электронная
36
печатная A5
297
18+
Рифы

Бесплатный фрагмент - Рифы

Сборник стихов

Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1689-8
электронная
от 36
печатная A5
от 297

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

РИФЫ 1

Стенанья о любви

И. Кривов 2000 г.

Поздно

Повзрослеть бы мне пора

Да поздно — в голове дыра…

Поздно,

Слишком поздно каяться.

Звезды

Надо мною маются.

Возле…

Я стою у края пропасти.

Ноздри,

Разрывают ветра лопасти.

Доза

Жизни прекращает действие…

Слёзы,

Между пальцев клейстером.

Розы,

Чёрным лепестком опали розы.

Поздно,

Слишком поздно, поздно, поздно…

Ступени

Рожденье, крик и стон, и плачь,

И воздуха глоток.

Сознанье, мысль и боль утрат,

И радости поток.

Непонимания стена,

Отсутствующий взгляд,

Мольба, прощенье, рёв души,

Не прав, не виноват.

Косые взоры, сердца стук,

Любовь или мечта?

Познанья суть, словесный рай

И голова пуста.

Обратный ход, предметов тьма

И новый путь с листа.

Стремленье ввысь, сомненья — прочь,

Улыбка на уста.

Боль

Боль — появление на свет,

Боль — сострадание.

Молчанье — боль,

Боль — разговор,

Боль в нелюбви признание.

И счастья — боль,

И боль — потерь.

Жизнь — это боль,

Ты мне поверь!

Но…

И звон куполов,

И помпезность торжеств…

Ты помнишь меня,

Мы встречались уже.

Ты бросила взгляд,

Ты запомнила, но…

Видно тогда

Было не суждено.

Дубль два или три,

Не важно — мы вновь…

И где-то здесь рядом

Кружила любовь.

И вроде сейчас…

Нам уже всё равно!

Но нет, между нами

Опять это Но…

«Но» — новый мир?

Новый смысл?

Новый век?

А может быть проще —

Другой человек?

А может быть счастье заключено

В чём– то ином, поискал бы я, Но…

Не я воскрес

Прошёл лишь год

С тех пор, как мы…

А я уже вне памяти!

Быть может, это были сны,

Растрескавшись о камень.

Быть может, это был полёт,

Не наш, но над равнинами…

Желанье постоянно лжёт,

С улыбкою невинною.

Стекла слеза

И гром небес.

Закрой глаза,

Не я воскрес…

Кудри белоснежные

Кудри белоснежные — бурным водопадом.

Ручки твои нежные — на моих иль рядом.

Глазки цвета моря — для любви открытые,

Тайной шёпот вторит — о давно забытом.

Щёчки — утра свежего, обрамленье губ,

Кожа — цвета беж, Боже как я глуп.

Глуп, что не ласкаю, не целую в щёчки,

Глуп, что пропускаю сладостные ночки.

Глуп, влюблён и весел,

Даром, что дурной…

И слова всех песен,

Для тебя одной!

По-то-лок

Белый за окном — мело.

Тела твоего нейлон.

Зелень мне в глаза напротив.

Алый где-то рядом ротик.

Бархат нежный и пушок…

От прикосновенья — шок…

Темнота, полёт и небо!

Звёзды! Бездна! Море снега…

…Белый потолок, глаза…

Со зрачка стекла роса.

Меж сплетённых пальцев ток.

От прикосновенья — шок.

Белый снег и по — то — лок…

Дети не одной планеты

Дети не одной планеты,

Не одни у нас мечты.

Ты — прикосновенье света,

Я — наследник темноты.

На границе дня и ночи,

Наш скреплен союз.

Изначально я порочен,

Ты — дыханье муз.

Только солнце заходило,

Мы сливались в стон.

Только ночь меня любила,

Днем же таял сон.

От рассвета до заката

Ты была чужой.

Неприступности плакатом,

Скрытности межой.

Мне луна милей светила,

Солнечных лучей.

Вновь я жаждал встречи с милой,

Не моей, ничьей.

Я просил её о малом,

Не надоедал.

Может быть, она устала,

Может, я устал?

Все вопросы без ответа,

Вновь, махнув рукой,

Ты уходишь в искры света,

Я — в ночной покой.

Пирамиды листьев

Пирамиды листьев

Улеглись в строю.

На вершине кисти

У тебя стою.

Два движенья верных,

Три обхвата губ,

Судорожек нервных

Будоражат труп.

Столбиками искры,

Радугой фонтан.

Боже как я быстр!

Боже как я пьян!

Сиреневые сны

Сиреневые сны…

Постылые пастэльные тона.

Под небом мы одни,

Скорее, я один и ты одна.

Вернее, вместе быть не суждено.

Еще точнее, я и ты, и ты, и я — одно.

Хотите все расставить по местам?

Завидую, мне было не дано.

Расстояния

С каждым шагом расстоянье

Умножает боль.

Как пружина — расставанье,

В клочья рвет любовь.

Метр за метром, в сердца недра —

Плавленый металл.

В голове — холодным ветром:

«Счастия финал».

Замелькали пред глазами

Звёзды фонарей.

Слёзы хлынули ручьями —

Знак последних дней.

Мир распался на две части:

Ты в одной, а я —

Исчезал в холодной пасти

Завтрашнего дня.

Ни слова

Ни слова, ни полвздоха, пустота…

Стена молчания.

Любовь любил, любовью жил,

И ждал в любви признания.

— Напрасно жаждал. Ты же знал,

Что быть не суждено.

Но ради той секунды счастья,

Наверно, всё равно…

Да если б даже всё назад

Вернуть, ведь я же снова

Метнулся б в омут с головой,

Не проронив ни слова.

Ни слова… Ни полвздоха…

Пустота…

Ты ушла

Ты ушла, лишь грохот двери,

Перепонки разорвал.

Я — в бреду, себе не верю,

Я наверно жить устал.

Слева — шум воды из крана,

Справа — крики за окном.

Струйкой кровь течёт из раны.

Лучше б это было сном.

Тишина. В глазах темнеет,

Рвётся мысленный поток.

Сверху, выпучившись, смотрит

Одноглазый потолок.

Дым последней сигареты.

Пепел — на пол,

Всё равно.

Губы шепчут:

«Где ты, где ты».

Тихо… Холодно… Темно…

Два билета

Два билета стиснул в руке.

Ветер роется в волосах.

В крест перрону стою налегке.

Лунный камень нашла коса.

Два билета — выбор простой.

Направление — в никуда.

И никто не крикнет: «Постой!»

А так хочется, иногда…

И билеты в руке, как бельмо,

И не ехать, уж нету сил.

Что же это за жизнь — дерьмо!

Кто же счастье косой скосил?

Мы уходим

Тихо шурша листвою,

Мы уходим из жизни.

Нам хорошо с тобою,

Об этом шептали листья.

Кружились и шелестели,

Как будто знали о чём-то.

Им ведь остались недели,

Их занесёт позёмкой.

Нам же ещё год из года

Шагами жизнь нашу мерить.

Но в следующий раз природа

Нам попросту не поверит.

Те же деревья и те же

Листья шуршат под ногами.

И вроде бы всё, как прежде,

И вроде, как будто бы с нами…

Рифм родник

Не бесконечен рифм родник,

Иссох, иссяк источник.

Но к сердцу твоему проник,

Я это знаю точно.

Он нежностью своей ласкал,

Отточенностью фразы.

Слова в душе я так искал,

Чтоб впитывались сразу.

Чтоб вырвавшись один лишь раз,

Парили бесконечно.

Чтоб эхом вторил нежный сказ,

Распарывая вечность.

Пусть наполняются слова,

Бескрайностью вселенной,

И пусть народная молва,

Стих делает нетленным.

____________________________________________

Восемь цифр

Взор, направив в бездну бытия,

Выбиваю в камне прожитые годы.

Жизнь свою неистово ваял,

Пожиная прегрешений всходы.

Сожаленью места нет в душе.

От ошибок я не отрекаюсь — каюсь.

Жизнь моя не пошлое клише,

От чего же я тогда так маюсь?

От чего сомнение и бунт?

И откуда незаконченность сюжета?

Дребезжание ослабших струн?

Пелось и мечталось не об этом.

А ответ был часто очень близок,

Разгребая ворох вещих снов,

Балансируя на краешке карниза,

Я карабкался до самых до основ.

Только бы не сделать шаг неверный.

Только б не разрушить этот миф.

Только б не увидеть раньше смерти,

Выбитые в камне восемь цифр.

P. S. Эпитафия

Росою омыт.

Безмолвьем отпет.

Любовью помазан

И в саван одет.

Друзьями оплакан.

Врагами спасён.

Наложенным знаком

Закончился сон.

Ушёл, никому не сказав

До свиданья.

Чуть грустно, но тихо…

Прошу лишь молчанья!

Ну вот и всё

Ну, вот и всё.

Вернулся к изначальной пустоте.

Нет тела, времени, отсутствует пространство.

Я никогда, и я уже нигде,

И вместо формы содержания убранство.

Сиреневый и бледно — голубой,

Слились в одно и высветили душу.

Гонимому безумною толпой,

Не пасть на дно, законов не нарушив.

Ну, вот и все.

Вселенная у ног:

Любовь, приливы ненависти, скука.

Но, не подумайте, я здесь не одинок,

Хоть и не слышно звука слов и сердца стука.

Спокойных колыханье волн.

Бездумно, томно, безразлично…

Я словно пуст, и в то же время полн.

Без имени, в отсутствие наличья.

РИФЫ 2

Рождённый Любовью

2001 — 2004

Сладкий привкус

Был противен сладкий привкус

Лживой нежности твоей.

Был наигран взгляд наискось,

Чище ласки упырей.

Стуки лбами, струйки крови,

Стаи белых лебедей.

Все как прежде, все как внове:

Не спаситель, не злодей.

И не грешник, и не странник,

Только вот судьбы крючок —

Я помертвенный изгнанник,

Младо — юный старичок.

Звонарями раскричались

Языки колоколов.

Наши судьбы развенчались,

Наш роман не склеить вновь.

Высоко

Где-то очень высоко

В кресле облаков,

Я, и было так легко,

Без земных оков.

Без сомненья, без стыда,

Без обиды, боли.

Без напрасного труда,

Без нескромной роли.

Всё внизу, на всё плевать,

Не интересует.

Больше нечего желать,

Копошиться всуе.

Я и всё вокруг меня —

Это я и всё же,

Скучно, Боже, без Тебя,

Одиноко, Боже.

************

И под балдахином снега,

В небеса, уставив взгляды,

За созвездием Омега,

Мы искали счастья клады.

Пьеса — жизнь

Две секунды, не мгновеньем больше

Близится развязка — два листка.

Композиции узлы всё тоньше,

И финала дуло у виска.

Пьеска так себе, ну разве что с партера,

Да одним глазком, сквозь сна туман.

Примитив: любовь, надежда, вера,

Поцелуй, предательство, обман…

Изменить без воли режиссера

Не под силу никому сюжет.

Я в театре одного актёра,

На который лишь один билет.

В ожиданье чуда

В ожиданье чуда, пролетят мгновенья.

В ожиданье чуда, все стихотворенья.

В ожиданье чуда, счастье притаилось.

В ожиданье чуда, жизнь моя искрилась…

_________________________________________________

Исчезала

Исчезала, словно знала,

Уходила навсегда.

Нас связали: цвет азалий

И прошедшие года.

Расстоянье не помеха,

Для моей к тебе любви.

Расставанье только веха,

На безвременном пути.

Всё не чётче различаю

Я любимой милый стан.

Ты уходишь, я скучаю,

А в глазах — слезы туман.

Мне завыть бы, заорать бы,

Выпустить из глаз тоску.

Уезжаешь, отрываешь

Сердца моего лоскут.

Важно

Очень важно, пусть я даже

Все безбожием изгажу.

Будет сложно, но отважусь,

И измажу душу сажей.

Лажа, жизнь такая лажа —

Распродажа после кражи.

Боже, как же?

Боже, что же?

В тину рожей? В угли кожей?

Всё же правда совесть гложет?

Так же, Боже?

Тот же, Боже?

Художник

Нарисую Землю

И раскрашу красками.

Я словам не внемлю,

Звездами заласканный.

Легкими движеньями,

Стоя у холста.

Солнца отраженьями,

Жилками листа.

Рисовать природою,

Просто, словно жить —

Радужными нотами,

В прошлом ворошить.

Взглянет на картину

Юная заря.

Ветер гладит спину,

Я живу не зря.

_________________________________________

Оставайся

Навалилась жизни гнилость,

Скука — сука грудь сдавила.

Боль в огне клинок калила

И вонзала в сердце с силой…

Злилась мило,

Снилось — было…

…Разлюбила,

Растопила…

Лёд растаял.

Чувства стаей

Разлетались,

Не прощались

Мы с тобою

Под луною

Сипло вою,

Лаю, ною.

На коленях стоя рою:

Штык под землю,

Семь длиною…

Я один, ты не со мною.

Оставайся, майся, кайся,

Падай, бейся, поднимайся,

Отрекайся изрекая,

И прощайся не прощая…

Не два, а двое

Нас теперь не два, а двое:

Я один и ты одна.

Я от этой мысли вою,

Сладкого лишаюсь сна.

Я не верю, что… напротив,

И не знаю, что не знал.

Вижу рядом алый ротик.

Я его в мечты украл.

Нас не станет — не отстанет

Эта мысль и эта роль.

Но покуда нас изранит

Осознание и боль.

Сердце стонет, всё не стоит

Исключать из бытия.

Жизнь — разлука яму роет,

Для тебя и для меня.

Не зарифмованная жизнь

Не зарифмованная жизнь моя

Струилась сквозь пространство пальцев.

И тонкой вышивкой судьбы

Ложилась ровненько на пяльцы…

Пять лепестков сирени

Пять лепестков сирени —

Желание в руке.

Моё сердцебиение,

В чуть дрогнувшем цветке.

Мельканье сотен мыслей,

Желаний длинный строй.

С шестью нулями числа,

Стою я сам не свой.

Машина, дом, а дальше…

В швейцарском банке счет.

Материальной фальши

Еще, еще, еще…

А стоит ли все это

Убитой красоты?

Стал грустным взор поэта

И умерли цветы.

Кулак, подобный стали,

Разжался от тоски.

И на асфальт упали

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 297