электронная
80
16+
Розовый дракон

Бесплатный фрагмент - Розовый дракон

У каждого человека свой дракон, пожирающий его изнутри…


Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1113-0

У каждого человека свой дракон, пожирающий его изнутри. Зависть, алчность, злоба — вот лишь некоторые из тех чувств, медленно разрушающих человека. Но может ли любовь стать разрушающим чувством? Из любви к своему умершему сыну мастер создаёт кукол-драконов, в каждой из которых заключена частичка души его умершего ребёнка, не задумываясь о последствиях. Из любви к крестьянину ведьма решит навсегда изменить свою жизнь, а спустя некоторое время убъёт почти всех жителей деревни, из той же любви… Так начинается история героев серии «Драконы», каждая книга которой — это, на первый взгляд, законченный рассказ, чьи герои ни как не связанны друг с другом, кроме одного: все они, в разное время и на короткий срок были владельцами странных кукол, напоминающих драконов. И лишь ближе к развязке становиться понятно: всё, что с ними происходило, не было простой случайностью.

Он был маленький, гладкий, тощий, но при этом с несоразмерно большой головой и с такими же большими глазами. Вдобавок ко всему его «создатель» не дал ему ни здоровых когтей, ни твёрдой как сталь кожи: у него была только пара длинных белых, как молоко, клыков, торчащих по краям морды. Однако, всё тому же «создателю», видимо, и этого показалось мало и он решил выкрасить дракона, пусть и в ядовитый, но совершенно «несолидный» розовый цвет. И всё-таки глядя на него, не оставалось ни какого сомнения: перед вами действительно он, настоящий дракон. По-крайней мере, именно это чувство испытала Рута, едва увидев эту ярко-розовую крылатую «ящерицу» на витрине среди таких же дешёвых ярмарочных игрушек. Эти монстры, фурии и прочая «живность» продавались в базарный день на любой рыночной площади, где их скупали коробейники по бросовой цене, а потом продавали втридорога в соседних больших городах. На эту мелочь всегда был спрос: их основным достоинством была простота, а главное смешной и забавный вид, коим в действительности не обладали реальные прообразы данных игрушек. Таким способом родители пытались с ранних лет приучить детей к соседству с этими тварями, научить их не бояться. Для этого мастера снабжали свои игрушки нехитрыми «функциями»: если по ним очень сильно ударяли, или сжимали в руке, они начинали пищать, визжать, дёргать руками и совершать прочие забавные вещи. У дракона, которого «присмотрела» для себя Рутарита, при сильном сдавливание лезли на лоб глаза. «Дешёвый ширпотреб!» — фыркнула она про себя, оглядывая прилавок, всё ни как не понимая, что вообще заставило её подойти сюда, ведь она пришла не за этими жалкими покупками. И, тем не менее, что-то её остановило, когда она проходила мимо, будто в этот момент кто-то пристально посмотрел на неё издалека. И только ещё раз внимательно оглядев выставленные на витрине предметы, она поняла, чем было вызвано это чувство: слева от неё стояли два игрушечных дракона и вот от них-то и исходило «нечто» странное. Точнее от кого-то одного, но кто именно из двоих заслуживал её внимания — Рита не знала.

Однако для ведьмы не существует слова «странно»: его придумали глупые люди и трусы. Эти лентяи называют «странным» всё, над чьей сутью стоило задуматься или приложить усилие. Странный — значит не имеющий объяснений, а значит не стоит и пытаться. Но любая ведьма знает, что так не бывает — необъяснимых явлений нет, есть только вещи, с которыми люди раньше не сталкивались. Такими раньше были огонь, ремесло, магия, и если бы люди продолжали считать их «странными» они до сих пор не выбрались из своих пещер. Для себя Рута давно решила, что встречаясь с подобными вещами не стоит их не замечать. Не собиралась она так поступать и теперь. Рута повертела в руках первую, более тёмную лиловую фигурку, безучастно сжала её в руке, от чего у игрушки, как и положено, глаза вылезли из орбит, и тут же поставила на место. Стало ясно, что «особенной» была другая, вторая фигурка. Едва Рута взяла её в руку, как почувствовала страх, но не свой собственный, а чужой, она чувствовала, как кто-то боится. Рита посмотрела на фигурку ещё внимательнее и поняла: боится он, дракон. Он видел, как Рута обошлась с его предшественником и сейчас опасался, что с ним поступят точно так же. «Жалкое создание» — подумала Рита. На его фоне смотрелись страшно даже местные «пародии» на крылатых монстров, выполненные из гипса местными мастерами-любителями. И всё-таки это был настоящий дракон, а они были лишь его копиями. Достаточно было взглянуть на него один раз, чтобы понять это. Даже про себя Рута называла его дракон, хотя первое впечатление о нём сложилось не лестное. Особое чувство вызывали глаза, его большие, круглые как у ребёнка глаза, которые, казалось, неусыпно следили за Рутаритой и, в то же время блестели, словно слезились, будто дракон вот-вот заплачет. Подобный образ ни как не вязался в голове Руты с обычными представлениями об этих существах: зверепый, сильный, коварный и отличный сторож. Хотя, кто сказал, что дракон не может заплакать, а за самой невинной внешностью порой скрывается мощь пострашней урагана. Из этого «розового малыша» со временем мог вырасти очень хороший охотник или даже сторож. Однако, прежде чем его покупать, стоило немного узнать о его «создателе» и поскольку ни какой метки или подписи на игрушке не оказалось, Рута решила поинтересоваться об этом у продавца, коренастого бородача, восточной наружности. «Откуда он?» — спросила она, показывая на дракона, но видно торговец сегодня был от чего-то не в духе. «Тебе-то что? — буркнул он, даже не поворачиваясь — Либо покупай либо проваливай!» «И почём?» — спросила Рита, делая вид, что не обиделась, хотя с трудом сдержалась от того чтобы схватить руками наглеца за голову и скрутить ему шею. «Пятнадцать медных монет» — ответил тот, на этот раз «соизволив» посмотреть в её сторону. Рита усмехнулась: какой бы дешёвой не была «медь», даже эта цена смотрелась слишком завышенной для этой «безделицы» и вряд ли торговец этого не знал. Возможно, он с лёгкостью скинул Руте часть суммы, если бы та попросила его уступить. Но правила запрещали торговаться, если речь шла об особенное вещи: тут следовало заплатить всю стоимость, при этом отдать ровно столько, сколько сразу запросил владелец, ни больше, ни меньше. Поэтому Рута молча развязала серый кошель у пояса и, к величайшему удивлению продавца, отсчитала всю названную сумму. После чего сунула теперь уже принадлежащего ей дракона в сумку и отправилась дальше, своей дорогой.

* * *

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.