электронная
72
печатная A5
386
16+
Роман леди Винтер

Бесплатный фрагмент - Роман леди Винтер

Вековая вражда

Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1456-8
электронная
от 72
печатная A5
от 386

Новые хозяева старинного имения

Дорога к дому, казалось, была бесконечной. Она вилась меж густо заросшего лесного кустарника, вековые сосны возвышались с обеих сторон дороги и нагоняли скуку. За окном автомобиля было сумрачно, и Зоя безрадостно взирала на лесной пейзаж, ей хотелось спать, длинная дорога ее изрядно утомила.

Дэйвид вел машину уже почти три часа и, похоже, ему это нравилось. Он тихонечко напевал, иногда поглядывал на Зою и пытался с ней заговорить, но она отвечала короткими, отрывочными фразами, а порой и просто закрывала глаза, делая вид, что дремлет.

— Почти приехали, — наконец сказал он. — Сейчас я покажу тебе наш дом. Розалия наверняка протопила его к нашему приезду и приготовила отличный ужин, а у меня есть для тебя сюрприз.

Зоя приоткрыла веки и посмотрела на мужа. Вид у него был очень довольный, не похоже, чтобы он очень утомился в пути, не то, что она: совсем раскисла. Ей очень хотелось расспросить про сюрприз, но тут вдруг лесная дорога закончилась, и они подкатили к массивным каменным воротам. Дэйвид вышел из машины, немного повозившись с запором, распахнул их и плавно вкатил свой джип, остановившись у самого крыльца.

Оно было широким, ступеньки вели вверх к массивным колоннам. Двери в дом были добротные, похоже, дубовые. Не прошло и минуты, как они распахнулись, и на пороге появилась солидная женщина с приветливой улыбкой на устах.

— Добро пожаловать, сэр Дэйвид. Леди Винтер, добрый вечер, рада приветствовать вас.

Это была, судя по всему, Розалия, экономка Дэйвида, о которой он много рассказывал. Но Зоя не стала рассматривать ее, ей очень хотелось немедленно пройти в ванную, чтобы немного привести себя в порядок с дороги.

Дэйвид сам отвел ее наверх, проводил в огромную красивую спальню, в которой находилась такая же просторная, сверкающая зеркалами ванная комната.

— Не торопись, дорогая. Если хочешь, прими душ, переоденься. Я буду ждать тебя внизу к ужину.

Он нежно поцеловал Зою в щеку и поспешно удалился. И это было все, о чем она мечтала в данную минуту. Душ привел ее в чувство. Лучше бы, конечно, принять ванну с пеной, но нужно было ждать, пока наберется вода, а потом и понежиться еще минут сорок. А Зое хотелось побыстрее помыться, освежиться и принять более домашний облик.

Она переоделась в длинное вязаное платье цвета топленого молока, надела удобные велюровые домашние туфельки с пуховками и на невысоком каблучке. Волосы забрала наверх, чуть-чуть подкрасила губы, внимательно оглядела себя в огромном старинном трюмо и осталась довольна. Она выглядела по-домашнему, но очень изящно и чувствовала себя довольно комфортно.

— Дорогая, проходи к столу. Все готово, я жду тебя, — проговорил Дэйвид, когда она спустилась в красивую овальную столовую. Муж отодвинул стул, чтобы Зое удобнее было присесть к столу.

Всю полукруглую стену столовой занимали высоченные окна с видом на парк, заросший соснами. За окном совсем почти стемнело, но в парке были фонари, которые освещали лесной массив загадочным вечерним светом. Шторы на окнах были легкими, полупрозрачными, и вся картина за окном открывалась взору во всем своем великолепии.

Розалия поставила на стол запеченную говядину, блюдо с картофелем, овощи и принесла пряный, тягучий соус к мясу. Тут же появилось серебряное ведерко со льдом, в нем охлаждалась бутылка вина, но Дэйвид вдруг встал и сказал:

— А теперь сюрприз, как и обещал!

С этими словами он открыл створку серванта и извлек бутылку армянского коньяка. Коньяк был марочный, пятизвездочный, в красивой, хрустальной на вид бутылке, и Дэйвид с гордостью водрузил ее на стол.

— Откуда это у тебя? — спросила Зоя, немало удивившись.

Но Дэйвид секрет не раскрыл. Он разлил коньяк в тяжелые бокалы с массивным дном и провозгласил тост:

— За тебя, моя дорогая, за наш новый дом, за наш союз и главное, за нашу мечту жить в замке, в чудесном лесу, вдали от шума городского.

Зоя ответила ему улыбкой. Она слегка пригубила коньяк, который оказался просто восхитительным, и приступила к ужину.

***

Жизнь в семье Винтер протекала довольно спокойно, их было только двое: муж и жена. Детей в семье не было, и с ними не спешили. Дэйвид женился на Зое довольно поздно, почти в сорок лет. До этого он усиленно занимался развитием своего семейного бизнеса, который передал ему отец, открывал новые компании по продаже элитной недвижимости по всей Англии, и ему было не до женитьбы.

Зою он встретил случайно. Ее отец, Анатолий Кравец, был клиентом Дэйвида, русский эмигрант, довольно состоятельный мужчина приобретал через его солидное агентство свой очередной особняк, и на один из приемов явился с очаровательной дочерью. Дэйвид принимал этого клиента лично, боясь упустить выгодную сделку. Но в этот раз он сам ее чуть не провалил. Молодая дочь Анатолия так поразила Дэйвида своей внешностью и светскими манерами, что он постоянно сбивался с толку в разговоре, шутил не к месту, чем немало поразил своего клиента.

— Вы сегодня слегка не собраны, мой друг. Зоя, оставь нас, пожалуйста, — проговорил Анатолий.

Когда девушка вышла в просторный холл за стеклянной дверью, Кравец усмехнулся и сказал:

— С ней мне лучше на серьезные встречи не ходить. Она привлекает слишком много внимания, не так ли?

Дэйвид промолчал, взял себя в руки и продолжил беседу в нужном ключе. Оказалось, что этот особняк Анатолий желал приобрести для дочери. Но об этом он пока не хотел говорить ей, и это явилось еще одной причиной, почему он попросил дочь выйти.

После этой встречи Дэйвид Винтер потерял покой. Красивая Зоя поразила его не столько внешностью, сколько своим видом респектабельной девушки, своим умным молчанием и сиянием лучистых глаз. На вид ей было явно больше двадцати, но точный возраст Дэйвид назвать бы не решился, он лишь задумался, не замужем ли она.

На самом деле девушка не была замужем. С последним бойфрендом она рассталась около года назад и до сих пор не завела ни одного серьезного знакомства. Отец очень тщательно отслеживал ее кавалеров, да и самой Зое казалось, что нет для нее подходящей кандидатуры. Даже последний ее знакомый был ей всего лишь другом, они вместе работали и иногда проводили вдвоем свободное время, не более того.

Она родилась в Англии в самом начале девяностых, когда ее родители эмигрировали в эту страну, умудрившись к тому моменту скопить достаточно денег, чтобы обосноваться на туманном Альбионе. В России отец работал заведующим кафедрой иностранных языков, прекрасно владея английским, французским и немецким, но после перестройки он открыл частную школу иностранных языков, где обучал менеджеров, делопроизводителей и секретарей различных международных фирм и компаний, которые открывались одна за другой.

Его бизнес был востребован. Он заключил договоры с иностранными школами и университетами, куда направлял своих студентов на стажировку, позднее помогал желающим найти работу за рубежом, что оплачивалось довольно щедро. И наконец он нашел работу и для себя. Один из его партнеров по бизнесу пригласил его в свой языковой институт, и Анатолий не раздумывал, он согласился сразу.

Его жена на тот момент была в положении, но это не помешало переезду. Не прошло и полугода, как семья Кравец перебралась в Манчестер, а через два месяца у них родилась дочь. Анатолий не стал останавливаться на достигнутом. Его преподавательская деятельность не приносила ему ощутимого дохода, во всяком случае в Англии его семья жила гораздо скромнее, чем в России. Пришлось искать пути, как заработать столько, чтобы жить на широкую ногу. И вот в середине девяностых на его счастье он познакомился с одним из русских олигархов, к которому его приставили как гида-переводчика.

Анатолий провел со своим будущем покровителем почти месяц. Он посещал с ним все переговоры, приемы, помогал ему с покупкой недвижимости и открытием счетов в солидных банках, с оформлением страховок, покупкой автомобилей. И в конце концов олигарх уже не мыслил своего существования в Англии без своей правой руки и поверенного во всех делах Анатолия Кравеца, который к тому же обучал своего подопечного и английскому языку на добровольных началах.

Но в целом услуги Анатолия оплачивались так щедро, что вскоре он задумался о переезде в Лондон с приобретением там собственного дома. А работа персональным и личным секретарем олигарха стала его основным видом деятельности.

Тот ввел Анатолия в свой круг, заключил с ним бессрочный договор о совместной деятельности, в котором строго оговаривался перечень его обязанностей, помог ему приобрести несколько весомых акций в своем предприятии, и Кравец зажил вольготно и богато. Он оказался в нужном месте в нужный час, а так везет далеко не каждому.

Все сложилось отлично в жизни его семьи, но неожиданно заболела жена. Лечение было долгим и мучительным. Несмотря на все старания поиска лучших врачей и клиник, болезнь прогрессировала, и за два долгих года его жена превратилась в тень, совсем перестала вставать с постели и наконец угасла в тихом забытьи, даже не попрощавшись.

Зое на тот момент было десять лет. Она жалела маму, но почти не плакала, когда та умерла. Ей казалось, что мама наконец избавилась от мучений, и так для нее лучше.

Анатолий после смерти жены растерялся. У него на руках осталась дочь, и хоть последние годы жена и не была большим помощником в ее воспитании, все же эффект ее присутствия как-то поддерживал определенный статус полноценной семьи, а сейчас он остался один, была, конечно, помощница по дому, но Зое нужен кто-то рядом, чтобы помогать ей с учебой и в повседневной жизни.

Как ни странно, девочка сама нашла выход из положения и предложила устроить ее в одну из школ-интернатов, или в пансионат. Анатолий занялся поиском школы и нашел одну из лучших, куда и определил дочь с нового учебного года.

Все вернулось на круги своя. Работа, бизнес поглотили его целиком. О женщинах он и не думал. Да и не встречалась ему подходящая кандидатура для серьезного любовного романа. Англичанки слишком чопорны, а те, которые попроще в манерах, либо некрасивы, либо с кучей проблем. Большинство из них замужем, а желающие просто развлечься на стороне вызывали у Анатолия чувство брезгливости. Сказывалось его комсомольско-пуританское воспитание, в котором, возможно, и не было ничего плохого, но оно все же выработало в мужчине определенную закомплексованность, и он оставался один.

Когда его дочь Зоя закончила школу, а затем и университет, она переехала к отцу и предалась безделью. Учиться ей так надоело, что хотелось отдохнуть, расслабиться, пожить наконец в красивом, уютном и комфортном доме отца. Но примерно через полгода девушка почувствовала скуку и некоторую отрешенность от мира. Ей захотелось заняться чем-то интересным, увлечься какой-то идеей и реализовать себя.

По профессии Зоя была журналистом, но ни одной статьи, ни одного материала ею написано не было, она нигде не печаталась, попросту оставаясь дома. И вот теперь ей стало как-то даже некомфортно. Для чего было заканчивать университет? Чтобы сидеть без дела?

Она поделилась своими мыслями с отцом, а он в свою очередь со своим боссом. Олигарх, недолго думая, организовал свою собственную малотиражную газету и пригласил Зою стать ее редактором. Но девушка отказалась.

— Нет, это для меня слишком сложно. Я согласна писать, даже редактировать статьи, если нужно. Могу брать интервью, но выпуском газеты пусть занимается кто-то другой.

Желающего, стать редактором газеты, искать долго не пришлось, и уже через неделю их познакомили, Зою Кравец и Даниила Бурова. Молодые люди с энтузиазмом взялись за дело. Газета для русскоговорящих бизнесменов Англии под названием «Деловая хроника» имела успех и раскупалась хорошо. Но Зое было не интересно. Ни бизнес, ни политику она не любила, поэтому статьи и всякие деловые обзоры писала неохотно, интервью ей тоже давались с трудом. Они проходили вяло и даже скучно порой, а отсюда и материал для газеты получался соответствующий.

Даниил переписывал почти каждую статью сам, он понимал, что Зое это занятие не по душе и старался помочь. Хотя, он бы так не старался наверное, если бы не был влюблен в свою нерадивую журналистку.

— Зоя, я вижу, что эта работа тебе не по душе. Но ты же журналист! Вот о чем бы ты хотела писать, скажи мне, — спросил он ее однажды во время бизнес-ланча в уютном кафе в деловом центре Лондона.

— Ты знаешь, все, что угодно, только не эти цифры с бешеными нулями, который каждый пытается выставить на показ и в то же время как-то оправдать. Это чертовски скучно. Все одно и то же!

Девушка рассуждала, а Даниил смотрел на нее, точнее даже любовался. Говорила она по-русски совсем неплохо, но легкий, едва уловимый акцент придавал ей какой-то особый шарм. Он никогда не жаловался на Зою и на то, что ему приходится работать за двоих. Он не хотел ее терять, поэтому всячески поддерживал и помогал.

Как-то так само собою получилось, что молодые люди начали встречаться. Сначала это были совместные обеды, задержки в офисе с работой над материалом, посещение презентаций и деловых фуршетов. Потом начались посещения выставок, концертов, пикников, и только вдвоем. Это называлось разрядкой и отдыхом от трудовых будней.

Не прошло и года, как Даниил признался девушке в любви. Зоя восприняла эту новость без особого энтузиазма. Ее поклонник был деловой, оборотистый, очень умный и хорошо воспитанный молодой мужчина, но он был совершенно некрасив. Тонкие губы, жидкие волосы, глаза с белесыми, почти незаметными ресницами, худой и щуплый, он не вызывал у нее ответных чувств. Хотя характер у Даниила был замечательный, и он всегда был великолепно одет, чем в основном и обращал на себя внимание при первой встрече.

Но зато, когда он начинал говорить, то все остальное отходило на задний план, и собеседник буквально был поглощен и его голосом, и интонацией, и умными разговорами. В этом Даниилу не было равных.

Признание в любви тоже прозвучало очень уверенно и немного даже по-деловому. Зоя усмехнулась тогда и сказала в ответ:

— Честно признаюсь, я этого не ждала. Я всегда считала тебя своим другом, Даня. Давай все оставим, как есть. Мне очень интересно с тобой, я к тебе привыкла. Но это вряд ли перерастет в серьезное чувство с моей стороны. Извини.

— Хорошо, — ответил Даниил без тени обиды. — Пусть все остается, как есть. Можешь меня считать просто коллегой, деловым бойфрендом.

Они оба засмеялись, и Зоя заметила:

— Ты больше, чем коллега. Я обожаю наши с тобой встречи по выходным. Ты — мой лучший друг.

Так и повелось. Молодые люди вместе увлеченно работали, вернее, увлеченным был только Даниил, а Зоя лишь добросовестно выполняла свои задания, поручения, писала статьи и старалась сдавать их вовремя, чтобы Даниилу хватило времени на их обработку перед выпуском.

Все шло неплохо, но через какое-то время Зою охватила тревога. Она занимается нелюбимым делом лишь потому, что ей так просто удобно. У нее нет и никогда не было близкого человека, мужчины, которого она бы любила. Да, у нее есть замечательный друг Даниил, но она понимала, что и ему нелегко. Он ее любит, мучается, виду не подает, но все же страдает. Она это знала из разговора с отцом.

И в какой-то момент девушке вдруг захотелось все бросить, что-то резко изменить в своей жизни, куда-нибудь уехать, остаться совсем одной и разобраться в своей жизни. Ей двадцать пять лет всего, а ее уже засосала какая-то рутина, неинтересная жизнь никому не нужной одиночки. Это был душевный кризис, а помог ей опять же Даниил.

— Знаешь что, бросай все к чертовой матери, и эту работу, и эту хандру свою. И уезжай куда-нибудь на месяц. Отдохни, потом возвращайся и все меняй, все абсолютно! И жилье, и работу, и друзей. Не нужен и я тебе. Держишься за меня, чтобы одной не остаться, и чтобы никто не приставал. А ты оглянись вокруг, Зойка. Проснись. И все встанет на свои места, вот увидишь.

Зоя прислушалась к его совету и решила поговорить с отцом. У того никогда не было времени, чтобы побеседовать с дочерью по душам. Он просто считал, что у той все в порядке. Работа замечательная, дружок есть, а замуж ей все равно рано.

Когда Зоя наконец рассказала Анатолию о своих проблемах, он был поражен.

— Неужели все так плохо? — спросил он.

— Хуже не бывает. Я устала, папа. От одиночества и от однообразия просто устала. Я хочу уехать куда-нибудь одна и разобраться с самой собой.

Через неделю после этого разговора девушка была уже в пути. Отец приобрел для нее замечательный круизный тур на трансатлантическом лайнере «Королева Виктория» из Великобритании в Рио-де-Жанейро. Тур был рассчитан как раз на месяц, то, что надо.

Отдых был замечательным, комфортабельная каюта с огромным иллюминатором, за которым простирался иссиня-бирюзовый Атлантический океан, масса развлечений на борту лайнера, бассейны, кинозал, дорогие бутики. Единственное, что немного огорчало — это публика. Респектабельная, солидная, но пожилая. Молодежи не было почти совсем, не считая нескольких замужних пар, многие из которых совершали свое свадебное путешествие и предпочитали уединение.

И тем не менее, Зоя отдохнула. Ее успокоило отсутствие забот, тревожных мыслей о нелюбимой работе, а безбрежный океан зарядил ее какой-то особенной энергией, вдохнул в нее нечто новое. Она как будто бы действительно проснулась от долгого сна и почувствовала себя молодой и красивой.

Во время ее путешествия Анатолий Кравец задумался о том, что нужно приобрести для дочери отдельное жилье. Им вдвоем в его роскошном доме было, конечно, не тесно. Но все же будет лучше, если его повзрослевшая дочь будет жить одна, самостоятельно. Он решил дать ей «личное пространство», о котором неустанно твердят все психологи в Англии.

Для покупки дома он обратился в давно ему знакомое агентство по недвижимости, а курировал его дела лично Дэйвид Винтер, владелец своей крупной компании. Когда Зоя вернулась из дальних странствий, Анатолий пригласил ее на прием к Дэйвиду в надежде показать ей несколько вариантов, о чем он, впрочем, дочь не предупредил. Он захотел сделать ей очередной сюрприз.

Вот так произошло знакомство двух молодых людей. Ну а дальше все сложилось очень удачно для них двоих. Молодые люди быстро нашли общий язык, Анатолий Кравец в свою очередь стал всячески поощрять их отношения. Ему очень хотелось, чтобы дочь была счастлива, а Дэйвид ему нравился. Он производил впечатление очень порядочного, крепко стоящего на ногах мужчины с собственным устойчивым бизнесом, с солидным капиталом в банке и огромным пентхаусом в зеленом районе Лондона Риджентс парк.

К тому же он был еще и аристократ, сэр Дэйвид Винтер, имея фамильный титул с незапамятных времен. Об этом, впрочем, Анатолий сначала не знал. Но он всегда наводил справки о людях, с которыми вступал в серьезные деловые отношения, и тогда до него дошло, что обращение «сэр» к Дэйвиду присутствует не просто ради приличия.

Через несколько месяцев после знакомства Дэйвид сделал своей любимой девушке предложение, вручив платиновое колечко с бриллиантом в два карата, и ее судьба была решена.

Еще до свадьбы Дэйвид Винтер еще раз обговорил условия приобретения дома для Зои с её отцом и дал ему понять, что теперь в этом нет большой необходимости.

— У меня, как вы знаете, огромный пентхаус в Лондоне, а в подарок своей жене я намерен приобрести старинный особняк в графстве Девоншир. Я его уже присмотрел. Думаю, не спешите с покупкой дома.

Анатолий переговорил с дочерью, и та согласилась, хотя об особняке он пока не заикнулся по просьбе своего будущего зятя.

— Не траться. Мне бы хотелось свой дом, конечно. Но давай решим этот вопрос после свадьбы.

А затем этот вопрос и вовсе забылся, ушел на задний план, так как начались приготовления к свадьбе: список гостей, который утрясался три месяца, рассылка приглашений, заказ свадебных нарядов и прочие приятные хлопоты, без которых не обходится ни одно значимое событие в Англии.

На свадебное торжество, подготовка к которому продлилась больше года, было приглашено не менее ста человек. В основном, это были важные деловые партнера Дэйвида, некоторые из которых считались его друзьями. Помимо множества дальних родственников семьи Винтер, приехали из Флориды и родители Дэйвида, которые уже почти десять лет проживали в Штатах, был приглашен олигарх с супругой и бывший лучший друг Зои Даниил Буров. Но он явился не один. Рядом с ним красовалась милая девушка по имени Линда, которая ни на минуту не отпускала от себя кавалера и во все глаза рассматривала Зою.

Невеста с красиво уложенными волосами, изумительным макияжем, в чуть розоватом платье из легкой органзы, сшитом на заказ в эксклюзивном свадебном ателье, в элегантных туфельках на тонюсеньких каблучках выглядела просто очаровательно. Дэйвид был ей подстать. Высокий, стройный в дорогом шерстяном костюме темно-синего цвета в тончайшую полоску, он всем своим видом выражал радость, гордость и полное наслаждение происходящим.

Пышную аристократическую церемонию устроили в изысканном ресторане Ритц на улице Пикадилли, который славился своей кухней, великолепной русской водкой и черной икрой. Банкетный зал ресторана утопал в живых цветах, в основном белых и розовых розах, таких же воздушных шарах, и ту же тему повторял дизайн потрясающего свадебного торта, предположительная стоимость которого зашкаливала за отметку восемьсот фунтов стерлингов.

После этой роскошной свадьбы молодых ждал полный любви и нежности медовый месяц на Карибских островах. Яхта, кабриолет, пляжи, солнце — все располагало влюбленных молодоженов к беззаботному отдыху. А по возвращении Дэйвид сделал своей молодой жене, леди Зое Винтер, еще один сюрприз.

Как оказалось, задолго до свадьбы он приобрел роскошный старинный особняк, где они могли бы оставаться вдвоем в любое время, убегая от суеты и шума делового Лондона, который при всей своей красоте и уникальности иногда все же утомлял.

В течение долгих месяцев в особняке шел капитальный ремонт, и вот наконец молодая чета въехала в свой загородный дом, который поразил своим размахом даже видевшую виды Зою.

По правде сказать, дом был не слишком велик, если учитывать количество комнат и спален, хотя им двоим и этого было много. Но Зою удивили размеры его помещений, огромный холл, широченная лестница, ведущая в верхние покои, полукруглая столовая с видом на дремучий парк. Все в доме производило впечатление добротной старины, включая красивую антикварную мебель и мраморные светильники во всех углах.

В день приезда после ужина Дэйвид устроил для жены экскурсию по их новым владениям. Сначала обошли дом, потом вышли в парк. Там было изумительно красиво, но немного мрачновато и прохладно. Зоя не удержалась от наивного вопроса:

— Интересно, а привидения в этом замке есть?

Дэйвид засмеялся, обнял Зою и тихо проговорил:

— Есть! Этому дому больше ста лет. Поэтому не может не быть.

Это была, конечно, шутка, но девушка немного поежилась, как от прохладного ветерка и сказала:

— Хотела бы я увидеть хоть одно. А кто здесь раньше жил, ты не знаешь?

Дэйвид устремил свой взгляд куда-то в небо и произнес:

— Здесь давно никто не жил. Дом передавался по наследству разным людям. И вот последняя наследница решила его продать.

— А кто она? Ты ее видел? — не успокаивалась Зоя. У нее вдруг разыгрался страшный и непонятный интерес к этому старинному дому.

Дэйвид немного подумал и сказал:

— Я точно не знаю, кто она. Но лучше в этом не копаться.

— Почему? Она что, очень старая и умерла здесь? Так это меня не испугает.

— Не испугает, говоришь? Странно. Да, она умерла, но не здесь, а в доме своих бабушки и деда в Корнуэлле.

— Умерла? Тогда как же она продала тебе этот дом?

— Она оставила своему поверенному в делах завещание и доверенность на его продажу в пользу государственной казны. Не бери в голову. Это все ерунда. Главное, что стоил он относительно недорого, поэтому я смог позволить себе сделать хороший ремонт. Теперь дом наш. Не думай о прошлом.

Супруги вернулись внутрь, где их уже ожидал чай, ликер и приятно согревающий гостиную камин. Они устроились в глубоких удобных креслах, и Дэйвид стал просматривать газету, а Зоя задумалась. Ее взору предстала седая английская дама со строгим лицом, в старомодном платье и с сухими жилистыми руками, которые она держала перед собой. Видение было странным. И хоть Зоя и понимала, что это лишь в ее воображении, но все равно ей стало не по себе. Очень уж четко она представила себе эту женщину, которую никогда в жизни не видела.

— Ладно, я пойду, пожалуй. Приму ванну и почитаю в кровати, — сказала Зоя, положив руку на плечо мужа.

Он улыбнулся, поцеловал ее руку и со словами «я не долго» снова углубился в газету.

Молодая женщина уютно устроилась в кровати, разомлев после горячего душа, включила ночник и стала читать книгу, ожидая мужа. Но в доме стояла тишина, не слышно было ни шороха. Зоя почитала с полчаса и решила предупредить Дэйвида, что она решила заснуть. Осторожно выйдя из спальни, она посмотрела вниз, в гостиную и увидела его, все еще сидящем в кресле к ней спиной, но уже без газеты.

«Странно, задумался о чем-то», — подумала Зоя и тихонечко окликнула его.

— Я здесь, — услышала она за своей спиной и, вздрогнув, резко развернулась.

Дэйвид стоял перед ней в дверях спальни, уже переодетый, в велюровом халате и с полотенцем через плечо. Он обнял жену и нежно поцеловал ее, после чего Зоя повернула голову и вновь посмотрела вниз. Гостиная была пуста, камин погашен, и в кресле никого не было.

— Ты меня испугал, — сказала Зоя. — Мне показалось, что ты еще там, внизу.

— Да нет же, я был в гардеробной, переоделся и направляюсь в душ. Пойдем, дорогая.

Они вернулись в спальню, Зоя улеглась в постель, а Дэйвид, подмигнув ей, скрылся в ванной комнате. Женщине было не по себе. Это странное видение немного испугало ее.

«Ну ладно кресло, мне просто показалось, что в нем сидит Дэйвид. Но камин! Я точно помню, что в нем еще тлели угольки. Не могли же они погаснуть за минуту!» — думала Зоя, но мужу так ничего и не сказала. Все это выглядело бы просто странным, и вряд ли бы он ей поверил.

Следующий день был выходным. Молодая пара предалась безделью.

— Я уезжаю на работу завтра с раннего утра. А у тебя какие планы? Поедешь со мной в Лондон или останешься здесь? — спросил Дэйвид жену за обедом.

— Ой нет, опять три часа в дороге. Я отдохну, пожалуй, здесь. А ты надолго? Когда вернешься?

— Не раньше среды. Все эти дни я буду очень занят. В четверг более-менее свободен. Поэтому поработаю из дома, проведу день с тобой. В пятницу у меня серьезная встреча, после которой снова вернусь сюда на выходные. Не будешь скучать?

— Буду, конечно. Ладно. Зато я займусь наконец поиском работы.

Зоя с Дэйвидом обсуждали тему ее работы, и ни о каких офисах, журналистской деятельности с интервью и срочными написаниями горяченьких статей не было и речи. Все это очень хлопотно, требует постоянного пребывания в Лондоне в местах событий, езда, беготня, нервотрепка. Тогда Дэйвид и предложил:

— Нет, ты лучше поищи какие-нибудь небольшие издания, которым нужны внештатные работники пера. Будешь время от времени посылать им свои эссе, написанные на темы, которые интересуют тебя. Что-то напечатают, что-то нет. Но зато для души, не на конвейер.

— А о чем писать? — неуверенно спросила Зоя.

— Да обо все подряд. Например, напиши об этом старинном доме, о его истории, об английских традициях, которые с ним связаны. Покопайся в интернете, я уверен найдешь массу интересного. Получится материал, который заинтересует многие журналы для домохозяек.

— Понятно. Попробую, — девушка ответила без особого энтузиазма, но суть того, что предлагал ей Дэйвид, она уловила.

Слог у нее хороший, литературным английским она владеет в совершенстве, можно было работать для себя, писать красивые заметки, небольшие интересные рассказы, эссе, как их назвал муж, и пытаться печататься. Почему бы и нет? И при деле, и без особого напряжения.

В понедельник утром Зоя проводила мужа в Лондон и сразу приступила к делу. Розалия, их домработница, хлопотала по дому, прибиралась, проветривала комнаты, полировала мебель. Двигалась она бесшумно, почти незаметно. Она поинтересовалась, что приготовить к обеду и ужину, и снова исчезла в кулуарах дома.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 386