электронная
122
печатная A5
428
18+
Романтика на кофейной гуще

Бесплатный фрагмент - Романтика на кофейной гуще

Предсказание #1

Объем:
262 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7483-7
электронная
от 122
печатная A5
от 428

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора
«Таинственный план»

1

Кофейная гуща плывёт по фарфору.

Гадалка читает судьбу по узору.

Грядущие дни провиденье рисует

И чертит пути неизвестные всуе.

2

Хоть верь, хоть не верь, всё случится однажды.

В такое, конечно, поверит не каждый.

Вселенная пишет правдивый роман,

Вплетая все судьбы в таинственный план.

3

Как звёзды, так люди, что светятся тоже,

Ведь души людские на Космос похожи.

Космической связи прочнейшая нить:

Её никому не дано разрубить.

(Светлана Вячеславовна Алексеева)

Глава 1. Кофейная гуща

Вы когда-нибудь пробовали построить отношения на кофейной гуще?

Сразу предупреждаю. Не торопитесь с ответом. Вспомните хорошенько.

Мне вот и вспоминать не надо, а лучше было бы совсем вычеркнуть это из памяти и выбросить из головы.

Но, как правило, то, что необходимо забыть, вспоминается часто, помнится долго или не забывается вообще.

А виной всему кофейная гуща и собственная глупая доверчивость.

И ведь год уже жила без любви и без отношений, без сопутствующих факторов, без побочных эффектов, без рисков. СПОКОЙНО.

На работе стала успешным менеджером среднего звена. Понимаю, что звучит по-дурацки. Ладно, назовём вещи своими именами, успешным инженером домоуправления. Почему-то всегда чувствую себя несчастной при упоминании слова «домоуправление». Но факт остаётся фактом.

Я вообще заметила закономерность среди моих знакомых. Если бросают мужчину, то он уходит в запой. Если бросают женщину, то она уходит с головой в работу.

«Вот такие мы — сильные женщины,» — любит говорить Татьяна.

А мой бывший муж уточнил после развода: «Так до старости и просидите, как три тополя на Плющихе. Вы такие сильные бабы, что вам мужики не нужны».

Стоит ли принимать во внимание слова брошенного мужчины?

Вообще-то, трудно сказать, кто из нас кого бросил. Сначала он меня. А уж потом, приняв его обратно, бросила я. И ладно. Одной даже лучше. А без Михаила уж точно лучше.

Нервы в полном порядке, и никаких расстройств.

Как выражается Татьяна, «вляпаться в любовь мы всегда успеем, было бы желание». Ей легко так говорить. Стройная темноволосая красавица с отличным вкусом, на удовлетворение которого нужны реально большие деньги. И она постоянно их где-то находит.

Татьяна в свои двадцать четыре года практичный человек и по профессии бухгалтер, но ничто сентиментальное ей не чуждо. Удивительное дело, прочитав любовный эротический роман, которые она глотает в огромных количествах, умудряется всё объяснить в нём с практической точки зрения, даже любовь.

Она за «разумную» романтику с хорошим доходом и не видит никакой практической пользы от любви без прилагающейся к возлюбленному материальной составляющей в виде собственной фирмы или дворца. Такой вот у неё практический романтизм.

Что говорит по поводу «вляпывания в любовь» Милана, я не рискну повторить. Она учитель русского языка и литературы вообще-то. Вроде бы изъясняется цензурными словами и даже литературно, но очень метко, доходчиво и натуралистично.

Роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» Франсуа Рабле я когда-то осилить так и не смогла, после первых же страниц бросила читать по той же самой причине — специфическая подача материала и излишний натурализм.

Мой литературный вкус такого способа изложения жизненных истин не выдерживает, поэтому мудрые изречения Миланы я не повторяю. Хотя в память они въедаются, как двойка, написанная красными чернилами на тетрадном листе.

Милана настолько рассудительная, трезвомыслящая и критичная, что ей, наверное, трудно уживаться самой с собой, а не то, что найти образец совершенства в мужчине. На обычного несовершенного она вряд ли согласится, ибо даже внешне она выглядит очень впечатляюще. Эффектная статная блондинка, уверенная в себе. Я бы запросто представила её женой императора, на худой конец женой министра образования, академика или дипломата.

Одна только я неисправимая идеалистка и мышь серая. Поэтому именно мне надо держаться от романтики как можно дальше, а также от берегов, морей и алых парусов, потому что крах надежд и крушение лодки отношений в моём случае сопровождается потерей имущества и разделом моей же собственной квартиры. Живу теперь в полуторке. Про район вообще лучше помалкивать.

Подруги считают, что я сама себе создаю проблемы и потом сама их мужественно преодолеваю. Они бы на моём месте не оказались, потому что реалистки.

Но тяга к романтике — это диагноз на всю жизнь.

Как это ни прискорбно, последствия романтической любви не всегда бывают предсказуемы.

***

Пейзаж раскрасился в осенние тона. Конец сентября выдался необыкновенно тёплым. Бабье лето перекинулось и на начало октября.

Мы потеряли бдительность и разнежились на субботнем солнышке в саду у Миланы. Сидели под старой яблоней и раскладывали карты на судьбу. Такое сидение за стареньким круглым столом на свежем воздухе было для нас почти ритуалом.

Трудно сказать, верили мы в гадание или нет, но уж точно надеялись на «а вдруг», раскладывали карты по очереди и от нечего делать. Наш клуб выходного дня собрался спонтанно, потому что все мы в это бабье лето оказались свободными в полном смысле этого слова, я бы даже сказала, временно никому ненужными.

Гадать друг дружке надоело, но делать было нечего и деть себя некуда, поэтому просто убивали время за кофе. Я бы с удовольствием съела ещё кусочек тортика, но Татьяна с Миланой уничтожающе сообщили, что у меня и так на сегодняшний день лишних, по их мнению, килограммов пять.

Пришлось отказать себе во втором кусочке. Даже взгрустнулось. Настроение от сладкого поднимается так же, как и сахар в крови.

Тортик стоял на столе и бросал на меня косые печальные взгляды. Похоже, что кроме меня, он больше никого не беспокоил. От безделья я бы ещё и мороженого съела. Но это я наверстаю вечером у телевизора.

— На пути у тебя появится червовый король с предложением. Вот казённый дом и пиковая дама — это очень плохо, — сообщила мне загадочным голосом Татьяна.

Такой очередной облом меня ждёт в ближайшем будущем.

Начальник точно что-то задумал. А пиковых дам на работе хватает.

Никакого просвета. Стоп. Никакого просвета в жизни я и сама не хочу иметь.

Просветы заканчиваются темнотой. Вот и получается, жизнь — зебра. Лучше уж серое унылое существование без потрясений плохих или хороших.

— Ну хоть король в казённом доме. А у нас в школе физрук и то женщина, — Милана Вадимовна бросила строгий взгляд на мою руку, непроизвольно потянувшуюся за тортиком. — Ну куда ты всё ешь и ешь? Побереги фигуру, она тебе ещё пригодится.

Я вздохнула и отдёрнула руку.

Не понимаю, как им удаётся так держать себя в узде? У моих подруг стальная силища воли и железная самодисциплина. Я тоже временами сижу на диетах, но иногда срываюсь. Сегодня именно такой день. Скучища.

— Червовая масть — значит женатый, — подытожила Татьяна. — Ты же с женатыми отношения не заводишь?

— Не завожу — принцип, — подтвердила я.

— Правильно, Машка. Любовь — это не колхоз. Зачем мужчину, как быка, делить с другими коровами? — Милана была беспощадна в своих изречениях.

Я почувствовала себя на десять килограммов больше нормы, но подруга явно имела в виду не это. Или это?

Тортик ехидно мне улыбнулся.

***

И тут у калитки невесть откуда появилась незнакомая бабуля. Симпатичная такая бабушка, аккуратненькая. В светленьких брючках и кофточке, в необычайно легкомысленной шляпке с широкими полями и с красными атласными розочками, с маленькой, украшенной белым кружевом сумочкой в руках. Такая свеженькая и чистенькая, как ангел.

Попросила у нас водички попить, и была приглашена на кофе и тортик.

Никогда её до этого дня не видели и после тоже.

Слово за слово, оказалось, что гостья Раиса Степановна умеет гадать на кофейной гуще. Такой экзотики нам явно не хватало.

Это было что-то новенькое и ещё никому из нас не надоевшее.

Естественно, мы сразу же выстроились в очередь на такое гадание.

Был сварен густой кофе. Вдумчиво выпит. Опрокинуты на блюдца чашки. И натянуты нервы. Все терпеливо ждали своей очереди.

Три взрослых женщины с высшим образованием надеялись, что гадалка и кофейная гуща решат их дальнейшую судьбу.

Бабуля взяла первую чашку Миланы, долго её рассматривала и торжественно сообщила:

— Выйдешь замуж в тридцать лет за директора.

— И всё?! Мне же ещё и двадцати семи нет? — Милана забеспокоилась.

— До этого времени ничего не стоящие интрижки, — доверительно склонив голову, с пониманием всей безнадёжности ситуации вынесла свой вердикт гостья.

Мне стало жаль подругу, но ведь ещё неизвестно, что ждёт нас с Татьяной.

— А брак хоть удачный будет? — спросила Миланка.

— Будешь жить в большом достатке. Родишь дочь. Муж будет тебя любить, — успокоила гадалка.

— Ну хоть в этом повезёт. Ладно, Миланка, не расстраивайся. Зато до свадьбы теперь нагуляешься, — сказала Танюха и нервно кашлянула.

— Директор… Школы? Холостой? Я в фантастику не верю.

Милана не верила не только в фантастику, но даже в художественную литературу вообще.

— Милана, почему обязательно школы? — Татьяна неопределённо взмахнула рукой.

— А где я ещё кроме школы бываю?

— Может, директор фирмы, завода или ресторана… — я попыталась развить мысль.

Тем временем бабулька взяла чашку Татьяны. Взглянула в неё раз, подумала, посмотрела снова. Татьяна беспокойно заёрзала на стуле. Будучи бухгалтером на предприятии, она скорее могла рассчитывать на брак с директором, чем наша подруга-учительница.

Но Раиса Степановна, подробно изучив замысловатые потёки кофейной гущи, торжественно заключила:

— Родишь сына… Выйдешь замуж три раза. В двадцать девять, в сорок пять и в шестьдесят. Все три раза по любви. Все три брака будут счастливые.

— Мужья богатые?

— Да, деточка.

— А я не промах! — победоносно заявила Танька.

Как истинный представитель практического романтизма она должна была получить от жизни любовь и богатство по умолчанию.

Пришёл мой черёд. Я внутренне вся сжалась и приготовилась к алым парусам, уже представляя себе большую и светлую любовь в моей жизни.

Бабулька посмотрела как-то странно в мою чашку, потом на меня и сказанула:

— Выйдешь замуж за первого встречного.

Я поперхнулась и закашлялась. Милана и Татьяна в шоке переглянулись. Прямо так и заявила, как в сказке, мол, выйдешь замуж за первого встречного.

— И-и? — я вопросительно уставилась на гадалку.

— Больше ничего не вижу, милая. Устала, видно.

Бабулька-ангелочек не сказала мне больше НИЧЕГО.

Вот прямо хоть на улицу не выходи. Я самая пострадавшая после моего развода. И тут — на тебе.

— Ну, ты даёшь! Год как развелась, и снова из огня да в омут, — удивилась Танька.

— Ой, да не верю я во все эти гадания, — заявила Миланка.

Ей легко говорить. До тридцати лет времени ещё целый вагон. А тут такой риск. Целый год держусь подальше от неприятностей и большой любви одновременно. И вдруг за первого встречного.

Даже не знаю, хотелось бы мне, чтобы это предсказание сбылось или не сбылось. От предчувствия любви в скором времени приятно разливалось тепло по всему телу, а от воспоминаний о возможных жизненных неприятностях бросало в дрожь.

Бессмысленно было додумывать по любви я выйду замуж за первого встречного или нет, потому что моё замужество без любви я себе даже представить не могла.

Бабуля, между тем, поблагодарила гостеприимную хозяйку сада и нас за компанию, попрощалась и вышла за калитку.

Больше мы её не видели.

По закону жанра все феи и гадалки должны появляться непременно вот так неожиданно из ниоткуда и исчезать бесследно и навсегда.

***

Я понимала, что хоть гадание может оказаться и неправдой, но теперь оно будет управлять моей жизнью и уж точно мыслями вне зависимости от его истинности и помимо моей воли, которой у меня даже на диету не хватало. Такое предсказание не забудешь, а следовало бы.

Взгляды подруг устремились на меня, как на подопытную. Впредь всё в их жизненных грандиозных планах, построенных на кофейной гуще, зависело от такой мелочи, как мой первый встречный.

Я сначала отшучивалась, но потом психанула и съела все оставшиеся три куска торта. Раз уж я пойду на такой риск, то их порции мне сейчас гораздо нужнее.

Подруги даже не пытались меня остановить. Они с пониманием отнеслись к этому вопиющему нарушению пищевого баланса.

Потом мы долго обсуждали возможность совпадений и вероятностей, сомневались в способностях бабульки, жалели себя, успокаивали друг друга, и порешили на том, что чему быть, того не миновать. И вообще, любое гадание — это сущая ерунда и выдумки малограмотных людей.

Правда, несмотря на все эти альтернативные версии, доводы и предположения, я на нервной почве съела ведёрко мороженого. Миланка достала его из холодильника и пожертвовала мне в качестве утешительного приза. В результате у меня разболелся живот и я осталась ночевать в доме у подруги.

Встреча с будущим мужем отодвигалась по состоянию здоровья на неопределённый срок.

Татьяна тоже не собиралась уходить и осталась из любопытства, так как рассчитывала выйти из дома Миланки вместе со мной, чтобы лично проконтролировать мою судьбоносную встречу с суженым.

***

Нравятся мне частные домики, дворики и сады. Просыпаться утром — одно удовольствие. Солнышко заглядывает сквозь шторы, а за окном природа с доставкой на дом.

Миланкины родители были в отъезде, поэтому уходить мы не торопились. Втроём скучать всегда веселее.

За завтраком мне повезло, Татьяне позвонил её знакомый, и она тотчас же растворилась в воскресных лучах утреннего солнышка. Улетучилась.

Миланка была по своей натуре равнодушной ко всему, что её напрямую не касалось.

Теперь мне можно было спокойно идти на встречу со своей судьбой, но страх мешал мне встать и уйти.

Лучше бы мы не гадали. Как я и говорила, такое не забудешь.

Мысленно я уговаривала себя, что всё вчерашнее гадание на кофейной гуще — это выдумки Раисы Степановны. Но выйти за калитку сегодня — это было шагом в неизвестность.

Если подумать, то отправляясь куда угодно, мы ежедневно делаем именно такой шаг. Рассудив по-философски, что сколько ни прячься, а первый встречный может сам постучать в дверь, я немного успокоилась.

Подруга отнеслась с пониманием к моей трусости и переделала кучу домашних дел, прежде чем я с ней распрощалась и отправилась к себе домой.

На прощание Миланка изрекла чью-то житейскую мудрость:

— Не трусь! Жениться и разводиться страшно только первый раз.

— Тебе-то откуда это известно?

— Завуч сказала.

***

Выйдя из Персикового переулка, я повернула направо. Долго идти не пришлось, первые встречные оказались супружеской парой.

Во дворе старенькой трёхэтажки, разворачивалась на моих глазах семейная трагикомедия.

Страстная длинноногая молодая брюнетка, размахивая руками, как актриса из испанского телесериала, кричала с балкона третьего этажа высокому стройному русоволосому парню, стоящему под окнами:

— Пропади ты пропадом, придурок! Иди туда, откуда пришёл.

— Позвони Максу. Говорю же, машина сломалась. Я трезвый, всё в порядке.

— Ага! Дуру из меня не делай. Не буду я никому звонить. Тоже мне алиби. Я не старуха и не толстуха какая-нибудь, чтобы мне лапшу по плечам развешивали сказочники. Видеть тебя не могу.

Она прытко заскочила обратно в квартиру и через минуту высунулась из открытого окна с охапкой мужских вещей, которые выбросила «за борт» на голову своему мужу.

Мужчина безнадёжно развёл руками:

— Зачем этот концерт устраивать? Хочешь расстаться, так и скажи.

— Ну ты и наглец. Это я концерт устраиваю? Посмотрим, что ты на это скажешь. — Кармен исчезла в квартире и через минуту снова появилась, но уже на балконе, театрально держа в вытянутых руках открытый ноутбук.

— Только не ноут! — успел крикнуть молодой муж.

Ноутбук камнем полетел с третьего этажа, ударился о землю, крышка отлетела.

— Ты понимаешь, что ты сейчас сделала? Ты уничтожила мой труд.

— И понимать ничего не хочу.

Я уже прошла мимо этой милой парочки, когда вдруг внезапно вспомнила о «первом встречном» и обернулась, чтобы посмотреть на несчастного. В этот момент он повернулся в мою сторону и, мельком глянув на меня, пошёл прочь от своего дома.

— Ты куда?! Вернись немедленно! Предупреждаю, если ты сейчас уйдёшь, то это конец отношениям. Я тебе этого никогда не прощу. Уходишь? Ну и катись! Ненавижу! — неслось ему вдогонку, дальше пошли нелестные отзывы о личности супруга и отборная брань на все лады.

Бранные слова так и сыпались. Надо сказать, что разгневанная молодая жена владела русским нецензурным языком в совершенстве, составляя необычные многоэтажные выражения виртуозно, в неожиданных сочетаниях. Подобные речевые конструкции я не слышала никогда. Если бы это было скандальное теле-шоу, то большая часть её длинного прощального монолога была бы запикана.

Молодой человек быстро обогнал меня и через сто метров повернул в соседний переулок.

Вот тебе и первый встречный — чей-то муж.

А чужой муж для меня — это табу, как запрещающий знак с черепом и костями: «Не влезай — убьёт!».

Я и сама от изменщика в прошлом пострадавшая, поэтому в чужие отношения не полезу, будь это хоть последний мужчина на планете. Даже разглядывать его не стала, пошла дальше.

Этот не мог быть моим «первым встречным», это была семейная пара.

Навстречу по тротуару шли старичок со старушкой. Что-то мне сегодня одни супружеские пары попадаются. Никаких первых встречных.

Я прошла ещё метров сто. На скамейке сидел не то наркоман, не то бомж. Он сегодня был первый одинокий, встреченный мной мужчина неизвестного возраста, на вид от двадцати до ста лет, с распухшим ощетинившимся лицом.

Этот тоже не считался.

Потом на моём пути попадались только женщины.

Из проезжающей, притормозившей иномарки высунулся молодой брюнет:

— Дэвушка, дэвушка… Ай, красавица!

Я даже не повернулась и слушать не стала, наоборот ускорила шаг.

Машина газанула и помчалась дальше.

Гадание на кофейной гуще оказалось лженаучной ерундой, в которую мы поверили, как в желаемое, за неимением действительного.

Глава 2. Первый встречный

Я чувствовала себя подопытной в таинственном эксперименте, устроенном мне судьбой и предначертанном кофейной гущей. Правда, мой опыт оказался неудачным. И я даже ощущала себя слегка виноватой, потому что не оправдала ожиданий подруг. Возложенную на меня миссию знакомства с первым встречным я провалила.

Татьяна была вне себя от возмущения:

— Надо было вместе со мной выходить! Так и знала, что ты всё испортишь.

— Таня, это была бы подтасовка. Смирись уже. Всё гадание на кофе оказалось выдумкой старушки, — сказала я, а самой было даже смешно вспоминать, как мы повелись на эту кофейную гущу.

— А может ты кого-то не заметила? Может кто-то на улице в отдалении стоял, за кустами или за деревьями?

— Нет.

— Тань, прекрати на неё наседать, — вступилась Милана. — Я же сразу сказала, что холостых директоров не бывает. Гадание — это чушь собачья.

— Ну, а этот муж? Симпатичный хоть был? — не сдавалась Татьяна.

— Приятной наружности, но чужой.

— Ой! Принципиальная. А этот на лавочке?

— Бомж? Ты ещё про деда спроси. Я сначала деда с бабкой встретила, а уж потом наркомана.

— Точно, Маша. Дед быстрее всех освободится, станет вдовцом, например, — Миланка сознательно подливала масла в огонь.

— Да, ну тебя! Мне такое будущее нагадали, что…

— Хватит, подруги. Гадание не сбылось. Будем строить свою судьбу своими руками, — сказала Милана Вадимовна тоном воспитательницы старшей группы детского сада.

— Милан, ну что ты за человек? Даже помечтать не даёшь. Машка всё на корню загубила. Мужик уже почти свободен был, могла бы подыграть.

— Как она могла подыграть? Собрать его вещи и дать ему ключ от своей квартиры? — Милана издевательски улыбнулась. — Не видать тебе, Татьяна, трёх богатых мужей. Выйдешь замуж за бедного инженера и будешь жить с ним на одну зарплату всю жизнь.

— Тьфу, тьфу, тьфу. Сама бы вышла?

— В школу на зарплату учителей инженеров не затащишь. Зачем мечтать о несбыточном? — Миланка вздохнула.

***

— Громова, как жизнь? Соскучилась?

— Привет, Миш, что тебе надо? Зачем звонишь?

— Что? Бывшему мужу уже и позвонить нельзя? Мы же остались друзьями.

— Это ты когда решил мне быть другом? Когда квартиру моих родителей делил? Сделай одолжение, не звони сюда больше.

— Грубая ты, Машка. Так и будешь одна без мужика всю жизнь. Неужели не соскучилась?

— Миш, ты что дурак? Прощай.

Я положила трубку. Телефон снова зазвонил. Я выдернула шнур. Зазвонил мобильный, я включила соединение и положила мобилку подальше от себя. Пусть Михаил разговаривает сам с собой, пока не закончатся деньги и терпение.

Завтра тридцать первое октября, а в моей жизни не произошло никаких ярких событий. Тишина и спокойствие, даже как-то скучновато.

У Татьяны появился богатый поклонник. Подруга летала влюблённая, счастливая, окрылённая.

Теория практического романтизма доказывала свою жизнеспособность.

Кофейная гуща потерпела полное фиаско.

В школьном коллективе Миланы никаких изменений по-прежнему не произошло. Теперь мы всё чаще оставались с ней на выходные одни. Татьяна была постоянно занята.

О гадании на кофейной гуще больше уже никто из нас не заикался и даже не вспоминал.

***

— Карпова совсем про нас забыла, вкушает любовь.

— Милан, её можно понять. Николай умный, красивый, успешный. Может быть, она о таком мечтала.

— Машка, ты серьёзно? Карпова мечтала? Да она составила перспективный план развития супружеско-хозяйственных отношений ещё со школы.

— А по-моему, Танька романтик, просто не признаётся в этом, — мне хотелось доказывать обратное.

Я чувствовала острую необходимость защитить романтику наших дней. Искала единомышленников, пыталась переубедить оппонентов.

— Нет в наши дни никакой романтики, Маш. Один быт.

— Ты не веришь в любовь?

— Любовь — это болезнь, а как известно, все болезни лечатся, от неизлечимых рано или поздно умирают. Любовь проходит. Здравый смысл надёжнее.

От таких заявлений у меня оставалось мрачное чувство безысходности.

Учителю ничего не докажешь, он всё знает лучше.

От Миланкиных умозаключений хотелось спрятаться, со страшной и непреодолимой силой потянуло к романтике.

Предсказание подействовало на меня, поселилось в отдалённом участке мозга, в который я старалась не заглядывать.

Кофейная гуща распространялась скрыто изнутри, как инфекция поселившаяся в организме, заражая каждую клеточку моего тела тягой к романтическим отношениям и светлыми лучами надежды.

Наступил инкубационный период — предчувствие любви, тайная романтика ожидания, пора надежд и веры в счастье.

Не было ещё ни одной видимой причины для подобного состояния души, но я чувствовала себя на пороге какого-то волшебства.

Тридцать первое октября всегда пробуждало во мне некую таинственную энергию.

И хотя с первым встречным мне не повезло, но ведь свет клином на этом предсказании не сошёлся. Гадалка могла навыдумывать небылиц, не разглядев чего-то очень важного в кофейной гуще.

Но где-то в жизни за поворотом моей судьбы меня обязательно ждёт любовь.

Захотелось вернуться к себе домой, съесть конфетку и выпить чашечку сладкого горячего чая, и лежать на диване, уютно укрывшись мягким пледом, читая книгу о любви, о простом человеческом счастье, о добрых и честных отношениях.

Миланкина диета таких вольностей не позволяла. Никаких сладостей.

А ведь сегодня волшебный вечер тридцать первого октября — «сладость или гадость».

***

Смеркалось. Холодный ветер закружил жёлтые листья. В свете фонарей они казались огромными порхающими золотыми бабочками.

Настроение изменилось в лучшую сторону, Миланкин критический реализм не мог мне больше испортить сегодняшний вечер.

Я впала в состояние крайней задумчивой романтики и неясных мечтаний.

Выйдя из Персикового переулка, я, как обычно, резко повернула направо и сразу же столкнулась с высоким стройным парнем.

Очутившись на несколько секунд в положении «уткнувшись носом» в крепкое мужское плечо, я почувствовала горячее дыхание, свежий запах алкоголя и морские аккорды хорошего одеколона. От волнения я затаила дыхание.

То ли лёгкий морской бриз его парфюма вскружил мне голову, то ли на меня так подействовала энергетика этого человека, но я попала будто под воздействие его магнетизма, меня притянула к нему неведомая сила.

Сначала словно пронзило током и в следующий миг стало так уютно и тепло, что я внутренне сразу потерялась. По телу пробежали приятные волны, и я несколько секунд медлила, испытывая забытые ощущения истомы и возбуждения одновременно.

Парень тоже застыл, как вкопанный.

Его близость была такой волнующей, словно поток положительной энергии этого человека перенаправился прямо от его сердца к моему.

По-моему, он тоже это почувствовал. Казалось, что прошло несколько секунд, прежде чем я сделала первый шаг к отступлению, прохожий отступать даже и не собирался.

Испугавшись этих своих ощущений, я резко сделала шаг назад, оступилась, пошатнулась и потеряла равновесие, подвернув левую ногу и вскрикнув от боли.

Меня уверенно и ловко поймали за плечи сильные мужские руки, не дав мне упасть в огромную лужу. То-то было бы зрелище.

Очень нежное прикосновение рук незнакомца активизировало во мне женскую энергию, а дремавшие до сей поры тончайшие струны моего тела завибрировали, отвечая на его мужскую жизненную силу, внезапно в моём солнечном сплетении всё затрепетало.

В это мгновение появилось ощущение, что мы соединились в этом мире в одно целое, и всё вокруг, включая нас самих, пребывает в полной гармонии с Космосом.

Объятия были такие приятные, что захотелось в них остаться надолго, может быть, даже навсегда.

Всё это наваждение длилось всего несколько нескончаемых секунд, а казалось, что целую вечность.

— Извините, — сказал приятный баритон, который сразу проник прямо в мою душу.

О! Голос был такой волнующий, такой знакомый…

Я подняла голову и увидела мужа Кармен, «первого встречного». От возмущения я даже задохнулась.

— Вы тут абсолютно не при чём! Я сама виновата. Уберите, пожалуйста, руки.

Мужчина выпустил меня из объятий и вежливо посторонился. Я попробовала сделать шаг, но острая боль в щиколотке не дала мне такой возможности, и я снова пошатнулась. Левая нога идти не могла. Я была в шоке, как это глупо.

— Вам помочь?

На меня смотрели тёмно-серые глаза женатого молодого мужчины. Он был красив. Правильные черты лица, прямой нос. Короткие русые волосы растрепались на ветру.

— Нет. Я сама.

— Ну, хорошо-хорошо, вы сами.

Он стоял и смотрел на меня с любопытством. Я снова попыталась сделать шаг и вскрикнула от боли. Незнакомец глянул на меня серьёзным взглядом и предложил:

— Давайте я посмотрю на вашу ногу?

— Вы врач?

— Нет, но если это что-то серьёзное, то вызовем скорую.

Не дождавшись моего согласия, он быстро присел на корточки и расстегнул молнию на левом сапоге. Я послушно опёрлась рукой на его плечо.

Он ощупывал мою лодыжку осторожно и нежно своими красивыми длинными пальцами, а по моему телу побежали предательские мурашки и волны блаженного тепла. Я совсем смутилась. Этого не должно было быть.

Снова застегнув мой сапог, он сообщил:

— Ничего серьёзного. Обычное растяжение, даже вывиха нет.

От этого было не легче. Идти я не могла, поэтому просто молчала, соображая, что если вызову такси, то водитель покрутит пальцем у виска, ехать всего два квартала. Мужчина будто прочитал мои мысли.

— Давайте я вам помогу дойти. Если вы позволите… или могу вызвать такси.

— Я живу совсем рядом.

Я назвала свои улицу и номер дома, и в следующий миг незнакомец легко поднял меня на руки, даже не спросив моего на то согласия.

Меня как будто закружило в волнующем вихре нахлынувших внезапно приятных ощущений, и я доверчиво прижалась правой щекой к его плечу, рукой обнимая его за шею и чувствуя себя преступницей, потому что устроилась очень удобно на руках у чужого мужа. Я молчала и даже не сопротивлялась, так было надёжно ехать у него на руках.

Почему он мне такой близкий? Такой близости я не ощущала никогда и ни с кем, даже рядом со своим бывшим мужем.

— Меня зовут Владимир. А вас?

— Мария.

— Красивое имя.

Я решила промолчать и не поддерживать разговор, ситуация и так была для меня из ряда вон выходящая.

Женатый мужчина несёт меня на руках, но хуже всего то, что мне это нравится. Как я низко пала! Мы двигались мимо дома его скандальной жены.

Словно зачарованная я смотрела на его красивый правильный профиль. У меня закружилась голова, и я боялась пошевельнуться.

Прижавшись к нему, я вдыхала приятный аромат его парфюма, и даже слабый запах алкоголя меня не раздражал. В этом мужчине было приятно всё.

Вот что значит длительное состояние одиночества. Готова повиснуть на шее у первого встречного.

Шея у него красивая. О, Боже! Ну почему мне так не везёт? Почему он такой близкий, но чужой? Долой эти мысли!

Что он недавно пил? Водку?

Мария, возьми себя в руки! Ты ведь не хочешь влюбиться в женатого алкоголика? Он — чужой муж, хоть и чертовски красивый. Сосредоточься сейчас на том, что ты не выносишь пьющих мужчин.

Не выношу? А этот почему-то приятен. И кажется таким уверенным в себе и надёжным…

— Вы мне как будто знакомы? Где я мог вас видеть раньше?

Только не это. Надо срочно дать понять…

— Нет, вряд ли.

— Вы не слишком разговорчивы, Мария.

Я молчала, чувствуя, что пропадаю. Год спокойной жизни не прошёл зря. Любовные раны залечены, и вот плыву по течению, и меня уносит всё дальше и дальше с каждым его шагом.

Владимир. Имя мне нравилось, лучше бы его звали как-то по-другому.

— Какой подъезд?

— Крайний, то есть первый.

— Понятно, значит, уже приехали.

Я достала из кармана ключ от домофона.

— Поставьте меня, пожалуйста, на землю. Спасибо, Владимир. Дальше я сама, — было очень приятно произносить его имя, надеюсь, что он этого не заметил.

Мужчина осторожно опустил меня на землю и спросил:

— Решили прыгать по лестнице на одной ноге, потому что вы меня боитесь?

Какая же я глупая. А ведь и правда, почему я так без оглядки и слепо попала под очарование этого «первого встречного»? Может, он негодяй или даже маньяк. Женатые маньяки тоже бывают, наверное.

— Вот ещё. Не боюсь я вас нисколечко.

В эту минуту дверь открылась, и из подъезда выбежали двое соседских мальчишек лет двенадцати.

— Ну, раз не боитесь, тогда поехали, — сказал Владимир, легко подхватил меня на руки и решительно шагнул в подъезд. — Какой этаж?

— Пятый. Лифта нет.

— Кто бы мог подумать?! — сказал он шутливым тоном и расплылся в улыбке. — Никогда ещё не приходилось нести девушку на руках до её квартиры.

— А до своей?

Зачем я это сморозила? Сама не знаю.

— И до своей.

Врёт и не краснеет. Небось, жалеет уже, что предложил свои услуги, я отнюдь не пушинка. Шестьдесят пять килограммов, пять из которых лишние. Стыдобище. И это при моём росте сто шестьдесят пять сантиметров. Толстуха.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 122
печатная A5
от 428