электронная
100
печатная A5
498
18+
Русская ось колеса Сансары

Бесплатный фрагмент - Русская ось колеса Сансары

Объем:
366 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-3915-6
электронная
от 100
печатная A5
от 498

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— А ты слыхала про тибетское колесо Сансары? Оно постоянно вращается, и все наши чувства и ценности оказываются то внизу, то наверху. То сверкают на солнце, то утопают во тьме. И только настоящая любовь — ось этого колеса, а потому не движется с места

— С ума сойти… — восхищенно пробормотала Аюми. — Колесо Сансары, говоришь? И допила свой бокал до дна…

Харуки Мураками. 1Q84

Предисловие

Первая книга «Эзотерический мастер» из цикла «Русская ось колеса Сансары» вышла в 2013 году в небольшом издательстве. Основной целью тогда было — прочувствовать реально, что такое издание собственной книги, и как восклицание «Я сделал это!» вырвалось бы из уст прочитавшего. Однако, недолго побыв в ЛитРесе с лейблом «бестселлер», книга моментально разошлась по пиратским книжным ресурсам, где до сих пор доступна для свободного скачивания.

Вскоре появилась достаточная масса отзывов, чтобы задуматься о корректировке романа. Отзывы пришли разные от «первые главы очень вкусно, далее без комментариев» до восторженных. Непрерывно шла собственная литературная работа по чтению выдающихся мастеров слова, по шлифовке, по наработке приёмов и т. п.

В результате перед вашими глазами вторая редакция книги, дополненная и развитая, в том числе в русле известного утверждения: «Быть мудрым — значит, прежде всего, научиться быть счастливым».

В книге в игровой форме затронут серьезный пласт проблем, на который у автора имеется собственное видение, и что постарался не только мастерски (надеюсь) донести его до читателя, но и предложить ему самостоятельно подумать над затронутыми проблемами.

Роман содержит отступления, включающие информацию, которая может поспособствовать личностному росту читателя, что делает чтение книги не только увлекательным, но также и познавательным. Любители экшен эти главы без проволочек могут пропускать: эти глава помечены; эти главы идут не то чтобы вразрез с интригой, они как пламя в камине, позволят на минуту расслабиться и встряхнуть собственные мысли.

И все же основное — это история ошеломляющей любви, одновременно романтической и житейской. О которой постарался поведать с высокой степенью искренности; без малейшего налета фальши показать всю глубину отношений героев, родство душ, преодоление собственных страхов и бед во имя любви.

Их любовь вселяет веру в это светлое чувство, что особенно важно в наше время перемен.

Книга первая. Эзотерический мастер

…признак усовершенствованного человека… должен быть в том, что по отношению ко всему происходящему вне его он способен… играть в совершенстве роль, соответствующую данной ситуации; но в то же время никогда не сливаться и не соглашаться с ней.

Г. И. Гурджиев

1. Две роковые родинки

С какого такого резона ей вздумалось устроиться в управленческий офис предприятия «РСС»? Вопрос шалым ветром развлёк сотрудников и женского, и мужского пола. Это поначалу развлёк, далее — ветерок крепчал изо дня в день, набирая ураганную мощь.

Специальных знаний по профилю работы у новой сотрудницы явно нет. Образование у неё — да, высшее. Причём настолько высшее, что уместно добавить: высшее мифическое.

Мифическое — не потому ли, что студенческая зачётка голубицей сизокрылой летала от одного препода к другому? И те с каким-то садомазохистским удовольствием собственноручно пороли себя, выводя в ароматной книжице-зачётке каллиграфическом почерком не иначе как «хорошо» и «отлично». Следом получая смс-сообщение об адекватном пополнении счета за подготовку сногсшибательного кадра для реанимируемого российского производства.

Тем, которые сомневались в действенности выбранной очно-заочной формы образования, смелая девушка помогала напрочь развеять недоразумения по поводу вечного отсутствия на лекциях: знания приходят разными путями. Порой несколько часов близкого общения равнозначны полуобморочному семестру в душных аудиториях.

Разве не так?

А если легким поцелуем прошлифовать гранит науки совместно с её представителем? Алым язычком разгладить шероховатости понимания заумного и переродить заумное — просто в умное, что пригодится по жизни? Знания тогда входят в плоть и кровь. И что вообще означает «знание»? Это, между прочим, развиваемая способность добиваться поставленной цели, оперируя множеством аргументов.

Она красива. И это основной аргумент. Её фигура — сплетение прихотливых изгибов, намёков и тайных желаний. Взгляд сотрудников (тех, кто по-страусиному не прятал глаза) метался, терялся, разрешая вечную загадку телесной красоты. И это в рабочее время!

Лера — так звучит её имя — уже обладает в мере чуть большей всем тем, что должна иметь стильная красавица:

— длинные стройные ноги (есть! плюс шелковая, приятная для мужской ладони, нежнейшая кожа);

— тонкая лебединая шея (имеется! плюс врождённое изящество движений бесподобной головки с личиком и волосами, достойными отдельных дифирамбов);

— умопомрачительная талия (в наличии! плюс обалденный диссонанс легкой округлости вздрагивающего животика с крепким ягодичным массивом сокровенных прелестей)…

Над личиком Леры поколдовали визажисты элитного салона красоты. Коллеги-косметологи, просвещенные тайнами ремесла, могли бы подискутировать, выявить ряд замаскированных процедур, и что в конкретном случае удачно дополнило натуральную красивость.

Причёска и цвет волос менялись с какой-то странной периодичностью, укладывающейся, впрочем, в фазы месячного женского цикла — это уж потом Василий допетрил, когда красотка позволила рассмотреть прелести поближе…

В офисе ей определили комнату на двоих с пожилым мужчиной, счастливым супругом, отцом, дедом. Поначалу посадили к работникам женского пола, но сразу начались конфликты. На нечаянных коллег Лера не могла даже смотреть без сожаления. Ну, как можно именоваться женщиной и не быть таковыми на самом деле?! Ни прически, ни умело подобранной одежды, ни умение пользоваться косметикой — ничего путного, ничего не взято из аксессуара уважающей и любящей себя женщины! Так, клуши-идиотки, привязали к себе полудебильных мужиков развитым домашним хозяйством.

Она из чувства сострадания попробовала их мягко поучить. Разобрала по косточкам одежду. Донесла новые веяния из мира моды. С любезной улыбкой изо дня в день разъясняла, как внести разнообразие в облик, не тратясь уж слишком. Демонстрировала искусство макияжа. Предлагала коллекционный набор запахов, ароматов, духов что ли — как кому угодно именовать то, что вносит необычное в образ преподносимый окружающим, и прежде всего — мужчинам. Потому что, если Бог создал человека, то мужчину из него сделала женщина, которой в свою очередь раскрыл глаза первый оппозиционер и возомнивший о себе конкурент всему сущему… ну, не будем называть его имя: не ровен час придёт и за душой назвавшего, которая либо жаждет продолжения жизни в другом измерении. И шаг за шагом постигает таинство, как стать избранным для загадочной вечности из тьмы званных… Либо резонно отмечает: в развиваемых рыночных отношениях все должно иметь цену. Как бы ни продешевить!

— А как же любовь? — как-то раз пикнула Настя, обыкновенная молодушка, мамаша двоих детей — учеников начальных классов, и добропорядочная жена.

В служебной комнате они остались вдвоём: можно пооткровенничать.

— I am not understand. Поконкретнее. О чём ты? — Лера заинтересовалась.

— Как! О любви. К чему все эти понты, которые ты расписываешь? Заметят тебя, выберут, пригласят, а дальше… Дальше должна быть любовь.

— Ага! Ходить лунными ночами и взращивать цветок любви… Чушь! Любви нет. Даже не надейся отыскать. Запомни: любви нет. Есть гормоны и генетический код. Нельзя отыскать, чего нет!

— Я же нашла.

— Ты нашла мужа, а не любовь.

— Разве это не одно и то же?!

— Знаешь, если ты начнешь меня парить, что умрешь, когда застукаешь благоверного с другой — не надейся, не поверю ни за что.

— Мой не сможет мне изменить!

— Ха-ха! Слушай, не зарекайся, да и не заморачивайся об этом. Не знаешь, не ведаешь, куда твой муженёк похаживает — и не надо! Чем меньше знаешь — тем крепче семейные узы!

— Мой ни-ког-да, ни при каких обстоятельствах мне не изменит! — Настя нахмурилась, сердечко дрогнуло.

— Да разве это — измена?! Ну, встряхнётся твой мужичок разок с другой. Ну и что? Убудет что ли с него??

— С одной, завтра — с другой. Загуляет мужик!

— Раз так — туда ему и дорога. Зачем за такого держаться?

— Потому что мы любим друг друга. Любим без обмана и приворота.

— Заело у тебя! Давай проверим твоего? Не пройдёт и недели, как он переспит со мной. Не получится — я вырву свои наращенные ресницы и выброшу в мусор всё свою косметику. Я даже одеваться как следует не буду… Оденусь чушкой-простушкой, как ты. И всё равно он клюнет. Не обижайся на резкие слова. Они относятся не к тебя, а к твоему неухоженному образу.

— Ладно. Хочется посмотреть на тебя без грима!

Настя согласилась и, поправив космы волос, добавила: — К тому же, ты о себе слишком высокого мнения.

***

Лера определила: спортивный стиль в одежде соответствует задаче по стремительному захвату мужской половины хваленой семьи. Сближает с мужланом Насти. Будет первым шагом в раскрутке на контакт. Остается выбрать одну из психологических уловок.

Как-то она видела их вместе. Благоверный муж с внушительным не по годам пивным животом поджидал свою благоверную в допотопном идиотском автомобиле. Не целуются при встрече. Гм. Да и встречает, не выходя из автомобиля.

«Наш клиент! — Лера усмехнулась, облизнув разом пересохшие губы. — Какие у него интересы: футбол-хоккей? (прикинусь фанаткой того же клуба) Рыбалка? (буду рыбачкой) А вообще — прочь раздумья, может, он готов давно к случайной связи на стороне, благо телевидение (всевозможные ток-шоу, скандальные телеведущие) помогает нам, подготавливает народец к реальному разврату граждан по отдельности».

— Славик! — крикнула Настя мужу, выходя из магазина с огромной сумкой, набитой продуктами. — Чего расселся, как пень, иди, помоги!

Пока Славик вышагивал к Насте, невесть откуда вынырнула Лера, схватилась за ручки продуктовой сумки и с натуральным беспокойством сказала:

— Давай-давай помогу, Настюша. Смотри, сыплется из сумки. — Из сумки действительно посыпалось, когда Лера преднамеренно сильно дернула за ручку. Тут же присела и стала собирать рассыпавшиеся продукты. Подскочил Славик и также стал собирать, а сам скосил взгляд на стройные ножки, которые тут же шевельнулись и как будто невзначай коснулись его руки.

— Привет! — улыбнулась ему Лера. — Вот так всегда! Хочу помочь — и не получается. Пакет с молоком порвался (она его проколола), творог рассыпался (с помощью Леры). Детишки голодными останутся…

— Да вы не расстраиваетесь, девушка. Купим счас снова!

— Ну, нет-нет. Как же так! Я рассыпала, я и куплю. Подождите минуточку, я сбегаю в магазин! — Она решительно направилась в магазин, из которого только что вышла Настя. Славик побежал за ней. По мере того, как он приближался, походка Леры становилась всё более сексапильной.

— Куда ты! — крикнула вдогонку Настя и, скривившись от тяжести, потащила сумку в автомашину, кляня себя, что сразу не взяла с собой мужа: ему, видите ли, захотелось дослушать новости с футбольного чемпионата. Вот олух!

А в магазине у витрины с молоком Лера ровно опешила перед десятком сортов молока, не зная, какой выбрать. Подскочивший Славик схватил первый попавшийся пакет.

— Какой вы быстрый, мужчина?! Так нельзя, не глядя! — Одернула Лера. — Посмотрите дату выпуска, вдруг просрочено. Состав продукта также проверить необходимо. Вдруг и не молоко совсем. Нет ли генномодифицированных добавок — тоже проверить, о чём должна быть пометка. Ведь детишкам своим покупаете! Давайте прочитаем, что на упаковке. Кто производитель, из какого региона привезён. Вспомним, не было ли там техногенных аварий…

Лера подошла к нему так близко, что он мог ощутить всеми органами чувств её нежную упругую грудь. По тому, как он сглотнул слюну, Лера про себя отметила: первая цель достигнута.

— По-моему, не здесь читаешь. Переверни пакет. Расправь, что там внизу, какая дата? Называй цифры по порядку, — командовала девушка, наслаждаясь властью.

— Тринадцать, точка, два нуля, восемь, точка…

— Ага! Молоко разлито такого-то дня в такой-то час. Но сохранность любого продукта гарантируется правильными условиями хранения… Что-то я не вижу температуру охлаждаемого прилавка. Не подозвать ли нам работника магазина, чтобы он подробнее ответил на наши вопросы по качеству продукта. Нельзя позволять себя дурачить!

— Да ладно, лучше тебя никто не скажет.

— Ты уверен, что лучше меня никого нет?.. В выборе продуктов, как, может быть, и в другом?..

Они посмотрели друг другу в лицо. И вдруг Лера подмигнула одним глазом, потом точно так же — другим.

— Вау! Как классно у тебя получается!

— Можешь так?

Славик попробовал подмигнуть также поочередно, но не получилось. Они рассмеялись, как давние знакомые. Лера еще раз продемонстрировала ему умение подмигивать, похлопав поочередно глазами, при этом длинные наращенные ресницы колебались, как шторки, показывая ровно на мгновение нечто сладостно-запретное.

У кассы Лера взяла, словно невзначай, коробочку презервативов, покрутила в руках — якобы что-то в надписях привлекло её. Со смехом сказала на ухо Славику:

— Давай попробуем. Тут всего три. И все разного цвета и исполнения! — Славик засопел, оглянулся с опаской.

— Да не здесь же, конечно! Отвези жену домой. Я вон там, на той скамеечке тебя подожду. Скажешь жене, что насадку для рыбалки надо купить. Завтра же суббота. Я знаю, что вы компанией на озера ездите. Так что она ничего не заподозрит. Или не будем брать?..

И, увидев в его глазах колебание, решительно положила в продуктовую корзину эту визитную карточку запретной любви, тут же пояснив Славику:

— Просто, ты мне нравишься. Ты настоящий мужчина. Таких сейчас редко встретишь. А я одна, у меня пока никого нет… Уже не могу терпеть, представляешь! Было у тебя такое? Мне и надо-то всего капельку. Так, легкий флирт… Значит, договорились? Я вон той скамеечке посижу. Смотри, не опаздывай. Тебе времени всего полчаса, и я просто-напросто пойду домой…

…В понедельник утро рабочего дня началось обычно. Лера первые пятнадцать минут рабочего времени приводила себя в порядок: корректировала макияж, подбирала в тон платью помаду, разглаживала специальной щеточкой ресницы. Настя, сидевшая напротив, зевала и протирала заспанные глаза, ровно вслепую раскладывала на столе документы, с которыми сегодня должна поработать, и что-то старалась вспомнить.

— Ну, как выходные, коллега? — как бы между прочим спросила Лера, разглядывая брови в зеркальце.

— На даче грядки полола. Трава так и прёт. Надо успевать, скоро ягоды пойдут, огурчики на подходе. Заготовки на зиму будем делать.

— Одна пластаешься?

— Да ты что!? При живом-то муже — одна! Славка у меня так же полет и с лейкой бегает. Дочки помогают… Славка, правда, в субботу на рыбалку с друзьями ездил… Семь килограмм рыбы привез! Окуньки да лещи! Крупные, жирные, как на подбор, — с гордостью сказала Настя.

— А еще что-нибудь привез? — Модная красавица продолжала допытываться с невозмутимостью.

— Что ещё может привезти? — Настюша недоумевала, пожимая плечами.

— Трипперок, например… Для начала.

— Что?!!

— Да это я так, к слову. Ты не циклись на этом.

— Он у меня под контролем. Для меня он прозрачный, как стеклышко.

— Только у этого стеклышка есть две непрозрачные маленькие родинки.

— Чево ты опять?!

— Две маленькие родинки на хорошем пенисе у стеклышка твоего есть. В пятницу вечером ими полюбовалась. Особенно они хороши на нём, когда мальчик у твоего мальчика напряжён и готов лопнуть от желания… Что ж ты муженька на голодном пайке держишь?!

— Да врешь ты всё! Никаких родинок у него там нет. — Настя покраснела и вдруг припомнила: «А ведь и вправду есть, но только одна».

— Вспомнила? Скажи честно: есть или нет?

— Ну, вроде есть… одна. Фу ты, я от сна отойти не могу, ещё ты со своими дурацкими распросами!

— Их две. Красивые родинки на алой головке. Одна сверху, чуть слева и едва ли не посредине, вторая, поменьше, снизу, у самой уздечки! — Лера оторвалась от любования собою в зеркальце. Улыбка змейкой скользнула по устам, звонкий смех ударил Насте по ушам. — Я выполнила то, что говорила. Не зарекайся. ЛЮБВИ НЕТ! Это глупые бредни. Ты ещё глянь на его коленки. Он их в кровь стер, стоя на них и стараясь показать всё своё мужскую упорство в известном блюзе двух голых тел.

— Ты меня разыгрываешь… — Настя не верила такому коварству и такой быстрой развязке недавнего спора-пари.

— Вечером посмотри внимательно на благоверного, пониже пояса… Надлежит быть повнимательнее, чтобы не узнавать интимные подробности от подруг. Я бы тебе ещё насказала, да не буду травмировать тебя, твою простецкую психику.

— Какая ты мне подруга!? Ты — стерва, змея подколодная! — Настя в слезах выбежала из рабочей комнаты.

А появилась только через час.

Она вошла с горящими ненавистью глазами, прикусив дрожащую нижнюю губу, с ходу двинулась прямо к обидчице, чеканя шаг, замахнулась — и взвыла от боли. Предупреждая пощечину, Лера отработанным движением пнула острым носком модельной туфельки в голень, ближе к коленному суставу. Видимо, она уже бывала в подобных передрягах, и знала, что такое праведный гнев обманутой супруги.

— Вон отсюда! Вон! Я тебе говорю! — сквозь боль и хлынувшие слёзы выкрикнула Настя, Превозмогая боль, плюхнулась на стул. Руки со страхом тронули ушибленную ногу. Горячие слезы капали на эту же ногу, вскоре нога стала такая мокрая, как и лицо. Слезы жгли несмываемым позором. Впервые ей было так обидно и горько.

— Дура! Что, сбегала к ненаглядному?.. Представляю, что там у вас было! Рассмотрела писюлечку?! А коленки смазала зелёнкой? — Лера расхохоталась и, покачивая соблазнительными бедрами, вышла из комнаты.

Выйти-то вышла, и приостановилась, аккуратно затворив дверь. Рабочий день в разгаре, из-за таких дурищ собственное производственное задание под срывом. К тому же удобный случай испытать начальника! Минуту поразмыслив, она пофланировала в секретариат, где пощебетала с двумя прикольными (для неё) секретаршами и накатала, снова как бы между прочим, докладную записку начальнику отдела: «Такая-сякая вследствие семейных неурядиц создает нервозную обстановку, нерабочую ситуацию, не даёт плодотворно работать. Только что оскорбила не столько меня, сколько кодекс трудовой этики… Прошу оперативно разобраться и принять соответствующие меры».

Написала, прочитала, усмехнулась — и с удовольствием положила докладную в почтовую папочку начальника. Тут же упросила секретаря занести папку, так как дело у неё срочное и отлагательства не терпит.

Начальник вскоре вызвал обеих к себе на ковёр.

Две ощетинившиеся кошки готовы пустить в действие острые когти прямо при нём. Одна с холодным блеском насмешливых глаз, другая — с затаённой болью и нарастающим горем. Установив причину конфликта: женские склоки в рабочее время, он, представительный мужчина среднего возраста, с проблесками раннего серебра в красивой шевелюре вьющихся и аккуратно постриженных волос, усмехнулся себе в ус и, как властью оделённый, нахмурился.

После короткого раздумья твердым голосом объявил решение: обеих лишить премии за месяц (а это четверть зарплаты), и пересадить Леру в другую комнату. И — никаких разборок.

При выходе из кабинета Лера нарочито быстро шагнула в проём двери кабинета, прижала Настю к косяку, сощурившись от преисполнявшего злорадства и презрения. Посрамлённая жена с силой оттолкнула соперницу, которая, тут же схватившись за якобы ушибленное колено, обратилась к грозному шефу:

— Эдуард Викторович, прошу зафиксировать истинного виновника конфликта и лишить премии только её! Иначе прошу засвидетельствовать несчастный случай на производстве без потери трудоспособности. Или даже с потерей. Доктора мне! Докторааа!

— Не доктора тебе, а роту солдат, чтобы поимели тебе сразу все, — прошипела Настя.

— Напугала?! Это на твою лоханку и одного комара достаточно!.. Спасибо скажи: хоть чему-то твоего Славика обучила, кобелину твоего неотёсанного.

— Коллеги, прекращаем трения! — прикрикнул Эдуард Викторович.

— Так будет доктор или нет? — Лера повернулась к нему. — Если в вашем присутствии работница неадекватно ведет, что в отсутствие?! Требую ужесточить наказание.

— Будет-будет. Останьтесь, Валерия Александровна. Придётся с вами провести дополнительную беседу. А вы, Анастасия Петровна, немедленно приступайте к работе. Мы должны ощущать себя единой командой, а не разводить дрязги и склоки!

Лера осталась и уселась напротив начальника, закинув ногу за ногу.

— Какого доктора тебя надо? — Эдуард Викторович сменил тон с приторно-пафосного на игривый. — Фельдшер на добровольных началах не подойдет?

— Фельдшером я и сама могу быть. На мне этого мало.

— Чего «этого»?

— Второстепенного.

— Может быть, предложить моё кресло?

— Мне достаточно быть рядом и, как вы сказали, «ощущать себя единой командой».

— Команда команде рознь.

— Я играю в высшей лиге! — Лера перекинула ноги, не спуская с начальника пристального взгляда.

— Вы доучивались в Америке. Как попала в Штаты?

— По студенческой линии.

— Большинство наших студенток там и остались.

— Они остались на второсортной работе. А чего хочу я — повторять не буду.

— Энергии у тебя через край!

— Которая исходит из желания быть полезной!

— ОК! Дополнительную обязанность тебе хочу вменить. — Эдуард Викторович потеребил мочку уха.

— Слушаю вас внимательно.

— Не знаю почему, но мне хочется говорить откровенно. Сама понимаешь, о нашем разговоре никто не должен знать (Лера кивнула). Дело в том, что наше предприятие может очень скоро прекратить деятельность и начать работу в новом качестве. По неафишируемой информации одна из госкорпораций разворачивает коммерческую деятельность. Намеревается взбодрить производство частной инициативой. Есть возможность поучаствовать и нам. Избранным из нас. Конкуренция здесь очень высока. Это может стать нашей золотой жилой, скважиной чистого золота! Многие хотят стать в одночасье богатыми. Шанс вот-вот выплывет! Здесь главное — правильно внедриться…

— Присосаться! — У Леры заблестели глаза. — Пардон, перебила вас. Я согласна. Я понимаю с полуслова. Я так полагаю, что прошли времена, когда нужен гранатомет и автомат Калашникова, чтобы устранить конкурентов. Теперь кровавая битва умов и за умы или умишки. Тотальная трансформация сознания… С чего начать? Хотя, как вы убедились в ситуации с Настей, уже начала.

— Пока твоя задача — подобрать команду верных людей, готовых выполнить любое указание, решить любую задачу в кратчайшее время. Много не надо: человека три-четыре. Главный критерий отбора: никакой советкости, никаких нравственных соплей. Как видишь, у меня чисто деловое предложение. Перспективы настолько впечатляющи, что даже не предлагаю тебе стать любовницей. — Эдуард Викторович призадумался, обозревая шикарные ножки: «Пока не предлагаю».

Лера это приметила, не подавая виду, сказала:

— Здесь есть нюанс: голова варит хорошо как раз у тех, у кого есть какая-либо нравственность. Надо суметь манипулировать подобными интеллектуальными донорами, то бишь мотивировать. Но негодяи тоже нужны.

— Не сомневаюсь, ты справишься! Под моим неусыпным руководством.

— Безусловно! Я вас поздравляю с успешным началом! Вы сделали правильный выбор.

— Остаётся скрепить слова поцелуем.

— Позвольте для начала деловым рукопожатием. — Лера улыбнулась. Её холеная ладошка крепко сжала ладонь обозначившегося шефа.

Сохраняя лицо, Эдуард Викторович, рассадил повздоривших коллег Валерию Александровну и Анастасию Петровну.

Так Лера стала делить рабочую комнату с безнадёжно пожилым мужчиной, счастливым отцом, мужем, дедом. Она также предваряла рабочий день пятнадцатиминутной косметической процедурой и поглядывала вполглаза на нового коллегу, то ли прицениваясь, то ли размышляя над новым поворотом судьбы.

Что чему причина? Когда начнется её история жизни? Она записала в блокноте какого дня это произошло, в каком часу, и какой был день недели — и, словно просвещенный магистр магических наук, искала тайный знак. Искала ключ к пониманию жизненной ситуации. Нет ли подставы в секретном задании начальника?

Она верила в темную и светлую магию цифр, знаков, примет. Дома среди небольшого количества книг были и такие: Мэнли П. Холл «Энциклопедическое изложение масонской, герметической каббалистической и розенкрейцеровской символической философии», двухтомник доктора Папюс «Практическая магия» (репринтное издание 1912 года), специальная методическая литература с зашифрованной информацией между строк.

Лера знала, что магия не делает ничего сверхъестественного. Она ускоряет нормальный ход явлений в природе живых существ. Магия — суть и методы применения усовершенствованной, «динамизированной» человеческой воли для ускорения развития живых сил природы. И главное: прежде, чем управлять силой, заключённой во внешнем живом существе, — будь то человек, животное, растение, необходимо научиться управлять самим собой — без этого бесполезны все молитвы, заклинания, магические формулы…

Поэтому она так же, как индийские факиры (это было одно из её упражнений), развивала способность владеть гиперфизическими силами. Она ставила горшок с растением с тугим бутоном перед собой, сидящей голой на полу. Направляла на цветок сосредоточенный взгляд вместе с указующими пальцами рук. Застывала и немела в этой позе, концентрируя себя и генерируя те самые загадочные флюиды, которые здесь мощным потоком устремлялись к цветку. По прошествии некоторого времени, измеряемого порой часами, бутоны распускались, рождая цветок, который, едва только расправив лепестки, тут же никнул. Лера возвращалась в свое первоначальное состояние и видела растение с осыпавшими лепестками. Это её озадачивало: какой силы в ней больше? Темной? Светлой? Засохни цветок сразу — сомнений бы не было. А тут…

Первое время на новом рабочем месте Лера сидела тихо, как мышка, которая не решается выйти из норки. Но якобы любопытство перебарывает, и ей снова хочется переродиться из серой мышки в грациозную львицу.

Она обращала на коллегу воистину магический взор. Она, владеющая методикой динамизации воли, примеривалась к пожилому мужчине, как к невольной мишени. Позабавиться, подурачить его или сделать помощником в тайных намерениях? Останавливало, что перед ней сидел исторический советский человек. Заморозить бы его для будущих поколений. Пусть прямиком попадёт в коммунистический рай или ад. Хотя круги ада можно устроить и сейчас. Это в легкую.

Как-то Лера подошла близко к коллеге, чтобы ощутить кожей флюиды его внутренней психической составляющей. У советского человека она очень сильная! Она со сладостью ощущала себя вампиром. Её взор из рассеянного постепенно концентрировался, прояснялся и наполнялся неведомой силой. И ровно как вспышка молнии озарила их лица. Ошеломлённая Лера отпрянула назад — на тонком с горбинкой носе сослуживца он увидела две маленькие роковые родинки. Точно такие же, как у Настиного супружника. Одна из них чуть больше на гребне горбинки носа, другая, поменьше — на краю его основания. Только здесь родинки разместились на носу.

— — Вы испачкались, — с обаятельной улыбкой сказала она. — Посмотрите в зеркало. У вас на носу два пятнышка, наверное, от тонера ксерокса. У вас… или теперь у нас всегда так мажет ксерокс?

Владимир Владимирович взглянул в зеркало, тут же предложенное Лерой.

— Это родинки. Они почему-то темнее остальных. Странно даже… У вас острый взгляд, никто мне об этом не прежде говорил… Но что тут особенного? Есть и есть…

— Да не скажите, — мягко возразила Лера с плотоядной улыбочкой. — Не хотите попробовать настоящий чай Сяй Чжун с горы Чжэн Шань? Так сказать, в ознаменование нашего соседства в этом казенном помещении. Поговорим о китайской чайной церемонии…

2. Неожиданный Сен-Санс

Три дня Лера ощущала себя очарованной обаянием советского человека, каковым раскрывался ей Владимир Владимирович. Чайные церемонии проторили дорогу в его сердце и память, и она сумела углядеть цельную личность с жаждой беззаветно служить высокому идеалу. Её это забавляла, но виду не показывала.

На четвертый день решила сбросить пленяющее оцепенение и взялась за отвратительную работу: отдраить чайник и помыть чашечки и блюдечки, свои и любезно — Веэв (Владимира Владимировича).

По обыкновению наслаждаясь довольством собой с одновременной практикой «разделенного внимания», плавно поплыла в комнату приёма пищи, где принято мыть посуду. Вдруг прямо перед ней с треском распахнулась дверь точно такой же, как у них, рабочей комнаты, и выскочил взъерошенный молодой человек в сером элегантном костюме, в котором бордовые полоски верно сочетались с такого же оттенка галстуком на фоне белейшей рубашки.

— Простите, я вас, кажется, напугал.

— Меня напугать невозможно, — с усмешкой отчеканила Лера, метнув взгляд на табличку, закреплённую на дверях за спиной нового знакомца: «инженер-конструктор».

— Почему? — с немалым удивлением сказал молодой инженер-конструктор.

— Потому что я ничего не боюсь.

— Любопытно! Красивая девушка. Безупречный, я бы сказал, эталон женской красоты. Вдобавок имеете черный пояс по самбо?

— Что я имею, то не скажу. — Она удостоила собеседника надменным взглядом, в котором вдруг пропала надменность и установилась особая рассеянность, когда смотрела краешками глаз.

Взор её пленительных глаз из рассеянного постепенно концентрировался, прояснялся и наполнялся неведомой силой. И — ровно как вспышка молнии озарила их лица. Ошеломлённая Лера отпрянула назад — на интеллигентном фэйсе случайного знакомца, там, где брови сходились к тонкому носу, снова увидела две маленькие роковые родинки, которые соседствовали рядом! Одна из них чуть больше была ближе к переносице, другая — поменьше — чуть выше. Родинки точно такие же, как на пенисе дуралея Славы, как на носу у породистого Веэв. Три совпадения — роковая цепочка замкнулась! Снова найдена точка приложения сил. И выполнено первое задание начальника.

Лера воспрянула: подбираемая группа отмечена особыми знаками! Это значит, её приход в офис ООО «РСС» сулит большие перемены и выгоды!

— Как тебя зовут, дружок? — Лера в мгновение повеселела.

— Вася. Э-э… Василий Петрович! Вот как.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 498