электронная
90
печатная A5
532
12+
Российская провинция глазами очевидца

Бесплатный фрагмент - Российская провинция глазами очевидца

Мордовия в газетных публикациях 1976—1988 гг.

Объем:
408 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-5529-4
электронная
от 90
печатная A5
от 532

«Заря коммунизма», 30 июня 1976 г.

ФРУКТОВЫЕ НАЗВАНИЯ

Очень интересно путешествовать в поезде. Перед тобой открываются новые долины, горы, озера, реки и многое другое, ранее не известное тебе. После этого как-то больше воспринимаешь красоту и ширь своей Родины.

А если нет возможности ехать в поезде, то можно совершать заочные путешествия, то есть по карте. Именно на ней мы часто встречаем забавные названия.

Фрукты и ягоды наверняка любят все. Поэтому перечислю «фруктовые» и «ягодные» названия. Начнем сначала: есть станция Фруктовая в Московской области и Ягодное в Рязанской. В Целиноградской области — станция Вишневка. Город Клюква есть в Курской области, а в Новогородской — станция Яблоневка.

А. ШАБАЕВ, ученик 8 класса

====================================================

1 января 1977 года, «Заря коммунизма».

ЗИМА ПРИШЛА

Девочка проснулась и испугалась: в окна лился матовый свет, без труда различались очертания вещей в спальной. «Ой, проспала, — тревожно подумала она, — в школу опоздала».

Подбежала к часам. Старенькие ходики успокаивающе тикали на стене. Стрелки показывали четыре часа. Какая рань и такой свет. Отчего? И спать почему-то не хочется…

Девочка накинула пальто и вышла в сад. Хлопьями валил снег. Снега было очень много; очевидно, он шел всю ночь. Так вот он каков, источник света, вот кто разбудил ее ни свет ни заря!

А это что за копна? Да то — яблоня, полузасыпанная снегом. Укрылась малышка белым покрывалом и тепло ей теперь. А вот большую яблоню не осилил снегопад. Сопротивляется, вон кое-где еще и листочки не сбросила. Не понимает, что всему свое время. Глупая. Девочка тихо рассмеялась.

Вдруг налетел порыв ветра. Зашумел сад, будто глубоко вздохнули деревья. А выдохнули — и закружились над землей их последние листочки. Один из них нежно коснулся щеки девочки. Она хотела его поймать, но где там: закружился он и исчез в матовом водовороте.

Да это же не ветер. Это сама осень отправилась на отдых. И забрала с собой все, что напоминало бы о ней. И листочек — не листочек, то осень прощалась с девочкой.

Ветер стих. Снова валил снег. Стояла тишина. По дороге кто-то прошел. Снег весело заскрипел под ногами.

Зима пришла.

А. ШАБАЕВ, ученик 9 класса школы N16

==================================================

24 мая 1977 года, «Заря коммунизма».

И НУЖНО-ТО НЕМНОГО

С каждым годом все больше и больше у нас в городе становится скверов и садов. Там можно приятно отдохнуть. Одним из таких зеленых уголков города является сквер у клуба им. Ухтомского. Но предупреждаю: отдохнуть вы там не сможете. Почему? Сидеть там не на чем: нет скамеек. Вы скажете:

— Ну и что же? Можно просто погулять по аллеям.

Однако и тут перед вами будут препятствия. Во-первых, кучи мусора. Учащиеся школы 16 очистили сквер от мусора, смели все в большие кучи. Потом их должны были вывозить на машинах. Но об этом, очевидно, уже забыли взрослые дяди. Если вы решите погулять вечером, то вам, наверняка, будет неприятно встречаться в темноте с качающимися из стороны в сторону фигурами. Пьяницы здесь «соображают на троих».

А ведь можно было бы превратить сквер в любимое место отдыха рузаевцев, живущих вблизи клуба. Нужно немного: провести освещение, заасфальтировать аллеи и поставить скамейки. Можно было бы сделать площадку, устроить качели. Ограду надо перенести до самой дороги, тогда сквер будет просторнее. Вот и все. А сколько будет радости и у детей, и у взрослых!

А. ШАБАЕВ, учащийся школы N16.

«Заря коммунизма», 13 мая 1978 г.

ПЕРВАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

Заканчивается учебный год. До последнего звонка остались считанные дни. И скоро мы, десятиклассники, начнем новую, самостоятельную жизнь. Но навсегда в наших сердцах останутся родная школа, преподаватели, вложившие много труда в наше воспитание, навсегда останется родным, близким человеком наша первая учительница Анастасия Николаевна Гуренкова.

Десять лет назад пришли мы в первый раз учиться. Все для нас было тогда новым. Анастасия Николаевна помогла узнать школу, стать в ней своим человеком.

Прошло несколько лет, и мы простились с Анастасией Николаевной.

Но и позже, когда мы учились в старших классах, Анастасия Николаевна волновалась за нас, расспрашивала об успехах. И вот прошло десять лет, десять прекрасных лет школьной жизни.

Мне хочется от всего сердца поблагодарить Анастасию Николаевну за все, что она сделала для нас.

А. ШАБАЕВ, учащийся 10 класса школы N16.

=================================================

«Заря коммунизма», 11 августа 1979 г.

НУЖНА ВЕЛОСЕКЦИЯ

Около двухсот лет назад человек с удивлением обнаружил, что на двух колесах, расположенных одно за другим, можно передвигаться. За свою столь короткую историю велосипед получил широкое распространение во всем мире. Но до сих пор в Рузаевке нет ни одной велосекции.

Чуть ли не в каждой семье можно увидеть одну, а то и две такие машины. Но редко мы увидим в нашем городе велосипедистов-спортсменов.

Усилиями городского комитета физкультуры и спорта секцию велоспорта можно открыть уже в этом году. Пока не требуется многого. Надо подыскать небольшое помещение. Впрочем, для осени и зимы даже и помещения не требуется. Заниматься общефизической подготовкой можно и на свежем воздухе. Легко решить задачу об инвентаре — для начала хватит футбольного мяча, секундомера, гантелей. Все это не составляет труда приобрести и не требует больших материальных затрат.

До нового летнего сезона больше чем полгода. Этого времени вполне хватит, чтобы подумать о постоянном помещении, покупке инвентаря, тренажеров, об экипировке спортсменов.

Создание новой секции, очевидно, трудное дело, но необходимое.

Ш. ШАБАЕВ

==================================================

«Заря коммунизма», 28 августа 1979 г.

КОСТЕР НА ХОЛМЕ

— 1 —

В вечернем воздухе печально и тревожно плыли звуки музыки — невдалеке на крутом лесистом берегу реки расположился пионерский лагерь.

Река в этот предсумеречный час казалась пустынной, и неподвижная фигура девочки, застывшей на огромном валуне, мягко и плавно вписывалась в хрупкую тишину.

— Лена! — неожиданно громко раздался чей-то голос. Девочка вздрогнула и подняла голову. Между деревьями показался невысокий мальчишка, и Лена узнала знаменосца отряда Абдуллу.

Абдулла отдышался и затараторил:

— Сейчас собирается Совет отряда. Все уже пришли, только тебя нет.

Они побежали вверх по лесной тропинке.

Собрались командиры отрядов, среди них Лена увидела и Сергея Колесникова. Сергей был известным человеком в лагере. Быстрый, ловкий, он загорел так, что только черный Абдулла мог с ним сравниться.

Сережа нравился Лене. Только она в этом никому не признавалась, даже самой себе. И встретившись с ним взглядом, немедленно заливалась краской.

…На Совете лагеря шел разговор о распорядке последнего дня смены. Выступал старший пионервожатый:

— Вечером зажжем прощальный костер. Нужно найти подходящее место на опушке леса, невдалеке от реки. Поисками хвороста и места займется твой отряд, Лена.

Старший пионервожатый хотел продолжить разговор, но тут хлопнула дверь, и вошел дядя Миша, сторож пионерского лагеря.

— Вы уж извините меня, — сказал он негромко, — но тут такое дело…

Вожатый с интересом взглянул на сторожа.

— Пожалуйста, дядя Миша, о чем речь?

— Да я все о лодке. Мне не жалко — пусть катаются. Я ребятишкам и весла даю. А без весел одно баловство, так и упустить недолго.

Ребята зашумели. У дяди Миши была небольшая деревянная лодка, кто хотел кататься — просил у него весла. Сторож еще никому не отказывал.

После ухода сторожа они поговорили еще с четверть часа, а потом вожатый встал и объявил официальным голосом:

— Разрешите объявить собрание Совета лагеря закрытым.

Ребята заговорили, задвигали стульями. Вскоре комната опустела. Лена подождала Сергея и попросила его:

— Ты обещал показать мне свой альбом с фотографиями…

Сережа с удивлением взглянул на девочку, смущенно улыбнулся:

— Я сейчас, подожди здесь.

Он убежал и вскоре принес толстый альбом, аккуратно обернутый бумагой. Сергей бережно раскрыл первую страницу. Это были удивительные фотографии. Маленький трудолюбивый муравей усердно тащит соломинку раза в два длиннее себя. Огромная бабочка, раскрыв крылья, сидит на ромашке.

Лена вспомнила о лодке сторожа и полюбопытствовала:

— Ты что-нибудь о лодке дяди Миши знаешь?

— Нет, ничего не знаю.

Сережа покраснел. Он взял альбом и стремительно убежал. Лена долго смотрела ему вслед.

— 2 —

Лена приоткрыла глаза, огляделась. В палатке было еще темно. Тишину нарушало лишь сонное дыхание подруг. «Часа три до подъема», — подумала девочка. Поправив подушку, она легла на другой бок и закрыла глаза. И уже засыпала, когда вдруг увидела, как чья-то тень быстро скользнула по стенке палатки. Лена удивленно подумала: «Кто встал в такую рань?» Она неожиданно вспомнила вчерашний разговор на собрании Совета лагеря. А что, если?..

Лена вскочила и быстро оделась. Все вокруг казалось размытым и неясным. Деревья в лесу сливались в сплошную пелену. Девочка огляделась. Так и есть — на опушке быстро мелькнула и исчезла таинственная фигура. Девочка крадучись пошла за ней.

Тропинка круто спускалась вниз. И вдруг показалась река. Над водой медленно плыли молочные клубы тумана. Они даже не поднимались из воды, а возникали как бы из ничего. Густой, вязкий туман составлял с рекой одно целое. Он задевал за прибрежные ивы, плавно кружил на месте, поднимался вверх.

— Прелесть какая! — восторженно воскликнула Лена и тут же испуганно закрыла ладошкой рот. Любуясь туманом, она совсем забыла о незнакомце. А тот уже стоял в лодке с большим шестом в руке. Лодку едва было видно, и казалось, что мальчишка гонит стадо туманных призрачных животных.

Услышав восторженный возглас, он испуганно повернулся. Лена сразу же узнала его: незнакомец оказался Сергеем Колесниковым. Увидев девочку, мальчик оттолкнулся шестом от берега.

— Сережа! — торопливо закричала Лена, — подожди. Можно мне с тобой?

Колесников помолчал, потом нехотя буркнул:

— Садись.

А когда она перебралась в лодку, медленно погреб вдоль берега. Лена молчала. Кругом стояла тишина. Спал ветер, не тревожа своим сонным дыханием ни листочка. Дремали неподвижные деревья. Молчали птицы.

Вскоре Сергей остановил лодку у берега.

— Идем, — сказал он негромко. Он спрыгнул на берег, подал Лене руку.

Лена ничего не спрашивала, боялась нарушить таинственность. Некоторое время они шли по лесу, потом вышли на опушку. Впереди высился высокий холм.

На вершине холма росла высокая береза. Широко раскинула она свои гибкие, густые ветви. Сергей направился туда.

Он остановился у дерева, зачем-то взглянул на часы.

— Смотри, как красиво, — тихо произнес он.

Размытый горизонт сливался с небом. Облака были почти невидимы, лишь на востоке покраснела полоска. Облака окрасились в разные цвета — оранжевые, золотистые, лиловые. Вдруг появилась малиновая горбушка солнца. Она незаметно вырастала, светлела, и вот уже солнце поднялось в небо, которое становилось ярко-голубым. Ослепительные лучи брызнули над землей.

Лена засмеялась, с восторгом взглянула на Сережу. У мальчика в это время было такое вдохновленное лицо — будто он читал стихи.

Первые лучи солнца разбудили ветер. Он зашумел листьями дерева, легкими шагами пробежал по траве.

Тихо-тихо зашелестела береза. Ветер принялся разрывать, растаскивать остатки тумана, и вскоре лишь небольшой дымок курился над рекой.

Все вокруг стало сочным, звучным, красивым. Откуда-то издалека донеслась звонкая птичья трель.

Ребята возвращались, когда было уже совсем светло. Приближалось время подъема. Когда показались палатки, Лена остановилась.

— Спасибо тебе, Сережа, — прошептала она, подошла к мальчику и прикоснулась губами к его щеке. Потом вспыхнула и стремительно убежала.

Сережа стоял, держась за горящую щеку. Он закричал что-то непонятное, но радостное, взмахнул руками и колесом прошелся по траве.

— 3 —

После завтрака Сергей поехал со старшим пионервожатым в город. Весь день они ходили по магазинам. Покупали книги, сувениры, игрушки — для награждений. К ужину было решено ехать обратно в лагерь. Но Сережа задумал сходить к деду на пасеку. Вожатый долго не соглашался его отпустить, но потом уступил.

Колесников возвращался поздно вечером. В лагере никого не было. Один дядя Миша, постукивая палочкой, обходил палатки.

— А где же ребята? — спросил его Сережа.

Сторож махнул рукой:

— За лесом костер разожгли. Вожатый-то все тебя ждал, волновался. И девочка какая-то спрашивала, беленькая такая… — он ласково усмехнулся, видя, как смутился мальчик.

— Весла возьми, — крикнул вслед убегающему Сергею сторож.- На лодке дойдешь до развилки, а там вверх по просеке.

Вскоре Сергей уже шел по просеке. Предчувствие не обмануло его — вдалеке, на холме, мерцал огонек. «Зачем разожгли костер у дерева?» — подумал он и ускорил шаг.

Но Сергей ошибся. То, что он увидел, поразило его. Костер был разложен прямо вокруг березы! Нижние сучья уже пылали, верхние потрескивали. Листья на них пожелтели, сморщились. Ствол у самых корней светился малиново-оранжевым огнем. Вокруг огромного костра сидели и стояли ребята. Кто-то из них окликнул Сергея. Но он не мог двинуться с места.

К нему подлетел Абдулла. Блеснув глазами, затараторил:

— Привет, Сергей! Правда, здорово? Только вот зачем портить дерево, можно было развести костер рядом. Ничего, зато так красиво.

К мальчикам подбежала Лена.

— Здравствуй, Сережа, — сказала она. Отблески пламени отражались в ее глазах, — ты не сердишься за то, что я…

Лена не успела договорить. Раздался сильный треск, горящее дерево рухнуло на землю, подняв сноп огненных искр. Восторженно завизжали девчонки.

Сережа всхлипнул. Лена испуганно посмотрела на него. Он с горечью сказал ей:

— Эх, ты! — и бросился в лес.

Слезы душили его. Сережа слышал, как кто-то побежал за ним, ребята что-то кричали ему вслед. А у него в глазах стояло объятое пламенем дерево. Сережа представил, как на месте березы останется обугленный пенек и огромный круг выжженной травы, и холодом вдруг пахнуло в его душу. Мальчик бежал по лесу. Невидимые сучья хлестали по лицу, но он не замечал этого.

Наконец, устав, Сережа сел на землю. Где-то невдалеке виновато звала его Лена.

— Сережа, — слышал он ее жалобный голос, — прости меня. Я хотела сделать как можно лучше. Ведь было так красиво. Все равно завтра мы уезжаем. Идем, Сережа, сейчас награждать будут…

Сергей молчал. Стояла тишина, лишь где-то высоко-высоко выводила приглушенную трель ночная птица.

Ш. ШАБАЕВ

============================================

«Молодой ленинец», 29 февраля 1980 г.

ИЗОБРЕТЕНИЕ ВЕЛОСИПЕДА

Около двух веков назад человек с удивлением заметил, что на двух колесах можно передвигаться. Однако изобретательная мысль не останавливалась на этом. Поклонники велосипеда стали думать о том, чтобы заставить крутиться колеса не только силой ног. Появились паровые, газовые, дизельные и даже реактивные двигатели. Помчались мотоциклы, автомобили, поезда, со сверхзвуковой скоростью устремились в небо самолеты, стали привычными космические полеты.

И вдруг, когда Земля оказалась наводненной скоростными комфортабельными машинами, на страницах газет и журналов появились тревожные ноты: цивилизованного человека подстерегает гиподинамия — пониженная двигательная активность. И люди опять с надеждой устремились к велосипеду. По шоссейным и проселочным дорогам заколесили тысячи велосипедистов.

Прижился велосипед и у нас, в Рузаевке. Показателем популярности любого вида спорта является массовость. А вот велосипедистов-спортсменов в нашем городе нет. И все потому, что в Рузаевке нет ни одной секции по велоспорту. Правда, команда Рузаевки выступает в республиканских соревнованиях. Но представляют нашу команду, в основном, лыжники и легкоатлеты, которые часто тренируются на велосипедах.

О кризисе велоспорта в Рузаевке уже говорила районная газета «Заря коммунизма». Но дальше газетной публикации дело не пошло. Главные препоны на пути велоспорта в Рузаевке — отсутствие помещений и тренеров. Но безвыходных положений не бывает. Можно 3—4 раза в неделю арендовать спортивные залы ДЮСШ, промышленных предприятий и школ города. А для тренировок велосипедистов можно пригласить квалифицированного саранского спортсмена или выпускника спортивного вуза.

Два года назад любители мотоциклетного спорта создали на опытном заводе ЭВМ свою секцию. Сейчас этот новый вид спорта в Рузаевке пустил глубокие корни. А более доступный велоспорт не может найти себе приюта в нашем городе. Так, не пора ли наверстать упущенное?

Ш. ШАБАЕВ

======================================================

«Заря коммунизма», 16 апреля 1982 г.

СОЛНЦЕ НА СПИЦАХ

Рассказать о Сергее Николаевиче Саутине, директоре детско-юношеской спортивной школы завода «Электровыпрямитель», я собирался давно. Но времени для беседы Саутин никак не мог выкроить. «Понимаешь, некогда, — всякий раз говорил он, — давай в следующий раз».

Но, наконец, договорились встретиться утром на заводской велобазе. Веселое апрельское солнце только-только поднималось над сонными крышами домов и легкими розовыми бликами отражалось на обледенелом асфальте улиц. Несмотря на столь ранний час, велобаза была уже открыта. Сергей Николаевич, коротко засучив рукава рабочей рубашки, «колдовал» над поддержанным спортивным велосипедом.

— На дворе весна, и у велосипедистов начинается спортивный сезон, — сказал он.- К сожалению, механика в нашей спортшколе нет, так вот самому приходится по старой памяти технику готовить.

В заводской ДЮСШ открыли отделение велоспорта. Там нет не только механика, но и тренера. Тогда директор и взвалил на свои плечи новые хлопоты, опекает гонщиков. В молодости он сам увлекался велосипедным спортом, но карьеры гонщика сделать не удалось. Потому и старается оплатить былым неудачам теперь сполна. В отделении много перспективных ребят, самозабвенно тренируются, грезят о громкой славе. Саутину в свое время не повезло. Не было рядом с ним квалифицированного тренера, не с кем было посоветоваться, тренировался больше по наитию. В этом году Саутин заканчивает заочную учебу на факультете физвоспитания госпединституте имени М.Е.Евсевьева. Ведь готовить хороших спортсменов сегодня невозможно без специального физкультурного образования. В этом он твердо убежден, потому и засел за учебники.

Сейчас у Саутина дел невпроворот. Скоро диплом защищать, а его команда готовится к традиционной многодневной велогонке по дорогам Мордовии. В мае состоится первенство центрального совета ДСО «Труд».

— Ну, что ж, быстрых вам колес и попутного ветра, — пожелал я.

— Спасибо, — улыбнулся тренер и лукаво добавил: хотя попутный ветер часто бывает нашим противником.

А. ШАБАЕВ

=================================================

«Заря коммунизма», 24 сентября 1982 г.

«Я СТАР, Я СЛАБ…»

сынам многострадальной Палестины

Я стар,

я слаб,

а сын мой —

слишком молод,

не может защитить он

отчий дом,

не может отомстить за вечный холод

в полдневный зной

подвалов катакомб,

за все —

за унижение,

за голод,

за день рождения под свистом бомб.

За то, что родину чужими сапогами

чужие люди топчут,

и в кострах

земля моя;

отец избит врагами —

ему не смог согнуть колени страх;

за то, что попирает враг ногами

на кладбищах

священный

предков прах.

Я стар,

я слаб,

а сын мой —

молод слишком —

чужих сапог —

по пояс

сапоги,

но все же различает мой сынишка

солдатский топот

и отца шаги,

уже своим младенческим умишком

он понимает,

кто —

его враги.

Пока молчит он,

сжав упрямо рот,

собрав на лбу недетские морщины.

…Пройдут года,

за истребленный род

он встанет,

как положено мужчине,

и позовет к свободе свой народ.

=================================================

«Мордовский университет»? 15 февраля 1983 г.

А ОН ПОСТРОИЛ ДОМ…

Построен дом.

Да что там дом —

дворец!

Воздвигнут он,

и в памяти людской

навеки впишет имя архитектор.

Все верно, верно, он —

творец!

О нем, наверно, зал объяв тоской,

доклад прескучный прочитает лектор.

…Но лишь строитель

может

гордо

сказать:

«А я

построил

дом!

Построен дом.

Величие труда

поэт воспел

у нового дворца,

взяв в руки запылившуюся лиру —

решил (все прежние стихи —

руда!)

поэмой

новой

зажигать сердца

и звать нас

к красоте, добру и миру.

…Но все же

лишь строитель

может

сказать:

«А я

построил

дом!»

Построен дом.

Когда?

Зачем? —

узнает все дотошный журналист,

облазив лестницы,

подвалы,

крыши…

А нас завлечь

он знает чем! —

бумаги не один испишет лист,

пока

о «стройке века»

не напишет.

…И скажет,

открыв газету,

строитель:

«Я построил

Дом!»

Здесь будут женщины детей рожать,

здесь будут люди жить

и умирать,

поминки справят

— будут предков помнить,

девчата здесь любимых будут ждать,

от нежных слов и взглядов замирать.

…И, может быть,

никто

не вспомнит

того,

кто им построил

дом…

=======================================================

«Молодой ленинец», 17 июля 1983 г.

В ГРАФЕ «РЕЗУЛЬТАТЫ» — ЗДОРОВЬЕ

Телефон отвечал частыми гудками. Опять занято. Ну, что ж — значит, хозяин дома. Я прошел через вертушку проходной и через несколько секунд постучался в двери ДСО рузаевского завода «Химмаш». Меня встретил «хозяин» — инструктор по физической культуре и спорту Сергей Травкин.

— Недавно на заводе мы решили провести малую спартакиаду, — начинает рассказ Сергей.- Ее цель — массовое привлечение рабочих и служащих к подготовке и сдаче норм комплекса ГТО, повышение мастерства наших спортсменов.

Спартакиада проводится на заводе по 8 видам спорта: футболу, волейболу, настольному теннису, шахматам, шашкам, легкой атлетике, пулевой стрельбе и многоборью ГТО. Победители будут награждены кубками, грамотами, ценными призами. Главный приз — вымпел «Самый спортивный цех». Скоро финиширует футбольный турнир. В нем участвуют 9 команд цехов и участков.

— Скоро состоится встреча заводской сборной с командой «Электротехник» из Кадошкино, — продолжает разговор инструктор.- Надо заранее развесить объявления, предупредить болельщиков. В прошлом году команда «Химммаш» занимала 11 строчку в турнирной таблице первенства республики. В этом году мы поднялись на 5-ю. Это уже успех, — в голосе Сергея слышится радость.

— А не случается ли так, что спорт мешает основной работе заводчан?

— Нет, что вы! Конечно, иногда бывает так, что мастер цеха не отпускает спортсмена на соревнования, но у нас все-таки в этих случаях идут навстречу. И кроме того, мы стараемся организовывать старты вечером, после работы, и в выходные. Именно из-за этого наша спартакиада «растянута» на несколько месяцев.

Что ж, это интересная система, если учесть, что такой график имеет еще одно преимущество: как известно, один старт сам по себе ничего не значит и много пользы принести не может. А регулярные занятия спортом в течение 2—3 месяцев позволяет обрести спортивную форму и успешно справляться с нормативами комплекса ГТО, сдачу которых планируют провести на заводе в августе. И еще: если взглянуть на футбольную турнирную таблицу, положение таково — лидируют команды цехов 3 и 16, причем у них нет ни единого проигрыша. А теперь посмотрите на итоги социалистического соревнования за прошлый месяц. Та же картина.

…Время 11 часов. На заводе — обеденный перерыв. Маленький кабинетик ДСО вскоре был полон. Зашумели голоса, то и дело звонил телефон. Вскоре и меня завлекли в спор — обсуждали программу предстоящих легкоатлетических соревнований.

Опять настойчиво зазвонил телефон — как там с дополнительным питанием для штангистов?

— У нас планируется открыть специализированную спортшколу по тяжелой атлетике, — пояснил Сергей.- Ребята тренируются, штурмуют спортивные высоты. Появились свои мастера спорта. Хлопот прибавилось…

…Обеденный перерыв кончался. А впереди было еще немало дел: надо отдавать заявку на участие городошников в первенстве Мордовии, договориться с ребятами обновить прыжковую яму на заводском стадионе, забежать в магазин — друзья из общежития замучили совсем — теннисный стол им подавай!

У проходной столпились рабочие, возвращавшиеся из столовой. Парень в футболке вписывал в турнирную таблицу результаты очередных матчей. Опять выиграла команда цеха 16.

А. АЛЕКСАНДРОВ

================================================

«Заря коммунизма», 7 ноября 1983 г.

МЫ — СОВЕТСКИЙ НАРОД

«До-мой, до-мой, до-мой», — стучат колеса. Третий день с утра до вечера и с вечера до утра звучит перестук вагонных колес

За окном низко нависли тучи, серые рваные клочья тумана цепляются за голые кусты, низко стелятся над пожухлой травой. А я, прижавшись до боли к холодному стеклу, всматриваюсь вдаль, с радостью узнавая родные места.

Осень! Застывшие березы тихо, печально роняют последние листья. Когда я уезжал, они весело шумели листвой по ветру. Сколько же я не был дома? Да-да, целых два месяца! Целых два месяца путешествовал я по стране, каждый день на новом месте, утром еще не зная, где застанет меня вечер.

КОГДА ВСЕ НАЧАЛОСЬ?

Когда же все это началось? Может быть, с прошлогоднего велопробега в город-герой Новороссийск? Или с первых поездок в Саранск, в соседние села — Болдово, Арх-Голицыно, Пайгарм? Или, может, это началось в тот день, когда я впервые сел на велосипед и, решительно оттолкнувшись от забора, покатил по пыльной сельской улице? Разве можно передать словами то, что я тогда почувствовал?! Упоение скоростью, безумный восторг… наверное, то же самое чувствует в полете летчик, поднявшись высоко-высоко над землей, над самыми облаками. Кто знает…

И все же, я думаю, что все это началось с того дня, когда Анастасия Николаевна, моя первая учительница, повела свой класс, тогда еще несмышленых «первоклашек», в тат-пишленский пригородный лес на экскурсию.

Лес раскинулся на высоких холмах, и оттуда, с самой крутой горы, нам открылся такой простор, такие дали открылись нам, что невольно захватывало дух. И горизонт, невозможно далекий и желанный.

Я никак не мог оторвать восторженного взгляда от этой далекой синеющей полоски, где сливались земля и небо. Долго-долго морщил я свой лоб, решая трудную и, очевидно, очень серьезную задачу, и… предложил дойти, добежать до горизонта.

Улыбнулась Анастасия Николаевна и объяснила, что, к сожалению, это невозможно. А я, маленький, но очень упрямый, в первый раз не поверил своей любимой учительнице и про себя решил, что вот вырасту и тогда обязательно дойду до горизонта.

Не знаю, может быть, все началось именно с этого. Но я точно помню, когда у меня зародился замысел моего последнего велопробега. Это произошло почти год назад, в дни празднования 60-летия СССР. Вот тогда я и решил проехать на велосипеде по всей стране и, как говорится, воочию убедиться, насколько сильна дружба наших народов.

Я РЕШИЛ ЕХАТЬ…

Пришло решение, и тут же началась подготовка к велопробегу. Был тщательно разработан маршрут. Начались (а точнее, продолжались) напряженные тренировки в любую погоду: в дождь и снег, в жару и холод. Я решил не более, чем за 60 дней (обязательное условие: символическое число — СССР — 60 лет!) проехать по всем союзным республикам, побывать во всех 15 столицах.

…Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Передо мной встали, казалось, непреодолимые препятствия. У нас в Рузаевке нет таких туристических организаций, которые могли бы не то что финансировать, а хотя бы помочь в осуществлении, в проведении велопробега.

Что же делать? Отказаться от велопробега? Ну нет, ни за что! И я решил ехать в одиночку. Время у меня было. Я — студент.

«ЗАЧЕМ ЭТО ТЕБЕ НУЖНО?»

Один из моих приятелей спросил меня как-то:

— Зачем это тебе нужно? Крутить педали с утра до вечера, не зная, где тебя встретит ночь, питаться в дорожных кафе и столовых, а то и всухомятку перебиваться. Не понимаю, в чем прелесть твоего велопробега. А если что случится, так ведь и помочь некому. Да и скучно одному.

Зачем мне это нужно? Меня часто спрашивали об этом и в пути, и здесь, дома. Некоторым и в самом деле интересно, но случалось и так, что этим вопросом собеседник как бы хотел сказать мне: «Дурная голова ногам покоя не дает!»

Зачем мне это нужно, спрашивал я не раз сам себя. И даже укорял себя порой. Так, например, было в конце велопробега, когда я шел через высочайшие перевалы Памира. Крутая дорога серпантином ползла в гору, скалы нависали над шоссе, грозя обвалами, холод, туман. А может быть, это были облака, ведь перевалы поднимались на высоту трех с половиной километров! По тому, как быстро наступала усталость, чувствовалась нехватка кислорода. Справа — бездонная пропасть, слева — отвесная каменная стена, а дорога все лезла и лезла в гору. Спортивный гоночный велосипед весит 10 килограммов, но там, в горах Памира, эти килограммы превращались в центнеры.

Но вот перевалы оставались позади, вновь ярко светило солнце, вновь жизнь казалась прекрасной. Велопробег помог мне испытать себя, свои силы. Теперь я имею право гордо сказать: «Могу!»

Помимо спортивного интереса передо мной стояла еще одна цель, столь же трудная — я хотел написать о людях, с которыми я встречался в пути, и о той великой силе, которая объединяет нас в единую семью и которая называется дружбой. Я обрел себе много новых друзей во всех союзных республиках — в Прибалтике и на Украине, в Закавказье и Средней Азии. Ради этих встреч стоило ехать в дорогу!

Со сколькими людьми я встречался! Между нами, скажу, что встречал я и плохих людей. Но ведь хороших-то несравнимо больше! Рабочие и колхозники, учителя, военнослужащие, тренеры, спортсмены, журналисты… Везде меня встречали с открытой душой, удивлялись, приглашали в гости.

ЛИСТАЯ ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ…

Как бы не было тяжело мне, как бы я не уставал к вечеру, я всегда старался найти хотя бы полчаса, чтобы записать свои впечатления, вспоминал встречи с интересными людьми, перебирал значки, открытки, путеводители, перечитывал местные газеты. Записные книжки полны адресов.

…Незаметно подкралась ночь. Незапланированная остановка для ремонта проколовшейся камеры отняла много времени, и теперь я проигрывал графику больше часа. А до Новгорода остается километров 15. Темень, хоть глаза выколи.

Вдруг у самой дороги показались огоньки. Деревня. Через 15 минут я сидел в теплой избе и, уплетая крупную вареную картошку, рассказывал о своей путешествии, расспрашивал сам. Хозяин (его звали Эдвард Вадславович) был не очень разговорчив. Плотник, работает в Новгороде.

Но стоило мне похвалить вкус яблок, как его лицо сразу же загорается. Эдвард Вадславович с увлечением рассказывает о своем саде и огороде, о теплицах, которые сам сделал, угощает медом.

Только случайно я узнаю, что по национальности гостеприимный хозяин — поляк.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 532