электронная
80
печатная A5
301
12+
Родную мать встречай штыком

Бесплатный фрагмент - Родную мать встречай штыком

О «творцах» и жертвах террора

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-0075-6
электронная
от 80
печатная A5
от 301

Сергей СТЕПАНОВ — ПРОШЕЛЬЦЕВ

РОДНУЮ МАТЬ ВСТРЕЧАЙ ШТЫКОМ

О «творцах» террора и его жертвах

ародовольцы тоже убедились: террор не только сопряжён с многочисленными случайными жертвами, но и преавращает исполнителей в жертв.

Так было и потом.

ТЕОРИЯ РАЗРУШЕНИЯ

По подсчетам историка И. Николаевского, автора книги «История одного предательства», только с 1902 по 1911 год более двухсот раз рвались эсеровские бомбы и раздавались револьверные выстрелы. Пик террора пришелся на 1906 год: было убито 768 и ранено 820 человек. Как на войне.

«Кроты» боевиков

В апреле 1906 года в варшавских газетах появились сообщения о том, что на квартиру протоиерея Юрия Татарова явился неизвестный человек и убил его сына. Но это было не обычное уголовное преступление. Это была месть предателю.

Николай Татаров считался одним из виднейших революционеров-нелегалов. Арестованный в феврале 1901 года, он вернулся из ссылки в 1904 году уже завербованный охранкой. И боевая организация эсеров как-то сразу сникла. Провал за провалом, арест за арестом. Ясно, что среди руководства завелся «крот». Подозрение пало на Татарова.

Вторым «кротом» был Азеф, который уже давно сотрудничал с полицией. И один предатель высказался за физическое устранение другого. Его поддержали. А исполнить приговор вызвался нижегородец Фёдор Назаров.

Добавим: и немыслимой жестокости. Назаров не только заколол ножом Татарова, но еще и дважды выстрелил в его мать.

Здесь «залегали на дно»

у родственников одного из террористов, Льва Зильбербергера. Сюда приезжали жена Зильбербергера Ксения, Дора Бриллиант, Маня Школьник, Рашель и Ирина Лурье, Арон Шпайзман, бывший член «Народной воли» Анна Якимова, Владимир и Борис Вноровские, Максимилиан Швейцер, Борис Савинков и даже обер-провокатор Азеф. Они, конечно же, общались с местными боевиками, которых, впрочем, было негусто. История сохранила три фамилии: Фёдора Назарова, Александра Калашникова и Ивана Двойникова.

всех бюджетных средств.

взрывом бомбы — друг детства Савинкова Иван Каляев.

Подготовка к покушению на нижегородского губернатора едва не привела к аресту нижегородской троицы. Пришлось срочно уносить ноги.

Коробка с ленточкой

С.С.-П.), поднявшись с земли, пошёл к генерал-губернаторскому дому; тут его подхватили городовые и помогли дойти до подъезда. Графа Коновицына выбросило на левую сторону; у него было повреждено лицо, раздроблена челюсть, вырван левый бок, раздроблены обе ноги и повреждены обе руки. Он тут же скончался… Человек, покушавшийся на жизнь адмирала, пал жертвой своей бомбы. У него снесло верхнюю часть черепа, при нём найдены два паспорта, оба фальшивые… От взрыва пострадали кучер Птицын и дворник генерал-губернаторского дома».

Судьба тогда пощадила нижегородских террористов — погиб их товарищ Борис Вноровский.

Там боевики, тут боевики…

В начале мая 1906 года Калашников, Двойников и Назаров отправились в Харьков, а затем в Севастополь. К ним присоединился и Савинков — готовилось очередное покушение. На сей раз объектом террористической акции был избран адмирал Чухнин, командующий Черноморским флотом.

Но боевики не знали, что севастопольский комитет партии эсеров на это же время запланировал собственное «премьерное выступление». 12 мая, когда комендант местной крепости генерал Неплюев принимал парад, из толпы выбежал юноша и швырнул ему под ноги бомбу. Но она не взорвалась, и тогда матрос Иван Фролов метнул другую. Было убито 6 и ранено 37 человек. Погиб и сам Фролов. Неплюев же не получил ни единой царапины.

Нижегородскую троицу, ни слухом, ни духом не ведавшую о готовящемся покушении, арестовали. Взяли под стражу и Савинкова.

Следы их теряются

И сегодня совсем непонятно: то ли это была бравада, то ли для человека, убивавшего других, смерть была идеалом счастья.

Савинкову повезло. Ему за большие деньги устроили побег. Что касается нижегородских террористов, то у них карманы были пустые. Калашникова приговорили к семи годам каторжных работ, Двойникова и Назарова — к четырем.

Дальше следы нижегородской троицы теряются. В архивах никаких упоминаний о боевиках я не нашел. Как в воздухе растворились. Но это среди эсеров было распространенным явлением. Они часто меняли имена, адреса, даже внешность.

Диагноз первый: шизофрения

То есть единственной формой, в которой могла воплотиться оппозиция, был заговор, тайное общество. Ну а дальше — захват власти.

Но чьими руками планировалось реализовать этот проект задолго до 1917 года? Российский психиатр Владимир Денисов пришел к любопытному выводу: основная масса боевиков была психически ненормальной.

Как правило, все российские террористы страдали психопатией, — говорит Владимир Игнатьевич. — Для них характерны неуравновешенность, плохая приспособляемость, болезненные реакции на различные влияния внешней среды, повышенная внушаемость. Большинство было просто зомбировано, как члены религиозной секты. То есть болезнь у них принимала параноидальную и истерическую формы. А выражалось это в постоянном сознании своего превосходства, особого значения своей личности. Фантазия для них была действительней, чем реальность.

«Среди коленопреклоненной толпы он один (террорист, — С.С.-П.) высоко держит свою гордую голову, изъязвленную столькими молниями, но не склонявшуюся никогда перед врагом. Он прекрасен, грозен, неотразимо обаятелен, так как соединяет в себе оба высочайшие типы человеческого величия: мученика и героя. Гордый, как Сатана, возмутившийся против своего Бога, он противопоставил собственную волю воле человека, который присвоил себе право за всех всё решать».

Автор этой прокламации, несомненно, страдал манией величия, — комментирует Владимир Денисов.

Диагноз второй: садизм

Это не шизофрения. Это просто садизм. И в так называемое революционное движение хлынули всякие подонки. Убить человека для них было так же просто, как прихлопнуть комара. Цареубийца Ермаков, например, еще в 1907 году убил полицейского, но не просто убил, а отрезал ему голову. Другой «революционер», Смирнов, которого выдала жена, собственноручно выпустил в нее из нагана 112 пуль.

«возглавил дружину из своих подручных. Дружинники хватали крыс, кидали их в парашу, чтобы они там утонули, сапогами отталкивали крыс от краев, не давая им вылезти, и при этом от души смеялись. Другим их развлечением было повешение крыс».

Диагноз третий: мафия

И далее Чердынцев делает вывод: уральские боевики, да и не только уральские, были организацией мафиозного типа.

Трудно это оспорить. Когда Свердлов в 1919 году неожиданно умер, сейф его вскрыть не могли. Его — это было обнародовано лишь в 1991 году — отправили на инвентарный склад в Кремле. Здесь он простоял до 26 июня 1935 года. В тот день из него изъяли золотых монет царской чеканки на 108 с половиной тысяч рублей (в ценах 1935 года), 705 золотых изделий с драгоценностями, 7 чистых бланков паспортов и столько же заполненных на имя родственников Свердлова — под другими фамилиями.

Самое печальное, что уральский опыт главный мафиози успел все-таки распространить в масштабе страны.

это тупик

писал в очерке «Земли! Земли!» Владимир Короленко, когда в голодный 1891 год создавал столовые для бедных в Лукояновском уезде Нижегородской губернии.

Однажды он ехал на измученных лошадях по раскисшей осенней дороге. И увидел не менее изнуренных четверых мужиков в липовых лаптях, которые шли к становому. Оказалось, что кто-то разослал прокламации, призывавшие народ к топору, а становой строго-настрого приказал доставить их ему лично в руки.

Организация, которая разослала эти письма, вскоре была обнаружена. В нее входили бывший волостной писарь Астырев и мещанин Жевайкин. У них нашли оружие и взрывчатку. И финал этой истории достаточно трагичен. Астырев в тюрьме заболел и вскоре умер. У него остались жена и трое детей без всяких средств к существованию. У Жевайкина жена тоже жила в нищете, двое её детей умерли, а вскоре за ними в мир иной последовала и она сама.

Впрочем, это — только одна из бесчисленных историй, повествующих о том, что терроризм порождает лишь разлад, горе и боль.

ПРОКЛЯТЫЙ ОСТРОВ

Этот остров на Волге виден из Нижнего Новгорода даже без бинокля. Наши предки драли здесь мочало. Потом он был перевалочным пунктом, где разгружали и загружали баржи и пароходы. Потом здесь расстреливали «врагов народа». Ещё спустя какое-то время на их костях дачники выращивали редиску и помидоры.

Как в Переплёт попадали

около четырехсот грузчиков.

Когда кончалась навигация, пустые склады запирались на амбарные замки. Грузчики покидали Мочальный. Они попадали в… Переплет. Так в просторечье назывался Переплетчиков корпус на Нижнем базаре. Здесь сдавали углы и просто койки людям не шибко-то обеспеченным.

лет. А если доживали, превращались в калек: из-за непосильных тяжестей позвоночник искривлялся, и рост грузчика уменьшался на 10—15 сантиметров.

Спасение от тоски и выматывающей душу работы крючники, горбачи и каталы искали в вине. Зимой они были завсегдатаями дешевых софроновских кабаков-забегаловок. Кабатчики им даже открывали кредит. Сами, естественно, в прогаре не оставались. Артельщик порой половину лета отрабатывал долг.

Почти, как при Андропове.

Речные «волки»

века. Для проведения рейдов было нанято два парохода, а еще один приобретен в собственность. Кроме того, имелось ещё 13 шлюпок, 6 пожарных лодок и даже один локомобиль.

нарушение, выявленное водными «фараонами», каралось штрафом, а то и тюремным заключением.

Как «мочалки» пошли в атаку

Однажды (это было 8 августа 1905 года) остров посетили «волки» во главе со штатным контролером Нардовым. Тот, высадившись на берег, застал дюжины две грузчиков, безмятежно спящих на прибрежном песке.

Сначала Нардов подумал, что происходит вербовка горбачей. Обычно в ожидании подряда они действительно спали, а подрядчик ходил между ними и внимательно осматривал подошвы сапог: на них указывалось, сколько грузчик хотел бы получать за дневную работу. Но вся заковыка состояла в том, что нанимателей не отыскалось. Грузчики же были все до одного мертвецки пьяны.

— ЦАНО)

Хозяина чайной, некоего Храмова, арестовали и посадили в баркас. Но тут раздался клич:

Наших бьют!

Даже в доску пьяные подняли головы. Сев в лодки, они погнались за Нардовым.

Отдайте её назад! Отпустите Храмова!

Штатному контролеру удалось оторваться от преследователей. Но на следующий день у дома на улице Ошарской, где проживал Нардов, собралась толпа. Грузчики Мочального, бросив работу, пришли качать свои права, требуя возврата спиртного.

Нардова дома не оказалось, и толпа повалила в губернское акцизное управление. По пути «обиженные» разбили несколько витрин, своротили пару афишных тумб. Но своего обидчика они так и не отыскали.

(ЦАНО)

сказал он.

Слова его оказались пророческими.

1918-й

Разумовский, Харитин, А. С. Колесов, Ф. А. Рождественский, А. А. Ласточкин, множество сельских урядников, городовых, надзирателей, служащих охранного отделения. Потом здесь казнили Константина Вуколова, который воевал с белыми под началом Семёна Будённого в Первой конной армии. Якобы за то, что подавлял вооруженное выступление сормовичей в декабре 1905 года. На самом деле в это время Вуколов находился в Костроме.

офицер».

25-летний Иван Рыбаков не числился в расстрельных списках. Чекисты пришли за его отцом, Григорием Дементьевичем, бывшим полицейским урядником. Но дома его не оказалось. И тогда кто-то из латышей ткнул пальцем в сына:

Тогда ты пойдешь.

Первой мировой войны был прапорщиком, за проявленную храбрость его наградили георгиевским крестом.

Протоиерей Сергачского Владимирского собора Николай Никольский смерти смотрел в глаза. Когда перед расстрелом ему приказали отвернуться, он осенил себя крестным знамением и сказал:

Спаситель не отворачивался, когда его распинали, и мы не будем.

Николай Рудневский учился в Петроградском институте инженеров путей сообщения на средства земской управы. Почему в расстрельном списке его назвали офицером, неясно. То ли мундир учащегося-путейца ввел в заблуждение, то ли «офицер» лучше подходил для отчета.

без суда были казнены васильсурский помещик А. А. Демидов, страховой агент Л. А. Петровский, милиционер Ерин…

Латышские стрелки за работой

Лелапш, Карре, Юргенс, Грубе, Михельсон…

Сразу же после этого большевики расстреляли 46 крестьян села Емангаш и 50 жителей татарского села Семеновка.

Земля не хочет прощать

В 1972 году деревня на острове Мочальном приказала долго жить. Дома здесь стало постоянно подтапливать, и островитян переселили на «Большую землю». А пустошь передали садово-огородному товариществу.

Желающих получить земельные участки поначалу было много. Люди попросту не знали, что раньше здесь расстреливали, что лук и петрушка взойдут на костях казненных, а помидоры наливаются кроваво-красным соком, словно это кровь несчитанных жертв.

Потом, когда на острове закрылся магазин и отключили свет, всё больше стало появляться объявлений о том, что участки продаются. Но их не покупали, поскольку воду для полива нужно было носить издалека. Людям пожилым это не под силу, а молодежь на экзотику как-то не тянет.

И дачников уже нет совсем. Участки и садовые домики просто брошены. Такое ощущение, что проклятый остров мстит за надругательство над могилами безвинно убиенных. Теперь он необитаем.

НЕДРЕМЛЮЩЕЕ «ШИЛО»

Полное собрание сочинений «стукачей»

,ничуть не смущали. В то время это было в порядке вещей. А не читать многотиражку — грех: требовалось четко знать, кто сегодня очередной враг, кто им станет завтра, и нет ли тебя самого в этих черных списках. И «Автогигант» за глаза называли «полным собранием сексотских сочинений». Как правило, анонимных. Это тоже было приметой тех лет: «стукачи» действовали исподтишка, боясь взглянуть в глаза тем, кого с их легкой руки ждали либо лагерная колючка, либо пуля в затылок.

Вот только один характерный пример.

мало зарабатываешь». Эти разговоры многих угнали с работы. В результате в артели вместо 28 человек осталось 11. Место ли Махину в партии?».

Действительно, оказалось, что не место. Через два дня он лишился партбилета, а вскоре попал за решётку. Был осужден «за вредительство»

Их напутствовал Жданов

открывает межрайонный слет-смычку рабкоров с селькорами».

И борьба пошла — не на жизнь, а на смерть.

Почему у бетонозавода «отвратительная рожа»

«люди, которые всячески стараются недооценить рабкоровское движение, говоря о „кризисе“. С этими людьми рабкоры должны беспощадно драться и изгонять их из своих рядов».

— писали бывшие его коллеги, еще вчера мило раскланивавшиеся, но в одночасье ставшие смертельными врагами.

«Мы выбросили из своих рядов пройдоху и рвача Шапиро, пытавшегося насаждать в редакции худшие виды старого журнализма. При помощи рабкоровской общественности мы и впредь будем вести непримиримую борьбу с такого рода работниками».

Увы, к «худшим видом старого журнализма» была причислена прежде всего объективность. Шапиро как пробка вылетел и из комсомола. О его дальнейшей судьбе ничего не известно. «Стукачи» -рабкоры одержали победу над здравым смыслом.

Прокуроры в рабочей спецовке

Доносители торжествовали. Они правили бал, держали в страхе многотысячный коллектив рабочих и инженеров. Они могли в два счета отправить туда, куда Макар не гонял телят, любого руководителя, чем-то, по их мнению, обидевшего их, подтасовать, как угодно, факты. То есть они фактически имели безраздельную власть над людьми. И ни одного рабкора, кстати, не осудили за ложный навет.

Загадка? Да нет, это все подразумевало сталинские методы управления огромной страной, хотя главный из них — «Разделяй и властвуй» — придумали за тысячи лет до «отца всех времен и народов».

«создавать бригады в помощь прокуратуре, чтобы немедленно, по-большевистски выявлять всех, кто вредит, и выбрасывать их вон».

.И их, конечно же, наказали.

на 500… Безобразиям должен быть немедленно положен конец».

И заведующего почтой Стариченкова, и его помощника Карпова, и «дочь белого полковника» Касаткину суд приговорил к двум с половиной годам лишения свободы, Кабисова — к одному году, а Леонтьева, Серебрякова, Ляпина и Бубнова — к шести месяцам исправительных работ. В 1937 году большинство фигурантов этого дела были переквалифицированы во «врагов народа».

Что касается эффективности работы «стукачей», то о ней говорят такие цифры, которые были опубликованы в «Автогиганте» 16 февраля 1931 года. Если во второй половине 1929 года с помощью доносителей «было раскрыто 3594 преступлений, совершенных классовыми врагами», то за такой же период 1930 года — 6348.

Что тут можно еще добавить?

ВОЙНА КАФТАНОВ

Народные восстания во время гражданской войны называли «войной кафтанов». Долгое время их считали контрреволюционными мятежами.

Хвощёвка, Хвощёвка, топор да винтовка…

крестьян излишки хлеба, зачастую отбирая последние припасы. С рукоприкладством, разумеется. Экспроприаторам помогали члены комитета бедноты. Все они были вооружены винтовками.

Узнав о сходе в Хвощёвке, Нюман решил выступить на нём с осуждением тех, кто прячет зерно. Но встретили его враждебно. Кто-то крикнул:

Он кровь нашу пришел пить, обирать нас!

под председательством А. Подниека (скорее всего, искажена латышская фамилия Подниекс), сигналом к расправе над Нюманом и его сподвижниками. В итоге было убито пять человек: Нюман, Василий Катин, Иван Камаев, Алексей Лухманов и Василий Конов. По другим сведениям, убитых было девять.

Следственная комиссия не смогла арестовать всех участников побоища. Из 14 подозреваемых был задержан только один — остальные скрылись. Но ревтрибунал не успел осудить кузнеца Арсентьева. Вышло в свет постановления правительства об амнистии в честь первой годовщины Октябрьского переворота.

Цепная реакция

Прошло два месяца. В мае волнения охватили соседнее село Богородское (ныне город Богородск). Но тут выразили свой протест не крестьяне, а рабочие кожевенных предприятий. Это был первый бунт пролетариата в глубинке Нижегородской губернии.

вышли на улицы. Их возмутило введение продуктовых карточек, которые в полной мере не отоваривались. Масла в огонь подлил разгон чекистами уездного совета, где большинство составляли эсеры.

События развивались стремительно. Демонстранты направились к дому купца Рязанова, где размещался районный комитет РКП (б). Но из окна раздался револьверный выстрел. В ответ по окнам стали палить из охотничьих ружей. Председатель местной ЧК А. Юргенс, а также Ф. Бренцис, А. Сушников и Хрисанф Кашин были убиты. В здании обнаружилось большое количество винтовок, которыми вооружились повстанцы.

Кто-то тем временем ударил в набат. Восставшие взяли штурмом телефонную станцию и почту, разоружили находившихся в селе немногочисленных красноармейцев. Но на этом мятежники остановились. Никакого плана у них не просматривалось. Бунтовщики не знали, что предпринять дальше, и обратились к социал-демократам Григорию Капралову и Афанасию Суркову с предложением возглавить уездный совет. Капралов это предложение принял. Под его руководством в селе был сформирован отряд самообороны из 40 добровольцев. Начальником его избрали бывшего прапорщика царской армии Емельянова. Отряд этот разоружил взвод карателей, прибывших из Павлова, но всех пленников отпустили с миром.

В первую же ночь без суда расстреляли десятерых. В том числе 68-летнего священника Михаила Сигрианского, который к восстанию никакого отношения не имел.

так как они из села исчезли. Но про них никто ничего до сих пор не знает.

Ещё те кулаки

1994).

ЦАНО)

Как аукнулось…

Бунт в селе Безводном вскоре аукнулся в селе Подлесове Слободской волости. Выступление крестьян возглавил бывший урядник Н. Пучежский. Мятежники арестовали членов волисполкома и избрали председателем совета «своего человека» — Г. Грачева. Но уже на третьи сутки в село прибыл отряд нижегородской ЧК под командованием Н. Меркулова.

Вслед за Безводным и Подлесовым «взорвалось» село Чернуха, тоже немаленькое. Бунтовщики требовали роспуска Советов, призывали крестьян сопротивляться продразвёрстке, ратовали за свободную торговлю хлебом, призывали бойкотировать призыв в Красную Армию. Таков был ответ на откровенный грабеж и самоуправство членов партийной ячейки в деревне Мельниково и в соседней Терюшевской волости. Коммунисты-комбедовцы нагло отбирали продукты, пьянствовали, вымогали взятки. Но и этот мятеж был вскоре жестоко подавлен.

(там же).

навели капитальный.

Васильсурского уезда (сейчас оно находится на территории республики Марий Эл) против отряда коммунистов, прибывшего для изъятия излишков хлеба, взбунтовалось всё население. Собравшаяся у ссыпного пункта толпа убила председателя уездного комбеда Зубова и члена уездного комитета партии Гузанова. В селе после этого чекисты казнили сразу 20 человек.

Отчего они бунтовали?

Захватив власть, большевики столкнулись с серьезными трудностями в хлебозаготовках. Они видели выход из создавшегося положения только в насильственном изъятии зерна у крестьян. Протестом против этого произвола и мародёрства были беспорядки в Балахне, Салганах, Черновском, Зиняках, Вазьянке, Лыскове, Василёве, Ардатове.

Изъятием хлеба у населения занимались не только продотряды и комитеты бедноты. Участвовали в этом и чекисты, и вообще непонятно кто. В сельской местности стали появляться мошенники с липовыми мандатами, которые позволяли им игнорировать любые местные власти. Такая самодеятельность вызывала недовольство как среди крестьян, так и среди большевиков.

(ЦАНО)

Введение повсеместного красного террора свидетельствовало о слабости власти. Но излишняя жестокость, неоправданные реквизиции вызывали ответную реакцию. И осенью следующего, 1919 года, нижегородские губернские власти, несмотря на неодобрение Москвы, от террора отказались. Это в какой-то мере снизило напряжённость.

никому не подчинялись и творили всё, что им заблагорассудится.

ВЫСТРЕЛ В УПОР

месть. Якобы Каннегисер мстил за то, что Урицкий расстрелял его друга, а Фанни Каплан отплатила вождю пролетариата за разгон Учредительного Собрания. Короче, складывается впечатление, что сценарии двух покушений, написаны одним и тем же человеком. И самое поразительное, что авторы многочисленных статей и книг о событиях столетней давности прошли, как и следователи, мимо, казалось бы, очевидных фактов. В частности, выясняется, что убийство Урицкого было, похоже, спланировано в Нижнем Новгороде. И не кем-нибудь, а самими чекистами.

Неисправимый романтик

Леонид Каннегисер родился в марте 1896 года в зажиточной еврейской семье. Его отец, Иокаим Самуилович, был директором одного из заводов в Николаеве, а после переезда в Петербург — ведущим инженером в области судостроения и металлообработки. Мать, Роза Львовна, работала в клинике. Брат Сергей после Февральской революции покончил жизнь самоубийством. В дальнейшем озвучивалась версия, что он являлся тайным агентом охранки и опасался, что это станет известно. Но каких только обвинений не выдвигалось в адрес убийцы Урицкого, дабы его опорочить! Утверждалось, в частности, что Леонид Каннегисер был гомосексуалистом.

(так Паллада звала Леонида, — С.С.-П.) посвящались такие строки:

Картавый голос, полный лени,

Остроты, шутки и детский смех,

Отменно злой — в упорном мщенье,

Спортсмен всех чувственных утех…

Михайловского артиллерийского училища. В ночь с 25 на 26 октября 1917 года пошел защищать Временное правительство, но в последний момент среди юнкеров возникли серьезные разногласия, и они вернулись в свои казармы. Этим и воспользовались большевики.

Каннегисер и Есенин

Леонид Каннегисер начал публиковать свои стихи, когда ему было 16 лет, в 1913 году. Он был знаком с Мариной Цветаевой, Константином Бальмонтом, Михаилом Кузминым, Рюриком Ивневым и другими литераторами. А в марте 1915 года познакомился и подружился с Сергеем Есениным.

«Всё лето мне было очень хорошо, но нигде так, как в Константинове… А как у вас? Что твоя милая матушка? Очень ей от меня кланяйся. А сестрёнки? Я к ним очень привязался и полюбил их за те дни, что провёл у вас».

В свою очередь, Сергей Есенин писал так:

«У голубого водопоя

На шишкопёрой лебеде

Мы поклялись, что будем двое

.

В момент убийства Урицкого и массовых арестов знакомых Каннегисера (всего было заключено под стражу 467 человек, в том числе 80-летняя бабушка Леонида, Розалия Эдуардовна) Есенина в Петрограде не было. Это его и спасло. Но чекисты за ним следили неусыпно. Их в окружении поэта было много. И тайных, и явных.

Убийство Урицкого

Об этом написано много. Если коротко, то всё выглядело так. Утром 30 августа Каннегисер взял напрокат велосипед и приехал на нём к наркомату иностранных дел, где в это время обычно бывал Урицкий. Поэт ждал его примерно двадцать минут, а когда тот входил в лифт, выстрелил ему в голову. Благополучно скрыться Каннегисеру не удалось. За ним была организована погоня и, в конце концов, убийцу задержали.

Выстрелы Каннегисера и Фанни Каплан, по мнению большевиков, должны были стать сигналом для восстания. Но существует версия, что эта акция была спровоцирована непосредственно Яковым Свердловым и стала поводом для начала широкомасштабного красного террора. Каннегисер был назван членом подпольной террористической организации, которую якобы возглавлял его двоюродный брат Максимилиан Филоненко. Приказ об устранении Урицкого боевики получили, как писали газеты, от Бориса Савинкова. Но на тот момент Филоненко в Петрограде не появлялся. Он находился где-то в другом месте, а потом всплыл в Париже.

Я убил вампира-еврея, каплю за каплей пившего кровь русского народа. Я стремился показать русскому народу, что для нас Урицкий не еврей. Он — отщепенец. Я убил его в надежде восстановить доброе имя русских евреев».

Какая же из этих версий более правдоподобна, если учесть, что отец Каннегисера был знаком с Урицким, а сын перед тем, как привести свой приговор в исполнение, разговаривал по телефону с главой Петроградской Чрезвычайки?

Некто Касаткин

Встретил восторженно. Решил стать офицером, в июне 1917 года поступил в Михайловское училище. Но в феврале следующего года после того, как большевики переименовали это учебное заведение в Первые Советские артиллерийские командные курсы, Леонид стал восстанавливаться в институте.

У Перецвельга в Михайловском училище были друзья. Он закончил Казанское военное училище, служил в 93-м пехотном запасном полку. Но вскоре был арестован. 19 августа его и еще пятерых курсантов и преподавателей училища приговорили к смертной казни по совершенно надуманному обвинению.

.Это предложение, судя по всему, и сделал Есенин.

Свидетельств о других встречах поэтов в тот период нет, хотя Есенин находился в Петербурге практически до конца марта. Но есть основания предполагать, что такие встречи были. И совсем не случайно то, что Леонид Каннегиссер отправился в Нижний Новгород в одно время с близким знакомым Есенина Иваном Касаткиным.

его

Демидовым, Килевейном, Панютиным и Башкировыми, которые обещали ему финансовую поддержку. Благодаря им же он вступил в контакт с местными организациями белогвардейцев, во главе которых стояли прапорщик Ещин, студент Варшавского политехникума Н. Бирин…»

же романтически настроенного, что втянуть его в мифический заговор не составляло большого труда.

Каннегисер легко поддавался внушению. Так что решение по поводу убийства Урицкого он, скорее всего, принял под воздействием Ивана Михайловича, который сумел охмурить и Сергея Есенина, который называл его «учителем и другом». Потом, спустя два десятилетия, Касаткин сам попадет под асфальтовый каток сталинских репрессий и тоже будет расстрелян.

на Волге свидетельствует только чудом сохранившееся стихотворение «Снежная церковь»:

Зима и зодчий строили так дружно,

Что не поймёшь, где снег и где стена,

И скромно облачилась ризой вьюжной

Господня церковь — бедная жена.

И спит она средь белого погоста,

Блестит стекло бесхитростной слюдой,

И даже золото на ней так просто,

Как нитка бус на бабе молодой.

Запела медь, и немота и нега

Вдруг отряхнули набожный свой сон,

И кажется, что это — голос снега,

Растаявшего в колокольный звон».

Столько всяких нестыковок

«в контрреволюционную организацию, в которой состоял Каннегисер, был внедрен сотрудник ЧК».

что убийство Урицкого совершил некто Чинарёв, действовавший по распоряжению самого Дзержинского. Это трудно проверить, поскольку Чинарев погиб в боях с басмачами.

Это касалось и приобретения револьвера, и партии, к которой принадлежал поэт.

***

Находясь в тюремной камере, сохраняя исключительную твёрдость духа, за несколько дней до казни он пишет такие строки:

Что в вашем голосе суровом?

Одна пустая болтовня.

Иль мните вы казенным словом

И вправду испугать меня?

Холодный чай, осьмушка хлеба.

Час одиночества и тьмы.

Но синее сиянье неба

Одело свод моей тюрьмы.

И сладко, сладко в келье тесной

Узреть в смирении страстей,

Как ясно блещет свет небесный

Души воспрянувшей моей.

Напевы Божьи слух мой ловит,

Душа спешит покинуть плоть,

И радость вечную готовит

Мне на руках своих Господь».

Если бы знали мои близкие, какое сияние наполняет сейчас душу мою, они бы блаженствовали, а не проливали слезы».

Большая часть литературного наследия Каннегисера хранится в секретном фонде Центрального государственного архива литературы и искусства в Москве. Доступа к нему нет.

ГРИША КОЦ, КОТОРЫЙ ЯКОВ

местечковый анархист из Киевской губернии, присвоивший чужое имя.

полубог, ты решаешь, кому оставаться жить, но не всем, увы, достается счастливый билет в лотерее…

Местечковый мальчик

Григорий Коц (по другой версии — Кац) родился 17 ноября 1885 года в местечке Васильково под Киевом. Потом, чтобы запутать жандармов, он возьмет партийную кличку «Василий». Но его, кстати, быстро раскусили.

Отец Григория был сельским фельдшером, семья еле-еле сводила концы с концами. Впрочем, Коц-старший по этому поводу особо не комплексовал. Он любил повторять: «Есть люди, которые живут хуже тебя, и есть люди, которые живут хуже тех, кто живёт хуже тебя. Значит, мы где-то посередине». И у Гриши постоянно появлялись все новые и новые братья и сестры.

не было обувки. Развлекали себя тем, что слушали, как пурга воет в дымоходах, да смотрели, как тьма разбегалась по хате длинными сутулыми тенями…

Когда и при каких обстоятельствах Гриша познакомился со студентами-анархистами, история умалчивает. Якобы даже принимал участие в студенческих волнениях в Киеве в 1901 году, но каких-то письменных свидетельств, подтверждающих это, в архивах не отыскалось.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 301