электронная
270
печатная A5
570
18+
Руна

Бесплатный фрагмент - Руна

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8183-5
электронная
от 270
печатная A5
от 570

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая «Угроза»

«Начало изучения биографии любого человека, как известно каждому, начинается с того места и времени, где он появился на свет. Итак, вы просите меня поведать вам историю жизни моей приемной матери Кариолиссе — великой и единственной императрицы Нельямальмы. Так вот знайте, хоть она отныне и навечно принадлежит этому прекрасному и необузданному миру, родиной её была и останется Земля, в плену которой она жила много лет, не смея даже вообразить какое предназначение ей уготовила капризная судьба.» Цитата из короткого биографического рассказа царицы

Каунеуса Мириам.

1

Подул лёгкий, обдающий по щекам, ветерок, и вокруг мелодично запели маленькие, и скрывающиеся в листве птички, и Варя наконец открыла свои сонные глаза и, осторожно потягиваясь, приподняла голову чтобы осмотреться. Место для сна она выбрала далеко не самое привычное и удобное, но зато, почти гарантированно, самое безопасное, разместившись в своем спальном мешке на весьма удачно подвернувшейся, почти идеально горизонтальной, толстой ветке исполинского дерева. Первым делом, рыжая разведчица глянула вниз, и отметила для себя, что ночью высота казалась ей куда меньше, и спуск её ожидает весьма неприятный.

Вот уже как второй десяток лет во всем мире шла война, неизбежно накладывающая свои отпечатки на всех, кого она так или иначе касается, заставляя быть предельно осторожным даже тогда, когда возвращаешься в по-прежнему безопасные районы, во время своего короткого отпуска. Мир, незаметно даже для самих населяющих его людей, раскололся на две противоборствующие стороны, подавляющее большинство представителей каждой из которых были едва ли в состоянии объяснить ради чего они держат в руках оружие и с таким фанатичным упрямством истребляют своих бывших соседей. Варя принадлежала к одной из тех группировок, которые не просто стремились подчистую искоренить своих противников, а вот уже много лет отчаянно пытались разобраться в причинах произошедшего, полагая, что эти знания смогут помочь, не прибегая к оружию, остановить кровопролитие.

Она наполовину выбралась из своего оливкового спальника и опершись спиной на ствол, стала собирать свои огненно-красные волосы в косичку. В этом глобальном конфликте, Варя принимала активное участие с самого первого дня, но так и не отбросила в сторону привычку, насколько это позволяла обстановка, следить за собой. Смотря сквозь густую листву на пытающееся через неё пробиться рассветное солнышко, она на ощупь залезла в свой камуфлированный рюкзачок, ночью служивший ей в качестве подушки, и вытащила из него остатки небольшой шоколадной плитки, которая являлась вполне привычным, по крайней мере в подобных условиях, достаточно энергетически ценным завтраком.

Даже здесь, на природе, в окружении царства животных, птиц и причудливых растений, мозг продолжал работать по выработанным паттернам, раз за разом погружаясь в воспоминания. Последнее время, сильно истощившие все свои ресурсы, в том числе и людей, Лавруссия и Паннотия, некогда два суперконтинента, один из которых пал жертвой природного катаклизма, вынудив своих жильцов перебираться к соседям, отказывались от ведения активных боевых действий, предпочитая этим кровавым методам шпионаж и диверсии.

Варя, погруженная в свои смутные мысли, и даже отвлёкшись от того, зачем вообще явилась сюда, слопала всю шоколадку, и приступила к сворачиванию своего мини лагеря. «Куда же ты подевался», подумала она про себя, настраивая себя на продуктивный день, и вспоминая, что ей рассказали её племяшки о подозрительной личности, блуждающей по местным достопримечательным местам. Детишки, жившие в деревеньке неподалёку, и прекрасно знавшие в лицо всех до единого местных, поведали Варе, а каком-то мутном типе, который будто призрак внезапно появился в этих лесах, и словно заблудившийся, шатался сбившись с пути. Она скатала свой спальный мешок и прицепила его стропами к основанию рюкзака, после чего, с максимальной осторожностью стала спускать по дереву вниз. «Боже, зачем же я так высоко забиралась?» Спросила она саму себя, заметив намного ниже аналогичный удобный сучок, не понимая, как же она могла упустить его из виду вчера ночью.

Оказавшись, наконец, на земле, она предусмотрительно огляделась, но так и не заметила ничего хоть сколько-нибудь подозрительного. Ранняя весна, после масштабного катаклизма, затронувшего климат всей планеты, больше напоминала позднюю весну или даже начало лета, всё вокруг активно цвело и играло красками, а воздух наполняло непрекращающееся пение птичек. Не зная, в каком же направлении лучше двигаться, чтобы найти незнакомца, Варя решила для начала отправиться к речке, там по крайней мере можно было умыться и пополнить иссякшие запасы воды. Она медленно пошла в сторону поднимающегося солнца, через некоторое время достигнув возвышенной кромки леса, вслед за которой начинались огромные открытые луга.

— Лисица, приём!

Команда по радио нарушила созерцание прекрасного рассветного пейзажа: извилистая река в низине с расположившейся позади, вздымавшимися над облаками снежными шапками гор. Слегка прохладный утренний ветерок немного сковывал движения и Варя нехотя протянула руку к радиостанции, висевшей на лямке её рюкзака

— Что, Барибал, бессонница совсем замучила?

В повисшей ненадолго паузе Варя любовалась клином летящих журавлей, слушая как они напевают весеннюю песенку, и невольно размышляя, а почему они, собственно говоря, летают именно такой формой построения? Она конечно понимала, что головная птица создает воздушные завихрения, которые помогают лететь дальнейшим, но неужели птицы были так умны? Или это были инстинкты, говорящие совсем об обратном?

— Ну дык!

Радиокоманда в очередной раз оторвала её от прекрасного.

— А ты что, дорогуша, думала в сказку попала? Папочка требует, чтобы к полудню вся семейка собралась за мельницей, хочет обсудить что-то насчет нового направления в окучивании паннотских огурцов.

— До полудня еще уйма времени, можешь за меня не волноваться, направь лучше свои силы на поиски нашего зав. спиртом.

Варя улыбнулась, хотя её собеседник явно не оценил шутки, ведь он действительно не имел ни малейшего представления где искать их приятеля, вовсе не на шутку увлекшегося варкой собственной самогонки, которого то и дело приходилось вытаскивать из глупейших ситуаций. Но в общем никто не возмущался, ведь найти лучшего полевого лекаря было вряд ли возможно, и в этом отряде не было никого, кто не был бы обязан ему своей жизнью, включая командира. Последующие в радиоэфире, не особо приятные для слуха фразы, означали что связист решил-таки достучаться хоть до кого-нибудь, кто мог бы ему помочь в только что шуткой напомненной проблеме.

Однако Варя быстро выключила звук на рации, увидев на берегу реки человека, стоящего к ней спиной. Было довольно странно увидеть его именно здесь, ведь вчера вечером она уже побывала на речке, и не заметила ничего подозрительного.

Она быстро скинула правую лямку рюкзака, расстегнула молнию и, вытащив бинокль, стала наблюдать за незнакомцем. Расстояние до реки, где под большой развесистой листвой высокого дерева стоял мужчина в черной куртке, было довольно большим, по меньшей мере километр, что вызывало серьезные неудобства для наблюдения, тем не менее Варя заметила, что неизвестный человек, стоящий лицом к речке, по всей видимости не собирается ни то что уходить, но даже поворачиваться. Казалось бы, какие только люди не встречаются, но все её инстинкты просто требовали узнать кто же это все-таки такой, и она, надев обратно ранец и постепенно прибавляя шаг, двинулась в сторону восходящего изза гор солнца. Ветер постепенно усиливался и дул прямо в глаза.

Это было странно, но Варя не стала особо старательно размышлять, что этот тип могу тут забыть, ведь она и сама любила проводить свободное время в такой глуши, и по её собственным словам это было одним из немногих удовольствий в жизни. Несмотря на хорошие отношения со всеми своими братьями и сестрами по оружию, рыжая разбойница иногда всё же предпочитала единение с природой. Пройдя, приблизительно, половину пути, Варя подняла бинокль, висевший на ремешке на её груди, и увидела, что ничего не подозревающий гость так недвижимый и стоит. В голове проскользнула забавная мысль: а не уснул ли этот парень прямо стоя? Опасаясь того, что это могла быть ловушка, остаток пути Варя решила проделать тихо и аккуратно, начала убирать бинокль обратно в свой рюкзак, попутно рассматривая окрестности: справа раскинулось огромное поле цветов, из всего многообразия которых она узнавала только красные с желтой серединой Меландарисы, которые ей подарил однажды влюблённый одноклассник. Эти воспоминания навеяли грустные мысли, ведь в то время, когда все её старые знакомые обзаводились семьями, Варя предпочитала суровые воинские обязанности. Но мужская работа не сделала её мужчиной, и мысли о том, чтобы развеять наконец одиночество последнее время посещали её все чаще. Сейчас же Лисица собралась с мыслями и посмотрела налево: уходящие вдаль до самого горизонта высокие деревья, с вершины одно из которых, издавая громкий клич, взлетела огромная, с черно-белыми крыльями, птица. Варя шла на слегка подогнутых ногах, дабы издавать минимум шума, тем не менее двигалась довольно быстро, идти оставалось совсем не долго. Левая рука обхватила рукоять пистолета, висевшего на набедренной кобуре. Не глядя, лишь по памяти, она мгновенно нащупала предохранитель и переключила его. От цели её отделяли пять-десять метров…

— Долго же ты добиралась до меня, Лисица. Я уже начал скучать.

Сказав эту полную тайн фразу, он так и не повернулся, и вообще, казалось не собирался шевелить не единой мышцей без крайней на то нужды.

— Мы знакомы? — с нескрываемым удивлением спросила Варя.

— Не совсем. Кроме твоего имени и того, что ты чертовски тихо передвигаешься, я о тебе, увы, больше ничего не знаю.

— Это не имя, а позывной. А кто ты такой, и откуда знаешь его?

— Я…, — незнакомец запнулся на несколько секунд, — я.… не отсюда, я странник, и слышал твой разговор по радио с неким Барибалом. Полагаю, это тоже не имя.

— Это закрытый и зашифрованный канал связи. Уж не хочешь ли ты сказать, что вот так запросто смог прослушать наш диалог, не говоря уже о том, что и рации то у тебя не видно. — Варя говорила, продолжая очень медленно сокращать дистанцию. — Ты гражданский? Военный? Диверсант? Шпион? — Она не стала ходить вокруг да около и просила прямо в лоб.

— Шпион? Диверсант? У вас что тут война? — спросил чужестранец, повернув голову вправо, не обращая внимания на вопросы, адресованные ему.

— Да, всего лишь последние двенадцать лет, и я очень сомневаюсь, что такое можно было упустить из виду.

Он опять повернул голову вперед и приковал взгляд к речке, как будто зачарованный её течением и недолго думая, добавил:

— Я уже сказал, я не отсюда.

Варя начала обходить его с правой стороны, по-прежнему сохраняя предельную осторожность.

— Не отсюда? Война по всему миру, ты неужто прилетел из космоса?

В повисшей тишине она обошла его со стороны и смогла, наконец, увидеть лицо. Ничего подозрительного. Обычный мужчина лет тридцати, короткие темные волосы, гладко выбритое лицо, серые глаза, которые он очень сильно щурил на солнце, никак не желая отводить в сторону взгляд.

— Уж на какого-нибудь пришельца ты явно непохож. — Продолжила Варя, не дождавшись ответа.

— Я… прошу прощения, но жизнь научила меня не быть слишком доверчивым. Скажу лишь одно: конечно я не пришелец, а совершенно обычный человек, такой же, как и ты.

Он слегка улыбнулся, впервые посмотрев Варе в глаза. Она все еще продолжала чувствовать исходящую от него угрозу, хотя её тренированный глаз так и не выявил и намека на опасность. Оружия у него, судя по всему, тоже не было, но, не придумав ничего лучше, она решила спросить напрямую

— У тебя при себе есть оружие?

— Моё единственное оружие это он… — незнакомец поднял правую руку и коснулся указательным пальцем своего виска — не могу даже вспомнить сколько раз он меня спасал.

— Оружие, знаешь ли, используют не только для защиты.

— К сожалению, ты права, но как я уже сказал, это все что у меня есть, большего мне не надо.

Она посмотрела ему в глаза каким-то зачарованным взглядом, и уловила взаимность в его взгляде. Пока нарастающий ветер трепал огненно-красные волосы Вари и просто накинутую на плечи черную кожаную крутку незнакомца, они просто стояли так некоторое время, будто изучая друг друга, стараясь до мелочей запомнить каждую черточку на лице. Воспоминания школьных лет заполнили мысли. Этот чарующий взгляд был, от чего-то, ей очень знаком.

Резкий порыв ветра заставил Варю сделать шаг навстречу незнакомцу, который, однако, его совершенно не шелохнул. Он стоял как вкопанный, продолжая с неподдельным интересом разглядывать девицу. Она медленно переключила предохранитель в обратное положение, отняла левую руку от пистолета и скрестила обе руки на груди, как бы давая понять, что убедилась, что находится в относительной безопасности. Он же, пронаблюдав это действие, лишь улыбнулся. Казалось, ничто в принципе не способного его испугать.

— «Каррасик». Прекрасный пистолет. Четырнадцати зарядная безотказная автоматическая система, разработанная известным инженером «Карраско». Пусть и малость устаревшая, на вооружении как никак, уже точно больше двадцати пять лет. Сделан и того раньше. Да, умели же делать на века.

После этой фразы в голове Варе вновь закружились мысли. В конце концов, как мог обычный человек, по одной только рукояти, так точно определить модель пистолета, к тому же прекрасно знать его историю. Не каждый ветеран смог бы повторить такой трюк. Трудно описать количество рождавшихся в её голове вопросов к этому удивительному гостю, но от чего-то ей казалось, что однажды у неё ещё непременно будет возможность получить желанные ответы.

— Так как тебя зовут?

На этот раз в ступор вошел «потенциальный пришелец», и, прежде чем ответить, опустил взгляд и призадумался. Варя, глядя на это, могла поклясться, что он вовсе не забыл свое имя, а пытается его просто придумать.

— Много лет ко мне никто не обращался по имени, в этом не было нужды. Но… — он пожал плечами — мне было бы удобно, если бы ты называла меня Роб.

— То есть это не твое настоящее имя?

— Нет, но полагаю, что ты как никто другой должна понимать меня, Лисица.

В ответ она лишь подошла к нему, положила свою ладонь на его правое плечо, и с улыбкой тихо сказала:

— Что же, мистер Роб, добро пожаловать на землю!

Он осторожно посмеялся, не отводя от неё глаз.

— А мне, пожалуй, пора идти. — Добавила Варя, с явным нежеланием уходить.

Роб положил свою руку на плечо, поверх её руки. Очень нежно, как будто боясь, что ей будет больно, осторожно опустил руку и повернул ладонь наружу. Другой рукой он вытащил из кармана куртки небольшую брошь. Золотая побрякушка, размером с крупную пуговицу, в круглом ободе которой красовалась фигурка маленькой птички, сидящей на ветке, которая в свою очередь была прикреплена к ободу. Роб медленно поднял глаза и увидел, что Варя с интересом разглядывает безделушку, и прежде чем она успела что-либо спросить решил сразу внести ясность.

— Подарок, на удачу. Я купил эту брошь много лет назад у одного забавного старичка в пустыне, который, по-видимому, зарабатывал на жизнь таким не хитрым способом. Знаешь, у него была даже своя маленькая мобильная лавочка в пустыне — Роб начал было смеяться, но сам себя быстро прервал — Он сказал, чтобы я подарил эту безделушку понравившейся мне девушке, и ей вроде как непременно повезет.

— Знаешь, если это было ещё в мирные времена, то меня немного удивляет то, что этот подарочек пролежал в твоем кармане полтора десятка лет.

— Судьба, черт бы её побрал.

— И ты веришь в это? — Насмешливо спросила Варя, обратив внимание на комичность происходящего.

— Разумеется нет, но… как говориться, с меня не убудет, и… вдруг, ну, мало ли что, в общем.

Лисица хотела рассмеяться, но, неожиданно для себя, решила, что это будет не очень уместно. Она взяла брошку, покрутила её в пальцах, рассмотрев со всех сторон, и увидела на тыльной стороне типичный игольчатый крепеж. Одной рукой сделав маленькую складку на одежде, прикрепила значок на левую сторону груди.

— Да, думаю это именно того, чего так не хватало моему наряду — добавила она, продолжая смотреть на маленькую птичку.

В следующее мгновение она подняла голову и пересеклась взглядом с Робом, их взаимные улыбки говорили о многом, но все же приходило время расставаться.

— Знаешь, мне действительно пора идти, спасибо за подарок, надеюсь удача не обойдет стороной и тебя, и хотелось бы, что мы еще однажды встретились.

Варя, медленно поворачиваясь, стала уходить. Она конечно знала, что у неё еще есть вполне достаточно времени, чтобы объяснить новому другу как её можно будет найти, но она все же решила доверить новую встречу судьбе, а с символом на удачу это, так и вовсе, было даже отчасти оправданно.

— Что же, думаю мы уже скоро это увидим — добавил еле слышным шепотом Роб, смотря вслед уходящей девушки.

Понаблюдав некоторое время, как будто завороженный, за стремительно удаляющейся легкой воздушной походкой Лисицей, он повернулся обратно в сторону журчащей речки, немного опустил голову, и, будто, не зная на что теперь смотреть, неподвижно замер.

* * *

2

«Глуп тот человек, что принял решение прежде чем семь раз обдумать его. Глупее лишь тот, кто принял взвешенное решение, а после — в нём усомнился.» Автор — Гектор Демаре.

Без пяти минут полдень. Жаркий поздневесенний день, солнце высоко, и на небе ни облачка. Кругом, куда ни глянь, равнины и кустарники, коегде стоят небольшие одинокие деревья, слегка колыхая свою листву на ветру. Далеко на востоке вдоль всего горизонта тянется огромная горная гряда, известная как горы Гармавира, разделяющая Лавруссию почти точно пополам на западную и восточную части. Здесь, на небольшом холме, откуда открывается прекрасный вид на окрестности, разбила свой лагерь команда полковника Виктора Кабреры. Старый вояка знал, что нет лучше места чтобы спрятаться чем оставаться на самом виду. Не смотря на всю парадоксальность, метод работал, и подтверждением этому был тот факт, что команда «скорпион» ещё ни разу не была рассекречена. Возглавлял ударный отряд несменный командир Кабрера. Уже седой, тем не менее прекрасно сохранившийся суровый дядька, имевший два метра рост, широкие плечи и гордую прямую осанку. Для него эта война была уже далеко не первой, что несомненно накладывало свой отпечаток на его характер. И хотя доблестный полковник был достаточно строг и пунктуален, не чуждался он и веселья, с удовольствием проводя свободное время в компании сослуживцев, обсуждая, в том числе даже молодежные неприличные истории.

— А она, похоже, не очень-то и торопится.

Послышался голос зевающего Кимата, сидевшего на раскладном стуле в углу под маскировочным навесом, облокотившись на сложенные там рюкзаки, в попытке хоть немного вздремнуть. Кимат — самый молодой мужчина в команде, но совсем не молодой по жизни, сорокалетний боец, отличительной чертой которого было упорное нежелание расставаться со своей пышной черной бородой, благодаря которой, его, не заморачиваясь на лишние придумки, частенько называли просто «Бородач».

— Расслабься, наш бородатый друг, тебе не хуже других известно, что наша рыжая подружка никогда не опаздывает. Так что можешь смело поспать ещё пять минут. — тихим голосом сказала Мария, не отрываясь от бинокля, в который она пыталась увидеть, должно быть уже приближающуюся Варю.

Странно, но её до сих пор не было видно, хотя назначенное время уже почти пришло, а в бинокль Мария могла, находясь на возвышении, увидеть подругу с расстояния более километра, которое она как пить дать не смогла бы преодолеть так быстро, чтобы быть в срок. Само собой, такая пунктуальность в данном случае была вовсе не обязательна, но, выработанная годами привычка до этого дня ещё ни разу не давала сбой.

Мария, высокая, зеленоглазая брюнетка, с прекрасными, слегка завивающимися, пышными волосами, всегда была с Варей не разлей вода. Не удивительно, ведь они подружились ещё в первые школьные годы, учась в соседних классах, так как Лисица была на год младше. В последствии, они также вместе получали высшее образование в институте военной академии и позднее попали в высшее воздушно-десантное училище, откуда и были завербованы в состав армии в первые дни войны. В то время, правда, на службу забирали практически всех, кто уцелел, ведь никто тогда не мог даже приблизительно представить себе, какие обороты примет впоследствии этот конфликт, собирая все возможные силы против не вполне ясной угрозы.

К Марие медленно и тихо подошел Сид, встал с неё плечом к плечу, и, приложив ладонь к лбу, стал упорно делать вид, что тоже высматривает потерявшуюся разведчицу, на самом деле ненадолго погрузившись в размышления.

— Она хотя бы тебе говорила куда постоянно уходит? — спросил он у Марии напрямую, так и не придумав, как поинтереснее её расспросить.

— Разумеется, а ещё она мне говорила, что не хочет, чтобы я об этом со всеми не трепалась — ответила Мария, не отрывая глаз от бинокля, продолжая смотреть вдаль.

Пожалуй, это был вовсе не тот ответ, на который рассчитывал Сид, хотя он демонстративно сделал вид что его предугадал, продолжая молчаливо созерцать линию горизонта. Бугай, как иногда называли Сида за его нечеловеческую силу и выносливость, никогда не отличался большим умом и знаниями, уделяя все свободное время на всевозможные тренировки, которые ему, по-видимому, никогда не надоедали. Он с детства привык доверять работу головой кому-нибудь другому, предпочитая ей работу руками, но иногда всё же умудрялся загонять людей в тупик своими, на первый взгляд глупыми, вопросами.

— Вот оно как значит, наши красавицы уже начали секретничать. — донесся тихий и скрипучий голос Логана, сидевшего на земле в паре метров от них, облокотившись спиной на вертикальную стойку палатки, и обхватив голову ладонями рук, наивно полагая что это поможет ему бороться с головной болью после вчерашнего веселья.

— Да что тебе наши тайны, — нехотя ответила Мария — тебе сперва предстоит разгадать секрет без похмельной жизни.

Несколько тяжелых шагов командира Кабреры позади заставили их повернуться и обратить на него внимание. Сперва они решили, что он хочет внести свою лепту в надвигающийся спор, но он стоял тихо, погруженный в свои мысли, слегка притупил взгляд, немного наклонил голову.

— Вы тоже это слышите? — спросил он шепотом, спустя некоторое время молчания.

Все моментально замерли, даже перестали дышать, и стали вслушиваться в окружающие их звуки, Мария даже закрыла глаза. Сперва донесся отчетливый шелест маскировочной сети, укрывавшей их палатку, края которой свисали с горизонтальной опоры и колыхались на легком ветру. Затем послышался храп, так не вовремя задремавшего Кимата. На фоне еле слышного завывания ветра, и шороха одежды вследствие малейших движений, стали четко различимы глухие, размеренные хлопки. Звук доносился с запада и постепенно усиливался. Мария, идя на цыпочках, чтобы не потерять из внимания этот лязг, осторожно перешла на другой край маскировочного навеса и подняла бинокль. Спустя мгновение её серьёзное лицо сложилось в улыбку.

— Ну кто бы мог подумать — воскликнула она, продолжая наблюдать.

— Что там такое? — Почти синхронно спросили Сид и Кабрера, подбегая к Марие и вставая по обе стороны от неё.

В глаза сразу бросался длинный шлейф, поднятого в воздух сухого песка, заходящий за небольшое возвышение земли. Вся троица внимательно смотрела на окончание этого холмика. Секунды спустя оттуда на полном ходу вынырнул вороной конь, резко завернул и двинулся прямиком в сторону лагеря. Верхом на нём сидела Варя, опустившись вниз, почти положив голову на шею жеребцу, а вслед за ней столбом поднималась пыль.

— Она всегда любила эффектность — улыбаясь сказал Сид, подходя к развалившемуся на стуле Кимату. — Подъем, Бородач, все в сборе. Надеюсь ты выспался?

— Не совсем — зевая ответил Кимат. — я все-таки не робот, чтобы высыпаться за пару минут.

— Что же, видимо все в сборе — сказал Полковник — Сид, не забудь разбудить и Кайдара.

Кайдар, по прозвищу Барибал, связист команды «скорпион» в отличие от Кимата вовсе не спал, а сидел на коленях в нескольких метрах от лагеря, поставив рядом с собой аппаратуру для связи, надев большие наушники, и старательно прокручивал радиостанции, совершенно не замечая ничего вокруг. В команду он попал относительно недавно, около года назад, когда Фред, специалист по связи, служивший с первого дня создания отряда, трагически погиб.

Сид не стал отрывать его, зная, что это может быть весьма важно. Он просто обошел его по кругу, дождался пока тот обратит на него внимание, и известным жестом подал ему сигнал «все в сборе». В ответ Кайдар поднял вверх один палец правой руки, сигнализируя о том, что нужна еще минута.

Немного спустя, под раскатывающийся грохот копыт и дикое ржание внезапно остановившего, даже поднявшегося на дыбы, коня, примчалась Варя. Это было бы прекрасное зрелище если бы ветер не поднял тучу пыли, которая устремилась прямо в лагерь, заставив всех находившихся там, закрыв рукавами лица, отвернуться. Жеребец повернулся боком, и Варя, перекинув одну ногу над его шеей, легко соскользнула на землю.

— Всем привет. — Сказала она, подойдя к командиру протянув правую руку для рукопожатия, левой похлопывая по плечу, — надеюсь не скучали без меня.

— Разве что чуть-чуть. — ехидно отозвался полковник, и направился к стоящему посреди лагеря раскладному столу. Остальные молча последовали за ним. На столе было расположено несколько военных карт, в одном углу находилась чья-то открытая поясная сумочка, рядом с ней лежали неаккуратно сложенные карандаши. Вдоль широких сторон друг напротив друга встали парами Мария с Сидом и командир Кабрера с Варей, по узким сторонам встали Кимат и Логан, рядом с которым быстро пристроился Кайдар, оторвавшись, наконец, от своей радиостанции.

— Итак, — недолго думая, решила начать Мария, — что у нас на этот раз? Давненько наша «Берлога» не давала о себе знать.

— Да уж, после той знатной заварушки в Фусинске уже несколько недель штаны протираем. — Поддержал вопрос Сид, облокотившись руками на стол.

— И слава богу, — прокашлявшись, добавил Логан, — хоть отдохнули почеловечески.

Кимат подтащил к себе одну из карт и, склонившись, стал внимательно рассматривать её. — Да, дружочек, отдохнул ты знатно. Надеюсь еще не запамятовал, как мы тебя на прошлых выходных под ручки с озера еле живого тащили. — он ухмыльнулся, так и не поднимая головы, взяв в руку один из карандашей.

— Можно подумать я один бывал в такой ситуации. — Парировал Логан, оглядываясь на стоящих рядом, так и не находя в их взгляде поддержки.

Картограф продолжал изучать карту. Остальные стояли, не зная, что добавить. Он пометил карандашом какую-то область и добавил, — Разумеется не один, но как аргумент — так себе.

— Ладно господа, давайте уже сменим тему. — внезапно осознавшая всю бессмысленность начавшегося диалога Варя-таки решила вмешаться.

На Логана эти слова явно оказали тонизирующее воздействие, он сразу выпрямился, сложив руки крестом на груди, — Согласен, мы ведь в конце концов не меня тут обсуждать собрались.

— Ха, выкрутился — смешком выдавил из себя Кайдар.

Вокруг стола прошла волна скромного смеха, которую быстро прервал легкий удар ладонями по столу. Этим нехитрым движение полковник быстро заставил всех сконцентрировать на нем внимание.

— Что же, друзья, я вижу все высказались, стало быть самое время перейти к сути дела. Надеюсь никому не нужно напоминать подробности нашей последней операции на военном аэродроме под Фусинском?

Не до конца отошедший Кайдар слегка подтолкнул Логана плечом, — ну как, приятель, всё помнишь? — спросил он, продолжая улыбаться.

— А как же иначе? Думаешь я забуду, как тащил на своем горбу до вертолета половину отряда? — С годностью ответил Логан, понимая, что теперь уже вряд ли кто-то продолжить свои глупые шуточки.

— Да хорош уже. — Вмешался Сид. — Оставим эти перепалки, а то, небось, потом и поговорить не о чем будет.

Он окинул окружающих серьезным взглядом, дождавшись пока каждый не даст молчаливый одобрительный кивок. Командир также предпочел не вмешиваться и дать всем разбираться самостоятельно, по-прежнему не без интереса наблюдая, как ведут себя его люди.

— Итак, Кэп, — продолжил Сид, — естественно все мы прекрасно помним ту заварушку.

Вся команда погрузилась в воспоминания, заново переживая последние события. Безлунная ночь, один час и сорок минут. Два вертолета направляются к небольшому военному аэродрому, где союзные войска уже на полную катушку развернули свои большие авиационные пушки. Первый канонирский, второй — нёс десантную команду Скорпион из семи человек. Задача проста: найти узел связи и получить с него всю доступную информацию, по возможности избегая боевых столкновений, которые были возложены на плечи военновоздушных сил. Уже при высадке стало ясно, что количество ожидаемых противников было явно преуменьшено, и такого сопротивления не ожидал никто. Планировавшаяся быстрая и легкая операция превратилась в настоящую бойню.

— И вот уже сколько времени прошло с тех пор, а «берлога» так и не прояснила, ради чего мы вообще сунулись в эту дыру. — Кайдар выразил всеобщее, вполне понятное возмущение.

— Они таки прояснили. — Загадочно сказал полковник.

Последовала небольшая пауза, которую поспешал нарушить Кимат. — Не тяни, шеф!

— Прежде чем я все объясню, — Кабрера слегка замялся, — я должен быть уверен, что каждый из вас отдаёт себе отчет в том, что эта информация имеет высший уровень секретности. Даже друг с другом не нужно её обсуждать без крайней необходимости, и только удостоверившись в отсутствии посторонних слушателей. Также её запрещено передавать по каким-либо каналам связи.

— Само собой, чёрт, не впервые же, правильно? — Поспешила успокоить командира Мария, остальные, вслед за ней, также продемонстрировали свое полное согласие.

Полковник взял карту, на которой недавно делал пометку Кимат, и разложил её посреди стола, в очередной раз выждал драматическую паузу. — В собранных нами данных, наши специалисты по дешифровке искали любые ниточки, ведущие к засекреченным вражеским объектам.

— Нашли тоже где секретничать, ежу понятно, что мы собирали секретные данные чтобы вытащить оттуда важные секреты. — Выпалил удивленный Сид.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 570