электронная
90
печатная A5
493
12+
Российская провинция: 90-е, прощание с СССР

Бесплатный фрагмент - Российская провинция: 90-е, прощание с СССР

Мордовия в газетных публикациях 1989—1991 гг.

Объем:
384 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-8172-9
электронная
от 90
печатная A5
от 493

5 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

УЧИМСЯ ПОЛИТИКЕ

Подробно представлять ее нашим читателям, думается, не стоит. «Молодой ленинец» делал это не раз. И все же сегодня — случай особенный. Недавно пленум обкома профсоюза работников связи решил выдвинуть Ольгу Валькову кандидатом в народные депутаты СССР.

Год рождения — 1960. Образование — среднее специальное. Профессия — электромонтер, более 11 лет работает на Саранской городской телефонной станции. Прежде — секретарь комсомольской организации ГГС, член Ленинского райкома и Мордовского обкома комсомола, делегат XX съезда ВЛКСМ. Сейчас — член КПСС, с прошлого года — секретарь своей партийной организации. Кавалер ордена «Знак Почета».

Предвыборная программа кандидата была на днях опубликована в республиканской печати. Заметим лишь, что одним из ее основных пунктов является защита интересов детей и молодежи. Призыв «Все лучшее детям», считает Ольга, должен на самом деле претвориться в жизнь, а не быть просто декларацией, как это еще порой случается.

Трудная задача предстоит Ольге Вальковой — от Ленинского национально-территориального округа №602 выдвинуто ещё две кандидатуры — закройщицы ателье «Умарина» Лидии Николаевны Толкушовой и секретаря парткома МГУ им. Н.П.Огарева Анатолия Константиновича Осипова. Соперничество предполагается острейшее.

Через неделю окружное предвыборное собрание решит, кого же официально назвать кандидатом в народные депутаты СССР; еще приблизительно через полтора месяца, 26 марта, избиратели сделают окончательный выбор.

— А что, если они тебя не поддержат? — спросил я Ольгу.

— Что ж, борьба есть борьба, — ответила она. — Но рук не опущу.

Сейчас Валькова встречается с будущими избирателями, выслушивает их пожелания; отвечает на вопросы, защищает свою предвыборную платформу — в эти дни и она, и все мы учимся искусству политики.

Л. ШАБАЛОВ

КООПЕРАТОРЫ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ

23—24 января в Месиве состоялся учредительный съезд Союза кооперативов СССР. В работе съезда принимал участие и делегат от нашей республики О.И.Родькин. Он только что вернулся из столицы, и мы не могли не встретиться с ним.

— Олег Николаевич, вы — руководитель кооператива, председатель комитета по организации союза кооперативов Мордовии, и вот на съезде вас избрали членом совета Союза кооперативов СССР. Не мешает ли вам эта «общественная нагрузка» вашей непосредственной работе!

— На мой взгляд, более важной задачи, чем объединение всех сил кооперативного движения, сейчас — нет. Еще раз я убедился в этом после съезда. Несмотря на, казалось бы, самые неразрешимые противоречия, групповые интересы, делегатам удалось прийти к единственно верному решению — объединить усилия и создать собственный союз. Он поможет защищать наши общие интересы на всех уровнях, представлять их даже в высших законодательных органах — это даст нам право участвовать в разработке законопроектов, касающихся развития кооперативного движения. Чего, к сожалению, не было при принятии постановления Совета Министров СССР от 29 декабря прошлого года, ущемляющего интересы кооператоров и нарушающего Закон о кооперации».

— Через несколько дней состоится учредительный съезд кооператоров Мордовии, Что это даст!

— Сейчас каждый кооператив — сам по себе: где «достать» материалы, как организовать рекламу и сбыт продукции, юридическая защита — часто это практически неразрешимые вопросы. Все эти проблемы союз сможет взять на себя. Кроме того, мы получим возможность решать задачи, ранее вообще не стоявшие перед нами: обмен опытом, подготовка и повышение квалификации кадров. Через союз будет возможен выход на внешний рынок! Но, главное, деятельность нашего союза ускорит развитие кооперативного движения в Мордовии и обеспечит и насыщенность товарами внутреннего рынка республики.

А. ШИКУР

================================================

5 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

КТО ЖЕ ТЫ, ПЕРВАЯ КРАСАВИЦА?

Эти несколько газетных строк сразу же привлекли внимание: Мордовская филармония объявляла конкурс красоты. Девушек с 17 до 25 лет, незамужних и не рожавших приглашали стать соискателями престижного звания «Мисс Мордовия-89». Победительнице гарантировалось участие во Всесоюзном конкурсе красоты. Модное веяние, таким образом, наконец-то дошло и до наших краев.

Всего два месяца назад «Молодой ленинец» посвятил секретам женской красоты целую полосу, высказывалось и конкретное предложение одного из читателей — определить первую красавицу Саранска (скорее всего, лишь недостаток дерзости помешал автору достичь республиканского уровня), поэтому как же мы могли пройти мимо такого примечательного события.

Конкурс прошел. Фоторепортаж с «праздника красоты» — так сказать, первый взгляд — был опубликован в одном из прошлых номеров нашей газеты, сейчас же мне хочется вернуться на две недели назад и поделиться некоторыми «мыслями вслух».

Начать можно было бы с восхищения предприимчивостью филармонии и Министерства культуры, хотя конкурсы красоты и становятся весьма популярными и распространенными в стране, решиться на организацию такого шоу нелегко. Но увы — время дифирамбов в адрес наших руководителей от культуры, видимо, еще не пришло. Нынешний конкурс оказался всего-навсего этапом Всесоюзного конкурса красоты, который должен состояться весной этого года в московском концертном, зале «Россия». Поэтому вся инициатива исходила от Всесоюзной дирекции конкурсных и зрелищно-массовых программ «Венец».

А для Мордовской филармонии, судя по всему, конкурс был лишь тяжкой обузой — как же иначе можно объяснить решение не допускать зрителей на конкурсные испытания! Единственными ценителями красоты стали представители Москвы и некоторые должностные лица из филармонии и Министерства культуры, К их числу, не без долгих бессмысленных споров, были допущены и несколько журналистов. Так что о шоу, о празднике красоты говорить здесь вряд ли возможно.

Свою нелюбовь к зрителям организаторы конкурса объясняли скованностью участниц: мол, дело это необычное, девушки будут стесняться — выступать придется не только в платье. Это о претендентках на звание «Мисс СССР» и возможных лауреатах киноконкурса «Киномодель-89» и конкурса рекламы «Супермодель-89! Оригинальное объяснение, не правда ли?

Впрочем, опасения частично оправдались, многие девушки и на самом деле чувствовали себя на сцене не совсем уютно. Да только что вы хотите от вчерашней школьницы, не манекенщицы и не актрисы театра? Балетмейстер и хореограф с ней, скорее всего, не занимались, личный парикмахер над ее прической фантазию не напрягал, да и косметолог вряд ли надоедал ей своими советами. К особой раскованности не располагала и сама атмосфера конкурса: вместо театральных уборных — пара стульев в хоровом зале филармонии, вместо технического обеспечения, более или менее соответствующего мероприятиям подобного типа — неназойливая фонограмма. Долгожданный праздник красоты, таким образом, превратился в чуть ли не заурядный, грубо говоря, «биологический» отбор, своеобразный тест, строго оценивающий прелести претенденток в сантиметрах: рост — объем груди — талии — бедер…

В «состязании» участвовало около тридцати девушек — в основном из Саранска. Узкий круг соискательниц звания первой красавицы республики был, предопределен организацией конкурса. Или, скорее всего, почти полным отсутствием таковой.

Вполне возможно, что у работников филармонии и Министерства культуры просто-напросто не хватило опыта и предприимчивости; будь они порасторопней, удалось бы не только привлечь сотни «платежеспособных» зрителей, но и куда более состязательных спонсоров.

Вот и все, что хотелось сказать по поводу первого в республике конкурса красоты. Ах, да, вынужден огорчить читателей: имя «мисс Мордовии-89», к сожалению, при всем желании назвать я не могу. Думаю, перед организаторами и не стояло такой задачи. Отобрав две кандидатуры (ими, сказали мне по секрету, оказались студентки пединститута и музыкального училища) для участия в очередном туре мероприятия «Венца», жюри сложило с себя свои полномочия.

А. ШАБАЕВ

================================================

12 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

КОММЕРСАНТ — ВТОРАЯ ПРОФЕССИЯ ИДЕОЛОГА?

С 1 февраля республиканская организация «Знание» перешла на эксперимент

До сих пор призыв учиться считать деньги шокирует многих представителей непроизводственной сферы: как, разве можно путать идеологию с коммерцией?

И все же экономика, видимо, — «наука №1» нашего времени. В справедливости утверждения лишний раз можно было убедиться на последнем пленуме правления республиканской организации «Знание». Привлекала повестке дня, весьма необычная для общественной организации: переход на новые методы хозяйствования.

Со своим проектом нововведений выступил президиум правления. Доклад предварительно был роздан участникам собрания. Правда, «предварительно» — слишком сильно сказано, ибо большинство заинтересованных лиц увидело доклад буквально за пять минут до начала пленума. Спасибо заместителю председателя Ю.И.Аладышеву, выступившему с кратким изложением концепции перестройки обществе.

Доводы, которые привел один из руководителей «Знания», к особому оптимизму не располагали. Жить по-старому, даже при всем желании — увы! — уже невозможно.

Если раньше любая лекция, собери ока хоть только десятую часть аудитории и действуй как неплохое снотворное, позволяла республиканской организации не испытывать особых хлопот — срабатывали известные методы давления на руководителей предприятий, то теперь, похоже, покою пришел конец. От лектора требуется уже не просто интересная информация.

— Что сейчас интересует людей прежде всего? — размышлял Ю.И.Аладышев. — Вопросы перехода на хозрасчет, в селе — аренда. Мы же почти ничего, кроме голого теоретизирования, не даем.

Причина столь бедственного состояния лекционной пропаганды, по мнению Юрия Ивановича, в отсутствии стимулов. Заработная плата ответственных секретарей районных организаций, например, едва превышает 100 рублей. Не случайно за последние два года сменилось почти две трети ответсекретарей, а в Лямбирском районе работника нет уже почти год.

На пленуме были оглашены и другие «невеселые» цифры. Хотя «Знание» — одна из немногих общественных организаций, не требующих государственной дотации, самообеспечения хватает, в основном, на выдачу зарплаты. Предпринять что-то новое, решиться на самостоятельное исследование трудно. «Исключения» есть: можно вспомнить договор с Дубенским РАНО, учебу сельских руководителей Ичалковского района или же поговорить о будущей школе менеджеров в Зубово-Полянском, но, как мы знаем, исключения лишь подчеркивают незыблемость основных положений.

В конце прошлого года три областных организации (Ленинград, Краснодар и Ростов) и одна городская (Нижневартовск) приступили к эксперименту. Отношения с «центром» значительно упростились: выплачивай твердо установленную часть доходов, а в остальном — полная самостоятельность. Согласно терминологии экономистов, вторая форма хозрасчета.

Теперь, как выразился один из членов президиума правления, «есть шанс попасть в лидеры перестройки и нам». Планы, с которых, собственно, и началось собрание, казались, на первый взгляд, безупречными и очень привлекательными — по крайней мере, с материальной стороны: обещанные шесть, шесть с половиной зарплат-премиальных в год, признайте, кое-что да значат. А право заключения договора с предприятием, при котором лектор, может получить хоть 50 рублей за лекцию, хоть 100 (естественно, если она этого стоит}!

Однако далеко не все участники пленума восприняли эти посулы лишь в розовых красках.

— Как бы за деньгами не упустить суть нашей работы, — беспокоился Е.И.Газеев (Ленинский район). — Мы идеологическая организация, а не коммерческая: вряд ли нам стоит оглядываться на промышленные предприятия.

Доцент Г. П. Болтина (г. Рузаевка) начала с критики президиума: даже 5—10 минут, которые можно было посвятить изучению доклада, хватило, чтобы уличить узкий круг авторов в неосновательности — опытная рука экономиста вряд ли касалась этого документа. А закончила Галина Ивановна с интереснейшего предложения: приступить к собственным социологическим исследованиям. Это, кстати, было бы и мощным источником пополнения средств организации. Недавно Г. И. Волгина побывала в Москве, встречалась с учеными советской социологической ассоциации (по собственной инициативе, между прочим!) и привезла немало конструктивных мыслей.

Пожалуй, выступление рузаевского представителя было чуть ли не единственное, поддержанное единогласно.

А. ШАБАЕВ

===================================================

12 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

ПЕСНИ, ПРОПАХШИЕ ПОРОХОМ

Афганская военная эпопея, похоже, уходит в прошлое. Пройдут годы, и о горах с экзотическими названиями, «духах», многолетней войне в чужой стране будут напоминать нам лишь труды историков да щемящие душу песни. Порой весьма незатейливые, без сложного музыкального обрамления и «спецэффектов», они, как ни странно, стали очень популярными не только у поколения сороковых, но и у молодежи восьмидесятых с ее приверженностью к экстравагантности современных рок-групп.

Впрочем, что же тут странного? Искусственной патетике худших образцов так называемой «патриотической» песни песня «афганская» (в мире музыки для обозначения этого явления — а это явление! — появился даже свой термин) противопоставила искренность, неподдельную боль, живое чувство,

Но хотя эта тема звучит на самых высоких музыкальных фестивалях страны, создается впечатление, что у нас в республике она не в особой чести. Саранский горком комсомола решил исправить это положение. 22 февраля в столице Мордовии пройдет фестиваль «афганской» песни (узнать подробнее о фестивале можно в горкоме, лично и по телефону 4-42-98), Одновременно это будет и первым туром традиционного фестиваля «Красная гвоздика».

А. ШИКУР

==============================================

14 февраля 1989 года, «Эрзянь правда».

НУЖЕН ЛИ СОЮЗ КООПЕРАТОРАМ?

В конце января в Москве пришел всесоюзный учредительный съезд кооперативов — первый съезд подобного типа за последние десятки лет. Представительный форум /были представлены все регионы страны, за исключением кооператоров Прибалтики/ смог преодолеть все разногласия и придти к единственно верному решению — создать собственный союз.

В работе съезда принял участие и представитель нашей республики — Олег Николаевич Родькин, председатель кооператива «Гарант» при областном комитете комсомола.

На следующий день после его приезда в Саранск я встретился с ним и задал несколько вопросов.

— Олег Николаевич, так ли уж нужен свой союз кооператорам? Ведь не секрет, что у многих людей они вызывают раздражение, с кооперативами связывают высокие цены /вспомните хотя бы пирожки по 30 коп, или крохотные стаканчики мороженого за 40/, низкое качество.

— А представьте, что невдалеке от пивного ларька, торгующего этим же мороженым, появился еще один, на соседней улице — еще. Пока не будет конкуренции, высокие цены сохранятся. И вряд ли что можно сделать административными мерами, даже самыми же жестокими. Конечно, остается последняя мера — «прикрыть лавочку», но кому от этого будет лучше?

Объединение всех кооперативных сил позволит решишь многие вопросы. Сейчас каждый коллектив мучается над ними в одиночку, на свой страх и риск. Где достать сырье и материалы? Вот мы ругаем кооперативы, что они закупают все в магазинах и образование дефицита многих товаров связывает именно с ними. А что остается делать? Хотя в Законе о кооперации кооперативная форма собственности уравнена в правах с общественной, на деле этого пока нет. Оптовая торговля остается до сих пор нашей несбыточной мачтой. А возьмите вопросы рекламы и сбыта нашей продукции или юридической защиты. Вы по сути своей бесправны, число ведомств, готовых вмещаться в нашу деятельность, десятки. Союз кооперативов поможет найти ответы на все эти трудные вопросы — поддержит сильных, подтянет слабых, организует поиск партнеров, в случае необходимости защитит от незаконного вмешательства.

— Но разве интересы кооператоров не защищает закон?

— Законы тоже пишутся людьми. Помните бурные дискуссии прошлого года по поводу непомерно высоких налогов, налагаемых на кооперативы? Выступления прессы и обращения в Верховный Совет помогли, налоги были заметно снижены. Или известное постановление Совета Министров ССОР от 29 декабря, которое нанесло, можно сказать, непоправимый удар по кооперативному движению /и которое, кстати, противоречит Закону о кооперации/? Образование нашего союза поможет защищать свои интересы на всех уровнях, представлять их даже в высших законодательных органах. Это даст нам право участвовать в разработке всех законопроектов, касающихся кооперации.

— Каким же образом?

— Учредительный съезд кооперативов завершился 24 января — в самый последний день выдвижения кандидатов в народные депутаты СССР…

— Но, простите, в списке общественных организаций, имеющих право выдвижения кандидатов депутаты, союза кооперативов нет.

— Точнее, не было — так как у нас не было союзного органа. Теперь же Центральная избирательная комиссия это право нам предоставила. На съезде после долгих напряженных дебатов были названы имена 12 наших кандидатов в народные депутаты СССР. Среди них, к примеру, такие «защитники» кооперативного движения известный публицисты и экономисты как Николай Шмелев и Гавриил Попов.

— На днях кооператоры нашей республики вновь соберутся вместе. Первая такая встреча произошла в начала года. Но результате тогда были не очень-то веселые, как я знаю. Цель — создание Союза кооператоров Мордовии — не была достигнута.

— Да, основные задачи решены не были. Но я бы не сказал, что наше совещание закончилось безрезультатно. Определены были ближайшие цели, создан комитет по организации республиканского союза кооперативов.

— Председателем которой вы и являетесь…

— Теперь мы соберемся еще раз и, думаю, союз будет создан. Почему не удалось в первый раз? Может быть, потому, что кооператоры почувствовали нажим «сверху» — они очень чутко реагируют на всякое администрирование; нелегка судьба, кооперативного движения.

— Олег Николаевич, вот вы были на съезде, встречались о коллегами со всех концов страны — скажите, как мы смотримся по сравнению с другими регионами? Я имею ввиду размах движения?

— Приблизительно как самодеятельность на сцене сельского клуба с профессионалами Большого театра. Пришлось беседовать с лидерами кооперативного движения, «миллионерами», директорами кооперативных заводов, с президентом межрегиональной кооперативной федерации. При мне несколько председателей кооперативов договаривались о строительстве цементного завода — небывалое раньше дело. Нам же пока остается только мечтать об этом,

— И, думаете, будущий съезд кооперативов сможет что-то изменить?

— Конечно, иначе не стоило бы и браться за это.

— Ну что ж, будем надеяться.

А. ШАБАЕВ

==============================================

26 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

САРАНСКОЕ «РЕТРО»

Сергей Елистратов, директор только что созданной в Саранске фотостудии — центра «Ретро» пришел в редакцию сам:

— Нужна ваша помощь, Мы только-только делаем первые шаги, срочно требуются единомышленники.

— А что может предложить ваш центр? Какова ваша программа, ваши цели?

— Студия «Ретро» с удовольствием примет любого, кто увлекается искусством фотографии. Опытный мастер сможет отточить у нас свое мастерство, начинающий получит возможность встать на ноги. Студия предоставит членам клуба и свое оборудование, и реактивы.

— Клуб — значит, предполагаются и членские взносы?

— Да, это так? Но основу нашего финансового благополучия будем закладывать мы сами — хозрасчет! Члены клуба получат право работать по договору. Так что можно будет и немного подзаработать. Но главная наша цель — творчество: возможность совершенствоваться, предполагаются выставки, сотрудничество с редакциями газет.

— Несколько слов о директоре студии- «Ретро».

— Работал в «Мордовфото», зарабатывал в среднем около 200 рублей в месяц. Сейчас — столько же. Но, считаю, выиграл немало. То, чем я занимался, можно было назвать ремесленничеством, работа в ателье не позволяла выйти за строгие рамки.

— И последний вопрос: как вас найти?

— Пока лучше позвонить (телефон — 4-28-48) или зайти в обком комсомола (кабинет 513). Завтра в 18*00 ждем всех фотолюбителей в гости.

А. ШИКУР

==============================================

26 февраля 1989 года, «Молодой ленинец».

ВЕРУЮЩИЕ СРЕДИ НАС

Беседа со священником церкви Иоанна Богослова отцом Андреем

Эта тема редко затрагивалась нашей прессой, её, казалось, не замечали ни радио, ни телевидение. Эта тема — церковь и ее место в современной жизни общества. Мы стыдливо закрывали глаза, делая вид, что религия — пережиток прошлого, что не сегодня — завтра с ней будет покончено. Может быть, поэтому не считали нужным активно пропагандировать атеизм — мол, что говорить, это яснее ясного. И вузовская учебная дисциплина, хотя и называется научным атеизмом, на самом деле имеет с наукой шло общего. По существу, борьба с религией свелась к «голому» отрицанию, без аргументации и доказательств, к «страусиной» тактике.

Но церковь существует, и, будем честны перед собой, вряд ли исчезнет как общественное явление в ближайшее время.

Возросший ныне интерес к религии не случаен. Он объясняется ростом национального самосознания и признанием ее роли в политике и культуре, даже юбилейные даты вроде прошедшего совсем недавно 1000-летия Крещения Руси сыграли свою роль. И куда меньше, как нам кажется, можно вести разговор об истинной вере. Как-никак во дворе — конец XX века.

Пятиглавая церковь Иоанна Богослова — единственная действующая церковь в столице республики. Самый центр города, десять минут ходьбы от редакции. Преступаем за ограду с некоторым смущением — не часто приходится бывать здесь представителям нашей профессии.

И, естественно, оказываемся в центре внимания. Старухи в черном недовольно шепчутся, оглядываясь на нас. Это ж, понятно, молодые люди в церкви — гости редкие.

Задаем верующим один-единственный вопрос: «Почему вы верите в бога?».

Ответы немногословны.

Василий А., 67 лет:

— Вера в Бога учит жизни: как надо поступать и как не надо. Она учит человеколюбию, не лгать, не пить, не прелюбодействовать, творить добро, заботиться о ближнем — всему. тому, что мы с вами теряем.

Александр Ш., 52 года:

— С детства приучен. Когда я верю, я жив, и нет больше счастья для меня. Все со временем уходит в небытие, а вера в Бога живет вот уже 1000 лет. И ничего вы с этим не поделаете. Человек не может жить без веры.

Алена А., Ю лет:

— Бабушка велит.

Наташа М., 23 года:

— Хочу быть счастлива.

Мария Н., 46 лет:

— Бог утешает. А вот что сделали ваши Сталины, Хрущевы, Брежневы для нас, одно зло, оказывается.

Анна К., 46 лет:

— На земле нет счастья и не будет, ибо люди сейчас в основном злы, завистливы, жадны. Я прожила столько лет в не видела счастья. Поэтому хожу в церковь и уповаю на Господа нашего.

Ответы собеседников во многом схожи. Церковь привлекает верующих возможностью найти утешение, отвлечься от «мирских» тягот». Слова эти — укор всем нам. Сколько людей потеряло вору в жизнь от того, что в трудную минуту не оказалось рядом человека, готового поддержать протянуть руку помощи.

А как видится проблема с другой стороны, каково мнение тех, кто непосредственно проповедует религию?

С просьбой дать небольшое интервью мы обратились к одному из священнослужителей церкви Иоанна Богослова — отцу Андрею.

— Как бы вы» батюшка» оценили те перемены, что происходят сейчас в нашей стране, с точки зрения священнослужителя?

— Значит, вероятно, следует говорить об отношениях государства и церкви. А они всегда были сложные. Как помните из истории, при Петре I церковь из самостоятельного института превратилась придаток государства. По примеру протестантских держав патриаршество на Руси было ликвидировано, во главе Святейшего Синода встал назначенный царем обер-губернатор, подотчетный Петру и зачастую не так уж и заинтересованный в распространении православии.

После 131? г. во взаимоотношениях православной церкви и государства наступил новый этап, далеко не самый легкий. Хватало ошибок и со стороны религиозных деятелей, и со стороны чиновников. Но особенно тяжелые времена настали для церкви со второй половины 20-х гг., сталинские репрессии 30-х также не обошли верующих. Мой крестник, например, в 1932 г. на три года угодил в Сибирь, строил железную дорогу на месте нынешнего БАМа. Повезло — позже давали более долгие сроки.

К 1940 году на свободе было всего четыре епископа. Почти до конца Великой Отечественной войны не было официального главы русской православной церкви. Искусственно провоцировались расколы среди верующих, которые фактически продолжаются до сих пор. Вот мы сейчас говорим о стремлении христиан к единству, призываем к сотрудничеству с единоверцами — на основе миротворческой деятельности, а в народе все же господствует весьма настороженное отношение к другим течениям. Я считаю, любая христианская церковь /т.е. входящая во Всемирный Совет Церквей/ — спасительна.

Заслуга православной церкви в победе над фашизмом общепризнанна. Не могло не признать ее и государство. В нескольких городах страны были открыты духовные семинарии, в Москве и Ленинграде учреждены духовные академии.

«Хрущевский» период истории ознаменовался новыми потерями для русской православной церкви: она лишилась трети своих храмов и почти всех /за исключением Москвы, Ленинграда и Одессы/ высших учебных заведений. Почему-то каждому очередному руководителю страны казалось, что война против верующих — это и есть борьба с религией.

«Брежневский» этап не был таким кровавым, как «сталинский», на «вооружение» брались другие методы борьбы: бюрократия, волокита при оформления религиозных обществ, мелкие придирки, излишняя регламентация, заформализованность. Было время, когда во всей нашей епархии /а она охватывает Мордовию я Пензенскую область/ действовала всего одна церковь. Верующих как бы сознательно подталкивали на нарушение закона. Ведь нам запрещено вести службу на дому — за исключением некоторых случаев.

Сейчас в епархии около 70 действующих храмов, открываются новые. И это, как ни говорите, один из признаков перестройки отношений государства ж церкви.

— Другим таким признаком, вероятно, можно посчитать отмену запрета на колокольный звон. Наверное, вряд ли прав тот деятель, который видит в этом лишь элемент богослужения?

— Сталин не запрещал колокольный звон, он действовал по-другому. Запрет пришелся на хрущевские времена. Причем внешне все было по закону: собирали петицию окрестных жителей — мол, колокола мешают спать мирным гражданам, — и выносила приговор: молчать!

Так продолжалось до недавнего времени и в Саранске. Пока в центральной печати не появилась реплика, осуждающая подобную практику. В числе нескольких адресов назывался и Саранск. Запрет моментально был снят.

Звонит у нас староста. Пока отсутствуют четкий ритм, мелодичности не хватает, хотя и обучал специалист из Данилова монастыря; прежние-то навыки, естественно, утрачены. Но со временем, даст Бог, все придет.

— Так, значит, не мешает колокольный звон сну мирных граждан?

— Думаю, это было лишь основание для запрета. Кроме того, крайние литургии, ранним утром и поздним вечером, у нас не исполняются. Несколько раз в году звонят колокола по ночам /на Пасху, к примеру/, но вряд ли это вызовет возмущение людей.

— Отец Андрей, не могли бы вы сказать несколько слов об отношении молодых к церкви? Ведь не секрет, что этот интерес объясняется прежде всего обыкновенным любопытством, а не колебаниями идеологического порядка. Много ли молодежи среди ваших прихожан?

— На самом деле, саранской молодежи, если, скажем, сравнить с Москвой или Пензой, на службе обычно мало. Но ведь во все времена в церковь чаще ходили пожилые люди. Ответственность за свой род приходит со временем, а молодые больше думают о себе, устраивают своя жизнь.

И все же о затухании интереса молодежи к церкви говорить, по крайней мере, рано. В прошлое воскресение, например, я венчал 15 пар, 1—3 пары приходит в будни. Эти цифры говорят о многом.

— А как вы относитесь к атеистической, антирелигиозной пропаганде?

— Честно говоря, я ее не ощущаю. Часто под атеизмом понимают лишь обвинение церкви — без доказательств, без фактов, но подобная «пропаганда», пожалуй, может лишь укрепить веру.

— Верите ли вы в приметы? Скажем, в «черную кошку»?

— Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо углубиться в историю. Христианство — религия города, она выражает в себе стремление человека от греха, как бы вы сказали, к социальной справедливости. В сельской же местности, по сути, сохраняется двоеверие. Тесное сплетение христианства с язычеством. Вера связывается с надеждой сельчанина на хорошую погоду, добрый урожай. От язычества — и суеверия. В Саранске их, замечаю, целый пласт. Исповеди верующих — доказательство этому. Искренно верят в пустые ведра, в «несчастливость» черной кошки. Это противоречит вере в Бога.

— Вы говорили об исповеди. Каким образом происходит этот процесс? Художественная литература прошлого рисует исповедь как доверительную беседу, так сказать, с глазу на глаз…

— Когда верующий исповедуется в совершенных грехах, а священник, внимательно и доброжелательно выслушав его, произносит: «Грехи твои прощаются, иди и больше не греши»? Нет, сейчас все происходит все несколько иначе, на индивидуальные беседы просто-напросто уже не хватает времени. Совершенное богослужение формализовано. Я объясняю положения Евангелия, основные постулаты учения Господня, стараясь учитывать все три категории людей, посетивших церковь: и истинно верующих, и колеблющихся» и просто любопытствующих. Зерно, брошенное в благодатную почву, обязательно даст всходы.

— Не могли бы вы, батюшка, рассказать немного о себе: откуда вы родом, из какой семьи, как пришли в церковь?

— В миру я Удовенко Андрей Михайлович. Родился на Сахалине, но основную часть жизни — 20 лет — прожил в Москве. Родители, как ни странно, были неверующие. Дед с отцовской стороны, например» считал себя убежденным атеистом — он являлся членом партии. Так что детские годы мои были освящены отнюдь не молитвам.

Стал верить в Бога с 14 лет — в результате чтения Евангелия. Думаю, если человек прочитал эту вечную книгу, ему трудно остаться вне веры.

— Однако, это не помешало остаться нам на материалистических позициях?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 493