электронная
101
18+
Рождение легенды

Бесплатный фрагмент - Рождение легенды

Объем:
142 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0619-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

В трёх книгах «На Грани» более четырёхсот действующих лиц, которые участвуют в событиях по всему миру. Время действия охватывает одиннадцать лет, а судьбы героев очень тесно переплетаются между собой. Жанр книг нельзя определить одним направлением. Здесь есть триллер, фантастика, драма и немного комедии. Но пусть для читателей это будет лёгким чтивом, которое не займёт много Вашего времени.

Благодарю всех, кто поддерживал и поддерживает меня в этом интересном деле: моя жена Ирина, мои родители Вячеслав и Наталья, мой брат Андрей, мои друзья Марина, Виктория, Ирина Че, Екатерина, Иван, Юрий, Ольга, Михаил. Это сильно помогает в моём стремлении. Спасибо Вам.

«Достойны почитания те, кто пытался совершить великое, даже если им это не удалось»

Сенека

Глава 1. Их судьба была предопределена

Шёл 2014 год.

Была зима. Татьяна Аверина шла вместе со своим шестилетним сыном по дорожке к дому. Они играли в снежки.

― Что, маленький мой, наигрался?― засмеялась она, поправляя шапку мальчугана.

― Я ещё хочу,― улыбнулся паренёк, который был очень похож на отца.

― Пойдём в дом,― предложила мама.

― Пойдём,― ухватив маму за тёплую ладонь, сказал мальчик.

Двое поднялись в квартиру. Мама развесила вещи сына на горячую батарею. Сынишка всегда любил изваляться в снегу. Поэтому приходилось сушить одежду каждый день.

Татьяна уселась отдохнуть в кресло.

― Мам, а можно поиграть в компьютер?― послышался голос сына.

― Можно,― улыбнулась Татьяна.

Девушка взяла фотографию в рамке, стоящую на столике рядом. Здесь была она вместе со своими любимыми людьми: Алексей Аверин, Юрий Дивеев, Иван Зеленин, Иван Беляев и остальные. Таня вспоминала, как когда-то все они были счастливы вместе, но теперь никого из них уже нет в живых. Только она со своим сынишкой, который во всём напоминал отца и той эпохе, когда квартет друзей стал легендой города Пензы.

Девушка заплакала. Она легла на кровать, обнимая подушку и вспоминая тепло объятий своего Лёши. Девушка всё смотрела в молодые лица друзей. А рядом лежал дневник. Татьяна перевела взгляд на него. Небольшая книжица в синем переплёте сиротливо томилась на второй половине постели. Таня выпустила из рук фотографию и взяла дневник.

Его вёл когда-то сам Алексей Аверин, стараясь по мере возможности занести туда все значимые события в его жизни и жизни его близких. Девушке переслал этот дневник Андрей Аверин, брат Лёши, считая, что лучше этой литературе быть у самого близкого человека Алексея. Татьяна открыла его, собираясь наконец-то начать чтение того, что писал Алексей. До этого она боялась и стеснялась того, что может быть внутри на бумаге, но теперь решилась.

Первая страница начиналась так:

«Абсурдный побег или история 1994 года.

Могло ли кому-то прийти в голову совершить побег из колонии, воспользовавшись помощью солдата-срочника? Как оказалось, могло…»

Наконец-то свершилось. Зима наконец-то отступила. Хотя у всех было ощущение, что этого уже никогда не произойдёт. Дни становились заметно длиннее, а ночи были весомо короче. Днём было теплее, однако темнота приносила холод. Это явление было в порядке вещей в самом начале апреля.

Служба тянулась. Именно тянулась, а не шла. Для Андрея Скоморохова в части всё было в тягость. Парень считал дни, которые он провёл в армии. Их было совсем немного, но парнишка понял, что это испытание станет для него каторгой. Поставить себя в коллективе Андрей не смог и сразу же стал пареньком для битья как среди «дедов», так и среди новичков. Сержант тоже не питал позитивных чувств к Скоморохову.

Андрей вырос в неполной семье. Его родители развелись, когда мальчику было всего пять лет. Отец был пропойцей, а это убивало мать Андрея, которая понимала, что такой пример негативно скажется на личности сына. Как итог ― развод с мужем. Бремя воспитания полностью легло на хрупкие плечи женщины. Алиментов семья так и не дождалась. И случилось это не потому что отец семейства не желал их платить, а попросту потому, что тот окончательно ушёл в запой и скоропостижно скончался, приказав всем долго жить. И вот маленький Андрей с мамой остались совсем одни. Выйти замуж за настоящего мужчину женщине не удалось, а воспитание сына требовало мужского влияния. Без этого парень вырос неуверенным в себе. В школе его все шпыняли, в техникум он не поступил. А тут, как-то совсем неожиданно, подошёл призывной возраст. Призвали паренька довольно быстро, и теперь он служил в колонии в Пензенской области. Здесь были преступники разных мастей, начиная от мелких воришек и заканчивая серийными убийцами. А с таким контингентом нужно было вести разговор жёстко. Дашь слабину и можешь оказаться в списке шутов, и никто не будет воспринимать тебя всерьёз. А при желании и на «перо» могут посадить и не посмотреть, что ты солдат вооружённых сил.

Был в зоне и смотрящий. Это был мужчина сорока восьми лет. Сидел он за тройное убийство. Сидел уже больше десяти лет. В своё время Геннадий «Тесак», так звали смотрящего, зарубил тесаком за праздничным столом надоедливых жену, тёщу и тестя. Они попросту его достали различного рода придирками, начиная от небольшой зарплаты и заканчивая нехорошими, на их взгляд, знакомствами. И вот в очередное такое застолье нервы мужчины не выдержали. Гена схватил холодное оружие и как скот порубил «любимых» родственничков.

На зоне мужчина освоился довольно быстро, поддерживая кого нужно и вступая в конфронтации с теми, кто пытался установить свою власть среди зеков. С течением времени Тесак занял одну из верхних ячеек на зоне. Обитатели колонии с уважением относились к смотрящему, приходили за помощью и советом.

Был у Тесака брат по имени Владимир, который ждал встречи с Геной. И вот, наконец, эта встреча состоялась. Геннадий почёсывал седину тонкими длинными пальцами, собираясь начать важный разговор. Его серые глаза оценивающе осматривали вещи вокруг на предмет выявления опасности. Однако таковых на данный момент не было. Морщинистый лоб Владимира выдавал некую усталость в мужчине. Вова давно планировал вытащить брата из-за решётки и отправить того за бугор для начала новой жизни с новым именем и паспортом. Вова помнил бедное детство, когда их семье приходилось нелегко. В те времена старший брат делился всем, что у него было с младшим и, всячески помогая родителям содержать семью. Ещё с тех давних пор Владимир считал себя должным Гене и мечтал о том времени, когда сумеет отплатить брату за добро. И теперь у младшего брата была такая возможность. Правда носила эта возможность не совсем легальный характер. Попросту говоря, эта была возможность организовать побег. Всё уже было готово. Оставалось обсудить некоторые детали с Геной.

Двое тихо общались.

― Как здоровье?― спросил для начала Вова.

― Да неплохо,― пожал плечами зек.― Насморк недавно вылечил. Эти грёбаные работы в дождь подпортили моё здоровье.

― Лекарства нужны какие-нибудь?― поинтересовался Владимир, доставая записную книжку и ручку.― Я привезу какие нужно.

― Нет, братец,― махнул рукой Геннадий.― Если понадобятся, я обязательно дам тебе знать.

― Будем надеяться, что такая необходимость в скором времени отпадёт вовсе,― улыбка слегка коснулась губ Владимира.

― Есть какие-то новости?

― Новости есть,― согласно кивнул брату Вова.― Всё уже подготовлено. Но необходимо твоё участие.

― Что за дело?

― В общем так,― вздохнул Владимир, начиная свой рассказ.― В зону приедет машина с продуктами. Водитель и экспедитор ― мои люди. Они проедут на территорию зоны, а там прямиком к столовой. Разгружать машину будут заключённые. Ты должен быть среди них. А в конце загрузки спрячешься за водителем.

― Погоди, погоди,― остановил рассказ брата Геннадий.― Как я это сделаю в присутствии охранников?

― Те двое, что будут следить за зеками во время разгрузки тоже мои люди. Они же будут сопровождать машину до места выезда и обыскивать грузовик на КПП.

― Вот как,― приятно удивился Гена.― А как быть на КПП? Там ведь досматривает капэпэшник.

― А вот в этом и есть твоё участие. Тебе нужно договориться с одним из них, чтобы тот «не увидел» тебя,― объяснил брату Вова.

― Твою мать. И как я это сделаю?― ошарашено произнёс Геннадий, повысив голос.

― Тихо, бля,― смирительно произнёс Владимир.― Мы сделаем так, чтобы в день твоего «отхода» дежурил срочник и контрактник. С контрактником договориться вряд ли удастся, а вот его молодой товарищ может вполне пойти на договорённость. Пацана зовут Андрей Скоморохов. Фамилия очень кстати схожая по его положению.

― То есть?

― Парень он забитый. Ни с кем толком не общается, не дружит. Помоги ему в чём-нибудь, а дальше найдёшь с ним общий язык. И вот тогда он тебе поможет.

― Нелегко это будет,― констатировал Гена.

― Зато после того, как окажешься за пределами страны, не будешь переживать ни о чём,― улыбнулся Владимир.

― Да. Игра стоит свеч.

* * *

Футбол ― игра. Не простая игра. Позитивные чувства к футболу испытывают многие. Эта увлекательная игра по праву считается самой популярной в мире. И не напрасно. Миллионы людей оказываются у экранов всякий раз, как любимая команда начинает бороться за победу в том или ином турнире.

В курилке стоял небольшой телевизор, по которому как раз начинался очередной матч. Солдаты собрались вокруг, предвкушая интересную игру. Матч начался, и все устремили взгляды в экран. «Деды» естественно сидели ближе всех к телевизору, занимая самые лучшие места. Другие солдаты были чуть позади. Андрей Скоморохов, как и обычно, держался чуть дальше от всех. Футбол он особо не любил, но посмотреть вместе с остальными был не прочь. Тем более, что сегодня показывали матч национальной сборной.

Осложнялось всё тем, что работы у зеков ещё не были закончены. Точнее, не у всех. Трое штрафников убирали песок неподалёку на улице. В восемь вечера их нужно было сопроводить в барак. Но кто же хотел прерывать просмотр из-за зеков? Естественно никто. «Деды» сразу высказались по этому поводу, посмотрев на часы, когда стрелки установились на восьми вечера.

― Так,― сказал долговязый «дед», не сводя глаз с экрана.― «Духи», быстро разобрались между собой, кто пойдёт конвоировать штрафников.

Послышались тихие попытки недовольства.

― Быстро бля решили!― рявкнул «дед», сидящий рядом.― А то опять отжиматься будете.

Молодые солдаты сразу занервничали, переговариваясь и решая, кому же выпадет участь конвоира. Недолго размышляя, ребята все как один бросили взгляд на сидящего позади Скоморохова.

― Что?― раскраснелся Андрей.

― Топай давай,― бросили ему солдаты.

― Почему я?― неуверенно поинтересовался Андрей.

― Потому что ты ближе всех к двери,― ответил ему кто-то из солдат не совсем дружелюбно.

― Я не пойду,― попытался возразить Скоморохов.

― Что ты сказал, сука?― возмутились солдаты.― Башку давно не перебинтовывали тебе?

Скоморохов почувствовал, что лицо у него горит, а сам покраснел ещё больше.

― Троих доведёшь и вернёшься. Делай быстро.

― В следующий раз не пойду,― буркнул себе под нос парень, поднимаясь со стула.

Скоморохов вышел на улицу с автоматом наперевес. Он был недоволен сложившейся ситуацией. Вновь пареньку не удалось отстоять себя, и он был вынужден идти.

Зеки уже давно не работали. Лопаты лежали в песке, а заключённые прятались от моросящего дождя в беседке, стоящей неподалёку. Трое курили, когда Андрей подходил к ним. Зеки знали Скоморохова и его репутацию в зоне. Они усмехнулись пареньку в лицо.

― Тоже штрафник?― спросил один.

― Футбола лишили, значит?― поинтересовался второй.

― Ничего не лишили,― попытался как можно увереннее произнести солдат.― Сейчас вас отведу и буду вновь смотреть.

― Да а мы не торопимся,― третий затянулся и выдохнул дым над собой.― Посидим ещё, покурим.

― Да,― улыбнулся первый.― Составишь пока нам компанию. Чо тебе делать там в тепле, у телевизора?

Трое засмеялись.

― Мне удовольствия мало с вами тут быть,― ответил Андрей.― Так что взяли лопаты и пошли.

― Хе-хе,― засмеялись зеки.― А нам вот удовольствие здесь тебя подержать.

― Я сказал, берёте лопаты и идёте в барак,― голос Скоморохова предательски дрогнул, выдав новую волну неуверенности.

― Ой, какой злой мальчик,― не мог уняться второй.― И что? Ты нас заставишь идти, салага? Интересно, каким образом?

― Обычным,― Андрей снял с плеча автомат.― А ну пошли!

Это действие мало повлияло на решение зеков повеселиться над солдатом.

― И что, стрелять будешь что ль, солдатик?― первый шагнул в направлении Андрея. Остальные последовали за ним.

― Стоять!― Скоморохов передёрнул затвор и направил ствол автомата Калашникова на зеков.― Пошли быстро.

― Ну стреляй, умник, если сумеешь,― третий выбросил сигарету.

Трое бросились на Андрея и начали его бить. После второго удара паренёк рухнул в грязь, и его стали пинать ногами.

― Ну что, солдатик, будешь в нас ещё автоматом тыкать?― второй зек был разозлён.

Избиение закончилось бы трагически для Скоморохова, если бы вовремя не подоспел смотрящий. Геннадий быстро вступил в схватку, нанося мощные удары. Зеки спохватились, поняв, что какой-то наглец решил поиграть в героя. Они уже хотели было проучить и заступника, но вовремя поняли, что не стоит этого делать. Почему? Ответ простой. На их пути стоял Тесак, а с ним шутки плохи.

― Вы чо, уроды, творите бля?!!― сквозь зубы произнёс Гена.― Совсем страх потеряли?!

― Гена, он сам. Мы не причём,― попытались оправдаться зеки.― Наставил автомат и угрожал.

― Ну конечно,― естественно не поверил Геннадий.― Парень сам к вам пристал, да?

― Да точно.

― Если с ним что-нибудь случится, то я вас закопаю, уроды,― нервозно произнёс Тесак.― Вставай, парень. Пошли. Проводим их.

Скоморохов не сразу сообразил, кто же ему помог, а когда узнал, очень удивился. Сам Гена Тесак. Такое бывает? Не сон ли это?

Двое сопроводили штрафников в барак и стояли теперь под моросящим дождём и курили.

― Спасибо вам,― робко произнёс Андрей.― Если бы вы не подоспели, мне бы пришёл конец.

― Да ладно,― махнул рукой Тесак.― Теперь не бойся. Никто в зоне тебя больше не тронет. Я проконтролирую это.

― Спасибо, но почему вы мне помогаете?

― Тебе нужен друг здесь,― объяснил смотрящий.― Я буду им. Кто знает, может однажды ты поможешь мне.

Зек улыбнулся солдату, а его план начинал превращаться в действительность.

* * *

Уже месяц прошёл, как Скоморохов стал другим человеком на зоне. Теперь все, и зеки, и солдаты знали, что Андрей был «под крылом» Тесака. Всем казалось странным это обстоятельство. Мотивов Геннадия тоже никто не понимал. Свои мотивы знал только сам Тесак. Зек сделал так, что даже «деды» стали более лояльны к Андрею, не говоря уже о других солдатах и зеках.

Во время одной из прогулок Тесак подозвал к себе Скоморохова. Паренёк улыбнулся своему наставнику и побрёл рядом.

― Как твои дела, Андрюш?― поинтересовался зек.

― Да в целом неплохо,― ответил Скоморохов.― Служба идёт, набирая обороты.

― Никто сейчас на тебя не давит?― аккуратно интересовался делами солдата-срочника смотрящий, подходя к очень важному для себя разговору.

― Да нет,― улыбнулся в очередной раз парень.― Благодаря вам всё сейчас в норме.

― Это хорошо. А мне вот нужна твоя помощь,― вздохнул мужчина.― Дело очень серьёзное. Поможешь? Ведь я тебя выручил сильно.

― Помогу,― перестал улыбаться парень.― Что от меня требуется?

― Не торопись,― сухо сказал Тесак.― В зоне многие меня знают и зависят от моего слова. Так что будь осторожнее. То, что я тебе сейчас расскажу, должно остаться между нами. Иначе ни к чему хорошему это не приведёт для тебя.

Андрей настороженно посмотрел на зека.

― Это понятно?― холодный взгляд Геннадия заставил утвердительно ответить на поставленный вопрос мужчины:

― Да.

― Я ухожу из зоны.

Повисла секундная тишина.

― То есть?― нахмурился Андрей.

― То есть мне надо бежать.

― Как так?

― Вот для этого мне и нужна твоя помощь, сынок,― губы Тесака изобразили улыбку.

― И как я могу помочь… в этом деле?― Скоморохов пока не очень понимал происходящее.

― После меня здесь будет новый смотрящий,― продолжил Гена.― Я ему скажу всё что нужно. Так что не беспокойся. Твои нынешние позиции останутся прежними.

Естественно Тесак врал. Дальнейшая судьба солдата мужчину не интересовала, но помощь была нужна.

― Ну, так что, по рукам?― улыбнулся зек.

― По рукам,― Андрей знал, что выбора у него нет.

* * *

День для мужчины начался позже обычного. Он попросту проспал. Первая мысль после пробуждения была о часах. Электронный будильник находился на рядом стоящем столике. Мужчина поглядел на часы и тихо ужаснулся. Было далеко за девять. Он сел на кровати.

― Чёрт,― только промолвил он.

Мысль о том, кто виноват в случившейся ситуации, материализовалась в имени жены. Та, как смутно помнил утро мужчина, долго возилась с ребёнком, собирая того в детский сад. Нет. Жена не виновата, вспомнил он. Она его будила. И не один раз. «Игорь, вставай. Игорь». Точно. Ну, в общем, сам виноват. Что теперь размышлять. Нужно собираться. И чем быстрее, тем лучше. Игорь поднялся и отправился в ванную.

По-военному быстро собравшись, мужчина предстал перед зеркалом. Одет он должен быть с иголочки. Военный как никак. Коричневая форма подчёркивала спортивно сложенного Игоря. Он поправил погоны с четырьмя звёздочками на одном красном просвете, которые выстроились перпендикулярно друг другу. Звание капитана Игорь получил уже давно, но и майорские погоны были не за горами.

Мужчина взял со стола ключи и вышел. Новенькая «Девятка» ждала своего хозяина, который уселся за руль и поехал на службу.

* * *

Дежурство на КПП было не столь скучным, сколько нудным. Целые сутки сидишь в одном месте, бегаешь открывать-закрывать ворота. Интересное занятие ― перекуры. От нечего делать начинаешь дымить как паровоз. Хорошо, если в напарники-подчинённые попадается срочник, с которым можно что-то обсудить. А иначе сутки будут тянуться очень долго.

Вячеслав привык вставать рано. Сейчас он шёл по тихой улице к зоне, где служил. Воздух был прохладным и свежим. Это поднимало мужчине настроение. Впереди виднелись металлические ворота и дожидающийся смены старшина.

― Здорова, Слав,― улыбнулся полный мужчина с усами.― Как настроение?

― Ну, у тебя точно лучше, Андрей,― усмехнулся Вячеслав.― Ты же сейчас домой, на отдых. Спать будешь.

― Это точно,― предвкушая отдых, ответил Андрей.

― Как тут и что?― поинтересовался Слава.

― Да всё по-старому. Нового ничего,― пожал плечами Андрей.― Срочник только всю ночь в сортир бегал, потел.

― Что это он?― засмеялся Вячеслав.― Съел чего?

― Да, похоже. Вчера на ужин что-то дерьмовое им дали,― улыбнулся Андрей.― Я ему сказал, что бывает и хуже.

― Это да. Мы в своё время в армии чего только не видели.

― Ладно. Я побежал, Слав,― взяв свою сумку, сказал Андрей.― Сейчас домой и отсыпаться.

― Давай,― улыбнулся Вячеслав.― А вон и мой срочник идёт. Дежурство принимать будем.

― Ага. Счастливо.

Вячеслав проводил взглядом удаляющегося мужчину и посмотрел на приближающегося с автоматом солдата.

― Здравия желаю, товарищ старшина,― отдал честь срочник.― Для прохождения суточного дежурства в ваше распоряжение прибыл.

― Да ладно,― по-отцовски доброжелательно улыбнулся Слава.― Как зовут?

― Андрей Скоморохов,― назвал своё имя солдат.

― Отлично. Будем дежурить. И чтобы без происшествий.

Мужчина погрозил указательным пальцем пареньку.

― Так точно,― нервно сглотнул солдат.

* * *

Полноватый мужчина уселся в свою машину. «Лада Самара» белого цвета преобразилась после ночного проливного дождя. Ещё вчера «Восьмёрка» была пыльной после поездки на дачу, а сегодня она выглядела так, будто только что из мойки.

Мужчину звали Николай. Он поудобнее устроился на водителськом сидении и быстрым движением водрузил ключ зажигания в соответствующую замочную скважину. Коля включил зажигание. Комбинация приборов загорелась на панели, сообщая о достаточном давлении масла в системе, включенном ручном тормозе и заряженной аккумуляторной батарее. Николай повернул ключ дальше по часовой стрелке, запустив тем самым стартер. Однако несколько секунд его работы не привели к желаемому результату. Двигатель не заводился.

― Что за чёрт?― спросил сам у себя мужчина.

Последовали дальнейшие попытки, которые также не увенчались успехом.

― Твою мать,― хорошее настроение Николая мгновенно улетучилось, словно небольшая лужица в июльский зной.― Чо ещё за фигня?

Николай открыл капот и посмотрел внутрь. Всё было, как и обычно, но что-то работало не так, не позволяя запустить двигатель. Мужчина прильнул к карбюратору и стал небольшой отвёрткой крутить винт количества оборотов. Проведя несколько манипуляций, Коля вновь забрался внутрь машины и попробовал вновь. Лада всё же завелась, выдав клубы чёрного дыма из выхлопной трубы. Николай увидел это в зеркале заднего вида и покачал головой.

― Надо заехать на станцию,― констатировал он.― Но после работы.

Машина выехала со двора и отправилась вместе с хозяином вперёд.

* * *

Михаил давно занимался заказами запасных частей, изготовляемых на зоне. В его обязанности входили договора между заказчиками и исполнителями. Дел всегда было невпроворот. Поэтому приходилось действовать без промедлений и ошибок.

Вот и сейчас мужчина катился на «Волге» к очередному клиенту. Здесь у мужчины заиграл мобильный телефон. Мужчина достал большой чёрный кирпич из внутреннего кармана ветровки и зубами, зацепив кончик антенны, дёрнул трубку вниз. Телескопичка вылезла из аппарата.

― Алло?― ответил Миша.

― Здорова, Миш,― послышался голос.― Директор беспокоит. Ты сейчас где?

― Еду к клиенту.

― Слушай, ты когда договор оформлял с зоной, количество деталей сколько поставил?― поинтересовался начальник.

― Ну, как мне ответственный их сказал, так я и поставил, а что?

― Ну и сколько он сказал?

― 230 штук, по-моему,― припомнил Михаил.

― Ну да,― усмехнулся директор.― Вот мне сейчас его начальник звонил. Он сказал, что ошиблись они. Им нужно не 230, а 430.

― Ну «Ё» моё. И что делать?

― Заверни, в общем, в зону и переговори там с этим ответственным. Пускай, договоры переоформляют.

― Стоп. У меня же нет пропуска на сегодня. Его оформлять надо,― вздохнул Михаил, предвещая некоторые неудобства в рабочем графике.

― Не страшно. Подъедешь, вызовешь его на КПП. Там и обсудите.

― Ладно. Сделаю.

― Потом отзвони,― попросил директор.

― Хорошо. До связи.

Связь прервалась. Михаил вздохнул и свернул в сторону от своего маршрута, направляясь в зону.

* * *

Машина с хлебом проехала первые ворота и остановилась над специальной смотровой ямой. Досмотр грузового автомобиля прошёл быстро. Все документы были заполнены, и открылись вторые ворота.

― А права водительские где его?― спросил Вячеслав на КПП, посмотрев на нервозного Скоморохова.

― Здесь, у меня,― протянул документ старшине Андрей.― Мне сопровождать его до столовой?

― Да. Езжай,― согласно кивнул Слава.

Скоморохов уселся на пассажирское сиденье и кивнул открывающим ворота. Те двое быстро открыли металлические двери и отправились вперёд.

― Дорогу знаете?― продолжая нервничать, поинтересовался Скоморохов.

― Знаем,― водитель покатил автомобиль вперёд.

― Да не нервничай ты так, солдат,― процедил сквозь зубы, рядом сидящий экспедитор.― А то спалимся на хер. Всех посадят.

― Стараюсь,― буркнул Андрей.

Двое солдат закрыли ворота и отправились впереди машины. Столовая была совсем близко от КПП. Машина добралась быстро. Скоморохов выбрался из кабины и оглядел зеков, которые готовились разгружать автомобиль. Среди них был Тесак. Он встретился взглядом с Андреем, но ничего не сказал.

Началась разгрузка. В воздухе была напряжённость. Водитель и экспедитор сидели в кабине, поглядывая в зеркала. Скоморохов и ещё двое солдат следили за зеками, которые разгружали машину. Геннадий поглядывал по сторонам, ожидая момента. Водитель выбрался из кабины и подошёл к колесу с монтировкой и отвёрткой. Он стал делать что-то под машиной. Зеки уже заканчивали, когда водитель высунулся из-под автомобиля.

― Помоги здесь, пожалуйста,― обратился к Тесаку он.― Отвёртку подать нужно.

― Хорошо,― Геннадий, быстро осмотревшись, подошёл к водителю и присел рядом, пока тот возился с колесом.

Разгрузка закончилась, и зеков отправили в столовую, закрыв за ними двери.

― Идите за мной к кабине,― шепнул водитель.― Я открою дверь, вы залезаете за моё сидение и прячетесь под курткой.

― Понял.

Двое побрели к кабине. Водитель открыл дверь, а Гена, мгновенно забравшись в кабину, оказался за водительским сидением и улёгся. Скоморохов забрался в кабину. Водитель тоже сел и хлопнул дверью. Его боковое зеркало съехало в сторону.

― Зеркало поправь,― процедил экспедитор.

― Дерьмовая машина,― был раздражён водитель.

― Давно тебе говорю, чтобы ты его закрепил, а то болтается как сопля,― был недоволен экспедитор.

― Да сделаю скоро, мать твою. Не бубни под руку.

Машина поехала обратно на КПП. Здесь ей открыли ворота, и автомобиль вновь закатился на смотровую площадку, где солдаты с собакой стали исследовать дно машины.

Вячеслав поглядывал на эту процедуру, заметив приближение белой «Волги». Та припарковалась на стоянке. Из неё вышел Михаил и вошёл на КПП, лязгнув дверью.

― Здрасти,― улыбнулся он.― А как бы мне вызвать начальника склада?

― А у вас пропуска разве нет?― нахмурился Слава.

― Да нет. В том то и дело,― раскинул руками Михаил.― Мне с ним переговорить только надо.

― Ладно. Сейчас сделаем,― Вячеслав мельком глянул на продолжающийся досмотр машины и поднял трубку внутренней связи. Мужчина набрал несколько цифр и ему ответили.

― Начальника склада,― попросил Слава.

― Слушаю,― ответил Коля.

― Николай, это с КПП. К тебе здесь подъехали,― сказал Вячеслав.

― Кто?

― Вы откуда?― поинтересовался Слава, глядя на Мишу.

― Скажите, Михаил с Засечного. Он поймёт.

― Михаил с Засечного,― передал Слава.

― Сейчас подойду,― сказал Николай, и связь прервалась.

― Сказал, что сейчас будет,― ответил Вячеслав, глядя на Михаила.

― Спасибо.

Тем временем псевдоосмотр продолжался. Скоморохов с водителем вышли из машины. Водитель хлопнул дверью, и его зеркало вновь скосилось в сторону. Двое вошли в помещение, где были Вячеслав и Михаил.

― Как успехи?― поинтересовался Слава.

― За документами, товарищ старшина,― нервничал Скоморохов.

― Досмотр провели?

― Да,― слегка улыбнулся водитель.

― Тогда порядок,― сообщил Слава.― Сейчас выпишу пропуск.

Была тишина, пока старшина подписывал документы. Миша обратил внимание на красного Андрея и нахмурился, но ничего не сказал.

Взяв бумаги, водитель и Скоморохов вышли.

― Что это у вас с солдатиком?― поинтересовался Михаил.

― А что с ним?― глянул вслед Скоморохову Вячеслав.― Я не обратил на него внимания сейчас.

― Да красный какой-то, сосредоточенный,― пожал плечами гость.

― Да может живот болит,― предположил Слава.― Они, говорят, наелись отравы какой-то. Теперь все мучаются.

― Вполне похоже.

Появился Николай. Он вошёл на КПП и был немного растерян.

― Здорова, ребят,― он поздоровался со Славой и Мишей.― Чо случилось то?

― Коль, я не знаю, как вы там договаривались со своим начальством, но, в общем, деталей, как мне сообщили, нужно почти вдвое больше.

― В смысле?― нахмурился Коля.

― Ты заказывал 230, а мне звонят и сообщают, что нужно 430. Давай решать что-нибудь.

― Ничего не понимаю,― замотал головой Николай.― Слав, можно я от тебя звякну начальнику?

― Да можно. Звони,― Вячеслав продолжал заполнять документы визита машины с хлебозавода.

Николай начал дебаты с начальником цеха, а Михаил посмотрел на часы, понимая, что время убегает. Мужчина глянул в окно из помещения, где всё ещё стояла машина хлебозавода. Взгляд Миши встретился с глазами Тесака. Всему виной было то скосившееся зеркало. Тесак опешил, а Миша мгновенно отвернулся, с испугом уставившись на Вячеслава. Николай как раз положил трубку, о чём-то договорившись с начальником цеха, и посмотрел на Мишу.

― Ну, в общем он говорит…― начал было Коля.

― Мужики, в машине с хлебом кто-то на заднем сидении,― испуганно произнёс Михаил. Вячеслав и Николай синхронно посмотрели на улицу.

― Нас спалили,― тихо шепнул водитель Скоморохову.― Не оборачивайся.

― И что делать?― раскраснелся Андрей.

― Ты уверен?― нахмурился Вячеслав, вставая со своего места.― Может, это экспедитора ты увидел?

― Не знаю. Мне кажется, там за сидением кто-то прячется.

― Сейчас проверим.

Слава встал и вышел на улицу. Он подозвал Скоморохова к себе.

― Что такое, товарищ старшина?― Андрей был краснее самого спелого помидора.

― Как у вас тут?― Вячеслав видел нервозность своего подчинённого и понимал, что назревают проблемы.

― Всё. Можно выпускать,― сказал Андрей, смотря, как из ямы выбрались двое солдат.

― Всё проверили?― теперь это была игра нервов.

― Так точно.

― А кабину смотрели?― поинтересовался Слава.

― Да смотрели, командир,― усмехнулся водитель.― Нам ехать уже надо. А то опоздаем.

― Я не с вами говорю,― холодно произнёс Вячеслав.― Как выпустим, так и поедете.

За спиной у Славы появились Михаил и Николай. Солдаты встали рядом.

― Всё в порядке, товарищ старшина?― холодно спросил один из них.

― Да. Хочу глянуть ещё раз кабину,― пояснил Вячеслав.

― Не надо, ― махнул рукой солдат.

― Я сделаю это.

― Не стоит, старшина,― солдат сбил с ног Вячеслава и наставил на него автомат.― Всем спокойно.

― Тихо, мужики, тихо,― испуганно запротестовал Николай.

― Не стреляйте,― выставив руки перед собой, попросил Миша.

― К стене,― приказал второй солдат, наставив автомат на мужчин.

Из кабины выбрался Тесак.

― Надо их связать и ехать,― сказал Гена.

Скоморохов стоял, не зная, что делать. Но ему подсказали.

― Скоморох, забери у старшины пистолет,― послышался голос одного из солдат.― Быстрее.

Трое мужчин поняли, что солдатик не на их стороне и ждать помощи от него не стоит. Но нужно было что-то предпринимать, чтобы попытка побега ею же и осталась.

Андрей склонился над Вячеславом, чтобы изъять у старшины оружие. Прозвучали выстрелы. Один из солдат отлетел на водителя, и двое упали. Второй солдат подумал, что стреляет Вячеслав и дал очередь. Пули пробили спину Скоморохова. Последний рухнул на Славу, а тот начал отстреливаться. Экспедитор тоже выхватил пистолет. А начал перестрелку Игорь, который был уже в помещении КПП. Он подъехал, но не застал дежурного на месте. Зато мужчина увидел эту картину и вступил в схватку. Слава был ранен в ногу. Пока Игорь стрелял в преступников, Николай и Михаил втащили Вячеслава в помещение.

― Что у вас тут?― был в шоке Игорь.

― Здравия желаю, товарищ капитан,― держался за раненую ногу Вячеслав.― У нас тут попытка побега.

Перестрелка возобновилась, но теперь Игорь нажал на кнопку тревоги. Завыли сирены и через полминуты прибывшие солдаты и офицеры всех разоружили.

* * *

Два солдата были мертвы, Скоморохов был мёртв, экспедитор тоже погиб. Водителя и Геннадия Тесака заковали в наручники. Вячеславу оказали помощь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.