электронная
36
печатная A5
291
12+
Рифмы рождаются в молниях

Бесплатный фрагмент - Рифмы рождаются в молниях

Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-7195-8
электронная
от 36
печатная A5
от 291

Каким скроил меня Создатель —

Таким и прибыл я на свет.

Я — только пишущий читатель,

Но, безусловно — не поэт.

Поэтов много в мире этом,

И уж тем более — на том.

Не все в словесных пируэтах

На сцене вертятся волчком,

Привлечь внимание стараясь,

Не каждый славу свою жнёт,

Под солнцем факел разжигая,

Сердца людей «глаголом жжёт».

Зачем сердцам стихов ожоги?

У них своих довольно бед.

Их пощадить бы и не трогать,

Вонзая свой словесный бред

Поэт же истинный свободен

От ритмов гирь и рифм оков.

Дитя Божественной природы —

Ей гимн поёт, не зная слов.

Дыша свободой вдохновенно,

Он любит вольный дух стихий,

безбрежный мир своей Вселенной

Не станет втискивать в стихи.

Ему в словесном хламе тесно —

Он в храм иной желанно вхож.

Ему доподлинно известно,

Что слово сказанное — ложь…

Зачем же множить её стаю —

Отвратней зла на свете нет.

Когда слова я в стих слагаю —

Я стихотворец — не поэт.

Первое слово

Слова за себя не отвечают.

Слова за себя не говорят.

Они лишь тогда станут речами,

Когда их построят в стройный ряд.

Они в словарях спят безобидно,

Пчёлами в мыслях жалят, снуют.

Их до поры не слышно, не видно,

И не всегда заметен их труд.

Слово сверкает, как драгоценность.

И обернется в липкую грязь.

Словом стреляют, в упор и не целясь,

Боли чужой ничуть не боясь…

В сумерках дум вечерней печали

Вдруг засветился странный вопрос:

Что же за слово было в начале?

Боже, с чего же всё началось?

Небо молчало, хмурясь сурово,

Истину тайной заволокло…

Кто-то промолвил — доброе слово,

Кто-то ответил: слово то — зло…

И между ними, судьбо-словами

В скорби и в радости, небу в укор,

Как необъятными жерновами

Мелется грешный мир до сих пор.

Я же считаю, просто уверен

И повторять готов вновь и вновь:

Средь пустоты без жизни и смерти

Тихо светилось слово Любовь.

Всё в этом слове перемешалось.

Всё в этом слове переплелось:

Сочное счастье, вера и радость,

Кровь, словно рифма, горе и зло.

***

Одержав победу над собой,

Внутреннее выиграв сраженье,

Сам себе навязывал ты бой,

Сам себе нанес и пораженье.

И, ценой невидимых потерь,

В видимых успехах убежденный,

Кто же ты, задумайся теперь:

Победитель или побежденный?…

Бунт царей

Вы без оружия —

Жалкое тело,

Страхов двуногих

Кишащая масса.

Мечетесь в страхе,

Вопя оголтело,

К выходам рветесь

Спасать свое мясо.

Сташно быть сожранным,

Больно и дико

В наши клыкастые

Пасти

Попасться.

Кто бы подумать мог:

В том самом цирке,

Где вы

привыкли

Над нами

Смеяться.

Цирки ревущие

Древнего Рима —

Там на аренах

Для вашей

Потехи

Кровь гладиаторов

С кровью звериной

Вместе лилась

На песок и доспехи.

Трепет агонии,

Муки и стоны

В ваших

сердцах

Не нашли милосердья.

Были послушны рабы

И покорны,

Шли на убой,

Умирали усердно.

Раб по призванью

На бунт не способен:

Рабства страшнее

Судьбы перемены.

Рад он загону,

Где сыт и устроен.

Верен, хозяину

Служит отменно.

Подобострастного зада

Владельцу

Жест дрессировщика —

Жизни программа.

Будешь покладист —

Погладят по тельцу.

Бич обожжет,

Если будешь упрямым.

Львы!

Не рабы мы

И царский

Наш титул

Даже плененные,

Мы сохраняем.

Мы рождены

Для охоты и битвы,

Честь и достоинство

Не потеряем.

Нам ли бояться

Кнутов и хлопушек,

Перед мечами

Не ведавшим страха.

Баста! Отныне мы

вам

не послушны.

Будет свободной

Последняя схватка!

Вы, без оружия —

Жалкое тело…

1987г.

Музей невысказанных слов

В воображении своём

Скитаясь по путям нехоженым,

Играя с неприютным сном,

Я встретил нечто невозможное —

Музей невысказанных слов,

Немые мудрости сокровища,

И развлеченья для умов

Иванов, ничего не помнящих.

Музей невыплаканных слёз,

Неизречённые пророчества…

Вот пепел от сгоревших грёз

И от молчанья одиночества.

Несочинённые стихи,

Любовь, свиданьем не разбужена,

Несовершённые грехи

И счастье, никому не нужное.

Вот верность, брошенная в грязь;

Вот честь, оплёванная пошлостью;

Талант, познавший неприязнь,

Закопанный в забвенье полностью…

Все экспонаты прежних лет

Увидел я в фантоме времени.

И память объезжает след,

Не вынимая ног из стремени.

Перевернутый мир

Перевернутый мир

Мелкой рябью дрожит,

Кроной вниз

Все деревья стоят.

Под деревьями

Облака мокнущий свет.

По-над облаком лодка

Без крыльев летит.

В невесомости берег:

Не вверх и не вниз

Между небом внизу.

Между небом вверху —

Все свободно

В своих измереньях.

Полечу под землей,

Поброжу в облаках.

Посижу на корнях,

В лист пойду погулять,

Помолчу во весь крик,

И молчком покричу,

Посмотрю в темноте,

А при солнце незряч,

Постою на ходу,

Отдохну на бегу,

Подремлю наяву,

А во сне не усну,

Покачаюсь на кончике

Жала осы.

Полосатой мечтой,

Как зарей обернусь,

И уйду, невесом,

За седой горизонт.

Там рассвет перед тьмой

Зажигает закат.

Там гремит тишина

И безмолствует взрыв.

Там страдание — радость,

Веселье — печаль…

Посмеюсь над бедой,

Погрущу от удач.

И осиную шпагу,

Как жало возьму,

Чтобы им поразить

Беззаконный закон,

Все вокруг повернувший

В несусветный хаос.

Я свободен, как сон

В пожеланьях своих.

Август многоликий

Август 2010

Задымило лето августом,

Перед осенью бесясь.

Нынче лето не на радость нам-

Лучше, уж, дожди да грязь.

Осень, хоть пора унылая,

от неё иной не жди…

Уходи, жара постылая!

Ну, погодка, погоди!

Просто август

Загрустило лето августом,

Перед осенью томясь.

Как теплу ещё не радуйся-

Всё равно приходит грязь.

Холода замрут унылые

И печальные дожди…

Лето, брат, такое милое,

Не кончайся — подожди!

Нечто ничто

Моя нога, как колесо

Скользит по времени, нагая.

Им поцелованный взасос,

Я по созвездиям шагаю.

Они вокруг меня кишат,

Вертят хвостом, и даже лают.

Я их ласкаю, как щенят.

Стихом халявным угощаю.

Они со мной живут на ты,

Как за столом в кругу нектарном,

Тасуют карты и мечты…

Но всё — не даром… Всё-не даром.

Столкновение Галлактик

Непостижимой катастрофы

необозримая страда

Ни в ритм не впишется, ни в строфы

Её безмерная беда.

Там столкновение Галактик —

Не столкновение умов.

Миров межзвёздные объятья

Коварнее жестоких слов.

Там растворяются бесследно

Цивилизаций мудрых плод

И в плазменной безумной бездне

Всего кончается полёт.

Там миллионы Солнц пылают.

Там, исчезая навсегда,

Планеты скопом пропадают

Как испаряется вода.

Там ужас разума бессилен

Что-либо предопределить.

Напрасно Богу возносились

Молитвы — Жить! Помилуй-жить!!

Там всё — любовь, вражда и гений

Теряют вековечный смысл-

Всё исчезает во мгновенье

В огне вселенских колесниц.

Какою же громадной силой

Гигантский Разум в прах смело?

Выходит-снова победило

Межгалактическое зло?

Когда миры сошли с орбиты,

Когда огонь со всех сторон-

Быть может, в сатанинской битве

Сгорел дотла и Божий трон?..

Но, может быть… Не нам постигнуть

Вселенской тайны торжество

И в том, что безнадёжно гибнет,

Родится снова Божество?..

Зачем?

Волна-красавица из моря,

Сверкая пеной, восстаёт,

Корону белую, в задоре,

Из пены лёгкой достаёт.

И, закипев в пылу игривом,

Словно весь мир осточертел,

В скалу ударилась и взрывом

Разбилась в брызги… Но зачем?

Подвёл коварный воск Икара

И в море кончился полёт.

Но вот Икарий мех не даром

Из рук Диониса берёт,

На буйстве хмеля улетает

В мир неосознанных речей

И в пьяной драке погибает,

Разбив легенду… Но зачем?

Вот ювелир, искусный гений,

Влагая душу в мастерство,

Он превращает в украшенья

Бесформенной вещество,

Забыв святых предупрежденье

Не верь улыбкам палачей,

Он разложил свои творенья

Перед скотиной… Но зачем?!

Воображая, что на крыльях

Под грузом творческих вериг,

Поэт парит и буквы пылью

Ему затмили жизни миг.

Осела пыль на терпких листьях

И стих поплыл среди свечей.

В ручей и реку превратился

И в книгу влился… Но — зачем?

Когда-то я, на свет родившись,

Икаром был, и был волной,

И пил вино, удачей нищим,

Шёл на утёсы, как прибой,

Через хребты и слов бессилье,

Иду, как средь клинков мечей,

И не хочу, чтобы спросили:

Всю жизнь ты бьёшься… Но-зачем?

Баркаролла

Пустынен пляж… Сгорает лето

Или смывается дождём.

оркестра музыка допета.

Ушёл усталый дирижёр.

Меняют ноты музыканты-

Другой мелодии пора

Пришла в трагедии заката

И гонит время во вчера…

Она звучит на струнах ливней

И в пеньи листьев слышен зов

Загадочный на мокрых гривах

Плывущих низко облаков…

Слышна симфония прощанья

Над тихой нежностью полей…

В ней чувствуется обещанье,

Но нет унылой грусти в ней.

Меняет свой костюм природа.

Зелёный, жёлтый, белый цвет…

И мерным метрономом года

Зима — как ночь, весна — рассвет.

Мажор стирается минором

С намокших от дождей страниц.

Мы долго не услышим хора

Мерцающих, как ноты, птиц…

Меняют ноты, грим и роли.

Ушёл паяц, смешон — не прост.

Вот заиграла баркаролла

И трагик вышел на помост…

И я, как зритель и участник.

Трагикомедии земной,

Печалюсь летом так же часто,

Как хохочу и злюсь зимой.

Дым

В жемчужной дымке

всё волшебно,

всё необычно и красиво.

Всё, как в нечаянной загадке

из ниоткуда возникает

виденьем призрачным

реальность.

Банальность —

словно откровенье,

в тумане скрытое на время.

Всё живописно ненароком

таинственно, неуловимо

и сказочно в обычной прозе…

Но это всё — до смены ветра.

Исчезнет занавес волшебный

и станет всё вокруг обычным,

ло мелочей своих знакомым…

А это лес,

живым сгорая,

став дымом, стелется печально,

с природой

горестно прощаясь.

Вон сгусток серый проплывает —

то был недавно

дуб зелёный,

вокруг которого вальяжно

шёл кот, рассказывая сказки…

А вон берёзовая роща

стекает облаком туманным…

Вон струйка дыма растворилась —

она сосной была сегодня

в роскошной мантии зелёной.

Вон перламутровое нечто —

оно осталось от поляны,

где всё цвело сегодня утром…

Мы мир безжалостно сжигаем,

к страданьям жизни

равнодушны,

и сами улетаем дымом

в бездумном сумраке сознанья.

и никакие гороскопы

нам не подскажут

наши судьбы —

пока мы души не очистим.

13.09.2002. 17.06. —17.17.

Правый берег Волги — левого не видно —

Д Ы М.

Но не кончилось зло на Земле

Зажигали поэты стихи

Чистым светом огня своих душ

И к добру призывали народ.

Соглашался с поэтами люд,

Их творенья учил наизусть…

Но не кончилось зло на Земле.

Из сердец музыкантов лились

Звуки музыки, полной любви

Ко всему, что на свете живёт.

Вдохновенье всходило зарёй,

Чтоб дорогу добру осветить…

Но не кончилось зло на Земле.

Фейерверк философских идей

Над планетой огнями сверкал

И хребтами написанных книг

Изречённая высилась мысль.

В жертву ей клали жизни свои…

Но не кончилось зло на Земле.

Иисус бескорыстно принёс

Красоту своих заповедей —

Не кради. Не солги. Не убий!

Оклеветан, убит был Христос

И воскрес, смертью смерть победив…

Но не кончилось зло на Земле.

Я не знаю рецептов борьбы

Против зла — я, увы, не пророк.

Я не знаю, как зло победить —

Даже Бог

совладать с ним не смог.

Но молчания мир не простит —

Крах добро перережет косой,

Пока властвует в душах людских,

Торжествуя, бессмертное зло.

Родники

Мерцая, строф бегут потоки —

Поэт-родник стихи родит.

Если вода — совсем не плохо —

Кого-то сможет напоить.

А кто-то в ней отмоет душу,

Банальность мысли освежит.

Известно: без воды на суше

И в жизни невозможно жить.

У всех источников по вкусу

Такая разная вода —

И яркой может быть, и тусклой,

И даже мёртвой иногда.

Солёной, горькой, пресной, сладкой,

Слащавой, тухлой и гнилой,

И без осадка, и с осадкой,

Дистиллированной водой.

Лукавой, искристой, игривой,

И нежно-ласковой, седой.

То будто конь с жемчужной гривой,

То вьётся каверзной змеёй.

Бьют родники, кипят, сочатся,

Стремятся к людям вновь и вновь…

Но лишь одни приносят счастье-

Те, чем питается любовь.

Пляски теней

На экране — пляска теней

Мельтешит, играет свет —

Хаотичное движенье

Превращается в портрет.

Вот известные актёры —

Загляденье молодёжь…

Бремя жизни так их тёрло,

Что едва и узнаёшь.

Тень, магическая сила —

Оживает и мертвец.

Время в рухлядь превратило,

На экране — молодец.

Жизнь экранная реальней

Жизни подлинной, порой.

Всё уложено в сценарий,

Всё подсказывает роль.

Если жулик — то навечно,

Благороден — на века,

И предатель бесконечный,

Друг — не выдаст никогда.

Остановлены мгновенья,

Бег истории, года…

Только тени.

Только тени

Не стареют никогда.

Тень всегда верна, покуда

Тело есть её давать —

Неразлучная подруга

Не способна отставать.

Наша жизнь полна сомнений,

В дружбе прячется вражда…

Только тени.

Только тени

Не изменят никогда.

То, чего нет

В том, чего нет, неизвестность таится,

Странные духи внушают мечту.

В то, чего нет, очень можно влюбиться.

И ощутить пред собой пустоту.

То, чего нет, называется ложью.

Мечется ветхое «быть иль не быть».

То, чего не было, вспомнить возможно,

Но невозможно об этом забыть.

То, чего не было, грязью вонючей

Льётся на сердце и сердце болит.

То засверкает звездою падучей,

То разорвётся в ночи, как болид.

То, чего нет, мне и на нюх не надо —

У пустоты незавидная роль.

Мне даже нищая голая правда

Всё же милее, чем голый король.

Немыслимая встреча

Родившись под Луной, как все на свете, я,

Скитаючись по Млечному Пути,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 291