электронная
280
печатная A5
537
16+
рИшебнИк

Бесплатный фрагмент - рИшебнИк

Диалоги и монологи


Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-7473-7
электронная
от 280
печатная A5
от 537

Предисловие

«рИшЕбнИк» — собрание коротких диалогов между учеником и Мастером. Озаглавлены диалоги как уроки. На самом деле это никакие не уроки. Общаются два человека, обмениваются мнениями и вдруг в разговоре возникает что-то очень любопытное, интересное, а часто и полезное. И Мастер, и его ученик — это собирательные образы, не имеющие реально существующих прототипов. Для автора — эти тексты, всего лишь возможность написать что-то в любимом жанре диалога. Почему такое странное название — рИшЕбнИк? Буквы иногда начинают своевольничать и выстраиваются в причудливые конструкции. Так случилось и на этот раз. Но название очень хорошо отражает суть. Вам вроде бы предложены решения некоторых важных проблем и затруднений, но эти решения какие-то несерьезные, несолидные. Ученик часто откровенно придурковат, да Мастер какой-то ненастоящий. Никто не собирается Вас в чем-то убеждать, призывать присоединяться или начинать истово верить. Герои диалогов слишком увлечены разговором, чтобы даже предположить, что Вы этот разговор ненароком подслушали. Окончательные выводы остаются за Вами. Вы сами исправите ошибки, придадите солидность и серьезность, если сочтете это необходимым. А может, отнесетесь к прочитанному, как анекдоту, что не так уж далеко от действительности. Сверхзадача, если бы она была у этих крошечных текстов, предельно проста — вызвать желание выразить свое мнение. И это всё. Приятного Вам выражения мыслей.

Урок продолжения

— У меня часто бывает состояние, когда мне нужно что-нибудь сделать, но я не знаю как. И спросить не у кого. Негде прочесть. Так обидно, что я так и не узнаЮ как сделать, и… не делаю.

— Это хорошее состояние. Возможно ты еще не накопил достаточного количества незнаний. Или тебе не так уж нужно сделать то, о чем ты говорил.

— Не понимаю. Как можно накопить незнания?

— Точно так же как копят знания. Никакой разницы.

— В накоплении знаний есть польза, но какая польза в накоплении незнаний?

— Я же сказал — никакой разницы. Но если тебе хочется узнать хотя бы об одной очевидной пользе, то я скажу. Чем больше ты накапливаешь незнаний, тем меньше у тебя остается возможностей откладывать продолжение.

— Что откладывать?

— Продолжение. Тебе нужно что-то сделать, но ты не делаешь, потому что надеешься на продолжение. На то что кто-то за тебя найдет решение, кто-то подскажет тебе последовательность действий, кто-то рискнет вместо тебя. Однажды ты не сможешь откладывать и перекладывать. В тебе не останется места для продолжения. И тогда…

— Я сделаю сам?!

— Именно! И тебе будет не важно правильно ты делаешь или нет, будет от твоего действия польза или вред, последует ли критика в твой адрес. Ты будешь делать потому что кроме тебя этого сделать некому. Все те кто сделал какие-то открытия или сделали что-то в первый раз, действовали без продолжения. Количество их незнаний было достаточно!

— Ничего себе! Это самое необычное, что я когда-либо от тебя слышал.

— От меня? Ты затеял этот разговор, я его поддержал.

— Но ведь еще было «или».

— Да. Эта очень популярная причина. Главное в ней слово «тебе». Ты часто делаешь то, что хочется и нужно не тебе. Бесконечно это не может продолжаться. Незаметно для себя ты начинаешь искать повод не делать.

— Искать продолжения?

— Да. Искать продолжения. Всё, что угодно, лишь бы не делать.

— Но что делать?

— Что? Честно спросить себя. О том, а нужно ли это тебе и можешь ли ты еще позволить себе это откладывать.

— И если нужно и не могу…

— То тогда ты найдешь решение, и правильное действие. Ты сделаешь.

Урок о прекращении

— У меня к тебе очень важный вопрос?

— Эко тебя забрало! Давай свой вопрос.

— Даже два вопроса.

— Всё не слава Богу! Задавай уж, пока третий не завелся.

— Почему ты не похож на настоящего Мастера, на духовно продвинутого учителя?

— Потому что я не настоящий мастер и не духовно продвинутый учитель.

— Я знал, что ты так ответишь. Но ведь это не правда!

— Как это не правда, если ты сам только что сказал, что я не похож. Если не похож, то значит не настоящий и не продвинутый.

— Как раз ты-то и есть настоящий и продвинут ты невероятно. Но почему тогда не похож?

— На кого?

— На Мастера и духовно продвинутого учителя.

— Одно из двух — либо у тебя какое-то странное представление о том как должны выглядеть эти ребята, либо я не тот за кого ты пытаешься меня выдать!

— Но ведь в книгах, фильмах, в разных рассказах Мастера они не такие и духовно продвинутые совсем другие.

— Может художественный вымысел?

— У всех сразу?

— Есть же определенные традиции.

— А ты значит вне традиции?

— Я? Я молчу. Это ты чего-то зацепился за эту странную тему. Что тебя так беспокоит?

— В этом состоит второй вопрос. Ты обычный, очень обычный и при этом можешь многое, действительно можешь и делаешь, делаешь это буднично, естественно. Почему же те кто выглядят такими эффектными, чаще отговариваются красивыми словами, чем что-то реально делают?

— Ты в курсе, что это тайна? И не просто тайна, а тайна за многими печатями. Я тебе конечно открою эту тайну. Но имей в виду, что для тебя она может оказаться не по зубам.

— Вот! Отличная иллюстрация! Ты без лишних слов переходишь к делу!

— Говорить я не умею. Потому слова и берегу. Нет у меня лишних слов. Тайну открывать?

— Валяй! Хуже уже не будет!

— Когда ты что-то упорно осваиваешь, чему-то обучаешься, что-то практикуешь, то важно не пропустить момент прекращения.

— Какого прекращения?

— Прекращения освоения, обучения, практики и перехода к обычно жизни. Всё бросаешь и живешь без всяких этих дел.

— Но ведь можно же потерять все навыки?

— Можно. Если момент выбран неудачно! Но если прекращаешь вовремя, то тогда все случиться с точностью наоборот. Скажи, ты можешь разучиться ездить на велосипеде? Или плавать, или читать?

— Не пробовал. Наверно смогу, если не буду делать перечисленные тобой действия слишком долго.

— Не сможешь. Тебе просто не хватит для этого оставшейся жизни. Разучиться — непосильная задача, это как отключить слух. Ты же не можешь, не затыкая уши, сделать так, чтобы твои уши не слышали звуки?

— Не могу! Но какое это имеет отношение к моему вопросу?

— Непосредственное отношение. Многие из тех кто пытается освоить мастерство или встать на путь духоборчества, просто не знают о том, что нужно вовремя прекратить. Без прекращения невозможно от обучения перейти к живой практике. Учиться можно бесконечно. Это похвальное занятие. Но постоянное обучение — это процесс ради процесса. Практической ценности он не имеет.

— А как правильно выбрать нужный момент? Наверно это очень сложно?

— Проще простого. Как только понял, что умеешь, так и прекращай. Поехал на велосипеде, поплыл, начал читать — всё! Можно какое-то время посветить совершенствованию, но не слишком долго. А потом всё.

— Получается, что те кто много и красиво говорит и эффектно выглядит, продолжают совершенствоваться в том, что уже давно пора прекратить?

— Обобщать не стоит. Иногда да, чаще нет. У человека может быть много причин поступать тем или иным образом. Но вариант того, что человек просто боится прекратить практику, исключать не стоит.

— Я прекращаю задавать тебе вопросы!

— Я тебя предупреждал, что эта тайна может оказаться тебе не по зубам!

Урок правильного движения

— Я не могу, у меня ничего не получается!

— Почему?

— Не знаю, когда делаешь ты, то вроде бы всё понятно, но стоит начать делать самому, и не могу повторить.

— Ты уверен, что не знаешь причины?

— Конечно! Если бы я знал, то наверняка бы сразу смог бы сделать сам.

— А ты можешь предположить, что никакой причины нет?

— Могу, но толку? Как это нет? А в чем тогда дело?

— Может в том, что ты куда-то торопишься?

— Куда мне торопиться и зачем?

— Это тебе лучше знать. Но, то, что ты торопишься куда-то — очевидно!

— Тороплюсь? А смысл?

— Смысл торопиться есть и это очень важный смысл. Ты боишься опоздать. И поэтому спешишь побыстрее покончить с тем что делаешь сейчас, для того чтобы приступить…

— …Торопиться делать что-то другое?

— Схватываешь на лету!

— Хм? В твоих словах есть доля правды. Осталось выяснить, куда я боюсь опоздать?

— Это простой вопрос, и на него имеется простой ответ. Ты боишься опоздать жить!

— Но как я могу опоздать жить? Разве это возможно?

— В том-то и дело, что невозможно! Всё, что ты можешь делать наверняка — это жить! Но ты был много раз свидетелем того, как другие люди не успевали пожить. Они уходили из жизни так и не закончив начатого, не успев.

— Да. Смерть часто кажется преждевременной. Но с таким положением вещей, похоже, нельзя ничего поделать!

— С положением вещей нельзя, но со своим положением относительно Жизни — можно!

— Что?

— Прежде всего принять-понять-зарубить-смириться (можешь добавить еще сколько угодно способов), что торопиться тебе некуда. Ты физически не можешь опоздать, или не успеть, что-то сделать. Даже если очень сильно постараешься. Это из очевидного. А еще, было бы неплохо понять-принять (про список способов не забыл? Самое место здесь его вспомнить), что ты не можешь опоздать за другого человека. При всей связанности, между собой наших жизней, каждый из нас проживает только свою.

— И это всё? Так просто?

— Ага! Ты теперь вооружен и можешь приступить к движению. Готов? Тебе некуда торопиться! Это движение — единственное движение, которое ты можешь сделать именно сейчас. Вперед!

— Ух-ты! Даже стоять прочнее стал, и движение плавное…

— Определись — ты говоришь или делаешь?

— Делаю!

— Вот и всё! Это оказалось совсем просто! Да, я чуть не забыл. В этом мире нет движений, которые ты бы не смог воспроизвести, при условии, что ты можешь узнать движение. Все знакомые тебе движения ты уже умеешь делать. Всё, что тебе необходимо — это…

— …Сделать без спешки!

Кот и горшок со сметаной

Интересно смотреть на одно и тоже из вчера и из сегодня.

Словно кот вокруг горшка со сметаной кружишь.

Вчера казалось, что сегодня будет так и эдак.

Уверен в этом был, сомнений никаких!

Сегодня наступило, и… ничего из вчерашних «так и эдак» не сбылось.

Нет, случится-то оно случилось, но ожидаемого привкуса не обнаружилось.

Ничего особенного в наступившем сегодня не оказалось.

День как день, будни, одним словом.

Но пройдет день, превратится сегодня во вчера и опаньки!

Магия какая-то.

Значение появилось, вроде как на пустом месте.

Будешь еще бессчетное количество раз к тому сегодня возвращаться, пересказывать и пересматривать.

Если по честному себе признаться, то никакого вчера-сегодня нет.

Удобно так делить, но не более того.

Горшок со сметаной в виде мерно текущей жизни есть.

Кот, в виде вечно чем-то озабоченного тебя, есть.

Да, еще возможность вокруг горшка покружить есть.

Причем легко и свободно, придумывая себе по ходу кружения смыслы, оправдания разные.

Может пора уже в горшок заглянуть, отведать сметанки, или чего там в нем?

Боязно!

Те, кто заглянул и уж тем более лизнул пару раз содержимое, не советуют.

Потеряешь смысл, говорят.

А так, пока есть вокруг чего покружить, то еще есть на что надеяться.

Терпение у того, кто горшок выставил и кота рядом усадил, огромное.

Но не безграничное.

Однажды, за шкирку прихватит кошака, да и макнет.

Хорошо макнет, от души.

Чтобы значит и смысл, и оправдание и всё остальное разом разрешить.

Но это еще когда будет, а может и пронесет еще.

Значит пока еще покружим?

Урок о скорости души и тела

— У меня есть знакомый, который уже несколько лет посещает один и тот же тренинг по духовному росту. Не понимаю, он, что настолько недалек, что не может за столько лет научиться?

— Ты слишком суров в своих оценках. Возможно, что твоему знакомому, нужно долгое и неторопливое лечение.

— Не понял! О чем это ты? Какое лечение? Внешне он вполне здоров.

— Недомогание может принимать разные формы, в том числе и внешне невидимые. Если человек обращается за духовной помощью к другому человеку, то это значит, что у него не все в порядке на душе. Такие недомогания лечатся долго.

— Неужели он не получил помощи за столько лет? Может ему сменить «доктора»?

— Думаю, что помощь-то он как раз получил. Поэтому и не спешит менять своего духовника.

— Не понимаю.

— Это очень похоже с болезнью физической. Если ты принимаешь какие-то снадобья, и они тебе помогают, то ты вряд ли будешь менять курс лечения. Это не имеет смысла, а к тому же просто страшно. Известное тебе лекарство хоть как-то, но помогает, а вот поможет ли другое — это открытый вопрос. А с делами духовными ситуация еще более запущена. Человек, особенно с возрастом, очень боится даже шаг сделать в сторону от привычного. Даже если это привычное уже и не помогает.

— Странную ты аналогию провел с душой и телом. Тот случай, когда они очень похожи.

— Да. Тело очень инертно, ему трудно менять что-то — привычные движения, пищу, среду обитания. Но душа, при своей внешней гибкости еще более неповоротлива.

— А ты не путаешь ум человека и душу?

— Нет, не путаю. В данном случае это одно и то же.

— А как же разговоры о скорости мысли, о космичности души? При таких-то масштабах и ум и душа пошустрее тела.

— Ты забываешь о масштабах. Скажи, как по твоему мнению, наша планета обращается вокруг звезды Солнце быстрее, чем летит муха?

— Конечно быстрее? Это известно из школьного курса физики.

— А реально, чья скорость внешне выше, на глаз?

— Реально? У мухи. Полет Земли я не чувствую.

— Нечто подобное происходит и с душой.

— Я совсем запутался.

— Человек со временем привыкает к своему телу и миру физическому. Этот мир для человека более реален чем мир души. Поэтому душа и выглядит более неповоротливой, как и мир мыслей, суждений.

— Да. Бывает, что встречаешь хорошего знакомого, которого не видел много лет и удивляешься, насколько он изменился внешне, но убеждения свои и взгляды на жизнь у него прежние.

— Да, такое встречается часто. Даже за частой сменой сфер деятельности нетрудно разглядеть одну и ту же неторопливую душу.

Урок про «обман» ума

— Ум нас дурачит!

— Ты это серьезно?

— Конечно! Так написано во всех книгах о духовности!

— В книгах? Понятно. А сам как считаешь?

— Я в принципе согласен, но понимаешь, какая штука. Я ведь умом согласен. У меня нет ничего кроме ума. Именно умом я могу понимать, соглашаться, отрицать.

— Да — это так.

— Но зачем в таком случае сомневаться в своем уме?

— Это зависит от целей, от точки отсчета и от того кто смотрит?

— Как всегда странно и вместе с тем любопытно. Пояснишь?

— Конечно! Почему какой-то человек утверждает о том, что ум дурачит нас? Какие у него могут быть цели? К примеру, цели учебные. Для того, чтобы спровоцировать ученика к размышлениям, годятся любые средства. И обвинение ума — одно из самых подходящих средств. Ученик начинает размышлять и, в конце концов, либо отделяет Ум от Я, либо…

Если кто-то посторонний оказывается при таком уроке (не зная целей), то легко может сделать не совсем правильные выводы. Что у нас дальше? Точка отсчета? Это просто. Человек — это не только его тело, вернее не столько его тело. И если взглянуть на Ум с этой точки зрения, то начинаешь относиться к Уму не так серьезно. Что еще осталось? ТОТ, кто смотрит? Это еще проще. Если дать себе труд немного поискать Того, кого на самом деле ты называешь Я, то тогда твой Ум ты увидишь совсем под другим ракурсом.

— Хм. Красиво. Исчерпывающе.

— И весьма глупо. Ведь это тоже забавы нашего Ума.

— Но в таком случае, что не скажи, это в любом случае можно объявить игрой Ума.

— Точно. Именно этим и занимается большая часть умников.

— Мне они уже не представляется такими уж умниками.

— Верно! Пилить сук на котором ты сидишь — это не самая умная затея.

Разгоняя облака. Урок настоящего волшебства

— Вот бы научиться разгонять облака! Или хотя бы убирать некоторые из них!

— Какое странное желание. Чем же тебе, такие роскошные, облака помешали?

— Пока купаешься — солнце светит. Жарко. Стоит из воды выйти, как какое-нибудь облачко солнышко закроет, ветерок прохладный налетит и сразу так неуютно становится.

— Хм. Мне это совершенно не мешает. Ведь облака долго на одном месте не висят. Подожди немного, и облако само исчезнет или ветер его угонит в другое место.

— Пока дождусь, уже весь гусиной кожей покроюсь.

— Если ты такой нетерпеливый, так возьми и сотри мешающее тебе облако с неба.

— Но как? Я, что только не пробовал. Облако как заколдованное. Чем больше я стараюсь, тем дольше оно солнце закрывает.

— Ты меня слышишь? Я же говорю тебе, сотри.

— Как стереть? Где я и где облако?

— Показываю. Лежишь ты, загораешь. А тут облако, между тобой и солнышком, зависло. Вокруг оглянись. Наверняка какая-нибудь травинка лохматая рядом с тобой растет. Ею и сотри облако. Рвать травинку не торопись. Рядом с травинкой расположись, и ею как кисточкой облако сотри. Обращай внимание на колосок травинки и на то, как ты этим колоском облако, словно ластиком с неба, cтираешь.

— Показать можешь?

— Смотри! Вот подходящий колосок. Я нужное облако нахожу, колоском в это облако прицеливаю, глаз прищуриваю и начинаю растушевывать это облако.

— Ух, ты! Прямо на глазах облако тает, вот и исчезло.

— Дай-ка я попробую. Жаль, что до облака далеко!

— Притормози! Расстояние не имеет никакого значения. Если ты можешь (умеешь) стереть что-то на расстоянии нескольких сантиметров, ты точно также сможешь стереть и на любом другом расстоянии. Для начала тебе достаточно видеть то, что ты стираешь и то, чем ты стираешь. Если же у тебя развитое воображение, то и видеть необязательно.

— Значит так. Вот колосок. Вот облако. Прицеливаюсь и начинаю колоском стирать облако. Ничего себе! Получается! Да как быстро! Это какое-то волшебство?

— Называй, как знаешь. Я называю это умением выделять главное.

— Попробую предположить? Главное в данном случае не то, как далеко от меня облако, а то, как именно я от этого облака решил избавиться?

— Не-а. Главное твое умение что-то стирать. Неужели ты действительно веришь в то, что это ты убрал это облако?

— А кто же? Я ведь это только что сделал собственными руками?

— Ты? Собственными руками?

— Хорошо, колоском!

— Ты включи здравый смысл, хоть немного! Где ты и где облако? И какой величины этот колосок?

— Не понимаю.

— Секрет в том, что ты на некоторое время отвлекся от своего странного желания убрать облако. Это ты делать не умеешь, более того, ты даже не особо веришь в то, что это в принципе возможно. Но зато ты умеешь что-то стирать. Ты занялся стиранием, И пока ты в этом преуспевал, облако преспокойно было раздуто ветром…

— Ты хочешь сказать, что если бы я ничего не делал, то облако всё равно бы исчезло?

— Именно!

— Но ведь я же…?

— Ты же слишком увлечен своей собственной персоной. Ваша персона загорать изволили, а тут какое-то облако возникло! Как посмело? И затмило это облако всё перед твоими глазами. Главным стало неудобство, которого на самом деле нет. А потом, ты поменял мнимое главное, реальным главным. Сделал что-то, что делать можешь, а не то, чем ты вроде как недоволен.


— Так значит, стирание было необязательно?

— Нет, конечно! Я видел, как ты рисуешь и как ты ловко при этом орудуешь ластиком. Ластика под рукой не оказалось, и я предложил заменить ластик колоском. Дальнейшее — дело техники.

— А я думал, что это волшебство.

— В какой-то мере это и есть настоящее волшебство. Для тебя, пока ты не узнал секрет, оно точно было волшебством. Вот фокусник и зритель. Для одного трюк, для другого необъяснимое чудо. Но стоит обратить внимание на главное, как трюк перестает быть чудом.

— Но ведь есть и настоящее волшебство?

— Всё зависит от того, что считать главным. Смотри!

— Этого не может быть! По воде ходить нельзя! Хотя? А если обратить внимание не на то, что вода тебя не удержит, а на…

Один из уроков молчания. Игры в эхо

Солнце только что закатилось за ближайшую гору. Ни ветерка. Поверхность озера идеально гладкая. Двое на берегу. Тишину не нарушает ни звука.


— Вот оно. Время игры в эхо — беззвучно сказал один.

— Да — мысленно подтвердил другой и добавил — Жаль, что я не умею играть в эхо.

— Я покажу. Ты когда-нибудь «пек блинчики» на воде, камешек бросаешь хитро так на воду, он прыгает и «блинчики пекутся»? — мысленно спросил первый.

— Конечно.

— Это почти то же самое, только вместо камешка ты используешь эхо — беззвучно продолжил первый, и едва слышно выдохнул — Бо! — на воде появился круг, затем другой и скоро, что-то невидимое ускакало к середине озера, оставляя за собой аккуратные круги на воде.

— Ух-ты — беззвучно воскликнул второй, и бросил на воду — Бо! — но ничего не произошло, вода даже не шелохнулась.

— Ты не произноси звук, ты его бросай, вот так — Бо! — в воду плюхнулось что-то огромное, будто крупная рыбина ударила хвостом.

— Бо! — попробовал второй — вода перед ним едва задрожала.

— Позволь себе стать озером, и бросай в него звук, остальное сделает эхо.

— Бо! — на воде возник аккуратный круг — Бо! — еще один — Бо!!! — удалось испечь целых три блина.

— Молодчина — подумал первый, а теперь вместе — Бо!

— Бо! — обгоняя друг друга, по воде поскакали круги.

— А теперь то же самое, но без звука, уж больно сегодня тишина густая — мысленно предложил первый…


Какая королевская тишина. Даже сумерки не спешат опускаться на озеро. Самая смелая звезда отражается в зеркальной глади. Двое на берегу. Молчат. А перед ними на воде, время от времени, возникают из ни откуда крестики и нолики. На бесконечной воде. Игра для избранных молчунов…

Урок про «надо» и «должен»

— Мне надо…

— Стоп! Притормози немного. Слова «надо» и «необходимо» — это слишком могучая штука, чтобы прибегать к ним слишком часто.

— Слова, как слова. Что в них такого?

— В самих словах ничего, а вот в том, что под ними подразумевают, довольно много любопытного, и не всегда безобидного.

— Попахивает, знаешь ли, паранойей.

— Не спеши с выводами. Допустим, что ты человек обязательный, ответственный. Тогда для тебя слово «надо» почти всегда подразумевает «должен». Если «надо», то значит «должен». Причем без каких-то особых сомнений и размышлений. Часто, авторы книг по разному «саморазвитию» прибегают к нехитрому приему. Они приводят список некоторых «завлекашек», а потом к нему добавляют список того что «надо» (необходимо) сделать, чтобы этими завлекашечками обзавестить. Формула проста: «Для того чтобы…, надо…».

— И что в этом плохого?

— Ничего плохого, если бы среди этих «надо» не встречались формулы, которые напрямую предполагают (без всяких сомнений) принять точку зрения автора за единственно правильную, и следовать только за ним. А это уже прямая дорожка во всякого рода культы, секты и прочую канитель.

— Ты знаешь, я ведь тоже иногда испытываю некоторое неудобство, когда слышу слишком много «надо».

— Это нормальное состояние. Так подросток восстает против авторитарного влияния взрослых. Со временем это противостояние притупляется. Но человек-взрослый уже достаточно умен и умудрен, и он ведет себя в чем-то схоже с подростком. Если ему что-то навязывают уж очень активно, то он это отвергает. Это кстати один из показатель твоей «взрослости» — готов ли ты усомниться в необходимости чего-то.

— А причем здесь «должен»? Со словом «долг» перекликается.

— Не просто перекликается, а напрямую связано. Подразумевается, что если «надо», то ты «должен». Но ты-то никому и ничего не должен (если конечно не связан долговыми обязательствами). Никому и ничего. Это отправная позиция. Ты точно такой же человек, как и тот, другой. И ты сам вправе решать что «надо» и что ты «должен».

— А разве в этом случае нет риска, удрать в другую крайность?

— Риск есть всегда. Жизнь, по сути, штука рискованная, от нее, как известно, умирают. Так ведь на то и голова у тебя на плечах, чтобы немного подумать, перед тем как что-то делать.

Урок теплоты

— Я хотел бы…

— Подожди. Не надо ничего больше говорить. Просто выслушай меня. Ты можешь прочесть много книг, заработать много денег, прослыть умным или щедрым. Ты можешь произнести много слов или можешь написать много слов. Вся эта внешняя шелуха, не более чем погремушка. Важно лишь насколько тепло рядом с тобой. Имеет значение лишь то, насколько теплее от твоих слов. Этот Мир существуешь благодаря огню. Ты можешь внести свой вклад. Больше ничего не нужно.

Урок ухода

— Как горько, когда кто-то уходит из жизни, и как это страшно.

— Страшен и горек не сам уход, а неизвестность, с которой ты остаешься здесь…

— Можно подумать, что если бы мы больше знали о том, что случается после смерти, то это изменило бы боль утраты.

— Это знание (как и любое знание) обесценило бы значимость смерти.

— Как можно обесценить, то, чего не избежать…

— Легко, если правильно сфокусироваться. У тебя есть знакомые или друзья, которых ты не видел много лет?

— Конечно. У меня есть хорошие знакомые, которых я не видел никогда. Мы с ними общаемся через Сеть.

— С точки зрения того, что принято называть рельностью, они живые?

— Вне всяких сомнений!

— Не спеши делать поспешные выводы. В данный момент ты точно уверен в том, что знаешь, что конкретно происходит с каждым из них?

— Нет. Точно не уверен.

— Значит можно допустить вероятность, что эти люди…

— Ээээ, не шути с такими вещами.

— Я и не думаю шутить. Ты дослушай меня. Как только что-то находится вне досигаемости твоих знаний о нем, оно перестает для тебя существовать!

— Чушь,!

— Чушь?

— Нет, погоди… Но ведь так можно договориться Бог знает до чего!

— Можно. А можно обрести разумное равновесие в ситуациях, когда оно, казалось бы невозможно.

— Смерти нет?

— Смерть существует пока существует знание о ней. Это знание может испугать, может воодушевить, может разрушить.

— Какой толк от такого знания?

— Все зависит от фокусировки. Тот приятель из твоего детства, не встреченный ни разу с той поры. Разве он для тебя более живой, чем недавно ушедший из жизни знакомый?

— Мне в этом страшно признаться, но похоже, что ты прав.

— Ты только не увлекайся этой правотой. Она не меняет реального положения вещей, но помогает увидеть свет там где казалось бы сплошной мрак.

Урок зависти

— Ох уж эта зависть! Сколько от неё проблем и с собой и с окружающими.

— Зависть — как любое, по-настоящему природное, чувство, очень полезно и важно для человека. Жизненно важно.

— Что же в ней полезного и важного, да её и жизненно?

— А что важного в чувстве жажды или голода?

— Сравнил?

— И не думал сравнивать. Я привел пример жизненно важных для человека чувств.

— С голодом и жаждой понятно. Но зависть? Неужели без неё нельзя?

— Конечно, нет. Зависть — это жажда жизни с одной стороны и универсальный ассенизатор с другой.

— Не понимаю.

— Ты смотришь на зависть с лишь одной, доступной тебе, позиции, отсюда и непонимание. Я помогу взглянуть чуть иначе. Допустим, ты испытываешь зависть. Ты ведь испытываешь зависть?

— А то? Еще как испытываю. Так иногда испытываю, что света белого не вижу.

— Молодчина, что не врешь. А что еще, совместно с завистью, ты испытываешь?

— Потребность иметь то, чему я завидую, желание стать таким как тот, кому я завидую. Обиду, что не могу иметь и не могу стать.

— Еще раз молодчина, не побоялся признаться. Это всё?

— Иногда желание отомстить тому, кому завидую. Может не явное желание, но в той или иной мере. Жалость к себе испытываю, что не могу. Злость на того, кому завидую. Примерно так. Мало приятные чувства.

— Ты их просто «готовить не умеешь»! Разберем по порядку. Зависть пробуждает в тебе: потребность, желание, новые чувства. Это ли не хорошо? Ты получаешь возможность получить новые знания о мире — через потребности (и очень сильные потребности). Это сильный пинок под твой заскорузлый зад, не будь зависти, ты бы и не двинулся в эту сторону. Ты испытываешь очень острое желание, это желание лишает тебя покоя — толкает к изменениям, к изменениям, на которые бы ты добровольно вряд ли решился. Чувства — они оживляют, освежают человека. А особенно те, которые человек привык избегать. Это далеко не полный список. Я показываю принцип. Остальное выведешь на досуге сам.

— Всё это хорошо. Но почему тогда люди, когда они завидуют, ведут себя, мягко скажем, не самым лучшим образом?

— Так ведь идет чистка душевного организма. Зависть — универсальный ассенизатор души, дермецо прет не слабо, человек обнажает самое сокровенное в себе. Не будь зависти, человек бы просто отравился от внутренних душевных токсинов. Это, пожалуй, одно из самых главных полезных свойств зависти.

— Ничего себе! Но разве нет людей, которые не завидуют?

— Нет. Есть люди, которые не накапливают в себе нерастраченную зависть. Преображают её во что-то более продуктивное и полезное. Так рачительный хозяин использует навоз для удобрения своего сада.

— А как же «хорошие» люди, те которые ни кому не завидуют.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 537