электронная
248
печатная A5
551
18+
Роман о сексе или о любви?

Бесплатный фрагмент - Роман о сексе или о любви?


Объем:
244 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5004-5
электронная
от 248
печатная A5
от 551

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Ира ГУТ 18+

РОМАН О СЕКСЕ ИЛИ О ЛЮБВИ?

часть 1

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ. Не суди ее строго — автора и героиню сего творения. Мне не удалось отговорить ее от мысли отдать эти строки в печать. Мои доводы по поводу нецелесообразности оголения души на всеобщее обозрение не были услышаны, и отвергнуты на корню. Я пыталась убедить ее, что автобиографичный роман с философскими отступлениями может отпугнуть избалованного читателя. Она же настаивала, плакала и умоляла, ссылаясь на то, что читатель непременно поймет и примет ее такой, какая она есть. Аргумент, скажу, так себе. Но я сдалась. Беру на себя ответственность и смелость, не подвергнув редактуре, представить на ваш суд роман — биографию моей героини. Ее мысли оформлены на бумаге так, как они родились в ее голове. Ее язык не отличается профессионализмом прожжённых писак. Она творит без стеснений и цензуры. Она изливает на бумагу свою жизнь без прикрас и гипербол. Я бы назвала жанр ее работы философской реалией с долей романтизма, присущего либо молодости, либо женщине. В ее случае — и того, и другого. Чем это произведение станет для тебя, не берусь даже предполагать. Но мы обе желаем тебе приятного времяпрепровождения наедине с этой книгой.

Посвящается лучшим существам на Земле,

умеющим дарить радость и разочарование, наслаждение и боль,

любовь и ненависть…

МУЖЧИНАМ….всем и каждому…

ПРОЛОГ

Ты со мной незнаком. Ты не видел меня никогда. А может быть, видишь каждый день, просыпаясь рядом со мной. Твоя или ничья? Далекая или близкая? Я люблю или изображаю любовь? Я черпаю вдохновение в тебе. Я меняюсь в лучшую сторону, когда ты покидаешь меня. Убедившись, что ты — только мой, я расслабляюсь и теряю тебя. Я — порождение алогичности. Я — женщина.

Я прочитала «50 оттенков серого» и посмотрела одноименный фильм. И мне стало скучно. А потом узнала, что кассовые сборы этого «шедевра» побили рекорд Гарри Поттера. Стало веселее. Вспомнила, с каким упоением читала том за томом истории о «мальчике, который выжил». С каким трепетом и неподдельными переживаниями следила за этой историей на экране. Пришла к выводу: мир узнал и полюбил Гарри за чудеса. Видимо, в то время обществу не хватало веры в чудо. Поэтому и книги и фильмы стали так актуальны у любой возрастной аудитории. Но несколько лет назад мир потрясли «50 оттенков». Посредством логических умозаключений делаю вывод — миру не хватает секса! Весело… Открыв рот, читать и смотреть все это кинулись люди, вроде бы ограниченные только собственной фантазией, живущие в свободном обществе, не знающем рамок, особенно «за закрытыми дверями» — в спальнях, на огромных кроватях, кушетках, диванах… Почему же тот аспект жизни, который стал таким доступным и открытым, идеализировался? Культ секса. Хм, звучит неплохо.

Мы говорим о сексе на каждом шагу. Мы говорим со знанием дела, ухмыляясь и эротично потягивая сигарету. Мы со страстью читаем постельные сцены в заграничных романах, свято веря сюжету. Как тут не поверить истории жизни главных героев, если трахаются они очень правдоподобно. Да, миром правит секс. Давайте это признаем. Планета Земля держится на сексе. Может, потому и вертится…

Я сейчас не говорю о нашей с вами природе, о том, что именно секс дает нам потомство, так как дети — это последнее, о чем мы задумываемся, занимаясь любовью. Даю руку на отсечение, что каждая женщина произносила в самый «ответственный» момент: «только не кончай в меня!». И любой мужчина подтвердит, что много раз слышал это изречение от партнерши по кровати. Да и самому не очень-то и хотелось семяизвергаться «туда». Потому что он хочет просто трахаться и кончать, а не менять вонючие памперсы.

Секс — это удовольствие. И это основная причина, по которой мы имеем друг друга. Но вернемся к размышлениям о «высоком» — об искусстве.

Итак, сравнив два кассовых кино — лидера, я нашла в них нечто общее: и то, и другое — это красивая сказка. Утверждаю! Хоть и тысячи девушек в мире, прочитав и посмотрев «50 оттенков» сейчас смачно плюнут в меня. Ведь каждая ждет принца и каждая надеется, что и на ее долю выпадет один мультимиллионер — Аполлон, с которым она будет счастлива до конца дней своих. Ах, да, а еще он будет первым и единственным. И где ж напасешься на вас всех этих самых красавцев — богачей, рыщущих по спальным районам в поисках девственниц? Да и жениться они предпочитают на особах из своего окружения. Это часть бизнеса, девочки. Итак, повторюсь, это сказка. Красивая, томная, заставляющая промокнуть, сказка. А где реальность? Вот она. Только 1—2% девушек выходят замуж за своего первого мужчину. Обычно женятся опытные пары, нагулявшиеся и понадбившие шишек за свою личную жизнь. Ах, да, забыла, еще женятся «по залету». Когда в порыве страсти все же забыла сказать — «Не в меня!», а он так увлекся, так хотел, что не сдержался и не успел вынуть. Но дети — это святое, не смею даже разглагольствовать о них на страницах книги, которая о похоти и сексе, о философии двоих в кровати, о разнообразии и опыте, об удовольствиях и их имитациях.

50 оттенков одного мужчины пусть исследуют «избранные», а мы — люди реальные и земные, прошедшие и неудачную первую любовь, и немного беспорядочной половой жизни, вспомним 50 своих первых ощущений, 50 своих историй. Книга о пятидесяти моих мужчинах, которые побывали на мне, во мне, кому как угодно. Мужчинах, владеющих моими телом и душой, таких разных, таких уникальных, таких похотливых и смущенных одновременно… моих — РЕАЛЬНЫХ и подаривших мне самое главное — умение быть желанной, быть раскрепощенной, подаривших мне огромный опыт. Благодаря этим учителям и их урокам удовольствия, я смело вышла замуж и мой муж — самый счастливый мужчина на свете. Не думайте, я сейчас не начну нахваливать свои умения в области интима. Я не об этом. Мой муж точно знает — я никогда ему не изменю. Я не пойду налево. Я видела там все и даже больше. Некоторым бы хватило на добрый десяток жизней. Поэтому, за новыми ощущениями и эмоциями мне точно не туда. Зато мой муж — избранный, ведь он удостоен на себе ощутить и прожить все то, чему я научилась благодаря Вам, мужчины. Надеюсь, меня простит за это откровение мой второй любимый мужчина — мой сын.

Здесь не будет имен, никаких конкретных названий и точных мест, длинных диалогов и красивых описаний природы. Аналогии, типажи и сходства пусть каждый ищет для себя сам. Итак, 50 разноразмерных членов, 50 вкусов спермы, 50 личностей, 50 персонажей, 50 раз впервые, 50 моих первых мужчин.

Героиня этой реалии.

ПЕРСОНАЖ №0. Ни в счет…..

Мне 27 лет. Все как у всех. За плечами школы — общеобразовательная и музыкальная, два диплома — оба красные (мысленно глажу себя по голове), которые вряд ли пригодятся мне в жизни. Хотя народная легенда гласит: « Получи высшее образование и твой диплом обязательно поможет тебе в жизни!». Работа по профессии, уныние, разочарование в настоящем и призрачные надежды на будущее. Постоянные терзания о предназначении тебя как человека и личности на этом свете. Попытки нащупать предпосылки своей миссии на Земле. И, в конце концов, сжирающая тебя снаружи и изнутри бытовуха, сверхзадачей которой является заключение тебя в оковы бытия и присуждение звания «белка в колесе», которую волнует только одна задача — чтоб не пустовал холодильник. Но при этом ты твердо уверена, что жаловаться не стоит, ведь так живут все. Не жалуюсь, но искренне недоумеваю: неужели в этом смысл жизни — быть рабом бумажек, которые люди красиво назвали «деньги»? нет-нет-нет, ни об этом!

Сколько помню себя до девятого класса, зашуганная, с крайне низкой самооценкой девочка — слишком худая, слишком высокая, помешанная на учебе. Не особо разговорчивая, стесняющаяся своего роста, потому что в классе была наравне с мальчиками (с годами только поняла, что была полной дурой, недооценивая достоинств). А еще проживающая каждый день — день сурка: школа — дом — школа — дом. Ни гулянок, ни хриплых обжиманий на лавочках, ни ночных поцелуев в грязных подъездах. В общем, бесполезные 15 лет никчемной жизни. И еще… безнадежно влюбленная в НЕГО — персонажа номер 0 — красавца — одноклассника с широкими плечами, с ослепительной улыбкой, с накаченной попой. (Всегда считала эту часть мужского тела самой привлекательной). Вспомним, как это было у меня, а, может, и у тебя…

Невольно перехватывает дыхание, когда ОН заходит в класс. Кровь сразу предательски ударяет в лицо, пульс зашкаливает, сердце выскакивает из груди. ЕГО ничего не значащее «Привет», небрежно брошенное всем одноклассникам, принимаю исключительно на свой счет. Одно слово, вылетевшее из ЕГО умопомрачительного, сексуальнейшего рта равноценно для меня длинной беседе с НИМ наедине. Ближайшие два урока настроение у меня на высоте. И непередаваемая тоска, когда эти самые уроки подходят к концу, а значит, встреча с НИМ состоится теперь только завтра. Вечер в компании тетрадей, учебников и мыслей о НЕМ, которые не покидают больную девичью голову ни на минуту, ни на секунду. И так пять лет! Вот это была пытка. Первые эротические сны с ЕГО участием, а в реальности — пара фраз за пять уроков. Только ОН был негласной целью посещения мной школы. Нет, я при этом всегда училась на «отлично». Уж не знаю, как мне это удавалось. Наверное, подсознательно я хотела произвести на НЕГО впечатление, как бы говоря: «Заметь меня, посмотри, какая я умница». Так что причиной моей повышенной успеваемости также являлся ОН. С уверенностью могу сказать, какие там знания?! ОН — лучшее, что случилось со мной в школьные годы.

— Слушай, дай учебник, у меня страница вырвана, — неожиданно оборачивается ОН и обращается ко мне.

Впадаю в ступор. Туплю не по-детски. Даже не понимаю, что ОН там у меня попросил. Опять удары в висках, опять сердце отбивает бешеный ритм, опять краснею. Блин! Ну, нельзя же так! Это ж палево! «Дура!» — мысленно ругаю себя. ОН же всего — навсего просит книжку! Мне кажется, что прошла вечность, пока я привожу мысли в порядок.

— Ку-ку, — ОН щелкает пальцами по обе стороны от моего лица.

Я молча хватаю учебник со своего стола, руки не слушаются, я неловко роняю книгу на пол. Вот позорище! ОН в мгновение ока наклоняется за книгой сам, поднимает ее и тут же отворачивается. Я же сижу как обосранная, все пытаясь выровнять дыхание. Ладони сильно вспотели. Я утыкаюсь рожей в тетрадку, будто пишу там что-то важное, сама при этом нервно рисую ручкой круги на клеточном поле с такой силой, будто мне непременно нужно продырявить тетрадь до обложки. Вот, блядь, и пообщались… и так изо дня в день. То запнусь при НЕМ, чуть не расстелившись на полу у ЕГО ног, то, отвечая у доски, вдруг ловлю ЕГО взгляд, и напрочь забываю тщательно вызубренный дома материал. Легкая степень сада-маза, короче. Много раз задаю себе вопрос: «Зачем эти самоистязания?» Любишь? Скажи! Признайся! Ведь отрицательный результат — тоже результат. Хотя бы появляется ясность — нужна-не нужна. Нет ведь! Мучаю себя изнутри, разрываю сердце на кусочки, но молчу.

Домолчалась… удар, болезненный и отбивающий желание жить. С НИМ я впервые почувствовала, что такое ревность. Эти болезненные уколы, еще мучительнее, чем ЕГО невнимание. Хотя какие уколы? Это как удар топора по затылку со всей хлести! Ты даже не успеваешь ощутить боль, а организм уже понимает — это конец. Ревность сжирала меня и раньше, но в более щадящей форме. Девочки из класса, да и всей школы, никогда, в отличие от меня, не теряли возможности с НИМ пофлиртовать. Да и ОН всегда подыгрывал. Но все это безобидный флирт, ни к чему не обязывающий. А в девятом классе ОН начинает встречаться с моей лучшей подругой. С девочкой, которая по сей день остается единственной представительницей понятия женской дружбы для меня — примером и поддержкой. В ситуации с НИМ я ни в чем ее не виню. Я никогда не говорила ей о своих чувствах к НЕМУ. Когда я узнала о завязывающихся между ними отношениях, то искренне пыталась изобразить радость за них. Но теперь посещение школы стало для меня болью вдвойне. Ах, этот подростковый возраст, пубертатный кризис. Я ощутила его сполна, но надо отдать ему должное — настолько ярких переживаний, когда мозг и сердце отказываются сотрудничать, нет ни в одном возрасте человека. Время, когда посещают мысли о суициде, потому что ОН не с тобой, соперничающие с ощущением полного счастья оттого, что этот человек просто существует. А я существовала только те мгновения, когда могла украдкой исподлобья смотреть на занятиях на ЕГО широкую спину передо мной. И как я не прожгла своим взглядом в ней дырку, за столько-то лет?))

Я никогда не любила физкультуру. Откровенно говоря, ненавидела ее. Но наблюдать, как ОН отжимается, либо подтягивается, оголяя свои умопомрачительные плечи, было высшим блаженством. Нахождение ЕГО рядом со мной ближе, чем на метр, было чревато тянущим ощущением внизу живота, поэтому дольше десяти секунд я не выносила стоять рядом с НИМ. Позже, спустя годы, ОН задал мне вопрос: «Почему в школе ты бегала от меня? Никогда не поддерживала беседу, старалась уходить, как только я оказывался рядом?»

Уже с легкостью, с веселым беззаботным смехом, оставив все эти переживания позади, в прошлом, я отвечаю:

— Я боялась наброситься на тебя и трахнуть!

Да уж… в шоке была бы вся школа, если бы я, такая серая мышь, накинулась на первого красавца этой самой школы со страстным поцелуем. Этот поцелуй все же состоялся после окончания девятого класса. Но об этом позже…

Когда начались ЕГО отношения с моей подругой, я почувствовала себя героиней дешевой мелодрамы. Ну, нарочно не придумаешь. Любишь ЕГО, значит, любишь долгие пять лет, а тут — раз, и рядом с НИМ она — та, которую любишь, ценишь и уважаешь ничуть не меньше. И, не смотря на свой юношеский максимализм, и необъятную боль в груди, я поступаю, с моей точки зрения, мудро и единственно верно — я желаю им счастья. Если бы кто-то до этого момента сказал, что мне придется выбирать между любовью и дружбой, я посмеялась бы этому индивиду в лицо. А тут картина маслом — школьная дискотека, медленный танец, и они целуются. Земля уходит из-под ног, рушатся все мечты и планы. (О, как же мы, девочки, любим строить планы! Он тебе улыбнулся, а ты уже мысленно выбрала платье под венец и думаешь: «Два или все же три ребенка у нас будет?»).

Я себя переборола, честно приложив максимум усилий. Я выбрала счастье ее — девочки, которая мне дорога и которую я люблю по сей день. Никто и никогда не переубедит меня в одном умозаключении — мужчин будет много, лучшая подруга — одна! Большинство не верит в женскую дружбу, считая, что она заканчивается, когда на горизонте появляется мужик. А я верю — искренне. Наверное, мне повезло. Со школьной скамьи и по сей день мы вместе. Неважно, сколько тысяч километров нас разделяет, мы знаем, что мы есть друг у друга — подруги с большой буквы. Редко встречаясь, мы сидим, обнявшись, на кухне, и до рассвета пьем зеленый чай, без остановки разговаривая.

Однажды мне пришла мысль: будь я лесбиянкой, я бы не смогла представить рядом с собой иную женщину. Только эта девочка смогла бы сделать меня счастливой.

Я люблю эту молодую женщину за одну уникальную особенность — она катастрофически не умеет сплетничать. Да-да! Нонсенс, женщина, которая не перемывает кости другим женщинам. Нам всегда есть о чем поговорить, не обсуждая и не осуждая всех своих знакомых.

Вообще, я считаю, что мужчины бОльшие сплетники, нежели женщины. Просто они делают это открыто, в большой компании, преподнося сплетню как новость, которую и скрывать-то нет причины. Они не шушукаются и не говорят за спиной, но при этом обсуждают всех и вся. Еще и злорадно похихикивая при этом. Так что кто еще является обладателем кубка первенства в области сплетен, стоит поспорить.

Итак, ОН и она теперь вместе, в том далеком девятом классе. Два бесконечно дорогих мне человека. По вечерам я слушаю ее рассказы о том, как в их паре развиваются отношения, как ОН целуется, что говорит, когда провожает ее домой. Иногда слушая эти эмоциональные рассказы, я представляю себя на ее месте, но старательно прогоняю эти мысли, отмахиваясь от своего воображения, как от назойливой мухи. Я вижу в ее глазах счастье — такое чистое и невинное, счастье от переживаний первой любви. Не буду лукавить, иногда, по ночам, меня пожирает зависть, что моя подруга оказалась счастливее меня в своих первых отношениях. И не передать словами ту горечь, что моя первая любовь оказалась неудачной, неразделенной. Но, я думаю, я не одна такая. И многие, кто помнит свою первую любовь, сейчас поймут меня.

Я приучила себя видеть в своей жизни положительные моменты не в зависимости от того, как сложна ситуация. Плюсовый аспект этой истории в том, что я, оказывается, умею любить — самоотверженно, до мурашек. А ведь, согласитесь, не всех наградил Бог таким умением.

Да, это была односторонняя любовь, чувство без взаимности. Самый больной вид любви. Взаимность — главный критерий этого великого чувства, если говорить о нем, как о прекрасном. Если любовь не имеет взаимности — она не имеет смысла. Это лишь напрасные страдания, самобичевание и уничтожение нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются.

Школа благополучно окончена. Дальше — поступление в колледж. В параллель окончена музыкальная школа. Есть причины собой гордиться — обе школы завершены с отличными аттестатами. Шум вступительных экзаменов, заселение в общежитие, новые знакомства. Но, самое главное, разбегаются глаза от количества все тех же злосчастных Аполлонов — красавцев, подобных моему кумиру. Посещает мысль: «А жизнь-то не так уж плоха… Да нет! Жизнь удалась!» Наличие множества абитуриентов — молодых людей, поступающих, как и я, в колледж, не может не радовать. Моя любимая девочка поступает вместе со мной. Она до сих пор встречается с НИМ. Я уже, переболев, переключаю себя на новый объект. Угадайте, на кого похож этот милый мальчик с огромными глазами? Правильно говорят, влюбляемся мы в жизни один раз, а после ищем похожих. За рутиной подготовки к экзаменам упускаю из виду момент начавшихся разногласий в драгоценной мне парочке. В это время я осознаю, что мое стеснение по поводу роста и фигуры куда-то улетучивается, так как вижу наличие здесь девушек еще выше меня и, к тому же, гордящихся своим ростом. Начинаю отмечать долгие взгляды мужчин, провожающие меня и как шлейф следующие за мной. Здесь легче дышать, чем в школе, отмечаю я про себя. Бегу поделиться своей новой симпатией с подругой и нахожу ее в «разбитом» состоянии на лавочке у общежития. Сердце екает, падает в пятки. Ох, как знакомо это щемящее чувство.

— Что случилось, солнышко? — Я напугана не на шутку.

— Мы расстались. — Обреченно произносит она.

— ??? В смысле? — Не нахожу ничего «умнее» этого вопроса в своей голове.

— Он мне признался, — она начинает всхлипывать, — что был со мной, лишь бы быть поближе к тебе…

Пауза. Долгая пауза. Наверное, мой открытый рот. Не знаю, не видела себя со стороны. Мучительная пауза. Если убрать матерки в моей голове, проносящиеся со скоростью света, то я в этот момент ни о чем не думала.

— Что, блядь!? Что ты несешь? — Толи шепотом, толи криком изрекаю я.

А она плачет и смеется одновременно. Я понимаю, что это истерика. У меня же нет ни слов, ни эмоций. Шок. Ступор. Какие-то бредовые мысли проносятся в голове, но уловить их за хвост не успеваю. И тут ее рыдания резко прекращаются. Она замолкает и сидит несколько секунд в немом оцепенении. Вдруг она резко устремляет свой взгляд куда-то в глубину моих до сих пор выпученных глаз. Следующая ее фраза, как обухом по голове, моей, между прочим, голове:

— Если вы будете встречаться, я не обижусь. — Пауза. — Он тебе нравится? — Она спрашивает отрешенно, безразлично как-то. Я понимаю, что не ошиблась в выборе лучшей подруги.

— Нет! — Почти кричу я. — Конечно, нет!

И, между прочим, говорю в этот момент абсолютную правду, потому что уже отпустила историю, пережгла ее в себе. Только шрамик на сердце остался, но он давно не болит. Лишь иногда реагирует на погоду, немного ноет в дождливые вечера.

— Он сегодня придет сюда. — Мда, новость не лучше первой.- Он хочет поговорить с тобой.

В этот момент мне кажется, что я вообще потеряла связь с реальностью, но в голове только одна злостная мысль: «Как он мог? Как он мог так с НЕЙ поступить?» И этого козла я любила!

Я плюхаюсь на скамейку рядом с моей любимой девочкой и крепко ее обнимаю. Мы вместе взахлеб плачем. Наверное, она — от обиды, я же очищаюсь, потому что странно чувствую себя виноватой перед ней. ОН мне не нужен. Или… нужен? Голова закипает как новый чайник — бурно, интенсивно, с паром и горячими брызгами.

— Почти полгода…, — всхлипывает она. Слова еле разборчивы. — Я же… люблю его… уже полгода… Ты можешь представить?

«Пять лет, милая» — думаю я, молча гладя ее по голове.

Все в мире относительно. Ей кажется, что это долгий срок, зря потерянное время. Пять месяцев. А я застряла в НЕМ на пять лет. Эти мысли проносятся моментально, а вслух я говорю — резко, отрывисто, чтоб привести ее в чувства, при этом продолжая гладить ее в одном темпе по голове:

— Прекрати реветь! — Мой голос жесткий, низкий, максимально интонационно без эмоциональный. — Ни один мужик не стоит твоих слез! Их — этих бездушных особей — будет много, а ты у себя одна. Он еще пожалеет. Прибежит, но будет поздно. (Господи, что я несу?)

Странно, но мой назидательный тон ее успокаивает. Она расслабляется на моем плече, всхлипывания становятся тише и менее интенсивными. Лишь ее хрупкие плечи иногда подергиваются от остаточных переживаний. Мы сидим так долго. Я потеряла счет времени. Я слушаю ветер в верхушках деревьев. Мимо пробегают студенты со счастливыми лицами, выражающими одно общее — свободу. В воздухе пахнет листвой, тополями, начавшимся летом. Лето на Урале приходит поздно, а заканчивается рано — как осознание неразделенной любви. Вдруг вспоминаются строки песни — «Лето — это маленькая жизнь…». Чувствую себя сумасшедшей. Мне страшно хочется петь. Это странное желание трудно побороть. Я крепче прижимаю к себе эту девочку, которой больнее, чем мне. Ведь, наверное, легче пережить безответную любовь, чем сначала чувствовать себя любимой, а потом быть брошенной — резко, внезапно, безжалостно. Сколько за свою жизнь потом я узнаю «низких» расставаний, сколько увижу примеров некрасивых разрывов. Мне искренне будет жаль всех этих девочек, с которыми расстались по смс, оставили записку на стикере, просто добавили в «черный список» в социальных сетях. Эх, мужчины, если вы хотите расстаться — расставайтесь, никто не заставляет вас быть с нелюбимой, но прошу вас! оставайтесь человеками!

Никогда не забуду расставания со мной одного персонажа. Ресторан, свечи, скрипка, цветы. Я уже ненароком подумала, что мне сейчас сделают предложение, которое хотят услышать все молодые девушки. Да и немолодые тоже. Надо отдать должное этому мужчине.

— Я перегорел. Зато это честно. Давай расстанемся. — По-мужски так, скупо на эмоции и без подготовительных дифирамбов.

И вы знаете, мы отлично поужинали после «официального» расставания. Да, потом была ночь слез в подушку, но зато плакала я сытая. И в вазе красовался прекрасный букет. По крайней мере, я не чувствовала себя ущербной. Больше того, с этим персонажем мы общаемся до сих пор, как друзья. Он довольно удачно женился, у него растет пара милых ребятишек.

Расставайтесь, если чувствуйте прохладу в душе. Не тяните и расставайтесь. Чувство не возникнет заново, если уже ушло. Но делайте это красиво, из чувства уважения к СЕБЕ. Да-да, в первую очередь, к себе. Достойный, самодостаточный человек и уходить должен достойно. Уходить по-английски — это не по-джентельменски! Держите марку, мужики, до конца.

Выше приведенная история — это будущее, а в настоящем я, наконец, беру подругу за руку и тихонько говорю:

— Солнышко, пойдем, зайдем в общагу. Поставим чайник, я напою тебя зеленым чаем. Неее, хочешь, напьемся?! Нашего любимого — красного полусладкого? Как мы с тобой пьем, дак бутылки на неделю хватит. В запой? — Как можно бодрее задаю я вопрос.

Она всхлипывает, но улыбается.

— Ну, вот и хорошо…

ОН пришел в этот же вечер, как и обещал ей. Но пришел уже ко мне. Я не успела обдумать, что я буду говорить, потому что весь вечер провела с ней — той, которой было хуже, чем мне. Я лишь успела прийти к одной мысли: стоит только позабыть о любимом мужчине, как он вновь материализуется на твоем горизонте. Эта мысль еще много раз возвращалась ко мне в жизни, а вместе с ней мною когда-то любимые мужчины — предатели. Ах, да, еще осознание одного момента настигло меня в этот день: я ненавижу ждать! Это еще мучительнее, чем безответно любить. Хоть это понятия не одного порядка, но все же захотелось сравнить. И вообще, если ОН мне больше не нужен, то какого черта я так нервно жду вечера?! Почему так тянется время… Я каждые 15 минут смотрю на свои аккуратные, позолоченные наручные часики. Мне дико интересно, что ОН будет говорить. Я жду ЕГО, как человека свободного от отношений? Или жду «убийцу» души своей подруги?

Время тикает. Шесть вечера… потом семь. Я нервничаю уже заметно. Сгустки эмоций, бурлящие внутри меня, начинают вырываться наружу. Я опять тереблю кутикулу пальцев рук, до крови отрываю кожу у ногтей. Мои движения дерганные, резкие. Я не могу сидеть на месте. Хорошо, что подруга от переизбытка сегодняшних переживаний эмоционально вымоталась, и, напившись валерьянки, спит. Если бы она бодрствовала, то наверняка заметила, что я откровенно ЕГО жду. Пять прошедших лет дают о себе знать. Себя не обманешь.

Почти восемь вечера. Чтобы как-то отвлечься, я сижу за столом и гадаю на клетчатом листке бумаги. Вы, наверняка, знакомы с этим незамысловатым девичьим гаданием. Пишется твое и его ФИО полностью. Потом одинаковые буквы в ваших именах и фамилиях зачеркиваются. А потом рисуются непрерывные линии. Сначала его, а потом твоя, наложенная сверху. Зачеркнутые буквы — это полосы горизонтальные: одна буква — одна клетка; буквы не зачеркнутые — полосы по диагонали вверх — система та же. Таким образом, пересечения ваших линий в точке — встречи, отрезки совпадающие — ваше время, проведенное вместе. Вся эта кривая — линия жизни. Вот и делаются выводы — длина совпадающих полос — длина ваших отношений относительно всей протяженности жизни. Если в конце линии вообще сходятся, значит, быть вам вместе до гробовой доски. Смешно это все… но по юности свято мне в это верилось. Хм, у нас лишь пара пересечений в точках, и несколько клеточек вместе. Зачем я гадаю на НЕГО, (причем не в первый раз) если решила, что никогда не буду с НИМ? Или все же не решила? Да, я — истинная женщина, сама не знаю, чего хочу. Мои манипуляции прерывает стук в дверь. Она скрипит и из-за нее высовывается лицо одного из первокурсников.

— Там к тебе пришли, на вахте.

— Ага, спасибо, — упавшим голосом отвечаю я. Но лицо уже исчезло в дверном проеме, не дождавшись благодарности. Сердце падает куда-то в район левой пятки. Медленно соскребаю себя со стула и с дрожащими руками спускаюсь вниз по лестнице. Один пролет… другой… вот я внизу. «Соберись, соберись, тряпка!» — мысленно уговариваю я себя. Хотя нет, скорее приказываю, потому что уговоры уже не действуют. ОН стоит внизу, небрежно опираясь об стойку ресепшена. Видит, как я спускаюсь. Как всегда хорош, даже неотразим. Улыбается во весь рот. Кривлю в ответ что-то похожее на улыбку. Думаю, что гримаса моя получилась запоминающаяся. Вот бы обладать умением видеть себя со стороны. Мне кажется, что я выгляжу крайне глупо.

— Привет, — я изображаю удивленное лицо. Надо сделать вид, что я ничего не знаю. Эх, в актрисы меня не возьмут, — а Н… спит у меня в комнате.

— Я не к ней, — небрежно перебивает ОН меня. И вдруг… целует меня в щеку. Опять бешено стучит сердце. Так близко ОН никогда еще не был.

— Выйдем, поговорим? — И, не дождавшись моего согласия, разворачивается и выходит.

Я молча киваю, ковыляя за НИМ на ватных ногах. ОН открывает передо мной дверь. Делаю шаг, будто к средневековой виселице. Мы на крыльце. ОН, не делая паузы, начинает разговор. Кровь стучит в висках, и я плохо разбираю, о чем ОН говорит.

— Мы расстались с Н. — теперь ОН делает паузу. (Козел. Не расстались вы, а ты ее бросил!)

Подыграть этой дешевой мелодраме уже не удается, изобразить удивление у меня не получается. Стою, смотрю куда-то поверх НЕГО или сквозь НЕГО, короче, главное, не в глаза. ОН же, напротив, пилит меня своими умопомрачительными глазищами.

— Я предлагаю тебе встречаться со мной. Ты мне нравишься, — вот так, без лишних слов и дифирамбов в мою честь. — Ты как?

Воздух тяжелеет. По-моему, я ща грохнусь на этот бетонный пол. Мое затянувшееся молчание ОН расценивает по-своему.

— Я знаю, что совсем тебе не нравлюсь. Ты всю школу меня игнорила. Но, может, все же попробуем? — ОН заискивающе смотрит мне в глаза.

«Знает он! Да что ты вообще можешь знать о чувствах и их игнорировании?»

— Ну… не знаю, — лишь бы что-то ответить, мямлю я.

ОН в ступоре. Наверное, ЕМУ никогда никто не отказывал. Такому попробуй, откажи!

— Ну… ты подумай. — Нерешительно, в замешательстве произносит ОН.

— Хорошо. — Резко отвечаю я и вдруг разворачиваюсь и убегаю. Мое тело делает что-то самостоятельное, не слыша ни мозг, ни сердце. Я слышу, как ОН окликнул меня. Но неконтролируемо мотаю удочки с места битвы.

В общем, в этот вечер в моей комнате мирно спали две накаченные валерьянкой девицы, из-за одного и того же персонажа в нашей жизни.

Если коротко, дальше были две непонятных недели ЕГО вечерних посещений нашей студенческой крепости. ОН приходил с цветами, при встрече целуя меня в щеку. Но с каждой встречей я убеждалась в том, что мне даже не о чем с НИМ поговорить. Сколько бесконечных, интереснейших бесед я проецировала и сочиняла в голове все пять лет, пока любила ЕГО. А в реале мне просто-напросто было с НИМ СКУЧНО. Совсем немного потребовалось мне времени, чтоб понять, что это вообще не мой человек.

А помните, до этого, пять лет слез в подушку и скромных взглядов в сторону этого «бога». Все надежды и нескромные фантазии безжалостно разбились о реальность бытия за две недели нахождения рядом с НИМ. Пустой, интеллектуально слабоватый, гоповатый, неромантичный. Образ, так рьяно оберегаемый и лелеемый мной, хранимый за семью замками, распался на мелкие пазлы, оголив только одну правду — я любила не ЕГО, а иллюзию, которую создала сама себе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 248
печатная A5
от 551