электронная
72 50
печатная A5
397
16+
Рид. Твой Прометей
30%скидка

Бесплатный фрагмент - Рид. Твой Прометей

Объем:
274 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-9852-4
электронная
от 72 50
печатная A5
от 397

Посвящается

Маме, Дедушкам и Бабушкам, которые в меня верили;

Папе, который поддерживает, заботится и первым читает мои книги;

Тетушкам, Сестрам и Братьям, которые помогают;

Детям, Племянникам и Племяннице, которые вдохновляют.

Пролог

Я смотрю на самого близкого для меня мага и понимаю, что помочь нам может только необычное, неординарное действие. Люди в подобных случаях говорят о чуде. В этом и проблема. Это именно то, что от меня ждут. Мой противник уже предвкушает, как я выкину какой-нибудь магический фокус. Это видно по глазам и чуть дрогнувшей верхней губе, которая уже готова растянуться в усмешке. Лишь только я оправдаю эти ожидания, как жизнь дорогого мне мага будет висеть на волоске.

Противник хорошо меня изучил. Времени для этого у него было достаточно. Он знает, что ради того, кто корчится сейчас от боли на полу, я готова на многое. Может быть даже на все. Я могу сколько угодно сжимать кулаки и отражать огненные шары с молниями, но все, же буду вынуждена отступить и выполнить все требования. Это знаю я, и это знают все, кто находится сейчас в башне.

«Единственный козырь, который есть у меня — это мой секрет».

Я никому не говорила об этом. Ни у безопасников, ни у магистров даже мысли не возникло о чем-то подобном. Они не спросили, я — не ответила. Если бы даже кто-то и задал вопрос о моей магии, я бы солгала. Скрывать правду в нашей семье учат еще до того, как отпрыски отправляются в школу.

«Получается, что фокус все же у меня имеется и воспользоваться я им должна. Если спасение жизни требует раскрытия секрета, то цену надо платить. Этому меня тоже научили в семье».

Глава 1. Дневник. День, когда все изменилось

Обычный день. Обычный урок истории. В обычной магической школе. Так как школа находится в Европе, то, конечно, мы изучаем преимущественно европейский театр боевых действий. События Первой Мировой войны, произошедшие за пределами континента, освещались вскользь. Видимо, составители школьной программы считают, что если живешь и учишься в европейской магической школе, а не австралийской или азиатской, то и знать ты должен прежде всего, историю своего региона. А остальное? Как-нибудь узнаем потом, наверное.

Меня и моих родственников такая учебная программа не очень устраивала, а потому магистр Знудкин обычно давал мне дополнительные задания. Приходилось задерживаться из-за этого в библиотеке, но оно того стоило: я видела картину событий и явлений целиком, в общем, а не какими-то отдельными кусочками.

История — это вам не трава в поле. Вырвал несколько травинок и вроде ничего, поле на месте. Пусть травы меньше стало, но она же есть. С историей так нельзя. Убери какое-нибудь событие-пазл и сразу пропадет целостность образа. И сразу картинка тускнеет, как фрески моего любимого Кносского дворца. Вроде бы и картинка на месте, а уже не та она. Нет буйства красок, исчезают полутона, размывается контур. И вот уже перед вами не величайшее творение минойцев, а не умелая работа копирщика.

История — наука серьезная, хотя и не самая однозначная. В любом случае, историю не знать, значит, ошибки жизни повторять.

«И какие только мысли не приходят в голову на уроке магистра Знудкина? Может потому мне нравятся эти занятия?».

Я едва слушала лекцию про историю Первой Мировой войны. Вообще-то, студентам с такими магическими способностями, как у меня, этот предмет не читают. Но так как я — полукровка, мама у меня маг, а папа — человек, то мне вписали в учебный план еще и историю человечества, а также их обычаи и культуру.

Не скажу, что это скучно или, наоборот, очень увлекательно, но по мне тема войны не самая интересная. Как бороться за власть и кого уничтожать, спасибо, я этого и дома наслушаюсь и узнаю в подробностях.

В общем, магистр Знудкин, он же магистр «Зануда», вещал о планах Тройственного союза и Антанты в далеком двадцатом веке. Студенты не маги, их еще называли «пустышки», усердно писали конспект.

«Еще бы, многим из них придется навсегда переехать в мир людей. Без магических способностей в магическом мире их ждет незавидная участь. Даже не знаю, какую работу они могут выполнять без магии. Слуги?»

Но в некоторых домах магического мира даже обслуживающий персонал должен уметь колдовать. Как еще они будут открывать магические замки и работать по уборке дома? А дома в мире магии разные. Впрочем, как и маги их населяющие. Помимо характеров, внешности и других индивидуальных качеств, обитателей магического мира можно разделить и по силе. Кроме магов и «пустышек» есть те, кто совсем слабы в магии, слабомаги, им тоже не весело живется. И мир людей, и магический мир смотрит на них настороженно и с высока. Зато на полукровок-магов в этом классе смотрят в основном враждебно. И все потому, что у нас есть магические способности.

«Но мы же не виноваты в том, что мы сильнее некоторых.»

Солнечный лучик попал мне в глаза и отвлек от размышлений. Я огляделась. Тереза, как обычно, скорчила мне злобную гримасу.

«Что еще ждать от слабомага?»

Симпатичная и самая умная студентка нашего курса — Тоня была вся в истории войн, строчила лекцию в тетрадь, как автомат «Калашникова».

«Еще бы, любовь».

Поговаривали, что девушка влюблена в магистра «Зануду». Не знаю, кто распускал эти слухи, но это была полная ерунда. Магистр влюблен в историю и никого более не замечает. А Тоня? Не знаю, мы с ней не так уж много и общаемся, чтобы обсуждать любовные переживания друг друга.

«Так, кто же все же пускал лучик?»

По довольному выражению смуглого лица Луки ответ стал очевиден. Друг мотнул головой в сторону магистра. Намек ясен. Сейчас спросят. Надо сосредоточиться и вспомнить, что мне прабабушка Зоя рассказывала про эту войну. Информация у меня была из первых рук.

«Готовьтесь магистр „Зануда“ и вы удивитесь, сколько всего я знаю».

— Студентка Рогова, — обратился ко мне магистр, поправляя старые очки, — потрудитесь сделать вывод о планах военных сторон. И акцентируйте, пожалуйста, внимание класса на возможности реализации планов, основываясь на тактике и стратегии Антанты и Тройственного союза, а также на их военном потенциале.

«Даже так…», — я мысленно улыбнулась, краем глаза отметила, как усмехнулся Лука. То, что с меня теперь причитается, я даже не сомневалась. Приятель обладал магическим свойством предвидеть ближайшее будущее и делился своим даром с друзьями.

Не успела я и рта раскрыть, как дверь класса распахнулась, на пороге показались двое. Один из них держал в руках листочек. Это был магистр Яковлев. Такой худенький, вертлявенький и вечно всем недовольный магистр средних лет, который боится сказать директору о своем недовольстве, а потому вымещает злобу на студентах. Конечно, многие из них отвечают ему тем же. Второго мага разглядеть не удавалось, тень падала ему на лицо.

— Извините, магистр, — начал магистр Яковлев, — вот распоряжение Николая Константиновича. — Мужчина посмотрел назад на напарника, а потом протянул магистру листочек. — Мы должны забрать нескольких студентов и сопроводить их к директору.

Удивленные возгласы понеслись по классу.

«Кто же это так набедокурил, что за ними двое пришли? И почему я об этом ничего не знаю?»

— Конечно, конечно, — магистр Зануда немного растерялся, потом поправил очки и уже спокойно попросил ознакомиться с распоряжением директора.

В последнее время в школе все меры безопасности были немного усилены. С чем это было связано, я не знала.

«Может быть, Лука был в курсе?»

Этот весельчак итальянец, разгильдяй и мой лучший друг умел попадать в самые разные истории. И обычно каверзы Луки сходили ему с рук.

— Да, вижу, что все в порядке, — магистр оторвался от листочка, расслабил руку и его магический браслет потух.

Чего нельзя было сказать о магистре Яковлеве. От его магического браслета шла мощная волна энергии, настолько мощная, что даже слабомаги должны были это почувствовать.

— Следующие студенты должны проследовать за нами в кабинет директора, — начал магистр Яковлев и класс затих, — это Марк Иванов, Антонина Тишо, Лука Лукиани и Рид Рогова.

Наступила тишина. Лука бросил на меня изумленный взгляд и принялся собирать вещи.

— Ничего не трогать. Ничего не брать. Браслеты не активировать. Встали и пошли, — с порога раздался голос второго мага. Это был не кто иной, как магистр Джованни Виторио-Айгуш. Самый противный из всех противных магистров школы.

Благодаря усилиям этого высокого, стройного мужчины средних лет, с орлиным, чуть крючковатым носом и холеными руками, разваливался ни один план шалостей и мелких пакостей со стороны студентов. К тому же по его инициативе уже двенадцать студентов-магов были отчислены из школы. И некоторые из них даже были лишены права продолжить обучение.

Надо ли говорить, что магистр Виторио-Айгуш глаз не сводил с меня и Луки. Но сегодня почему-то вместо победоносной улыбки, его лицо хранило печать настороженности и даже боязни. Он боялся нас. И мне это очень не нравилось.

— Студенты, вы слышали распоряжение директора, идите, — голос магистра Знудкина вывел нас из оцепенения и оборвал последнюю надежду остаться в классе.

Я, Лука, Тоня и Марк молча последовали к дверям. Удивление и множество вопросов настолько завладели мной, что я оставила без ответа злорадное выражение лица Терезы. В другое время ей бы не поздоровилось. У нас с этой высокой блондинкой давно сложилась взаимная антипатия. Однажды в отместку ей за шалость, которая чуть не стоила Луке возможности учиться в школе, мы с друзьями заставили танцевать ее вещи на парте. Тогда глаза Терезы от удивления стали большими, как чайные блюдца. Когда же тетрадка ударила ее по носу, а ручка выстрелила магическими чернилами на белоснежную блузку, то блондинка залила слезами чуть ли не весь класс. Да, мы с друзьями не оставались в долгу.

С тех пор прошло много лет и мы не вступали больше в открытое противоборство с Терезой, но с этой блондинкой нужно было быть всегда настороже. Она, как и многие ее подружки, любит действовать исподтишка и скрытно.

«Мы с Лукой в последнее время не делали ничего, за что можно было бы отправить к директору. Или все же, он что-то натворил? Последние пару дней мы мало общались, так как он был занят ухаживанием за очередной девушкой».

Лука весь в романах. Еще бы, высокий, стройный, широкоплечий, симпатичный и очень общительный маг с темно-каштановыми, чуть вьющимися волосами. Ради его сладких речей и пылких объятий многие девушки были готовы на все. Чем собственно он и пользовался. У меня тоже своих дел хватало, потому на мелкие шалости времени не было. Тоня кроме учебы и одного из магистров ничего в жизни не видит. Марк, он конечно, противный тип, но совсем без магии, пустышка, а потому мог только примкнуть к кому-нибудь, чтобы устроить пакость.

«Что же нас объединяет? Только то, что мы ходим на один предмет? Но если бы в дело был замешан магистр Знудкин, то его на ковер вызвали бы первым. Но этого не произошло…»

Уроки в школе были в самом разгаре, в темных коридорах школы никого не было кроме нас. Школа состоит из нескольких учебных корпусов, соединенных переходами или маленькими двориками, где находились беседки и лавочки. Такие дворики были любимым местом многих студентов — в тени деревьев можно было спрятаться не только от зноя, но и от посторонних глаз.

Магистр Яковлев вел нас по центральному коридору главного учебного корпуса. В любое другое время этот вертлявый и честолюбивый магистр гордился бы, что возглавляет процессию. В любое, но не сегодня. Мужчина постоянно крутил головой. Со стороны можно было подумать, что он просто рассматривает старинные гобелены и картины, развешанные на стенах. Но на самом деле, он испуганно поглядывал на нас, идущих за ним. Если бы не присутствие магистра Виторио-Айгуша, который замыкал группу, то, не удивлюсь, что магистр Яковлев просто сбежал бы.

Когда же из бокового коридора показались еще двое студентов в сопровождении магистра и незнакомого мужчины в темной мантии, тогда магистр Яковлев немного приободрился и перестал сутулиться. Впереди послышались возмущенные голоса студентов из спортивного зала.

— Это братья, Чайкины, — усмехнулся Лука.

— Молчать, — рявкнул неизвестный маг.

Лука собирался ему ответить, но я вцепилась в рукав рубашки друга.

— Погаси браслет, Лукиани, — магистр Виторио-Айгуш зло посмотрел на нас, — и молча продолжаем движение. И тогда никто не пострадает.

Будто в доказательство этому со стороны спортивного зала раздался вопль и ругательства. Да такие отборные и злобные, что стало понятно, там действительно были братья Чайкины. Они без борьбы не собирались никуда идти. Макс и Матвей Чайкины были лучшими друзьями моего кузена Григория Рогова. Если взяли их, то и его тоже. Ситуация становилась все хуже и интереснее. Григорий, в отличие от меня, предпочитал открыто ни в какие передряги не попадать, а действовать руками других студентов.

Мы добрались до кабинета директора спокойно. Еще бы, Тоня и Марк тихо шли и даже глаза на магистров боялись поднять. О каком побеге или акте неповиновения может идти речь? Да и бежать-то некуда. В школе мы жили и учились девять месяцев в году, некоторые даже больше. Без магического портала или без комнаты перемещений быстро покинуть территорию не получится. Ко всему прочему, скрыться от заряженных магических браслетов взрослых магов мало кому из студентов удастся.

— Прошу, — неизвестный маг средних лет и внушительной комплекции пропустил нас вперед, открывая дверь, — только браслеты отдайте.

Лука скрипнул зубами. Мне тоже не нравилась идея разрядить и отдать браслет, но что делать, когда браслет мага направлен на тебя? Магистр Яковлев поднес счетчик к моему браслету и начисто его разрядил. Затем такую же операцию проделал с браслетами Луки и Тони.

— Где твой браслет? — спросил он у Марка.

— У него нет, он же пустышка, — магистр Виторио-Айгуш грубо толкнул Марка в кабинет. — Сюда, — указал он на стулья в центре комнаты.

Надо сказать, что с последнего раза, когда я здесь была, кабинет Николая Константиновича немного изменился. Раньше он был не таким большим. Стол директора, стол для магистров человек на десять, в углу располагался диван и пара кресел. Точно, еще был небольшой шкаф со стеклянными дверцами, через которые можно было видеть книги и старинные фолианты. Окна всегда были завешаны плотными и тяжелыми шторами. Поговаривали, что у нашего директора в родстве есть вампиры, потому он солнечного света и не переносит. Про свет — вранье. Сама видела, как он прогуливался несколько раз в саду с магистром Юлией Сергеевной под ручку. На счет вампиров — не знаю, не видела.

Теперь же кабинет стал в несколько раз больше.

«Без магии пространства здесь явно не обошлось».

Окна все были открыты и шторы были подняты к самому потолку. Студенты сидели небольшими группами. Рядом с ними были те, кто их привел — магистры и неизвестные маги. Браслеты взрослых магов бросали блики на бледные и напряженные лица студентов. То, что браслеты находятся в боевой готовности и могут быть задействованы в любую секунду, сомневаться не приходилось.

Я оглядела присутствующих. Посчитала. Всего в кабинете было двадцать пять студентов, включая нашу группу. Братья Чайкины не скрывали своего отвратного настроения. У Макса на лице красовался фингал, а у Матвея — была рассечена бровь. Эти двое были тертыми калачами и побывали не в одной потасовке. Крепкие, сильные, упертые братья Чайкины, казалось, что они рождены для физической работы, а не для магии. Быть может именно поэтому они и стали главными помощниками моего родственника. Григорий Рогов восседал на стуле непринужденно и гордо.

«Еще бы, фамилия обязывала».

Высокий, статный брюнет с правильными чертами лица и большими глазами. Лишь тонкие губы, сжатые будто в ниточку, портили аристократический образ кузена. Тот, кто не был с ним знаком, считали Григория симпатичным и весьма правильным магом. Те же, кто имел честь общаться с ним, понимали, что он истинный сын своей семьи, занятый карьерным ростом.

«Жесткий, вредный чистокровка».

Григорий заметил меня. Небрежно ответив на его кивок, я снова принялась изучать присутствующих.

«Необходимо было найти то, что нас объединяло. Не просто же так собрали „зануд-ботаников“, изгоев, забияк и лидеров».

Кроме магов здесь были и «пустышки», такие, как Марк. Многих из них я знала только в лицо. Не маги предпочитали общаться в своем кругу и лишний раз не искать встречи с магами. И это можно понять. Многие чистокровные студенты считают ниже своего достоинства общаться с ними. При этом используют «пустышек» в своих делишках. Есть такие проступки, за которые наш доблестный магистр Виторио-Айгуш мог забрать браслет. Чтобы не лишиться магии, некоторые студенты прибегали за помощью к «пустышкам». Им магию не терять, ее и так нет, но за такие услуги студенты не маги получали кое-что взамен. Никто не хочет оставаться в проигрыше, поэтому деньги, амулеты, талисманы, зелья и другие магические услуги были в большом ходу на тайном рынке. Я такими вещами не занимаюсь, а вот некоторые мои знакомые и родственники промышляли подобными делами. В этом никто не признается, но и те, и другие заинтересованы в подобном симбиозе, особенно маги.

«И так, маги».

Маги собрались разные. Да и то, не маги еще, а студенты. Здесь не было никого, кто получил бы полный магический браслет. Наш курс был самым старшим из присутствующих. Студенты с младших курсов сидели и дрожали, как мышки при виде кота. Если бы не надоевшее жужжание магических браслетов, то было бы слышно, как «мелкие» зубами от страха щелкают.

«Понятное дело, что старшекурсники ведут себя куда увереннее. Я тоже раньше от одного взгляда магистра Виторио-Айгуша спешила укрыться в другом коридоре. Даже мой кузен и тот сворачивал с дороги, если на горизонте появлялся магистр».

Маги народ интересный. Помочь человеку или еще какому-нибудь существу — это легко. А вот, когда речь заходит о помощи другим магам, то сразу возникают вопросы о его происхождении и магической силе. С силой все просто, чем ее больше, тем лучше. Можно, конечно, силу и отобрать вместе с браслетом, но это уже преступление и наказывается весьма сурово.

У тех же, кто учится, браслеты учебные и наполнены они не на полную мощность, а так, чтобы практиковаться можно было в магии. Настоящий браслет, которым дорожит каждый маг, можно получить, только пройдя самый важный экзамен. Как раз в этом году мне и моим однокурсникам такой экзамен и предстоит. И вот тогда, с настоящим браслетом не надо думать ни о подзарядке каждый месяц, ни об отчетах, и никто его просто так не посмеет разрядить. Снять же настоящий браслет без разрешения мага можно только с бездыханного тела.

Обычно у магов один браслет. Тут даже количество магической силы не играет роли. Сила передается по наследству, в основном по материнской линии. Но есть и исключения из правил. Так, если оба родителя-мага были чистокровками и равными по силам, то их ребенок мог рассчитывать получить двойной браслет. И тогда он носит двойную фамилию, как наш магистр Виторио-Айгуш. Он очень гордится этим. Еще бы, не каждый день встретишь двойной магический браслет. Хорошо, что в школе есть еще один маг с таким же браслетом, Это — директор школы.

К полукровкам, к которым принадлежу и я, отношение двоякое: вроде по крови и ниже чистокровок, а вот по магической силе — выше. Многие ученые-маги пытаются выяснить причину, почему среди чистокровок так много слабых магов. Отец Луки один из таких ученых-магов центра Лукиани, который базируется в Риме и вот уже более пятидесяти лет изучают вопросы передачи магии, и все, что с этим связано. Лука от этого не в восторге, ведь ему, как единственному наследнику своего отца-мага, предстоит продолжить дело предков. Но не наука интересует моего друга, а девушки и экстремальные виды спорта. Раньше он, правда, баловался магическими штучками собственного изобретения, но год назад забросил это.

«И ведь неплохие устройства и игрушки у него получались».

— Рид, думаешь, мы влипли? — еле слышно прошептал Лука.

— А не заметно? — огрызнулась я. — «Когда мне страшно, я начинаю грубить. Надеюсь, друг вспомнит об этом и не обидится». — Браслеты разряжены, посадили здесь и смотрят, как будто мы мыши из лаборатории твоего отца.

— Марк, — от громогласного голоса Луки многие подскочили. — Признавайся, что ты натворил?

— Я? — Марк нервно провел руками по лысине и заерзал на стуле, — ничего. Клянусь, ничего, — юноша нахмурил чуть сросшиеся брови.

— Сидеть и молчать, — рявкнул магистр Яковлев. Конечно, в окружении стольких магов можно быть и смелым, а как один на один, то сразу…

— А чего вы нас сюда притащили? — не унимался Лука и встал со стула, — неужели вы думаете, что мы здесь не только книжки читаем? Может сюрприз, какой готовим? — неизвестные маги все как один посмотрели на итальянца. Те, что были ближе к нам, держали руки с активированными браслетами наготове. И лица у них были такие, будто перед ними не студент магической школы, а амурский тигр из сибирской тайги, который того и гляди бросится на добычу. — Студенты готовятся вскрыть магические архивы и банки? Смешно.

Многим студентам такая выходка Луки понравилась. Он вообще был известен своими шуточками и оптимизмом. Даже, когда его застукали в постели с молодой женой одного из магистров, он веселился и шутил, хотя и убегал потом в простыне, да так, что пятки только сверкали, поэтому все ждали подобного неповиновения от него.

— Молчать, Лукиани, — магистр Виторио-Айгуш направил на его лицо браслет, — если не хочешь, чтобы я испортил твою физиономию.

Друг на секунду задумался, портить свое красивое лицо с классическим римским профилем, ему явно не хотелось. С другой стороны прославиться тем, что поставил на место магистра публично, это дорогого стоит.

— Вы что, собираетесь напасть на безоружного? И чему вас только в школе учили? — Лука выбрал второй вариант развития событий. Смешки и шуточки послышались со всех сторон. Магистр уже собрался выстрелить из браслета, как в кабинет телепортировался директор школы.

Николай Константинович сидел за своим столом, будто и не уходил никуда, будто это не он только что появился и прервал ссору.

— Проблемы, магистр? — директор положил руки на стол, продемонстрировав свой двойной браслет.

— Нет, господин директор, — мужчина попытался скрыть досаду, но это у него плохо получилось.

— А у вас, Лукиани?

— Да. Почему нас загнали сюда?

— Это распоряжение Службы магической безопасности, — по кабинету пронесся тяжелый вздох.

«Вот откуда эти неизвестные маги. И почему я сразу не догадалась?»

— Я только что побывал в Службе магической безопасности и у меня для вас не самые радужные новости, — директор посмотрел на меня в упор.

Это длилось всего секунду, но мне хватило, чтобы понять, что он в замешательстве. Никто не видел Николая Константиновича в замешательстве. В гневе, в радости, в печали, — было дело. Но вот так, чтобы наш директор не знал, что делать, впервые. Мне стало нехорошо.

— Лука, сядь, — сказала я другу.

— Мудрые слова, надеюсь, что не последние, — от директора я давно не получала похвалы. Может потому, что она мне не была нужна?

Николай Константинович встал, одернул пиджак и обошел стол, затем поправил галстук. Этот мужчина лет пятидесяти возглавлял магическую школу вот уже более десяти лет. Руководил не всегда мудро, но достаточно справедливо, чтобы студенты и магистры его уважали.

— Магистры школы и агенты Службы магической безопасности, — начал директор хорошо поставленным голосом, — привели вас сюда для того, чтобы обеспечить безопасность окружающих и вашу.

— Да, уж конечно, — буркнул недовольно Макс Чайкин.

— Очень скоро все присутствующие в школе студенты узнают о недавнем происшествии. Мы не хотим допустить драк и беспорядков, — по мановению руки в кабинете появилось множество маленьких магических сфер.

Сферы-проекторы появились сравнительно недавно. Они могли воспроизводить и записывать все, что видели. А видели они все вокруг себя на расстоянии более пятидесяти метров. У таких сфер было замечательное свойство: изображение и звук нельзя было изменить с помощью магии. Можно было изменить ракурс обзора, увеличить или уменьшить изображение, но изменить, стереть или исправить — нельзя. Стоили такие сферы-проекторы намного больше, чем сферы-обозреватели именно из-за своей высочайшей степени защиты информации. Как только сферы-проекторы стали транслировать изображение, директор распорядился, чтобы маги не теряли бдительности и были готовы к любой неожиданности со стороны студентов. С первой секунды трансляции мне стало не до магистров и магов. Сферы показывали, как группа заговорщиков совершает нападение на здание Коллегии Девяти магов Европы. Некоторых заговорщиков я узнала.

Вот преступники с помощью молний и зелий уничтожили охрану и ворвались в здание правительства, завязалась борьба с безопасниками, но у нападавших было преимущество — неожиданность. Никто не подозревал, что такие влиятельные маги отважатся на что-то подобное. А потому многие безопасники, которые первыми встали на пути у заговорщиков, падали замертво, не успев даже активировать браслеты.

Если в начале атаки перевес был на стороне нападавших, то постепенно баланс сил восстановился. Прибывали все новые и новые безопасники, а сражение принимало все более ожесточенный характер. Стороны сражались не на шутку. Магические заряды огня, льда, молний летели в разные стороны. Но, несмотря на упорное сопротивление охраны Коллегии, заговорщики проникли в зал заседаний. И вот первым пал самый «молодой» из правящих магов. Ему не было и семидесяти, когда в спину ему ударил огненный шар. Один из заговорщиков быстро снял с умирающего браслет и надел себе на левую руку, увеличив свою магическую силу. Затем был ранен самый старший из магов. И с него тоже сняли браслет. И сделал это ни кто иной, как глава заговорщиков. Лидером была высокая, худощавая женщина с короткими темно-русыми волосами. Она бежала первой и отдавала приказания остальным нападавшим. Ее серые глаза и чуть кривоватая улыбка, которая периодически появлялась на губах, мне была хорошо знакома, как и имя лидера заговорщиков — Анна Рогова. Моя мама.

Глава 2. Из отчета Службы магической безопасности

В светлом небольшом кабинете за письменным столом сидела женщина-маг и перебирала отчеты, которые составляли агенты Службы магической безопасности. Донесений скопилось много, одни — были интересными, другие — не представляли для расследования никакой ценности, были и такие отчеты, которые противоречили всему тому, что женщина видела сама через сферу-проектор.

Хозяйка кабинета взмахнула полной рукой и из кабинета исчезли все шкафы и полки, заполненные папками и донесениями. Так же растворились в воздухе и старые, но все еще любимые кресла и журнальный столик. На пустые стены перенеслись отчеты коллег и собственные выводы агента. Она неспешно поднялась со стула, расправила затекшие плечи и поправила волосы, убранные в пучок.

Новость о попытке захвата власти в Коллегии Девяти магов Европы разлетелась мгновенно. Сферы-проекторы и сферы-обозрения, большое количество которых размещалось в Коллегии, четко передавали изображение. Так что, не прошло и минуты, как к зданию начали спешно телепортироваться агенты Службы магической безопасности. Там им пришлось столкнуться с Приспешниками Ужасной Анны, так назвали всех, кто пытался захватить власть вместе с Анной Роговой.

Женщина-маг улыбнулась, глядя на один из отчетов, там говорилось, что обозреватели, прибывшие на место происшествия, не лезли на передовую.

— Правильно, — еле слышно произнесла женщина, — лучшая помощь — это не мешать.

И все же обозревателям удалось запечатлеть многие события битвы за Коллегию. Кроме того, они дали прозвища лидерам Заговора, что значительно упрощало восприятия ситуации для рядовых магов. Так, Анна Рогова получила прозвище Ужасной Анны, ее помощники лекарь-ученый и глава центра Пауло Лукиани стал Злобным доктором, а Чайкин старший — Несущим Хаос. Причем, последний действовал с особой жестокостью по отношению к защитникам.

— Против тебя боролись лучшие агенты, — маг сотворила из воздуха фотографию Чайкина, — к сожалению, не все они выжили.

Несущий Хаос славился своими способностями в огненной магии, которую применял направо и налево. Огненные шары Чайкина поражали не только агентов безопасности, но и своих Приспешников. Это внесло некоторую сумятицу в ряды заговорщиков и многие из них попытались сбежать или укрыться. Некоторым это даже удалось.

— Так, посмотрим, что написал наш новый агент, — все также тихо и размеренно произнесла женщина и устремила взгляд карих глаз на ближайший листочек.

«Службе магической безопасности пришлось изъять материалы, полученные из сфер обозревателей. Используя эту информацию, можно вычислить всех Приспешников. Предстоит большая работа, среди сторонников Заговора были как сильные, известные маги, так и маги-«пустышки», а также оборотни и несколько демонов.

При попытке захвата власти пострадало много работников Коллегии, это были не только безопасники, но и те, кто помогал магам организовывать процесс управления. Ужасная Анна и ее Приспешники не только попытались захватить власть, но и занимались выкачиванием магических сил из окружающих. Именно для этого им были нужны браслеты. Так как браслет, снятый с умершего мага, был бесполезен, необходимо было отбирать браслет с еще живого мага. Сам процесс отнятия силы требовал и от самих заговорщиков много энергии, поэтому Ужасная Анна и Злобный доктор не могли долго оказывать сопротивление агентам и были схвачены. Несущий Хаос был уничтожен в ходе проведения операции, но обозревателям это не известно. Ценой многих магических жизней Заговор был подавлен».

— Слишком литературно написано, но ничего, с возрастом это пройдет, — хмыкнула она и задумалась:

«Вопрос о мотивах такого безрассудного поступка стоит открытым. Многие магические эксперты считают, что Анна Рогова поторопилась, поскольку со временем могла заручиться поддержкой многих магов на законном основании. Известно, что политикой Коллегии были недовольны многие, потому количество сторонников Ужасной Анны должно было со временем только увеличиваться».

То, что вопрос о равенстве магических сил стоял весьма остро в обществе, агент Бри знала. Многие магические группы были недовольны правлением аристократической верхушки чистокровок. Даже тот факт, что в Коллегию были включены двое магов-полукровок, скорее говорило о желании задобрить общество, чем о реальном сотрудничестве.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72 50
печатная A5
от 397