электронная
180
печатная A5
305
6+
Русский язык согласно бабе Лизе

Бесплатный фрагмент - Русский язык согласно бабе Лизе


5
Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-2083-3
электронная
от 180
печатная A5
от 305

Введение. У бабушки…

У бабушки есть внук. Так, ничего себе. Ни умный, ни дурак. Ни хулиган, ни тихоня. Мальчик как мальчик. В школу ходит, уму разуму учится, тайны жизни постигает. Глаза голубые, ясные, чубчик завитушкой, улыбка добрая. Вот он из школы пришел и просит:

— Бабушка! Помоги мне с русским языком, пожалуйста. Мы склонения стали проходить, а я не все понимаю. Какие-то вопросы: «Кто-что? Кому-чему?» К чему это все надо знать — непонятно! Какая-то запутанная система. Что такое падеж? Какое-то слово странное. Оно русское или нет?

Бабушка сидит на кухне и пьет чай с яблоком и ватрушкой. На голове — платочек ситцевый. Из под платочка седина выбивается, а глаза смеются. Она — в гостях у внука, или, скорее, у дочери с зятем. С Волги приехала. В белокаменную, внука пасти, пока родители на Кипр отдыхать уехали.

— Чего тебе разъяснить, милок? Русский язык? Это можно, только любое дело надо начинать с чаепития. Садись, дорогой, чай попей ароматный, со слоном, и ватрушку мою попробуй. С творогом. Проголодался?

— Спасибо, бабушка! Я ватрушку люблю, а вот чай не очень. Лучше кока-колу.

— Каку-таку кока-колу? Ей только туалеты мыть! Одна кислота там вражеская. Садись чай пить. Мой дед говорил всегда, что без чая наука никакая не идет. В чае вся сила.

— А мама говорит, что чай вреден. Кофе лучше.

— Не знаю, что твоя мама там говорит, только чай, да самовар с кипятком Русь не раз из беды спасали. Исконно русский напиток, хотя и из Китая пришел. Он в нашу кровь вошел так, что без чая русский не может жить. Дух там живет русский. А я с яблоком завариваю, по старинному. Попробуй, Петя! Мальчик нехотя присел на табуретку около стола и взял в руки чашку с чаем. Он отпил глоток и закашлялся.

— Не торопись, торопышка! Чай торопливости не любит. Он любит степенность и беседу неторопливую. И ватрушку бери теплую. Мальчик откусывает ватрушку и улыбается.

— А ты сама ватрушку испекла, баба Лиза? Сама?

— Сама, милок! Только вашей плитой я не знаю как пользоваться, поэтому пекла по старому, в кастрюле. Не такие пышные ватрушки получились, но кругленькие. Я уже третью ем. А ты ешь, не стесняйся! Я много напекла.

Так они и сидят за столом — старый да малый и чай пьют.

Глава 1. Существительное

— Ну, напился и наелся? Теперь давай науками заниматься. Где твоя книга-то? Русский язык? Чего ты там не понимаешь?

— Да вот нам про падежи рассказывали и склонения существительных. Слова-то толком не объяснили. Почему — существительные и что такое склонение? Отклонение я знаю, а тут какое-то склонение. А ты, бабушка, как это понимаешь?

— Да, милый Петя, я еще кое-что и помню со школьной скамьи. Еще при Сталине учились. Гимн — наизусть, басни Крылова — наизусть и правила русского языка — наизусть. Я только потом стала догадываться, что к чему. Пажи — падежи! А падеж скота был большой в коллективизацию. Это мне моя бабушка рассказывала. А она была из дворян и говорила дома с мамой на Вы и по-французски. Вот времена-то были, Петенька! Падежи. Почему они падают — эти падежи? Слово какое-то колючее, немецкое. Не знаю, милок, почему падежи называются, но и мы в школе их учили. А склоняют существительные во все стороны. Ну давай с самого начала с тобой разбираться.

— Существительные — это самое важное в жизни. Сущность её, то, что существует вокруг тебя и в тебе. Без существительного нет ничего вокруг. Так я это понимаю.

— А я — существительное? — спросил Петя.

— И ты — существительное, и я, и все вокруг тебя. Вот стол — тоже существительное. Вот — книга, а вот — ватрушка. И все же они все разные, хотя и существительные. Бывают существительные живого вида и мертвого. У нас почему-то принято делить все на одушевление и неодушевленное, то есть через определения, у кого есть душа, а у кого — нет. Стол — неодушевленное, нет там души, а муравей — одушевление, хотя я не знаю, какая у муравья душа? Я же по уму своему делю всё на живое и мертвое. Живое может расти и делится, размножаться, копироваться, а вот мертвое этого делать не может. Тесто вот растет и поднимается, делится — ты и сам видел с ватрушками, то есть тесто — живое, а вот согласно вашим правилам оно мертвое, неодушевленное, а вот собака — одушевление, а в церковь её не пускают, хотя согласно русскому языку душа-то у нее есть. Даа, путаница тут получается. Ну а как ты думаешь?

— Учительница в школе говорила, что собака — одушевление существительное, а про тесто я завтра спрошу, — и Петя записал свой вопрос в тетрадку и задумался.

— Действительно, бабушка, что же такое существительное и как оно может быть одушевленный? Кто его одушевил-то? А ты молодец, бабушка, думаешь. А я считал, что ты на все согласна и русский язык не знаешь, а ты у нас — профессор.

Да какой я профессор — профессор кислых щей! Я просто всю жизнь работала и думала про себя про язык этот наш. И кроссворды я люблю разгадывать, а там слова понимать надо, а это — непросто! Ну, ладно, давай спать ложиться. Утро вечера мудренее. Портфель собрал? И книжки положил? А у учительницы ты спроси: тесто — одушевление существительное или нет? 

Глава 2. Об одушевленном и неодушевленном

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 305