. Его эксперимент удался. Только вспоминая увиденное, он никак не мог нарисовать целостной картины. Какие-то деревянные куклы, похожие на греческие статуи, но плохо отесанные и убогие были там, белые соборы, люди в ярких одеждах, какие-то кровавые баталии и пиры. Все это было единым и непонятным даже ему самому. И на невероятно огромном этом полотне оно было похоже на бред сумасшедшего художника. Многое ему еще предстояло расшифровать и понять, хотя пока вовсе не хотелось над этим ломать голову.

Но что это была за неведомая страна, которой в этом времени пока еще не существовало вовсе, и вдруг она появилась.

Он снова бросил свой взор на ту часть света и ничего кроме болот, непроходимых лесов там не обнаружил. Только какие-то жалкие группки то ли людей, то ли животных. Но что такое случится за девять столетий с этими дикими людьми?

Но ему надоело гадать, и Князь решил, что всему придет свой срок и не стоит торопить события. Хотя память потом продолжала его возвращать в этот странный мир. Это не были развалины Греции или Римские просторы, что-то иное, совсем незнакомое было вокруг. Чем могут быть ему интересны неведомые люди, когда были уже все Македонские и Цезари., такие безумцы, как Калигула и Нерон (глупцы считали их его любимцами), тоже канули в темных переходах его миров. Все герои и негодяи исчезли. И уже родился тот, кого они так долго ждали и считают своим спасителем. Он мученик, безликий и странный, станет их божеством.

Он тяжело вздохнул о том, что должно было случиться, и понял, что порядком устал размышлять.

Часть 1 Чужая песня

Глава 1 Королева

Это происходило в то времена, когда драконы летали в небесах и обитали где-то в высоких горах, а Демоны пытались управлять миром, разделив его на четыре части. М каждый из них правил. Один воздухом, второй — водой, третий — землей, а четвертый огнем. Только начинали строиться самые замысловатые и великолепные замки, которым на много веков суждено было пережить своих хозяев. И через несколько столетий еще они напоминали о славном и бесстрашном прошлом. И были сложены саги и былины о славных подвигах, о коварстве и справедливости, любви и ненависти. И значительно позднее в старинных замках появились привидения — души тех несчастных, которым не суждено было обрести покоя. Они умоляли живых о возмездии, рассказывая свои проникновенные истории.

Но люди любили больше сказки и красивые истории о том, как добро и любовь неизменно побеждает коварство и зло. И в замках селились новые обитатели, которые порой во сне или наяву могли столкнуться со своими предшественниками. Они и нынче живут там, любят и ненавидят, обретают и теряют власть, страдают и радуются, умирают, унося с собой свои тайны, а замки их хранят предания старины глубокой.

Но всем известно, что миром правит зло. Если даже потом как-то побеждало добро, то зло успевало натворить столько, что добро сказалось мельче и незначительнее, чем могло бы быть в самом начале. Оставалось только радоваться тому, что оно восторжествовало, что зло наказано, но это чаще всего была печальная радость.

Эта история одна из многих, на нее не стоило бы обращать внимания, если бы она не предшествовала появлению на свет князя князей и героя героев Рюрика. Он был смелым и отважным воином, лучшим из завоевателей. И тайну великую хранят те века, выдавая нам только обрывки, малые крохи тех воспоминаний, которые о нем чудом сохранились.

И так хочется еще раз заглянуть в неведомую даль, о которой сложены песни и сказания. Как и что происходило в восьмом веке от рождества Христова, когда с великими трудностями проходили русичи по землям своим. Они думали о том, как уберечь и сохранить их от недругов злобных, коих во все времена было великое множество. И чаще всех вторгались на земли русские Скандинавские короли — великие и ничтожные властители душ человеческих.

И мы заглянем в юные годы деда его Гостомысла, когда только родилась мать его Умина, в прекрасные и страшные времена.

№№№№№№

Гарольды протрубили очередной сбор. Король Олав отправился на охоту. Но он не мог знать тогда, что для него начинается совсем иная жизнь. Его спокойной жизни придет конец. Но слышались ему нотки тревоги в музыке, которая взлетала в небеса. И сами Гарольды дивились тому, что играли они одно, а музыка казалась совсем иною. Они не ведали, что музыка рождается сама по себе независимо от их воли, и живет она в душах людских и тогда, когда давно перестали исполнять ее, особенно если грядут великие события. Она может предупреждать о грядущем.

Вслушиваясь в музыку, люди пытались понять, что такое странное с ними случиться может. Но юный прекрасный, хотя и безжалостный король Олав не особенно долго прислушивался и гадал, он устремлен был в грядущее. Его называли королем с каменным сердцем, и ему нравилось такое прозвище — слабаком уж точно он не прослывет. Он был поглощен собой и своим величием. Но он помнил потом, что такая музыка звучала. А остальное придумали его фантазеры — придворные. Но если они и придумали это, то их проницательности надо отдать должное.

№№№№№

Охота подходила к концу. Ничего особенного не было, пора было возвращаться назад. Ничего не могло порадовать короля. И он вместе со свитой своей решил заехать в соседний поселок, перекусить, выпить хорошего вина. В тот момент и заметил он карету с незнакомкой, которая почтительно остановилась перед королевской свитой. Прекрасная головка выглянула из кареты. Она взглянула на короля дерзко, но почтительно. Взметнулись дерзкие ресницы. Она подняла глаза к небесам и ослепительно улыбнулась.

Король был потрясен в первый раз в жизни. Видя странное оцепление короля, кто-то из свиты его сказал о том, что это молодая жена его вассала, который должен быть представлен ко двору в ближайшее время.

Олав с той минуты потерял покой и сон. Он направился в таверну, из которой срочно были изгнаны все посетители, и все поспешно уселись за столы, чтобы пировать. Но в горестную думу был погружен король. Он думал о тихой и покорной королеве. Она ждала наследника. И вспоминал все прекрасные минуты, с нею связанные. Но все это оставалось в прошлом. И ни в какое сравнение не шла королева с незнакомкой, он должен был это признать, а разве не должно быть у короля все самое лучшее? Он знал, что она замужем, но разве он не был королем? Его свита готова была на любую подлость, чтобы развеселить своего короля. И они уже знали в тот момент, что именно от них потребуется.

И пока они находились в таверне этой, Карл, муж девушки этой, Берты проявил себя отважным и смелым, и спас ее от лап дракона. И дракон тот ему теперь будто верно служит, и обезглавил он его, срубив в схватке самую ядовитую из его голов. Видно было, что соперник у него мощный, но не станет же он с самим королем драться.

Ни о чем дурном не думал в тот момент король. Он только хотел, чтобы каким-то чудом оказалась она в его дворце и была с ним рядом. Прихоть, каприз, который не волен исполнить другой, но для короля нет ничего невозможного.

Вот и собирался он его осуществить, хотя пока еще точно не знал, как именно. Уехал он на охоту мрачным, а возвращался- чернее тучи грозной, и только об одном в те часы и дни и мог он думать неустанно.

Недаром видно звучала тревожная музыка, девушка эта играла в судьбе его особенную роль.

Глава 2 Анжела

Король отправился в свои покои, забыв даже навестить перед сном свою жену. А она не нынче, так завтра должна была родить ему наследника.

Бедная королева, так и не дождавшись его, терялась в догадках.

— Скажи мне, что случилось, — пытала она свою служанку, — почему не появился нынче король. Уж не случилось ли с ним чего?

Девушка сначала помалкивала, ей вовсе не хотелось расстраивать бедную королеву. Но потом ей захотелось как — то успокоить свою госпожу. И сказала она только, что король вернулся очень усталым и чем-то был сильно расстроен, потом много пил во время ужина с вассалами своими, и теперь находится в своих покоях. Наверное, что-то приключилось с ним на охоте, но ей о том ничего не известно. Впрочем, и раньше король не отличался особенной нежностью и чуткостью, и в этом не было чего-то для нее удивительного. Хотя королева любила его беззаветно, и благодарила судьбу за то, что у нее был такой муж, у нее единственной в целом мире. Она внушала себе, что он хорош, ничего страшного не случилось с ними и случиться не может, а когда родится наследник, то все будет еще лучше.

Она — королева и никогда никого ни о чем не станет просить. Сколько женщин захотят занять ее место и станут себя вести более разумно, чтобы не потерять его. Но она им не уступит короны и трона, и им останется только тайно ей завидовать.

Но и она ни в чем не виновата, так распорядилась судьба, и она подчинилась ей. Но обида на этот раз была сильна, к полуночи она почувствовала себя хуже.

№№№№№№№

Ребенок — прелестная белокурая девочка, королева знала, что назовет ее Анжелой, родилась на рассвете, окончательно измучив бедную свою мать. Ей стало казаться, что она умирает, что она не доживет и до рассвета. Но по тому, как старуха служанка сказала кому-то о том, что все хорошо, королева просто устала, она поняла, что находится еще на этом свете и ничего страшного случиться с ней не может.

Она заснула, забыв и вчерашние огорчения, и недавние муки.

Король пришел утром, ничего не сказал, взглянув на ребенка. Растерянно следила за ним королева, но даже слова произнести не могла, таким странным и чужим он ей показался в тот миг. Но она не поднималась с постели и не особенно думала о том, что случилось в их королевстве. И только странно-напряженное молчание так угнетало ее.

Ни одной близкой души не было тут у королевы, ни с кем не могла она поделиться своими тревогами, никому не могла доверять. А к вечеру она уже пожалела о том, что не умерла накануне, может быть, тогда бы он сжалился над ней, и не был так суров из-за того, что на свет первым появился не его наследник, а только девочка. Судьба была к ней жестока, хотя никому она не сделала ничего дурного. Но разве есть хоть какая-то справедливости в этом мире, может ли она быть в королевском замке?

Священник все время твердил о том, что рай откроется только тому, кто страдал и терпеливо сносил беды на этой земле. Но она готова была отказаться от того рая, чтобы здесь побыть немного счастливой.

Она заглянула в колыбель. Ребенок тихо спал в своей кровати. Он был так мил и спокоен, если бы это был мальчик. Но она не могла обманывать себя и надеяться на то, что отступятся горести, и ослепительное солнце слова будет сиять в небесах.

И дал себе зарок король, что никогда больше не увидит он Берту, и понимал, что умрет, если никогда больше он не встретится с ней, особенно после того, когда королева его разочаровала.

Глава 3 Верный дракон

На следующее утро ушел король из дворца, да и бродил долго по лесу.

Никого больше не хотел он видеть, особенно тяжко было в глаза королевы посмотреть. Он знал, что вольно или невольно убивает ее, что следует вести себя иначе. Природа только и могла как-то его душу успокоить и в чувства привести.

Не заметил он, как наступили сумерки и все еще не мог назад вернуться.

Никаких чудовищ, никаких зверей он больше не боялся, будто все они переменились.

Они оставались, только были где-то в других местах, а ему не попадались.

Но на поляне приземлился Змей Горыныч, которого там Драконом называли.

Нечего было делать Змею, вот и скучал он и в небесах и на земле. Солнце светило, трава зеленела, а Дракону хотелось чего-то совсем иного, только он и сам не ведал, чего так хотел, а тут король ему попался — хоть какое-то развлечение для бедняги.

— Эх, времена наступали, измельчали людишки совсем, скоро от букашек не отличить. Никто из них, видно и меч в лапах не удержит, не то, что с драконами сражаться, вот по норами своим или по замкам, которые мы им оставили в подарок, и сидят не пикнут, а ведь поднимешь такого в небо, а он от страха и помрет тут же.

И захотелось тому Дракону подружиться с кем-то из людей. Конечно человек это должен быть достойный, не каждый и подойдет, чтобы был он и сильным, и красивым, и умным, ничего и никого и дракона в частности не боялся, чтобы перед другими драконами не стыдно было за своего человека. Да где же такого сыскать? Он если где-то и был, так его уже давно забрали собратья его крылатые, хорошие люди на дороге не валяются. А если остается только крыльями разводить да на судьбу свою жаловаться.

В ярость от всего этого пришел семиглавый.

Хотя он и сам не мог понять, почему в лесу себе человека ищет. Но люди в других местах страшно пугались, и убегали без оглядки. Он бы конечно их догнал, только нужны ли ему такие трусливые? Вот вопрос. Только и годятся для того, чтобы их слопать от досады. А он питался все-таки животными помельче, они вкуснее были, потому что не жили так долго.

Долго бродил дракон по лесу, кроме Лешего никого там не встретил, и уже готов был махнуть лапой, да и лететь, куда глаза глядят, а тут король перед ним и нарисовался, и понял, дракон, что этого — то человека ему и не хватало. А если человек не идет к дракону, то дракон, как в нашем случае, сам к нему и пожаловал. Узнал дракон, что перед ним был король, это даже по одежде его богатой сразу было видно — это тоже хорошо. А еще важнее, что король его совсем не испугался, только удивился немного.

— Дракон, настоящий, и что тебя тут черти носят.

— А где хочу, там и летаю, — заявил Дракон, — у тебя забыл спросить. У тебя тоже и королевство, и замок есть, а чего ты тут шастаешь в одиночестве?

— Надоело там все, наскучило, не могу себе места в этом мире найти, — вдруг пожаловался король

— Вот и я тоже один летаю, на свои головы приключений ищу, друг мне нужен товарищ и брат да дело какое-то постоянное и важное, чтобы не скучно было жить на свете.

Король внимательно смотрел на Дракона и хотел понять, шутит ли тот или говорит серьезно.

— Я ведь многое могу, только зачем что-то делать, если пользы никакой нет.

Король улыбнулся — обрадовался, ему показалось, что они нашли друг друга. Пусть будет у него такой вот добродушный и замечательный дракон, как королю без дракона оставаться, времена — то вон какие грозные.

— Я тебе пригожусь, — заверил Дракон.

Король и сам не сомневался в том, что дракон ему точно пригодится.

— А ты меня не боишься? — поинтересовался Дракон

— А чего мне тебя бояться, если бы ты съесть захотел, так давно бы уже съел, только ты грустный какой-то, — тяжело вздохнул король.

— Да и ты не лучше, -отвечал Дракон.

Так они нашли родственные души один в другом.

Дракон понял, что в этот день многое изменилось, то ли он к королю на службу поступил, то ли тот к нему, но бесхозным он точно больше не будет.

Договорились они, каким именем король своего дракона вызывать станет, когда он ему понадобится.

Король возвращался домой довольно веселый, решил, что сам бес ему подсунул этого дракона.

Разве смогли бы они просто так взять и встретиться, да еще в лесу.

Чудеса, да и только, надо будет его поблагодарить, не каждый день ты с настоящими Драконами знакомишься.

Надо будет вечером на пиру всем о том рассказать. Вот обрадуются его подданные.

№№№№№№№№№

Без беса там и на самом деле не обошлось.

О чем бес гордо заявил Дракону, как только его встретил в тот же вечер.

Тогда и рассказал бес дракону о беде короля. О девице, которую встретил король, говорил. Из-за нее король покой и сон потерял и не рад ни наследнику, ни королеве свой, все о той незнакомке думает.

Расхохотался бес, да Дракон разохался на разные лады.

— Я что-то такое и подозревал с самого начала, никогда людей не понимал, из-за такой ерунды они головы теряют, жизнь свою разрушают. Да ведь беде этой так легко помочь можно.

— Ты воровать ее собирался? — спросил осторожно черт, ему хотелось все знать.

Воровать девицу ему не хотелось, но и друга другого да еще короля, где ему искать? А он уже привык к мысли, что теперь не один в этом мире остался.

А потому как тут не крути, а девицу эту украсть для него придется, чем бы король ни тешился, лишь бы жизни радовался.

Бес пока сидел, сложа руки, только рассуждал да подсказывал, что делать надо. Но не нравилось ему то, что потом Дракон будет уверять короля, что он сам все это придумал, а беса там и близко не было.

Но такова уж его судьба. Как с Драконами и королями поведешься, так и не такого наберешься.

Глава 4 Похищение

На следующее утро встретил Дракон Сириуса на том же самом месте. Немного обиделся, тот едва признал его. Но тот был поглощён своим горем, и что с него спрашивать?

— Долго ты собираешься в печали жить? — не выдержал дракон, -так и королевства своего из-за бабы лишиться можно, -припугнул его дракон.

— Да не велика беда, не лежит у меня душа к делам королевским. Так всегда будет, живешь, живешь, ничего не ведаешь, и вдруг все изменилось в один миг, мир совсем другим кажется.

Смотреть на такого короля было одно мучение. Похищение невесты, вот все, что ему тогда и оставалось.

— Я тут случайно узнал про печаль твою, — говорил Дракон.

Но грустила только половина его голов, а вторая оставалась равнодушна ко всему.

— Я не хочу, чтобы ты бросал все завоеванное не тобой даже на растерзание.

— Чего же ты хочешь?.

Король вдруг поверил, что дракон послан ему не случайно, он сможет помочь.

— Что ты можешь для меня сделать? — спрашивал он снова, не зная даже, о том ли думает змей и что у него на уме.

— Да украду твою красотку, что мне в первый раз что ли? — немного хвастливо произнес он.

Король взглянул на него удивленно, будто не понимал, о чем тот говорит.

— Украсть, — повторил он задумчиво, — но у меня рука не поднимется украсть ее, он мой вассал, говорят, он храбро за нее сражался.

— А тебе какая разница. Я не пойму, нужна тебе эта девица или не нужна, ты уж говори прямо, а то у меня головы кругом идут..

Король все еще молчал и никак не мог решиться на такой шаг

— Мне придется послужить тебе и украсть ее, а какая разница, ни она первая, ни она последняя.

Король помалкивал, легко было храбриться дракону, украл, а потом удрал, а жить — то придется ему, еще неизвестно, как все потом повернется, что будет дальше.

— Ты король, — усмехнулся дракон, — законы для тебя не писаны, в своем королевстве ты можешь творить, что вздумается.

Дракону показалось, что все труды его напрасны.

— Не хочешь, как хочешь, только потом не жалей о том, что не сделал, девицу всегда вернуть назад можно, а вот коли не украдем, так и возвращать некого будет.

Он сделал вид, что собирается улетать, оставив короля с его печалями в одиночестве.

Бес следил за этим поединком страстей. Он пытался угадать, чем все это закончиться, и впервые ничего не мог понять. Почему-то ему хотелось, чтобы король остановился, не соглашался с бесом. Тогда Дракон проиграет, и ему придется расплачиваться.

Но король уже окликнул притворно удалявшегося Змея.

— Я согласен, — услышали и Дракон и бес голос короля.

Бес чертыхнулся и пошел прочь.

Конечно, что еще он мог ожидать от такого короля, и Дракон тоже хорош, ради развлечения и того, чтобы в споре не проиграть, на любую подлость готов.

Король возвращался к себе в замок после принятого решения, уныние пропало без следа. Все должно было перемениться раз и навсегда. Но что же будет, ведь у него была жена и дочь родилась, он правда позабыл о них без всякого труда, но они были живы и невредимы.

Но теперь уже дракона не остановить, и надо было что-то решать.

В этот вечер он даже не зашел к королеве, потому что боялся выдать то, что должно было только совершиться, пусть пока она поживет спокойно, а там будет видно.

Нет, будет день и будет пища, а пока можно попировать вволю, помечтать о грядущем счастье и любви.

В ту ночь он не сомкнул глаз, то представлял себе прекрасную дева во дворце, то сомневался в том, что так нужно поступать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 622