электронная
428
печатная A5
693
18+
Рожденные быть сильными

Бесплатный фрагмент - Рожденные быть сильными

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-6928-9
электронная
от 428
печатная A5
от 693

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Все начиналось с искренней любви, веры в свою судьбу и надежды в семейное благополучие. А о чем ещё может мечтать девочка-сирота, с детства жившая в холодных стенах детского дома? Девочка, которая не знала родительской любви, её никто никогда не обнимал, не читал сказки на ночь, и даже не дарил подарков на день рождения, что там подарки, про её день рождения вообще никто никогда не вспоминал.

Задув спичку, которая была воткнута в маленький кусочек черного хлеба, она сказала сама себе: «Ну, что ж, с днем рождения тебя, Вера». Девочка заплакала горькими слезами, потому что понимала, что в этом мире у неё нет никого и она больше никому не нужна. Как же ей иногда хотелось жить как многие ребята, чтобы был свой дом, куда можно всегда прийти, были любящие родители, были настоящие друзья и, конечно же, любимая собака. У Веры не было друзей, потому что она никак не вписывалась в круг наглых сверстников. Единственная черта, которая выделяла Веру из всего окружения — это несгибаемый характер. У Веры был сформирован стальной стержень, не позволяющий ей впасть в бездну раскрепощенной современности. Да, она не курила, и тем более не употребляла спиртные напитки, не потому что хотела казаться лучше, потому, что не видела в этом никакого смысла. Она не пыталась быть идеальной, не ставила целей кого-то превзойти. Вера просто была личностью с доброй душой. Она была простой, наивной и как многие девочки верила в чудо. Каждый новый год, она просила у Деда Мороза шанс стать счастливой. В её понимании счастье заключалось не в роскоши, не в деньгах, и даже не в желании занять высокое социальное положение. Понятие счастья в её глазах было намного глубже всех земных благ. Она искренне радовалась весеннему солнышку, летнему дождю, зимней вьюге и осеннему листопаду. Она любила сидеть на подоконнике огромнейшего окна детского дома и читать книги. В эти моменты ей казалось, что весь мир для неё открыт, что нет границ, установленных администрацией детского дома, и никто не может стать преградой у неё на пути. Ей хотелось, птицей взлететь высоко к небесам, чтобы надышаться свободой и тишиной, чтобы согреться в лучах солнечного света и тешить себя мыслью, о том, что она больше никогда сюда не вернется.

В детский дом часто приходили супружеские пары, каждый раз кого-нибудь усыновляли, но Веру почему-то боялись брать. Она была очень милой, симпатичной и доброй девочкой, но, несмотря на это, своих приемных родителей она так и не нашла. Все продолжалась до тех пор, пока однажды детский дом не посетил тренер по борьбе, он был в поисках новых талантов, отдавая предпочтение парням. Была теплая субботняя осень, дети только начинали учиться, приходили преподаватели различных кружков и секций, приглашали к себе на занятия. Все шло своим чередом. Вера отказывалась куда-либо идти. Она была увлечена чтением книг, и больше её ничто не интересовало. Одноклассник Веры, испытывая симпатию к ней, частенько что-нибудь у неё отбирал, чтобы девочка хоть пару минут за ним побегала. Так случилось и в эту субботу, вырвав из её рук книгу, он молниеносно бежал по коридору. Вера в ярости догнала Ваську, отобрав книгу, начала бить его кулаками. Парень смиренно терпел, ведь на него хоть таким образом обратила внимание девочка, в которую он был до безумия влюблен. Эту картину увидела воспитательница, она громко крикнула, чтобы Вера прекратила драться, пригрозив, что будет наказана. Ваське было стыдно. Ведь из-за него пострадал любимый человек. Все могло бы печально закончиться для Веры, если бы не подошел незнакомый мужчина.

— Тебя как зовут, хулиганка? — спросил незнакомец.

— Вера, — пробурчала девочка.

— Ты зачем с кулаками бросаешься на бедного парня?

— А как надо?

— Можно захват сделать, — как мы говорим, — «взять», поджать немного, удушающих приемов знаешь, сколько много, — засмеялся мужчина.

— Вы чему ребенка учите? — возмутилась воспитательница.

— Я тренер по борьбе. Это моя профессия учить бороться. А Вашей девочке, я смотрю, дисциплины не хватает. Давайте её наказанием станут тренировки. Отпустите? — спросил тренер.

— Да забирайте Вы эту разбойницу. Может вы управу на неё найдете. Сил больше нет с ней бороться, — разрешила пожилая женщина.

Мужчина протянул руку девочке и сказал, чтобы она шла за ним. Спустя некоторое время Веру привели в подвальное помещение, где было несколько борцовских ковров.

— Не нужна мне Ваша борьба. Я и так сильная.

— В этом я не был бы так уверен. Меня сможешь победить?

— Как нечего делать, — гордо ответила Вера.

— Ух ты какая. Ну, давай, выходи на ковер. Я мастер спорта по борьбе международного класса, заслуженный тренер страны, призер Олимпийских игр 1996 года. Не страшно со мной бороться, может, передумаешь?

— Нет, не передумаю, потому что я Вера, — убедительно сказала девушка.

Тренер пожал девочке руку и уже спустя пару секунд Вера лежала на лопатках на ковре. Быстро вскочив, она пыталась вывести из равновесия опытного борца, но снова и снова падала. Прошло двадцать минут, однако так ничего не изменилось: Вера падала и поднималась. Признав превосходство тренера, она опустила голову и сказала: «Признаю, Вы действительно сильный».

— Чтобы бороться, надо быть не только сильным, но и учиться выполнять приемы. Вера, мало быть сильной. Борьба — это не только сила.

— Тогда я готова учиться.

— Искренне сказать, я тренирую только парней. И готов с тобой поспорить, что больше месяца ты не продержишься.

— Если Вы согласитесь меня тренировать, я стану сильнее всех Ваших парней.

— Слушай, ну ты и вправду разбойница. Ты думаешь, что можно стать сильнее парней, которые тренируются десятки лет?

— Да. Возможно все, а на невозможное нужно чуть больше времени. Я так в одной книге прочитала.

— Если бы мои парни, которых я тренирую, думали, как ты, они бы давно стали олимпийскими чемпионами.

— Так давайте выиграем Олимпийские игры.

— Ты не представляешь, на что ты себя пытаешься подписать. Это колоссальный труд. Это труд без выходных. Не будет праздников, каникул. Будет только цель — Олимпиада. Ты готова на это? Ты готова пожертвовать всем, что у тебя есть только ради того, чтобы однажды взойти на олимпийский пьедестал? Это того стоит?

— Да. Это того стоит. Мне все равно нечего терять, у меня и так ничего нет. На выходных я работаю. А праздники я не отмечаю, просто не с кем.

— Хорошо, я тебя возьму. Но ставлю жесткие условия: ты трудишься наравне с парнями; соблюдаешь установленную дисциплину; уважительно относишься к тренеру и своим соперникам и ещё….

— Что ещё? Это не все?

— У нас в зале запрещено заводить романы. Как бы сильно ты не влюбилась, я категорически запрещаю тебе встречаться с каким-либо борцом.

— Больно мне нужны Ваши борцы, — гордо засмеялась Вера.

— Я серьезно. Ты не влюбишься, в тебя могут влюбиться. Просто помни, что дисциплина — это залог успеха.

С той субботней осени начались тренировки Веры. Тренер познакомил её с борцами, так называемыми будущими соперниками, которых в глубине души она хотела победить. Процесс развития и совершенствования дал свой старт. Девочку действительно борьба сделала более дисциплинированной, ответственной и чуточку счастливой, потому что в борцовском зале у неё была цель. Когда у человека в жизни есть цель, он обретает смысл жизни. Вера сама не заметила, как борцовский зал стал для неё родным домом, а тренера она воспринимала как отца. Ребята, с которыми тренировалась девочка, относились к ней уважительно, потому что она была действительно трудолюбивой пчелкой. Веру тяжело было сломать или вывести из себя. Она не боялась боли, не боялась умереть от тяжкого труда в спортивном зале, потому что глубоко в душе теплилась надежда об олимпийском пьедестале. Для неё не было второго или третьего места, она никогда не хотела довольствоваться серебром. Были правильно расставлены приоритеты: если медаль, то только золотая, если место, то только первое. Чтобы не сойти с ума от боли, перенапряжения, постоянной конкуренции и соперничества, Вера после тренировки гуляла по яблочному саду детского дома, читала книги и в тайне от воспитателей бегала на озеро, чтобы хоть минут десять поплавать. Тренер играл наиважнейшую роль в судьбе этого хрупкого существа. Для Веры тренер был царь, Бог и воинский начальник. Слово тренера было равноценно божьей заповеди, она беспрекословно выполняла всю программу, поставленную тренером. Иначе она не могла, ведь именно тренер научил её быть сильной.

— Давай, у тебя все получится. Не позволяй себе сдаваться.

— Наверное, только мужчины могут подтягиваться, — расстроенно сказала Вера.

— Кто тебе это сказал? Какая разница мужчина ты или женщина. Важно не это. Важно то, чтобы ты никогда не позволяла себе сдаваться.

— Мне Мария Сергеевна, наша воспитательница сказала, что девочки слабее…

— Чушь все это. Я докажу твоей Марии Сергеевне, что она ошибается.

Спустя пару недель Вера с легкостью в руках подтягивалась сначала пять раз, затем десять, а потом двадцать пять. Она не верила в себя, но это и не надо было, достаточно было того, что в неё верил тренер. Единственное, что поняла воспитанница — предела совершенствования, нет. Границы устанавливает каждый сам себе. Задача же талантливого тренера заключается в том, чтобы показать своему ученику отсутствие этих границ.

Все шло своим чередом, многочасовая борьба, силовая работа, растяжка, акробатика и гимнастика. Но это было только начало. Трудность возникнет потом, когда всему, научившись, придется искать себя и свой стиль борьбы. Ведь чтобы победить мало, быть просто выдающимся воспитанником, важно стать неординарным борцом, которого ничто в этом мире не сможет остановить.

Первые соревнования Вера каким-то чудом выиграла. Были и поражения, но к ним она относилась спокойно, потому что рядом был тренер, который убеждал её, что процесс развития идет своим чередом, что очередной проигрыш — это маленький этап на пути к совершенствованию. Выиграв свои самые важные соревнования — чемпионат страны, ей наконец-таки было присвоено звание мастера спорта по борьбе. Все произошло очень быстро и сумбурно. Впереди Веру ждал уже профессиональный спорт.

На одной из тренировок, Вере сообщили, о возможности тренироваться в школе олимпийского резерва. Для Веры было счастьем поменять детский дом на школу олимпийского резерва. Несмотря на то, что она слишком много времени там провела, не было ни малейшего сожаления о сделанном выборе. Только Васька ходил с обиженным видом, ведь раньше он был счастлив потому, что мог хотя бы видеть свой объект воздыхания. А теперь она в соседней комнате собирает свои вещи, и Бог знает, увидит ли он её вообще когда-нибудь. Ему так хотелось подойти к Вере и рассказать ей о своей любви, о том, как сильно он боится её потерять и в тайне мечтает, что она выйдет за него замуж. Но подлая трусость не позволила ему это сделать. Забравшись на третий этаж детского дома, он так там и просидел, глядя в окно, на уходящую Веру. Не скрывая своей боли, он смотрел ей в след из окна, а по щекам стекали соленые слезы отчаяния. Ему хотелось выбежать и обнять её, но тело не слушалось, его, словно сковала тоска, не давая шанса на лишнее движение. Перед глазами проносился образ Веры. Он вспоминал, как отбирал у неё книжки, а она бегала за ним по узким коридорам детского дома. Он вспоминал её неповторимую лучезарную улыбку, казалось ни одна девочка в детском доме не умела так искренне улыбаться. Почему-то вспомнилось, как они вместе копали картошку, а Вера нашла маленького мышонка и взяла в руки, тогда воспитательница громко кричала и обзывала Веру разбойницей. Мышонка она отпустила, но переживала, как он будет один в поле. Васька вспоминал, как отдал Вере конфету, которую выиграл в лотерею. Тогда девочка очень радовалась, ведь такие вкусные вещи крайне редко попадали в детский дом. Если раньше у парня была надежда, что когда-нибудь Вера станет его женой, теперь, стоя у большого окна детского дома, он понимал, что его любовь отдаляется от него все дальше и дальше. Он смотрел вслед исчезающего силуэта и тихонечко шептал: «Моя Вера, не уходи».

Вера тоже не испытывала особой радости, потому что сомнения оставались всегда. Ей было одиноко, ведь она так и не попрощалась с Васькой и переживала, как он будет один.

Глава 2

В школе олимпийского резерва Веру не особо дружелюбно встретили. Ведь прибыла новая соперница. Отбор шел очень жесткий. Малейшая травма и ты вне игры. Но отступать было некуда. Девочку заселили в комнату к её ровесницам. Войдя в помещение, Вера сразу поняла, что о спокойной жизни придется забыть. Наглые и бесцеремонные девицы сразу попытались установить свои порядки. Вера не стала терпеть притеснений, и тоже дала понять, что она не из тех, кто будет смиренно молчать и беспрекословно слушаться. Между девочками возникли недомолвки. Ещё большее потрясение Веру ждало на тренировке, когда она узнала, что у неё будет новый тренер. Девочка могла стерпеть все, но только не потерю человека, к которому так сильно была привязана.

Спустя пару дней Веру навестил её тренер. Он был жутко потрясен, увидев своего борца психологически разбитой.

— Что случилось?

— Вы не сказали мне самого главного, что тренироваться буду у другого тренера.

— Вера, понимаешь, я не всемогущий Бог, многое зависит от обстоятельств, которые мы не контролируем.

— Тогда я возвращаюсь в детский дом и снова буду ходить к Вам на тренировки.

— Вера, ты неправа. Я человек, который всю жизнь тренировал мужчин. Твой новый тренер наоборот работал только с девушками, он в большей мере сможет тебе помочь. Понимаешь?

— Вы сами говорили, что не имеет значения: мужчина или женщина. У борца нет пола, это человек, который умеет преодолевать боль и идти вперед вопреки всему. Я могу тренироваться и с парнями, мне все равно. Я же выдерживаю ту программу нагрузок, которую Вы нам даете.

— В том-то и проблема. Может тебе такие нагрузки и вовсе не требуются.

— Я знаю одно: если у человека есть цель, его никто не остановит, и он все равно добьется того, чего он хочет. Если Вы меня не вернете к себе, я вообще не буду тренироваться.

— Вера, ты упрямая.

— Такой уж Вы меня сделали.

— С руководством говорить бессмысленно, они никогда не идут на уступки. Но есть один вариант.

— Какой?

— Предположим, ты выиграла чемпионат Европы, тогда с тобой иначе будут разговаривать. Понимаешь, о чем я?

— Думаю да. Но на это надо время. Чемпионат Европы только через пять месяцев, — с сожалением вздохнула Вера.

— Вера иначе нельзя. Будет глупо сдаться, находясь в двух шагах от финиша.

— Просто я к Вам привыкла, у Вас на тренировках настоящая дисциплина. Не спорю, бывает невыносимо трудно, иногда просто уже нет сил бороться, но я знаю во имя чего и не позволяю себе сдаться. А этот новый тренер, как его Роман Русланович…

— Роман Рустамович, — поправил тренер Веру.

— Ну, это не важно. Я не чувствую на его тренировках какой-то серьезной нагрузки. Да ещё соперницы вместо того, чтобы достойно бороться, ведут какую-то незаконную игру. Каждый раз стараются, то за волосы схватить, то пальцем в глаз попасть, могут сделать неожиданно болевой прием, который вообще-то правилами запрещен.

— Верочка, я не знаю, как быть в этой ситуации.

— Нельзя назвать тренера настоящим, если он учит своих воспитанников всяким подлым приемам. Он не учит их работать, преодолевать себя, свой страх, вырабатывать терпение и формировать в себе волю к победе. Он не такой тренер как Вы. Вы человек слова и дела, Вы трудолюбивый и мы это ценим.

— Я подарил тебе мечту, мой борец, а ты мне подарила веру в будущее. Давай будем дополнительно тренироваться по выходным, — пытался найти компромисс тренер.

— А меня отпустят?

— Если скажешь, что пойдешь на пробежку, проблем не будет. Мой зал для тебя всегда открыт.

— Я же могу в любое время уйти из школы?

— Когда захочешь. Только нам не дадут бороться, понимаешь? Они найдут массу оправданий: что я тренер, не имеющий опыта тренировать лиц женского пола; что мы формально не прикреплены ни за какой школой; да, в конце концов, они могут просто не дать пройти медицинскую комиссию. На этом наша борьба будет завершена, — объяснил тренер.

— Через пять месяцев, я буду просить, чтобы Вас поставили моим тренером.

— Если ты выиграешь, у спортивного комитета не будет никаких шансов отказать в твоей просьбе.

Как и договорились, Вера по выходным приходила в зал к своему настоящему тренеру и отрабатывала все приемы, которые только можно было отработать. Она работала тогда, когда у всех был выходной. Верины выходные были ещё тяжелее будничных дней, но иначе нельзя было победить. Были и такие моменты, когда Иван выводил из зала свою воспитанницу, просто для того, чтобы она погуляла по лесу.

— Сегодня, Вера, мы работаем в лесу, — твердо сказал тренер.

— Почему?

— Как только добежим до леса, увидишь все своими глазами сама.

Тренер показал девочке гористые местности в лесу, где можно было видеть большую часть города. Это те места, где можно было дышать свободой, можно было отдохнуть и найти силы. Тренировки выматывают человека, особенно когда он не видит света. Кажется, что нет конца, что боль будет постоянно напоминать о себе, а страх сковывать твои движения. По этой причине, тренер и пытался отвлечь своего борца от серых будней. Он страшно боялся, что она сломается. Ведь известная всем прописная истина — страшно не тогда, когда тяжело, а когда больше нет желания.

— Вера, что ты видишь, стоя на этой вершине? — неожиданно спросил Иван.

— Солнечный свет, безграничное пространство голубых небес и птиц, которые не боятся летать, — тихо ответила девочка.

— Значит, у тебя все получится, моя чемпионка.

— Почему Вы во мне так уверены?

— Потому, что в этой жизни ты видишь самое главное. Свет — это наши добрые дела, небо — это наша мечта, а птицы — это мы, и мы не боимся летать.

— А падая, мы находим силы подняться и вновь взлететь, — продолжила спортсменка.

Тренер достал из кармана маленькую шоколадку и протянул её Вере. Девочка пыталась отказаться, считая это дурным тоном. Но тренер сказал: «Я знаю, что сладкое любят многие дети, оно поднимает настроение и дает силы. Так что бери, не бойся, я не стану беднее». Вера поблагодарила тренера и взяла шоколадку.

— Кстати, тебе парни привет передавали. Сказали, что не хватает им твоей экстремальной борьбы. Теперь все тихо. Никто им лицо не царапает, за ноги не хватает и подзатыльников не дает, — смеясь, сказал Иван.

— Тренер, я же не специально. Изначально я боролась, как могла, потому что хотела победить. Потом Вы меня научили бороться и от Вас я взяла самое лучшее, — пыталась оправдаться Вера.

— Дело не в этом, Вера. А в том, что борцы, с которыми ты тренировалась, воспринимают тебя не как девушку, а как достойного соперника. Безусловно, шансов победить у них больше, но твой упрямый характер стал примером для остальных. Если говорить коротко, ты стала частью нашей команды, и тебе всегда будут рады.

— Спасибо, тренер. Я благодарна Вам, потому что вы подарили мне мечту. В моей жизни появился смысл. Если раньше я жалела себя, жаловалась на несчастную судьбу, теперь все иначе, я уверенно иду в бой.

— А тебе спасибо за то, что подарила веру в будущее. Я многое пережил в этой жизни, хотел уйти и больше не тренировать детей. В детском доме оказался случайно, знакомый тренер попросил для него набрать детей. Там-то и обратил внимание на хрупкую девочку, которая изо всех сил пыталась убить бедного парня.

— Да, это Васька, вечно ко мне цеплялся. Сам не читал, и мне мешал книги читать. Интересно, как он там?

— А ты сходила бы и навестила человека, — подсказал тренер.

— Нет. Я не могу. Зачем? Он уже давно меня забыл, — убежденно ответила Вера.

— С чего ты так решила?

— Когда я уезжала, он даже не вышел со мной попрощаться.

— Может быть, он не хотел, чтобы ты видела, как он плачет? — предположил Иван.

— Я думаю, ему было просто все равно.

— Вера, ты знаешь в этой жизни мы иногда не решаемся на те поступки, которые искренне хотели бы сделать. И это называется не трусость. Это страх обидеть или не дай Бог причинить боль человеку. Мне кажется, он горько сожалеет, что не сделал первый шаг.

— Я ведь тоже не хочу делать этот первый шаг.

— Но ты же борец. Ты вообще хочешь быть счастливой или сильной? — спросил тренер.

— И сильной, и счастливой, — уверенно ответила девочка.

— Вот в этом ты вся Вера. Если брать, так все и сразу, — засмеялся тренер.

Посидев на траве ещё пару минут, Вера отправилась в интернат. В этот воскресный день, она немного опоздала, и пришлось выслушивать нотации воспитателя. После так называемой проповеди, Веру ждала ненавистная комната с бессовестными девицами. Однако прогулка сделала свое дело, она ощущала легкость и свободу. В этот вечер девочки так и не смогли к ней прицепиться, потому что, она пришла счастливая и отдохнувшая.

Со временем, на тренировках соперницы вынуждены были признать превосходство Веры. Они тихо её ненавидели, потому что не умели так самоотверженно трудиться. В ней было нечто большее, о чем никто не мог знать. Она могла с закрытыми глазами выйти из любого захвата и положить на лопатки. Как это у неё получалось никто не знал, это даже сама Вера не могла объяснить. Новый тренер так и не смог найти подход к Вере, он не мог понять, чем она дышит, о чем думает, и даже банально не чувствовал, хватает ей нагрузок или же нет. Он был чужим человеком для неё. Роман Рустамович в глубине души спрашивал себя: «Почему она, а не кто-то из моих воспитанниц». Осознавая всю опасность Веры, он стал, как подлый трус строить козни против бедного ребенка. Зная, что физически её просто так не сможет сломать ни одна из его учениц, он начал с психологии. На протяжении нескольких недель он постоянно её ругал, акцентировал внимание на малейшей неточности. Он ругал её, высмеивал, а соперницы Веры получали моральное удовлетворение. Вера не сдавалась, психологически устоять помогал ей Иван, не зря каждые выходные они оттачивали то, что было наработано. Видимо только это и спасало девочку. До главного чемпионата Европы оставалось пару месяцев. Впереди показательные выступления и жесточайшая борьба. Всем было понятно кто лидер и кому будет принадлежать место под номером один. Негодуя от ярости, Роман Рустамович решается на последний шаг. У него было две воспитанницы, которые могли претендовать на призовые места, если бы не Вера. Организовав негласное собеседование, он рассказал, как и в какой момент надо будет подломать Веру и рвануть её за кисть.

— Посмотрим, как она будет бороться с одной рукой, — усмехнулся тренер.

— Роман Рустамович, а если не получится. Она же сильная, — возразила одна из воспитанниц.

— Все получится. Дарине надо будет её хорошо вымотать, а Арина будет только создавать видимость, что борется с другой соперницей. За пару часов, она еле на ногах будет стоять, вот тут-то ты, Арина и сделаешь то, что уже некогда делала не раз с другими соперницами.

Все задуманное было сделано. Вера лежала на ковре и не чувствовала своей руки, подняться уже не было сил. Впервые в жизни вместо боли её оковал страх: «Как жить дальше. Что я скажу своему тренеру. Он ведь верил в меня». Хотелось кричать от несправедливости. Веру отвезли в ближайшее травматологическое отделение. Врач сказал, что травма серьезная, надрыв связок. После услышанного диагноза у Веры по щеке непроизвольно покатились большими горошинами слезы. В голове мелькала только одна мысль: «Тренер верил в меня, как я могла». В тот же вечер, все бросив, Иван прибежал к своему борцу, врачи не хотели его пускать в палату, ссылаясь на позднее время и тяжелое состояние больной. Но тренер дал четко понять, что в одиночестве ей будет ещё хуже. В результате, Ивана пустили ровно на десять минут. Когда он вошел в палату, Вера смотрела в окно, её лицо было заплаканное, дух борца был надломлен. Тренер прекрасно понимал, каково ей сейчас. Он ощущал её боль, словно связки были надорваны у него. Больше всего он осознавал, что не боль её надломала, а подлость бесчестных людей.

— Вера, я никогда не умел красиво говорить, и даже не знаю, что тебе сейчас сказать. Просто знай, Бог — это наивысший арбитр, они за все заплатят. Нам надо думать, как тебя вылечить.

— До чемпионата Европы осталось меньше чем два месяца. Как я смогу бороться? — отчаянно спросила девочка.

— Я могу позволить тебе бороться в таком состоянии. Хочешь, чтобы окончательно сломали?

— Я не думала, что они опустятся до такого уровня.

— Ты плохо знаешь людей. Это ещё те штучки, ничего из себя не представляющие.

— Что мне делать?

— Сейчас тебе надо спать. Завтра утром, я обещаю, что приду к тебе, и мы вместе решим, что можно будет сделать. Хорошо?

— Я должна выиграть эти соревнования, понимаете.

— Да, понимаю. Завтра утром решим, как быть.

Как и обещал, утром Иван пришел к Вере. Они ждали врача, который сможет более понятно объяснить, что с Верой и поставить четкий диагноз.

— Исходя из отечности и припухлости кисти, у Вас милая леди, надрыв связочного аппарата, — вынес свой вердикт доктор.

— И что мне с этим делать? — двозмутилась Вера.

— Пока отдыхать и лечиться. Я понял, что вы спортсмен, и мой Вам совет — оградите себя от всевозможных нагрузок.

— Но у меня же соревнования…

— Вопрос стоит о том, сможете ли Вы вообще когда-нибудь своей рукой пользоваться. Вы хорошо меня поняли? Соревнования сегодня одни, завтра другие, а здоровье не вернешь. Я опытный человек и знаю, о чем говорю.

— Вера, доктор прав, — пытался утешить Иван.

Вера горько плакала. Она плакала и от невыносимой боли, и от подлости людей, и от того, что не сможет победить на предстоящих соревнованиях. Чтобы хоть как-то успокоить ребенка, Иван попросил у медсестры дать обезболивающее. Боль постепенно начала отступать. Иван много говорил с Верой, и ей уже некогда было думать о том, что произошло.

— Ты вот почему хотела выиграть Европу? — спросил тренер.

— Чтобы Вас вернуть. Вы меня понимаете. Тренируясь у Вас, я осознаю, что росту и совершенствуюсь. А ещё в Вашем зале у меня появились настоящие друзья.

— Дело только в этом? Может ты хочешь стать богатой, знаменитой, хочешь стать чьим-то кумиром? — хитро поинтересовался тренер.

— Зачем? В этом нет смысла, — смеясь, ответила Вера.

— Странный ты ребенок. Для мира странный. Но для меня ты человечек, которым я горжусь и восхищаюсь одновременно.

— Наверное, мне надо было получить травму, чтобы это услышать, — улыбаясь, сказала Вера.

— Порой мне кажется, что ты — это я. Такая же упрямая, сильная и бескомпромиссная. Ты такая маленькая, но, сколько в тебе той непреодолимой духовной силы. Ты воплощение чистоты и справедливости, у тебя доброе сердце и неповторимая уникальная душа.

— Благодаря Вашему воспитанию, тренер. То, кем я стала — это результат Вашего труда. Вы научили меня самому главному — трудиться, не жалея себя. Я помню, что Вы сказали мне однажды, когда я готовилась к соревнованиям и должна была бороться с чемпионкой мира: «Любая феноменальная генетика рассыплется в прах, если против неё направить адский труд».

— Знаешь, Вера, я думаю тебе надо возвращаться назад к нам в зал. Будет меньше травм и больше толку.

— Я же ещё не выиграла Европу.

— Ещё выиграешь, все у тебя получится.

Меньше чем за два месяца, Вера смогла реабилитироваться. Врачи не рекомендовали нагрузки на руку, но упрямство девочки превзошло все запреты. С травмированной рукой она выходит на ковер. Надо было видеть лица её соперниц и их тренера, которые уже в мыслях присвоили себе победу и делили гонорар. Вере было нелегко бороться, ведь помимо того, что надо было держать соперницу под контролем, боль в руке давала о себе знать. Подлые девицы старались захватить её больную руку, надавить, рвануть, но ничего не получалось. Теперь-то Вера знала с кем борется, и могла дать ответный удар. Девочка выиграла три схватки. Вышла в финал, ещё какие-то шесть минут и все закончится. Но в борьбе, даже доля секунды может решить все. Изнеможенная и обессилевшая, она сидела на скамье и теребила травмированную руку. Боль душила её изнутри, а отсутствие сил подавляло желание бороться. Превозмогая свое бессилие и ядовитую боль, она поднимается и идет бороться. Шесть минут Иван не находил себе места, тот стресс, который он пережил за это время, нельзя было сравнить ни с чем. Все закончилось, когда его разбойнице подняли руку. Превозмогая боль, страх и бессилие, будучи травмированной, она одержала бесспорную победу, положив соперницу на лопатки. Ни Дарина, ни Арина и никто другой не смогли её победить. Она доказала звание чемпионки и вернула себе право тренироваться у своего тренера.

— Ты молодец! Моя Вера, — крикнул тренер.

— Теперь уж Вы от меня не избавитесь. Придется меня ещё долго тренировать.

— С великой радостью, Верочка.

Глава 3

Вера вернулась в детский дом, и, как и прежде начала ходить на тренировки к своему тренеру. Процесс развития шел прогрессивными темпами, ведь Вера тренировалась с достойными и сильными людьми. Как не пытался Иван сократить нагрузки Вере, ничего не получалось. Девочка не хотела выделяться и не хотела, чтобы считали её слабее кого-либо из борцов. Программа была, как и у всех: утренний бег, подтягивания, отжимания, а потом борьба, борьба и ещё раз борьба.

— Доброе утро, товарищи борцы.

— Доброе утро, — бодрым голосом ответили воспитанники.

— Вы знаете, чем отличается настоящий чемпион от всех остальных? — неожиданно поинтересовался тренер.

— Умением побеждать в любой ситуации? — неуверенно предположил один из воспитанников.

— Тем, что он умеет работать даже тогда, когда ему негде и не с кем тренироваться. А ещё чемпион выделяется тем, что свое дело он делает, искренне, даже тогда, когда нет сил, настроения, желания или погода за окном не та. Всё ясно, товарищи воспитанники? — сказал тренер.

— Да, — ответили все хором.

— Поэтому, сегодня мы работаем не на борцовском ковре, а на родной матушке земле, — улыбнулся тренер.

— Ещё бы на асфальт нас выгнали, — возмутился Кирилл.

— Молодец, Кирилл, пять. Так и поступим, после кросса все идем на асфальт отрабатывать приемы. Заранее предупреждаю, броски тоже будут.

— Тебя убить надо, умник, — набросились ребята на бедного парня.

После кросса, как и обещал тренер, все пошли бороться на асфальт.

— Вера, ты идешь на турники, тебе сегодня сто подтягиваний, — сказал тренер.

Девочка послушно направилась к турникам. Подтягиваться старалась очень быстро, чтобы успеть побороться вместе со всеми. Спустя время, задание было выполнено.

— Тренер, я подтянулась. К кому в пару становиться для отработки приемов?

— Иди ещё сто раз подтянись.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 428
печатная A5
от 693