электронная
360
печатная A5
688
18+
РУКОВОДСТВО по социальной медицине и психологии. Часть четвёртая

Бесплатный фрагмент - РУКОВОДСТВО по социальной медицине и психологии. Часть четвёртая

Частная социальная медицина и психология

Объем:
382 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4961-2
электронная
от 360
печатная A5
от 688

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

(под редакцией Тамары Амплиевны Доброхотовой, Марины Альфредовны Черносвитовой, Виктора Николаевича Звягина, Овсея Ирмовича Шкаратана и Срболюба Живановича (Великобритания))


Василию Петровичу и Зинаиде Антоновне Черносвитовым, основателям первого Фонда милосердия и здоровья в СССР и в России, посвящаем.

Раздел 10. Военная социальная медицина и психология

«For The Nothern Thor»


«До Пелопоннесской войны медицина находилась в зачаточном состоянии. Гиппократ создал ей популярность»

(Монтень. «Опыты»)


«Болезнь и смерть связаны случаем»

(Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм)


«Вся человеческая история убедительно показывает, что в мирное время, даже без мора и массовых эпидемий, людей погибает в 2—3 раза больше, чем за такое же время в период самых жестоких и кровавых войн»

(Бисмарк)

«Война ж. (война, воевать, от бить, бойня, боевать, как вероятно и боярин, и воевода или боевода), раздор и ратный бой между государствами; международная брань. Наступательная война, когда ведут войско на чужое государство; оборонительная, когда встречают это войско для защиты своего. Война междоусобная, усобица, когда один и тот же народ, раздвоившись в смутах, враждует между собой оружием. Война сухопутная, морская, битва на материке, на море. Война подземная, подкопы разных родов, при осаде с той и другой стороны. Малая война, аванпостная служба, занятия и обязанности сторожевой части войска. Партизанская война, действия отдельных, мелких частей войска, с крыльев и с тыла неприятеля, для отрезки ему средств сообщения и подвоза. Народная война, в которой весь народ принимает, по сочувствию к поводу раздора, живое участие. Чернильная война, перебранка на письме. Легко про войну слушать, да тяжело (страшно) ее видеть. Хорошо про войну слушать, да не дай Бог ее видеть. Хороша война за горами. В море намрутся, в войну налгутся, нахвастаются. Войной и огнем не шути. Всякая война от супостата, не от Бога. И я бы шел на войну, да жаль покинуть жену. Собиралися грибы на войну идти, из песни. Волки воют под жильем, к морозу или к войне. Воевать кого, с кем, противу кого; воеваться с кем, стар. и арх. идти на кого войною, идти с войсками на бой, наступая или обороняясь, вести войну, ополчиться и ратовать оружием. Воевать народ, землю, государя, идти наступательно, для завоеваний. Воюют, так воруют, то есть плутуют. Кто силен да богат, тому хорошо воевать. В дом-то у них, словно Мамай воевал, велик беспорядок. Знал бы, так не воевал бы. И еще бы воевал, да воевало потерял. И ратовал, и воевал, да ничто взял. Воевать тебе на печи с тараканами. Нужда горюет, нужда воюет. Воевание ср. длит. действ. по гл. Воин м. (мн. воины и вои), стар. Воинственик, войник; запд. вояк; служащий в войске, военный, солдат, ротай, ратник. Иду на вои воевати. Один в поле не воин. Такой воин, что сидит под кустом да воет.

Воинами, в отечественную войну нашу, называлось особое ополчение, избранное из одних удельных имений Вел. Княгини Екаьерины Павловны. Воеватель, воитель м. –ница ж. воевник, -ница, ратный, воин на деле, сражавшийся, особ. предводитель;

Правитель охочий до брани, воинственный, возбуждающий войну. Военщина, собрание офицеров и вообще служащих в военной службе. На балу почти все военщина была. (Наум.). Воинство, войско ср. Военная сила, армия, рать, ополчение, в целом составе или в частях. Войско регулярное, строевое, стройное; нерегулярное, боевое нестройное, напр. Казачье. Нестроевым назыв. у нас небоевую часть войска, обозную. Казачьи войска нестройное, но строевое войско (боевое). Казачьи сословия наши образуют, каждое по себе, особое войско: Донское, Тверское, Кубанское, Уральское, Оренбургское, Сибирское, Астраханское, Башкирское ипр. Войско морское и сухопутное; войско пешее, конное. Войско, на Урале назыв. весь наличный комплект казаков, которые осенью, зимой и весной рыбачат. (Шейн.). Воинство небесное, ангельские силы, лики ангелов и архангелов. Военный, о человеке, служащий в войске; а деле вещи, относящейся к войску; ратный, боевой, воинский; но обычно разумеют сухопутно-военный, не морской. Военная краска, черная и белая, в косых клетках, с жаркими коймами. Воинственный, арх. воистый, готовый к бою, ко драке, к войне; мужественный, храбрый. Воисте был Иванушка Годинович, повойстье того Илейка Муромец, сказка. Войнствовать ж. свойство бранелюбивого, готового на бой. Войсковой, войский, относящийся к войску, к нему принадлежащий; более уптрб. о войсках казачьих; Войсковой атаман, главный начальник войска; наказный атаман зауря-начальник, наместник. Войсковой товарищь, у Малоросийских казаков, сперва было почетное звание заслуженных воинов; потом чин сотника. Войсковой есаул, род старшего адьютанта, дежурного штаб-офицера, управляющего канцелярией. Войствовать стар. Быть человеком военным. Воевода м. Предводитель войска, военачальник, старший в войске. Большой воевода, стар. главнокомандующий. Воевода правой, левой руки, начальник правого, левого крыла войска.

Стар. градоначальник, губернатор. Смелость силе воевода. Крепка рать воеводою, тюрьма огородою. Один воин (воевода) тысячи водит, а Бог и тысячи и воина водит. Наказал Бог народ: наслал воевод. Толки воду на воеводу. Воеводою быть, без меду не жить. Дело не велико, да воевода крут: силе мочальный кнут. Воевода приедет, и калачи привезут, стар. хлеб-соль. Воевода год помечает, два отвечает. Год пометы, а три ответа, от старин. срока на жалобы. Ломается, как арзамаский воевода. Что сидишь, как важский воевода? Галичане, галки набатные, галичья воевода, своевольники. И рать, и воеводу в один мах переволял, сон. Лубян город, отрепьин город, а в том городе воевода нем? ребенок в зыбке. Воеводка м. стар. укорно, воевода, бол. о военачальниках иноземных, неприятельских; ж. жена воеводы, воеводша. Воеводич м. –чна ж. сын и дочь воеводы. Воеводин, ему принадлежащ.; воеводский, то же, а также свойственный воеводам. Воеводчина ж. или воеводство ср. сан, звание, должность воеводы; округ, область, край, порученный в управление воеводе. Послать, посадить на воеводство; сидеть на воеводстве.

Управление, правление, действия воеводы, по званию. Воеводствовать, быть воеводою. Воевщина ж. стар. подать в западной Руси. Военачалие, военачальство, воинствоначалие ср. начальствование, командование, управление войском. Военачальник м. воиноначальник, воинствоводец, воеводец, воевода, начальствующий, управляющий военную силою. Военачальничий, -нический, принадлежащий военачальнику, к нему относящийся. Военачальственный, свойственный званию, должности, духу военачальства. Военачальствовать, -чальничать, предводительствовать, управлять войсками. Военноокружной или -окружной, относящийся до военного округа. Военнопленный, военнопленник м. –ница ж. пленный во время войны, полоненик; взятый в плен в рати, с оружием в руках. Военнопоходный, устроенный для или на время похода. Военнорабочий, назначенный для различных работ по военному ведомству. –сиротский, относящийся до сирот воинов. –служащий, состоящий в воинском звании, на военной службе. –служитель, нестроевой военный нижний чин, нпр. фурлейт, денщик. –следственный, относящийся к обследованию, розыску проступков людей военного звания. –судный, относящийся до суда над военными людьми. –сухопутный. относящий. до армии, до войск сухопутных, противпл. –морской, относящ. до флота. –учебный, отнсщ. до воинск. учебной части. Войнолюбивый, охочий до войны.

Владимир Даль. «Толковый словарь в четырех томах». М., «Русский язык». 1989. Т.1. Стр. 230—231

Лев Толстой, как известно, считал войну и мир двумя естественными и нормальными формами существования людей. Поводы и причины перехода от мирного сосуществования к войне и наоборот, завершение войны миром, самые различные. Не будем их перечислять, так как они хорошо известны из истории. В ХХ-ом веке с возникновением и распространением оружия массового уничтожения, появилась надежда, что война начала изживать себя, хотя бы, как мировая. СССР и США, соревновались в производстве оружия, которое было бы такой разрушительной силы, и доставлялось бы в любую точку планеты с такой молниеносной скоростью, что мысль о войне у потенциального противника стала бы нелепой.

Но, оружие массового уничтожения не уничтожило идею о мировом господстве такую же древнюю, как сам мир. Тогда взор военных обратился в Космос, который быстро под их взглядом и с развитием вооружения стал превращаться в поле брани. Представление о ракетно-космическом «щите» — дальнейшее развитие иллюзии о возможности и сохранении мира путем на земле благодаря оружию, и завоевании мира.

Уничтожение СССР без объявления нашему Государству войны, и 11 сентября 2001 года для США, убедительно продемонстрировали, что в отношении к войне и миру человечество находится на прежних, начальных позициях. На каких оно было у истоков своего обобществления и автономизации (термин образован из двух латинских слов auto et nomos — сам себе закон). Противоположным данному термину в наше время является не гетерономия, а глобализация.

Объединение войны и мира общим понятием с подчинением ему («война есть продолжение мирной политики военными средствами») не более, чем злая, но остроумная шутка. В противном случае — fallacia fictae necessitatis. Но самый веский аргумент в пользу правоты Льва Толстого даже не в том, что люди всегда воевали между собой, а в том, что на Земле нет и никогда не было ничего живого, что не враждовало бы между собой, или с другими формами жизни. Это касается и животного и растительного миров.

Задача данного раздела руководства, раскрыть проблемы и показать их социально-медицинско-психологическое решение для определенной части народонаселения страны, которая называется «военные». А также эвристически рассмотреть действия социального врача и психолога во время современных войн, и существующих сейчас, когда пишется эта книга, и будущих. В каких бы формах не предстала война в современном обществе, здоровье человека не перестанет быть общественной ценностью a priori.

Эта книга пишется тогда, когда человечество приобрело стойкие стигмы, которые не верно называют синдромами: «вьетнамский», «советско-афганский», «балканский», «чеченский», «бури в пустыне», «американско-афганский» и «палестинский» (так называемый «стокгольмский синдром» есть порождение элементарного незнания психологии криминальной толпы). Эта книга пишется тогда, когда исчез «Варшавский Договор», а НАТО потеряло свою «цель». И вместе с ней — имманентный смысл своего существования.

Эта книга пишется не в мирное время. В самом разгаре — третья мировая война: террор. Мы пережили трагедию, вызванную чеченскими террористами-камикадзе (шахидами) — захват около тысячи заложников в театре, что на улице Мельникова 7, чуть ли не в центре Москвы, во время спектакля «Норд-Ост». В результате штурма был применен нейропаралитический газ, от которого погибло более ста заложников.

Когда еще террористы держали под угрозой уничтожения заложников, представители почти всех ведущих стран, а также ООН, осудив данную акцию, признали, что современный терроризм, где бы он ни проявлялся и в каких бы формах не обнаруживал себя, есть единое мировое современное явление, цель которого война за мировое господство против всех, «подлинно демократических» режимов. Однако, не успели еще похоронить всех жертв московского террора, как в Дании открылся, как и планировался до кровавых событий в Москве, «международный форум Чечни»!.. В Копенгагене! В стране, где очень влиятельная русская община детей белых эмигрантов. В стране, которая входит в НАТО и является председателем Европейского Союза.

Эта книга пишется тогда, когда Россия, вставая на ноги, еще не знает, что откроется ее взору. Когда военная реформа в нашей стране может начать качественно новый этап ее истории: у нас появится Армия, которой в русской истории никогда не было — армия наемников. А кто-то «путает» общество, называя новых «преторианцев» — профессиональной Армией. На наших экранах еще появляется блестящий фильм «Офицеры». А в памяти звучат прекрасные и точные слова покрытого шрамами от боевых ран и военными наградами, седого генерала своему совсем юному приемнику суворовцу: «Есть такая профессия: Родину защищать!» Армия наемников никогда не превратится в профессиональную армию. По крайней мере, вся история человечества такого не знает. А профессиональная Армия сформировалась еще в первом тысячелетии новой эры. Имея профессиональных военных — ядро войска, позволяли Великому князю Киевскому Святославу Хороброму никаких врагов не боятся. «Иду на ВЫ!» — навсегда останется в военной истории не только как пример отваги и доблести, но и военного таланта Стратега. Почти все, существовавшие в СССР границы, за исключением дальневосточных, определены Великим Князем Святославом Хоробрым. Во время его правления, Русь превращалась в Великую, многонациональную Россию, Государство, имеющее свою религию, культуру, письменность, дипломатию и массовую Армию. Вероятно, именно во время правления Святослава Хороброго, зарождались на Руси династии, в которых защищать свою Родину, становилось для мужчин профессией.

На Руси нет династии, корни которой уходят вглубь истории, в которой большая половина мужчин не были бы профессиональными военными, не погибли бы от боевых ран на поле брани, или от них доживали бы свою жизнь, будучи в подлинном смысле этого слова, инвалидами. Остальные же все поголовно, были по своим социальному и моральному статусам воинами запаса, владеющими той или иной военной профессией.

Но, может быть, с «новыми русскими» пришло время и «новой армии»? Время покажет. А для социальной медицины и психологии при любом раскладе общественных сил, задача — находиться на страже общественного здоровья, в данном случае, военного общества, ни на йоту никогда не перестанет быть актуальной.

Введение

«Степка, ведь это — война! Ты понимаешь,

дурак? — крикнул вслед ему Корней.

Война, кресный. Война, — ответил Степан»

(В. М. Шукшин. «Я пришел дать вам волю». )


«Коня мне, коня! Пол царства за коня!»

(Вильям Шекспир. «Ричард III»)

Военная социальная медицина и психология является самостоятельным разделом социальной медицины. Ее специфика определяется общественным положением военных как граждан. Но, общественное положение для лиц, профессией которых является охрана и защита Родины, качественно отличается от общественных положений каких-либо других профессий. Поэтому, a priori, до раскрытия содержания «военная профессия», заметим, что статус военного человека не охватить одним понятием «социальное». Этот статус требует философского осмысления, что значит быть по профессии военным. Поэтому, за общественным положением военного человека скрывается его экзистенциальная сущность. Экзистенциальная сущность любого субъекта (человека или другого какого-либо живого существа) или объекта (этноса, государства) это то, что по законам строгой науки (логически или математически) определяется их существованием (в объективной, субъективной или виртуальной реальности).

Так вот, когда необходимо определить экзистенцию военного человека, то надо начать с поиска ответа на вопрос: является ли эта экзистенция только социальным качеством, или она присуща всему живому? Ответа на этот вопрос наука еще не дала. Заметим, что сродни данному вопросу, являются такие нерешенные за всю человеческую историю «загадки», как например, мыслит ли только человек, или есть мышление и у других животных? Душа — это прерогатива человека, или она есть и у животных, а, возможно, и у растений? Бог есть у животных? У растений?

Выдающихся ученых 19-го века, француза Жана Анри Фабра, энтомолога, посвятившего всю свою жизнь изучению насекомых (написавшего множество монографий и учебников по биологии насекомых, в том числе десятитомные «Энтомологические воспоминания», 1879—1907 гг.) и его современника и ровесника, немца Альфреда Эдмунда Брэма, путешественника, зоолога, написавшего шесть томов «Жизнь животных» (1863—1869), создателя знаменитого Берлинского аквариума и директора Гамбургского зоопарка (1863—1866), коллеги дружно обвиняли в общем грехе — антропоморфизме. Швейцарский врач, невропатолог и психиатр, отец научной сексологии, Огюст Форель несколькими годами позже, изучая преимущественно муравьев, особенно их сексуальные отношения, благополучно написал затем «Половой вопрос» (1905 г.) и «Социальную жизнь муравьев» в пяти томах, 1921—1923 гг.). Его в антропоморфизме почему-то никто не обвинял.

Все трое полагали, что война есть не социальное, а биологическое явление. Больше того, как бы историки не объясняли человеческие войны, все они заблуждались. Не было в истории цивилизованного и культурного человечества ни одной войны, которая была бы поистине социальным явлением. Всякая война, которую когда — либо вели люди, явление животное. По сути своей (экзистенции) ничем не отличается от войны птиц, муравьев или мышей. То есть, когда мы говорим, что война — явление бессмысленное, абсурдное, мы говорим о ее подлинной сути. До такого не мог додуматься даже Аристотель, воспитатель и учитель Александра Македонского, хотя и написал «Возникновение животных. А, если бы додумался? Великий полководец вряд бы состоялся. Человечество от этого мало бы что потеряло. Огромная держава, созданная в результате победоносных походов Александра Македонского со своим войском в разные концы Света, распалась, когда ему исполнилось 33 года, и он умер.

В отдельной главе будет подробно рассмотрен феномен войны и дана ее дефиниция. Здесь же необходимо подчеркнуть, что военный социальный врач отнюдь не обязательно должен быть человеком военным. В современных армиях развитых стран функции социального врача, как правило, выполняют штатские врачи, или военные врачи, которые находятся на различных военных объектах (базах, местах дислокации войск, на военных кораблях, а также в госпиталях, медсанчастях, медпунктах, предназначенных для лечения военнослужащих и в военных санаториях и домах отдыха, где осуществляется восстановительная терапия). Особое место занимают врачи, работающие на разведку, или в военно-промышленном корпусе, где разрабатываются новые виды вооружения. В данных случаях, даже будучи «засекреченным», социальный врач может оставаться штатским.

Социальные врачи участвуют в самых различных программах, разрабатываемых военными. Это — не знамение нашего времени. Социальные последствия военных походов и войн интересовали стратегов с древних времен. Во время войн или военных походов египетских фараонов, врачи становились выше по положению, чем жрецы, лица, вторые, после фараона и членов его семьи мирное время. Все великие завоеватели такие, как Цезарь, Александр Македонский, Ганнибал, Святослав Хоробрый, Карл Великий, Чингисхан, Тамерлан, Суворов, Наполеон, Гитлер, тщательно собирали и изучали информацию социально-медицинского характера о предполагаемом противнике. А также разрабатывали социально-медицинские программы мероприятий, которые планировали провести на завоеванной территории и с местными жителями.

В наше время о необходимости развития нового раздела социальной медицины — военной, заговорили после двух инцидентов, которые касались войск НАТО, прежде всего — США. Это — появление массовых сексуальных перверзий среди военных различного рода войск, прежде всего среди тех, кто по роду службы вынуждены продолжительное время пребывать в замкнутых пространствах в группах. Как, например, в атомных подводных лодках, которые по году находятся под водой в автономных плаваниях.

А также после появления, так называемого синдрома войны с Ираком — «бури в пустыне». Еще не было принято никаких адекватных мер ни по первой, ни по второй «проблемам», как появилась третья. Афганский синдром, возникший после антитеррористической акции войск НАТО — войны с талибами. Солдаты и офицеры младшего состава, участвовавшие в этой акции, вернувшись домой, стали совершать массовые самоубийства, в том числе, так называемые «развернутые» (когда бывший солдат из боевого оружия убивал всех членов своей семьи — родителей, жену, маленьких детей и самого себя). Судебно-медицинская экспертиза таких «случаев» констатировала отсутствие алкоголя или какого-либо психотропного вещества в крови самоубийцы и его жертв.

Бессмысленные, в том числе и массовые, побеги наших солдат с оружием из воинских частей, совершающих при этом нелепые убийства своих товарищей, в том числе и тех, кто спасал их в бою, и случайных людей, солдат, не имеющих ни цели, ни мотивов подобных действий, и возможности как — либо объяснить свой побег, происходят не один год, и принимают форму типичной психической эпидемии. Но, была бы грубой ошибкой считать, что подобные побеги обусловлены какими-то имманентными и перманентными причинами, указывающими, например, на неуставные отношения, царящие в наших войсках или «психическую неполноценность», призванных на военную службу, по причине огромного дефицита призывников. Кстати, генерал-полковник вооруженных сил СССР, ныне один из тех, кто разрабатывает новую концепцию российской Армии и готовит военную реформу Эдуард Воробьев, основной причиной, обусловливающей необходимость перехода нашей Армии на контрактную основу («русские преторианцы!») называет именно невозможность укомплектования Армии здоровыми лицами. В. В. Жириновский всерьез пролагает, что улучшить демографические показатели России можно путем узаконенного многоженства. Тогда женщины, находящиеся во внезаконной половой связи с женатыми мужчинами и поэтому отказывающиеся рожать, начнут рожать, если получат статус законной жены. Таким образом, вместо одного мертворождённого или мутанта, будут рождаться несколько. Никогда еще закон не улучшал генофонд и не исправлял дезонтогенез.

Но возьмем, к примеру, самую здоровую и дисциплинированную армию нашего времени — Армию Израиля.

В июне 2002 года, когда почти ежедневно арабские камикадзе уносили десятки и сотни жизней мирных граждан, женщин, стариков и детей израильских городов, а израильские танки стирали с лица земли оккупированные арабские территории, из армии Израиля, также как и из русской армии, бежали солдаты с оружием и боеприпасами к своим врагам-палестинцам, с которыми еще только утром вели ожесточенный бой, чтобы продать это оружие и боеприпасы своим врагам! А при попытке их арестовать, открыли огонь по своим сослуживцам. Эти израильские солдаты не были ни пьяны, не употребляли наркотиков, блестяще прошли призывную врачебную комиссию. В их подразделении не было и намека на неуставные отношения. Свой поступок они также никак не могли объяснить.

Если попытаться экстраполировать абсурдность поведения военных (в разных по истории, традициям, идеологии, религии и военной подготовке современных армиях), на «локальные войны» конца ХХ-го века — начала третьего тысячелетия, то они предстанут в неожиданном свете. В свете нелепости, иррациональности. Как иначе, если не лукавить, можно объяснить похищение главы суверенного государства спец. подразделением другого государства? Ничем не сдерживаемую пропаганду по всем средствам массовой информации убийства законного правителя опять же суверенного государства, выбранного и поддерживаемого народом? Открытое планирование «расформирования государства», насильное «вливание» его народа в соседнее государство»?

В истории трудно появиться чему бы то ни было новому. Так, из русской императорской армии, немецкой кайзеровской армии и французской республиканской армии бежали рекруты, загнанные служить насильно или по причине невозможности откупиться. Порой они пополняли «армии» профессиональных грабителей. «Непревзойденный» по дерзости проведенных им операций супер спецназовец Гитлера Отто Скорцени также в свое время по приказу фюрера убивал законных правителей и украл из Рима, из собственной резиденции «фюрера» фашистской Италии Бенито Муссолини и доставил его в бункер Гитлера.

В данном учебнике продолжится раскрытие социальной медицины как новейшего, еще находящегося в состоянии стремительного развития и формирования знания. Вероятно потому, что наше время ставит все новые и новые задачи, правильное видение которых, а значит и их решение возможны лишь с точки зрения социальной медицины. Общество, чем больше оно лишено социальной защиты, тем больше оно нуждается в социально-медицинской защите. В качестве примера таких задач возьмем одну, новую для нашего общества, да и для всей его истории. Мы имеем в виду манипулирование массовым сознанием с помощью, так называемых PR — технологий. Насилие над личностью, которое является «государственной политикой», не может не сказаться на глубоких мутационных изменениях в здоровье общественного сознания.

Вот уже второй десяток лет пошел, как эта практика, в основе которой лежит насилие над личностью, процветает. Главный PR-овец не прячется. С удивительной регулярностью, под разным предлогом (в разных телешоу) он появляется на центральном телевидении и, принимая вальяжные позы, повествует о том, как он «управляет» огромными массами нашего Государства: то он «спасает положение», когда первый президент России не набирает необходимое для победы число голосов. То он, без чувства элементарного такта, когда еще свежа земля на могиле губернатора, бывшего боевого генерала, повествует, что это он, PR-овец, «слепил» публичный образ генерала, за которого на выборах президента страны проголосовала одна треть населения России. Осторожно дает понять, что и нынешний правящий президент России дело его рук…

Социальный врач должен быть вне политики, вне партийных пристрастий. Но, работая с самыми разными клиентами, он должен давать себя отчет, в каких социальных условиях он работает, при каком режиме и форме власти осуществляется его деятельность. Особенно, когда речь идет о военном социальном враче.

Глава 1. Военная доктрина. Некоторые концептуальные аспекты с точки зрения социальной медицины и психологии

«О чем рассказ В. М. Гаршина «Красный цветок»?

Герой рассказа — душевнобольной человек. В

рассказе показана его борьба с «силами зла».

Зло — цветок, а вернее, его красный цвет. Этот

цвет — символ опасности, чего-то страшного,

непоправимого. В этом цветке собралось все

зло мира, он впитал в себя всю невинно

пролитую кровь (оттого он был так красен), все

слезы, всю желчь человечества.

Герой считает себя борцом, борцом всего

человечества за его счастье. Сорвать цветок,

убить его, значит покончить разом со всем

злом на Земле. Убить цветок, даже ценой

своей жизни — цель героя. Смерть ему не

страшна. Что будет потом, после его смерти,

героя не интересует…

«…Утром его нашли мертвым. Лицо его было

спокойно и светло, истощенные черты с

тонкими губами и глубоко ввалившимися

закрытыми глазами выражало горделивое

счастье: он успел спасти мир, все

человечество. Когда его клали на носилки,

попробовали разжать руку и вынуть красный

цветок. Но рука закоченела, и он унес свой

трофей в могилу».


«Заставить папу римского отрастить бороду,

разве это значит провести реформу?»

(Г. К. Лихтенберг. «Афоризмы»)

Понятие военная доктрина можно определить коротко: идеология подготовки к войне. Военная доктрина в этой идеологии определяется как оборонительная или наступательная. История начала войн, объявленных (самое первое объявление войны, ставшее харизматическим, то есть, честным и мудрым) это «иду на ВЫ!» великого князя Святослава Хороброго. До этого, и еще долго после Святослава Хороброва, объявлять войну было не принято. Точно также, как определят военную доктрину оборонительной или наступательной. Даже военные доктрины Наполеона и Гитлера были «оборонительные». Так, Wehrmacht — название вооруженных сил фашистской Германии происходит от слова wehr (оружие, оборона) и macht (сила), хотя и Наполеон и Гитлер, с первых дней прихода к власти начали готовиться к войне. И не просто к войне, а к войне за мировое господство.

В эпохи, когда этнос мог утвердить себя как социум (Государство) лишь путем уничтожения соперника, претендующего на то же само в конкретно-историческом времени и пространстве. Например, для Афин или Спарты, война была естественна и необходима. Во время правления легендарного Ликурга каждый мужчина был профессиональным воином. Потеря жизни осуществлялась раньше, чем потеря военной профессии. Война не могла быть ни оборонительной, ни наступательной. Она была единственно конституирующей реальностью. Тогда могущество империи определялось могуществом ее вооруженных сил, которое, в свою очередь напрямую зависело от особенностей личности сатрапа. Смерть великих цезарей логически вела к распаду их огромных империй.

По последним археологическим данным, правление фараонов существовало шестьдесят тысяч лет. Возможно потому, что ни в одной династии не было ни одного фараона, кто проиграл бы хотя бы единственное сражение. Правда, были такие, которые не воевали. Легендарная фараон-женщина, правящая под видом мужчины, Хатшепсут (1525—1503 гг.) воевала всю жизнь, уничтожив всех своих соседей, которые могли бы посягнуть на ее Государство. Когда таковых не осталось, она с огромным войском двинулась в поход, завоевывать земли придуманного ею царства Пунт. Не уступающая ей в воинственности Семирамида, та, которая построила висячие сады и кастрировала мужчин, которые не могли удержать меч в руках, когда по нему наносила удар своим мечом царица, превратила Ассирию в могущественную державу. Она не смогла завоевать лишь Индию, ибо не научилась управлять боевым слоном.

Таким образом, в добиблейские времена война и мир еще были недифференцированными понятиями, и не выражали собой амбитендентности господствующей идеологии и власти.

Это — не учебник по военной истории. Здесь охватываются лишь важные с точки зрения социального врача аспекты понимания сегодняшней как Российской военной «ситуации», так и некоторых глобальных моментов объективно существующей мировой военной политики. Той ее «части», которая не является и не может являться выражением, чьих бы то ни было и каких бы то ни было интересов. Ибо, представляет собой «момент» объективной реальности начала третьего тысячелетия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 688