электронная
180
печатная A5
332
16+
Родине, людям и сердцу

Бесплатный фрагмент - Родине, людям и сердцу

Сборник избранных стихов

Объем:
32 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9889-5
электронная
от 180
печатная A5
от 332

Родине

Великой

Эх, Великая моя Россия,

Своенравна ты и не покорна.

Так храни тебя господь на небесия,

Я же биться буду за тебя упорно.

Не мечом так словом за тебя я

Изрублю врага твоих земель.

Вечно процветай, моя родная,

Для святых великих колыбель.

Русское слово

В начальных классах не любили мы учиться,

И в старших не хотели, так сказать.…

Но жизнь дала нам главный шанс влюбиться —

Читать стихи и их самим писать!

Поэтов миллионы на земле,

Но в памяти их единицы.

Они живут в твоей душе —

Бывает, Пушкин ночью снится!

Ты — человек, ты можешь говорить,

Но многим это лишь с трудом даётся.

И ты подумай, как велик язык,

Который с русских уст рекою льётся!

На миг представь, что наши корни

Навеки проросли в земле!

Мы русские, мы не покорны!

И эта мощь всегда живёт во мне!

Вся сила, ум великий русский,

Язык бриллиантами расшит!

Смеёмся с вражеской «подтруски»,

Что нас, завидев, убежит!

Всё это, вся страна Россия

Дарована отцами нам!

Чтоб жили мы в тепле красиво.

Они в тени, но ходят по пятам,

Как обереги кружатся у сердца

И шепчут нам, куда и как идти!

Они приоткрывают нам все дверцы,

На нашем сложном жизненном пути!

Они и сотворили наш язык,

Они же защищали эту землю!

Представь-ка только, лишь на миг,

Что все они и стали нашей тенью!

Они в тени, чтоб нас оберегать.

Однажды мы вольёмся в их течение.

А потому — не смей их забывать

И их благие, добрые учения!

Тень наших предков

Несет «она» ребенка на руках,

И от младенца веет жуткий холод.

Она идёт, а под ногами прах.

И имя ей — «война», «чума» и «голод».

За ней идут бесчисленные тени

Со злобными, безумными глазами.

У них давно в кровь содраны колени,

На них «она» сажала всех веками.

Но рядом с ней одна большая тень,

И у неё усталые глаза.

Они горят как в ясный знойный день,

А на щеке — застывшая слеза.

У «тени» медленный, тяжёлый, грузный шаг,

И виден полный боли с радостью оскал.

В руках лишь порванный, нам ненавистный флаг

С фашистской свастикой. Младенец закричал.

А смерть его из рук не выпускает,

Она лишь продолжает ровный шаг.

Вдруг с знаменем «тень» застывает

И разрывает красно-чёрный флаг.

Смерть поворачивает медленно главу,

Ребёнок плачет, холодом всё вея.

«Тень» смотрит, шепчет: «не могу

Я не могу в сей час прослыть ничьею»

У смерти тень берёт дитя

И прижимает с трепетом к груди.

Ребёнка «тень» собою защитя,

Смогла от смерти низменной спасти.

И это — наша тень. Да, не ничья, а наша.

Она спасла и даровала свет.

Она была сильна, вольна, бесстрашна,

Взяла всё на себя, всю тягость бед.

Нам должно помнить про неё,

Про мира данную нам пелену.

И чтобы нам ничьё враньё

Не стёрло память про Великую Войну!

Белые крепости

Эх, порушили белые крепости

В середине двадцатого века.

Не пойму я той глупости, дерзости

Сталинистских идей человека!

Не пойму, почему стены милые

Надо было машиной дорушивать!

Почему коммунисты постылые

Не оставили стены дослуживать?!

Да, фашист разгулялся там, знаю я,

Да, там мел добывают поныне,

Но ведь если у дерева нет корня́,

Лист не вырастет, даже в святыне!

Жаль, порушили белую крепость,

Ставя рядом советский завод.

За окном теперь грязная серость

Белгородский губит небосвод!

Краски

Смешайся краска красного террора

И с белым образуйте новый цвет.

Его своим признаете позором

Не пожелаете, чтоб вышел он на свет.

Но он родится из-за этого смешения

И ваши тяжбы на себе он понесёт

Войны пурпурный будет порождением

В крови и боли этот мирный цвет умрёт.

Помни

Помни не только в девятое мая!

Помни всегда, никогда не забудь;

Как наши в крови и в пыли, умирая,

Держались, и шли, продолжая свой путь.

По минам, по трупам, по грязи, за Родину!

Держали свой курс на Победу, Берлин!

Чтоб нам задушить нацистов уродину,

Ей в глотку пихнуть по курок карабин!

Чтоб эта скотина не нюхала воздуху,

Который у нас захотела отнять.

Ей каждый по харе! Удары порозданы!

Вперёд расписали. «Куда хочешь дать?

По шее? По морде? А может по печени?»

«Меня запишите, прошу, капитан!»

Живые, родимые, все изувечены,

Попали в войну, в адовый котлован!

Запомни их лица, фамилии, годы,

Которые жили они на земле!

Когда нам плюют, в душу гадят уроды,

Ты вспомни об этом адском котле.

Когда хочешь ныть — помяни ты прадеда,

И сразу всё снимет как лёгкой рукой!

Ты помни всегда, как досталась победа —

И в праздник, и в горе, и в день трудовой.

Не плачь, всё уж выплакано до тебя.

Полита слезами сторонка родная.

Храни всех умерших у сердца, любя,

Всё помни не только девятого мая.

Война никогда не меняется

Война никогда не меняется,

А время меняет лишь средства.

Но слёзы из глаз так и катятся,

Летя мимо детского сердца.

Никто на прошедшем не учится,

Всем хочется только богатства,

Вот только кто будет-то мучиться,

А кому же награды вручаться?

Кто стравливает, кто атакует,

Почему все должны воевать?

Может кто-нибудь вас образумит,

Чтобы нам никогда не страдать.

Не скрываться от смерти и ворога,

А дышать и жить со всеми в мире.

Воевать — это тяжко и дорого,

Мрут в рубашке и даже в мундире.

Войне всё равно — кто ты и как ты

Оказался убитым врагом.

И кончаются вечно бинты,

Все идут и идут напролом.

Кто виновен, что это случается?

Почему вам никак не понять,

Кто в солдат как в игрушки играется,

Заставляя других убивать?

Почему вы с друг другом-то ссоритесь

На колени хотите всех ставить!?

Когда все вы в крови-то умоетесь

Так, чтоб было убить — не заставить!?

Когда вы наиграетесь, люди,

В эту злую для взрослых игру?!

Почему не поймёте той сути,

Что нужна, чтоб окончить войну.

Почему же война не меняется?!

Почему предаёте Творца?!

Почему же у нас слёзы катятся?!

Почему же разбиты сердца?…

Людям

Всё простить

Я так мала, и мысли мои глупы.

Но всё же, я хочу их донести.

Что есть слова? На них мы — люди скупы,

И редко говорим «прости».

А ещё реже мы прощаем:

Мы давим в себе гнева огонёк,

И от прощения просто убегаем,

Лишь оставляя всё на самотёк.

Мы голове велим всё зло забыть,

Но есть душа, а ей не приказать!

Она ведь будет всё в себе хранить.…

И медленно от боли угасать.

Из-за того, что человек чрезмерно гордый,

Не в силах этот грех перешагнуть;

Он может, лишь желаниям покорный,

Всю злобу в душу далеко пихнуть.

Идут года и мы всё забываем,

Но душа помнит и она болит.

Болит и ждёт, пока мы угасаем,

Ведь время никогда нас не простит.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 332