электронная
220
печатная A5
532
16+
Ретивые легенды Великой Отечественной войны

Бесплатный фрагмент - Ретивые легенды Великой Отечественной войны

Часть первая


Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-9530-7
электронная
от 220
печатная A5
от 532
Алекс Динго

Ретивые легенды ВОв. Сапёр Джульбарс

«И собачья честь

Не замарана подлым предательством!

Жалким трусом из псов

Не отметил себя ни один!

Воевали они

Без присяги, но всё ж с обязательством

Вместе с Армией Красной

Уничтожить фашистский Берлин».

Отрывок, стихи Сергей Ерошенко.

Однотонное, белое небо 1941 года, казалось, мирным и безоблачным. Вдали тянулась призрачная дымка. С деревьев сорвались вороны. Они дружно полетели в сторону севера. Ветер заметно поддувал. Стал падать редкий, небольшой снежок. Повеяло холодом.

На слегка заснеженной дороге лежал, порванный календарный лист с изображением цифр и букв. Он закрутился, словно живой.

По каменной площадке легкой походкой шла милая стройная женщина — лейтенант Дина Соломоновна Волкац. На голове зияла фуражка с большой звёздочкой. Издали походила на мужчину. Серая шинель, короткая причёска, солдатская выправка, — всё этому способствовало. Но вблизи открывалось её приятное личико, — тоненькие брови, прямой носик, выразительные чёрные глаза, полные губки, белая кожа с небольшим румянцем. Бросался в око волевой, непроницаемый взгляд. Кирзовые сапоги чуть скрипели. Она остановилась около большого, каменного здания. Дина внимательно посмотрела на небольшую вывеску на белокаменной стене.

— Центральная школа военного собаководства «Красная Звезда», — прочитала Дина.

Военнослужащая, слегка улыбнувшись, прошла в каменное здание. Она, держа в руках небольшой кожаный портфель, метнулась вверх по лестнице.

— Здравствуйте, — сказал человек в гражданской одежде Дмитрий, спускаясь вниз.

— Здравствуйте, — милым голосом произнесла Дина, мельком посмотрев на незнакомца.

Лейтенант, постучав рукой по деревянным дверям, прошла в кабинет. Она сняла с головы фуражку.

За рабочим столом сидел усатый человек — капитан Николай Петренко. Он перебирал бумаги в папке. Грузный штабист бросил скользкий взгляд на гостью. Его красноватое лицо напряглось. Маленькие глаза прищурились. Повёл густыми бровями. Тридцать лет в руководящих должностях превратили его в неповоротливого амбала.

— Здравья желаю. Разрешите войти, — резко сказала Дина.

— Входите, — произнёс Николай Петренко.

— Лейтенант Дина Волкац. Инструктор служебного собаководства. Для дальнейшего прохождения службы прибыла, — уверенно доложила Дина, отдав честь.

— Вольно. Проходите. Садитесь Дина, — сказал Петренко, улыбчиво глядя на приятную мадам.

Капитан быстро убрал все бумаги в сторону. Он, глядя на гостью, слегка улыбнулся. Его лицо преобразилось. В нём появилось что — то детское, непорочное.

Дина, отложив в сторону кожаный портфель, уселась на деревянный стул. Всё внимание сосредоточила на офицере. Она слегка вздохнула.

— Дина. Я вас ждал. Я очень рад здесь вас видеть, — сказал капитан Петренко.

— Спасибо.

— Как добрались? Всё хорошо? — спросил Николай.

— Да. Всё в порядке. Могу сразу приступить к работе.

— Хорошо. Так. Вы жена Александра Мазовера. Нашего прославленного кинолога? — спросил Петренко.

— Да. Так точно. Он меня многому научил. Я прошла расширенные курсы, и теперь инструктор, — мило сказала Дина.

— Ладно. Не буду вас больше мучать вопросами. Давайте к делу. У нас идёт подготовка собак по разным направлениям: собаки санитары, диверсанты, ездовые, разведчики, охранники, связисты. Но нам больше всего сейчас нужны умелые собаки — сапёры. У нас на базе собак много. Но нужно сначала выбрать. Более умелых. Я думаю, вам это удастся лучше всего.

— Да. Я согласна. Я специализировалась по подготовке бойцов минно-розыскной службы. Готова приступить к подготовке собак — сапёров, — мило, бойко сказала Дина.

— Тем более. Хорошо, — ответил Петренко.

— Да. Кстати. Вот здесь мои документы, направление, — добавила лейтенант, достав из портфеля бумаги.

— Да. Это нужно. Ладно. Потом. Пойдёмте Дина. Я покажу вам собак, — решительно произнёс капитан.

Дина, оценивая взглядом мужчину, поднялась со стула. «Вот это как по — мне. Деловой мужик. С места в карьер. А мне бы только подружиться с пёсиками. Кому чего? Ладно. Я на месте. Теперь нужно действовать. Время дорого…».

Николай быстро накинул на себя кожаную куртку. Он, посмотрев на приятельницу, мило улыбнулся. В нём виднелась прямолинейность.

— Ну, идёмте Дина, — сказал капитан.

На улице слегка морозило. Поддувал небольшой ветерок. С неба падали редкие, небольшие снежинки. Вдалеке тихонько тянулась бело — серая пелена. Воздух наполнился свежестью.

Николай и Дина, выйдя из здания, живо пошли по слегка заснеженной, каменной площадке. Оба молчали.

— Лазарев. Давай. Выводи собак. Вот инструктор прибыл. Будем смотреть, — крикнул капитан Петренко.

— Есть, — сказал рядовой Серафим Лазарев.

Служивые остановились около собачьих вольеров. Дина задумчиво улыбнулась. Её лицо преобразилось, как у младенца. «А тут много собак. Да. Это хорошо, что много… Будем смотреть… Ишь какие голосистые… Промо рвутся в бой…».

Псы игриво забегали и запрыгали. Они, как будто знали, что сейчас им дадут прогуляться. А может, и что — то вкусное перепадёт.

— Ууууавуавуавуввв, — яро заголосил пёс Аббадон, глядя на незнакомку.

— Вввооооуууу, — взвыл большой пёс Балу, сидя в клетке.

— Ававававааввв, — затявкала маленькая собачка Жуля.

— Уууууааааауууу, — протяжно взвыл кобель Визир, вскочив на задние лапы.

— Вввввоооуувокувоувоу, — заголосил молодой пёс — восточно-европейская овчарка Джульбарс, изучая пытливым взглядом лейтенанта.

— Уууавуавуавуав, — звонко загавкала собака Гари.

— Ввввооооууууу, — взвыл пёс Вулкан, прыгнув на решётку.

Инструктор — кинолог Дина Волкац, мило взирая на собак, улыбнулась. Она подошла к большой клетке. «Какие забавные. Глаза разбегаются. Сейчас посмотрим на них поближе…».

— Сидят как заключённые, — улыбаясь, сказала она.

— Да. С этими разбойниками по-другому нельзя. Им ведь только волю дай, — улыбчиво добавил капитан Петренко.

— Да. Это точно, — сказала Дина.

— Ну. У нас есть и смирные псы. Ходят, как по уставу, — отреагировал Игорь, бегло взглянув на соратницу.

— Серьёзно, — сказала Дина Волкац.

— Да. Без шуток, — ответил капитан, слегка улыбаясь.

— Хихихихихиии…

— Да…

На бледно — сером небе тянулись небольшие облака. Слегка веяло холодом. Ветер чуть поддувал. Падали редкие снежинки. Неподалёку над берёзками закружило вороньё.

Рядовой Серафим Лазарев вывел собак из амбара, из клеток на площадку. Он слегка улыбнулся. Молодой парень выглядел очень стройным. Ему только исполнилось девятнадцать лет. Но на вид ему давали все тридцать. Смуглое лицо, покрытое лёгкими морщинками, выражало недоумение. Он был седьмым ребёнком в семье. А в общей сложности насчитывалось десять отроков Лазаревых. Его папаша Паша любил пригубить водочки. А после чего всегда жаждал любви и очень много.

Псы крутились, слегка подпрыгивая. Они немного резвились, в ожидании угощения.

— Ууууавуавуавуввв, — заголосил пёс Аббадон, поглядывая на незнакомку.

— Вввооооуууу, — взвыл большой пёс Балу, сидя в клетке.

— Ававававааввв, — затявкала маленькая собачка Жуля, беспокойно мотаясь в разные стороны.

Рядовой, сдерживая собак за цепочку, напряг жильные руки. Его худое лицо напряглось.

— Не бойтесь. Тут кусачих собак нет, — бодро сказала он.

Дина Волкац тут же подошла к собакам. Она присела возле пса Вулкана. Лейтенант тихонько вытянула руку. «Какой большой, лихой пёс. И мордашка милая… Знатный кобель… Но, думаю, глуповат… Хотя… Глаза горят. Работать с ним можно…».

— Хороший пёс, — сказала Дина, слегка погладив питомца из вольера Вулкана.

— Вввооооуууу, — взвыл большой пёс Балу, потянувшись в клетке.

— Ававававааввв, — затявкала маленькая собачка Жуля.

— Вввввоооуувокувоувоу, — заголосил молодой, рыжий пёс Джульбарс, пристально взирая на милую гостью.

— Уууавуавуавуав, — звонко загавкала собака Гари.

— Ввввооооууууу, — взвыл пёс Вулкан.

— Вввввууууууу, — взвыл Шарик, подняв нос к верху.

Лейтенант Дина замерла на месте, смиряя взглядом собак. Она слегка призадумалась. «Вот это банда… С ними далеко пойдём… Теперь надо определиться… Это нелегко… Хотя… Лихие ребятки…».

— Да. Собак тут много. Но надо выбрать для начала одного ученика, — подумала Дина.

Кинолог посмотрела на потрепанного, непримечательного пса Джульбарса. Она сделала решительный шаг. На лице появилась симпатичная улыбка.

— Вот собачка. Интересно, — подумала Дина, подойдя к томно — рыжему питомцу — восточно-европейской овчарке.

Инструктор присела возле пса Джульбарса. Она стала рукой гладить собаку по жёсткой шерсти. Ушастый, слегка взъерошенный пёс вёл себя спокойно, даже слишком. Потянул мокрым носом. Нюх обострился. Когтистые задние лапы поджались. Большой кобель яро завилял хвостом, обнюхивая шинель незнакомки. Он приятно лизнул руку Дины. Ещё раз. И ещё. Казалось, пёс ей пытался понравиться.

— А это овчарка? — спросила Дина.

— Да. Восточно-европейская овчарка. Кличка Джульбарс. Молодой кобель. В принципе спокойный, — сказал рядовой Лазарев.

Дина пристально посмотрела в глаза собаке. Она мило улыбнулась, взирая на большую, смешную морду пса. Кобель приветливо облизнулся. Виднелось лёгкое смущение, словно джентльмен на первом свидании, что — то нечаянно «обронил». Его светло — коричневые глаза вселяли доброту.

— Уууууоооовввв, — тихо взвыл пёс Джульбарс, слегка покосив массивную голову.

— Всё. Беру этого пса себе в ученики, — уверенно сказала лейтенант Дина Волкац.

— Всё. Пока что — ли, — сказал рядовой Лазарев.

— Да. Пока всё.

— Дина. А как вы решили, что из этого пса будет толк. Он же с виду болван. Позвольте узнать, — спросил капитан Петренко.

— Я выбрала его по глазам. Думаю, это будет хороший пёс — сапёр, — сказала Дина, любуясь на собаку.

— Ну, вам виднее. А ещё. У нас же много умных питомцев? — сказал капитан Петренко.

— Чуть позднее. Сначала попробую с Джульбарсом. Пригляжусь, — сказала Дина.

— Ну, хорошо. Вам виднее…

— Разрешите приступить к обучению собаки, — сказала Дина, прихватив собаку за кожаный ошейник.

— Разрешаю, — улыбчиво сказал капитан Петренко.

Лейтенант Дина взяла в руки собачий поводок. Она, взирая на добродушного пса Джульбарса, слегка улыбнулась. «С этим у меня точно всё получиться… Я уверена… Глаза не соврут…».

— Джульбарс идём на площадку, — звонко сказала кинолог.

Дина медлительно пошла по слегка заснеженной, каменной площадке. Сапоги чуть скрипели. Лицо озарила лёгкая улыбка. Пёс — овчарка Джульбарс послушно побежал рядом. Нюх обострился. Кобель, подняв нос к верху, изучающе посмотрел на лицо Дины.

— Уууууаааууу, — тихо взвыл пёс, выкатив из пасти слюнявый язык.

— Что? Малыш… Пойдём тренироваться… Посмотрим на тебя в деле… Вижу ты рад…

Наступил месяц март 1943 года. По бело — серому небу неторопливо тянулась сероватая мгла Ветер чуть поддувал. Неподалёку кружило вороньё. Пернатые резвились.

Лейтенант Дина, быстро поднявшись по каменной лестнице, зашла в кабинет. Она, сняв с головы шапку — ушанку, глубоко вздохнула. Встав по стойке смирно, не медлила.

— Вызывали товарищ майор, — бойко сказала Дина Волкац.

— Вызывал Дина. Присаживайся, — ответил майор Степан Панин.

За столом сидел приятной наружности человек. Он, сняв очки, приподнялся. В прошлом бывалый кинолог не раз побывал в разных передрягах. Выполняя задание, был дважды ранен в ногу и руку. Его верный пёс Алик вовремя отреагировал на засаду. Степан, бросив две гранаты, подавил огнемётную и пулемётную точку. Собака получила тяжёлое ранение. Но выкарабкалась.

Инструктор Дина тут же присела на стул. Она, роняя невозмутимый взгляд на подтянутого, коренастого мужчину, слегка нахмурилась. «Наверное, какое — то дело. Так срочно… Я готова ко всему… И мой пёс тоже…».

— Дина. Для тебя и твоих бойцов есть спецзадание. Нужно ехать на Воронежский аэродром. Как предполагалось, там летное поле было расчищено, но пару дней назад на мине подорвался один из бензозаправщиков. Поскольку аэродром очень важный объект, поисковые работы там снова возобновились. Но обнаружить прошлогодние мины в мерзлой земле — задание не из легких. Для выполнения столь сложной задачи там потребуется помощь твоих специалистов высшего класса.

— Так точно. Такой есть. Пёс-сапёр по кличке Джульбарс, — решительно сказала Дина.

— Возьмёшь только Джульбарса?

— А что? Да он же уникум. Джульбарс улавливает запах взрывчатых веществ под глубоким слоем грунта — до двух метров. Мы справимся, — уверенно добавила Дина.

— Ну, тогда желаю удачи. Это же получается ваше первое боевое задание.

— Да, — улыбчиво сказала кинолог.

— Ну, тогда удачи втройне, — сказал майор Панин, крепко пожав соратнице руку.

— Есть. Приступить к выполнению задания, — сказала Дина, приложив руку к шапке — ушанке.

— Идите, — улыбчиво откомандировал майор Панин.

— Есть, — решительно сказала лейтенант Дина Волкац.

По пасмурному небу медленно тянулись серые облака. Ветер чуть поддувал. Веяло прохладой. Вдалеке мелькали пернатые, то и дело высоко взлетая.

Над Воронежским аэродромом в небе волочилась протяжённое тёмное марево. Дымовая глыба тихонько ползла вверх. Выгорало машинное масло. Среди каменных, металлических обломков и руин стояли люди. На площадке виднелась огромная воронка. Тяжёлый бензовоз, выгорая, провалился в землю.

Лейтенант Дина Волкац, держа пса Джульбарса за поводок, вышла из кабины автомобиля — полуторки. Она, осмотревшись, слегка напряглась. Слегка поморщилась. «Значит, приехали… Ладно. Разберёмся Джульбарс…».

Пёс Джульбарс, потянувшись, вильнул хвостом. Кобель повёл носом. Нюх обострился. Морда, погружённая в сон, казалось, только — только начинала отходить. Он мельком посмотрел на хозяйку, словно убеждаясь, что всё в порядке. Смышлёный питомец высунул из пасти слюнявый язык.

— Идём Джульбарс, — сказала кинолог, бегло глянув на верного спутника.

Дина Волкац, держа собаку за поводок, остановилась около незнакомого рослого мужчины. Она решила не медлить.

— Здравия желаю. Лейтенант Дина Волкац. Боец — сапёр Джульбарс.

— Вольно. Здравствуйте. Мы вас ждали, — сказал капитан Харламов.

Стойкий со шрамом на правой щеке человек внимательно оглядел Дину и её спутника. Он слегка улыбнулся. Его жжёное лицо заметно напряглось. В апреле 1942 года пуля, просвистев, разорвала ему кожу на лице. Потом он попал в огонь. Лицо плавилось от жара. Но извернувшись, он поразил немецкого огне мётчика из автомата прямо в грудь несколько раз. Пули насквозь пронзили его тело. Показались глубокие морщины. Сапёр не медлил.

— На аэродроме есть мины. Участок довольно большой. Смотрите, где флажки. У нас вот здесь недавно взорвался бензозаправщик. Возможно, мины, взрывчатые вещества есть ещё.

— А после взрыва поле проверяли? — спросила Дина.

— Проверяли. До взрыва. Но, как оказалось, неэффективно. Нужна Ваша помощь, — сказал лейтенант Вицин.

Стройный человек прищурился. Его лицо выглядело весьма молоденьким. Хотя ему уже минуло тридцать восемь лет.

— Что же. Мы можем начать прямо сейчас, — уверенно сказала Дина Волкац.

— А сколько вам потребуется времени на выполнение этого задания, — спросил капитан Харламов.

— Я думаю, что около недели. Не больше. Даже меньше…

— Вам помогут извлекать мины наши люди, — сказал лейтенант Вицин.

— Ладно. Будем рады…

— Хорошо. Не будем вам мешать. А как собаку зовут? — спросил капитан Харламов.

— Сапёр Джульбарс, — улыбчиво ответила Дина.

— Уууууааааууу, — тихо взвыл пёс, взирая на незнакомых мужчин.

— Что — то говорит ещё, — улыбнувшись, сказал капитан Харламов.

— Хахахахаааа….

Сослуживцы, ухмыляясь, переглянулись. Они закурили сигареты, любуясь на собаку. Им приглянулся кобель. Пёс вёл себя спокойно. Джульбарс хозяйски осматривал территорию. Вытянутая морда чуть напряглась. Нюх обострился.

— Давай малыш… Ищи…

Дина взяла в руки палку — щуп. Она слегка дёрнула собачьим поводком. «Ничего… От нас ничего не укроется… Джульбарс рулит…».

Пёс Джульбар, мотнув головой, игриво посмотрел на хозяйку. Виднелось спокойствие и размеренность. Кобель шевельнул большими, треугольными ушами.

— Джульбарс искать мины. Искать, — настойчиво сказала Дина.

Сапёр Джульбарс тут же неторопливо побежал по слегка заснеженной площадке, опустив нос к земле. Нюх обострился. Кобель замедлился, тщательно изучая поверхность.

Миноискатель Дина, оправив за плечами винтовку «Мосина», неторопливо пошла за верной собакой. Она насторожилась. Лицо словно немного окаменело.

Пёс Джульбарс резко остановился у покорёженного, металлического крана. Немного фыркнул, наострив уникальный нюх. Он, чутко обследовав стылую землю, тут же присел.

— Ууууууаааауууу, — взвыл пёс, подняв нос к верху.

Сапёр Джульбарс, мотнув головой, посмотрел на хладнокровное лицо Дины. Словно, говорил: «Здесь она мина». Кобель замер, повалившись на землю.

— Уууууааааууу, — взволнованно взвыл Джульбарс.

— Мина, — прошептала Дина, слегка дёрнув щупом.

Лейтенант Дина присела, погладив собаку. Она прихватила пса за ухо, подкормив сухариком. Малыш пристально уставился на хозяйку. Виднелась покорность. Он знал и показывал хозяйке, что сделал большое дело.

— Молодец Джульбарс. Здесь мина. Думаю, сантиметров 30 — 40. Пёс хорошо почуял, — сказала Дина.

Сержант Степан стал неторопливо разрывать землю лопаткой. Он докопался до тридцатисантиметровой глубины. На лбу появился пот.

— Есть. Массивный деревянный ящик с миной, — размеренно произнёс Степан.

— Ууууааааууу…

— Молодец. Джульбарс. Ищи дальше. Ищи, — сказала Дина, слегка дёрнув собачьим поводком.

Пёс — овчарка Джульбарс, мельком взглянув на хозяйку, вновь побежал по бетонным насыпям. Кобель чутко принюхался. Мокрый нос почти вплотную прикоснулся к заснеженной земле. Он фыркнул.

— Ууууууууууууу…

Прошло несколько дней. На синем небе тускло светило солнце, медлительно тянулись белые облака. Ветер чуть поддувал. Над берёзовой чащей кружило вороньё. Пернатые словно что — то обсуждали. Между делом летали друг за другом, и казалось, это не закончиться никогда.

Дина, держа собаку за поводок, подошла к соратникам. Она слегка улыбнулась. Эмоции говорили всё сами за себя. Питомец немного расслабился. Его невозмутимый складной довольный взгляд возвещал, — «Мин здесь больше нет мужики…».

— Джульбарс идём. Всё сделали. Ты лучший сапёр на свете, — сказала Дина, погладив собаку по голове.

— Дина. Поздравляю вас. Вы отлично справились с работой. Начальник школы собаководства, генерал-майор Григорий Медведев выражает Вам особую благодарность за отличную службу, — отрапортовал капитан Харламов.

— Спасибо. Джульбарс настоящий герой. Без его стараний ничего бы не получилось, — добавила Дина.

— Молодец Джульбарс, — сказал капитан, пожав собаке лапу.

— Ууууаааауууу, — взвыл кобель, задрав нос к верху.

— Хахахаххахаааа, — громко засмеялись сослуживцы и сапёр Дина Волкац.

P.S.

Восточно-европейская овчарка Джульбарс — участник Великой Отечественной войны. Служил в 14-ой штурмовой инженерно-саперной бригаде. Единственная собака, награжденная медалью «За боевые заслуги». Благодаря его отличному чутью было разминировано 7468 мин и более 150 снарядов на территории Чехословакии, Австрии, Румынии и Венгрии (с сентября 1944 года по август 1945 года). Он также участвовал в разминировании дворцов над Дунаем, соборов Вены и замков Праги.

Джульбарс принял участие в параде на Красной площади 1945 года. Но на тот момент собака была ранена, поэтому после построения солдат ее пронес на руках командир 37-го отдельного батальона разминирования, кинолог Александр Мазовер. Иосиф Сталин распорядился, чтобы собаку несли в его личном кителе, в знак уважения перед ее заслугами для Советской Армии.

Почетный ветеран войны, к счастью, сумел оправиться от ранений и даже стал кинозвездой — снялся в фильме «Белый Клык» (1946), созданном режиссёром Александром Згуриди по одноименному роману Джека Лондона.

Становление и развитие служебного собаководства в советское время связано, прежде всего, с именем ученого-кинолога Всеволода Васильевича Языкова, автора многих книг по теории дрессировки и работе собак в ратной сфере. Его научные методы легли в основу теории и практики служебного собаководства в армии, в пограничных и внутренних войсках.

Еще в 1919 году именно Языков впервые обратился в Штаб Красной Армии с предложениями о принципах организации служебного собаководства в РККА. Но только спустя пять лет, 23 августа 1924 года, вышел приказ Реввоенсовета СССР №1089, согласно которому в Москве при Высшей стрелково-тактической школе «Выстрел» организуется Центральный учебно-опытный питомник-школа военных и спортивных собак. Первым начальником школы был назначен Никита Евтушенко. Питомник получил название «Красная звезда». Центр дал толчок к созданию клубов служебного собаководства в системе ОСОАВИАХИМА, предшественника ДОСААФ и РОСТО.

Уже к началу 1941 года эта школа готовила собак по 11 видам служб. Немцы с завистью констатировали, что «нигде военные собаки не применялись столь эффективно, как в России».

Ретивые легенды ВОв. Овчарка Дина — первая собака диверсант

15 декабря 1942 года на белоснежном, утреннем небе тускло светило солнце. Ветер чуть поддувал. Вдали тянулась сероватая дымка. Словно кралась, провинившись за что — то. На телеграфных проводах сидело вороньё. Пернатые смотрели в одном направлении. Как будто высматривали кого — то. Терпеливо выжидали какой-нибудь наживы.

В центральной школе военного собаководства «Красная звезда» начались занятия. Тишину прервал голосистый бойкий лай. По брусчатке быстро побежали солдаты и курсанты.

Служебные псы точно рвались в бой. Рычали, урчали, ворчали, — поглядывая друг на друга.

— Ууууаааавввуавуавуав, — звонко заголосил пёс Мухтар.

— Ввввооооуууу, — взревел Бобик, прыгнув на стенку клетки.

— Ууааауууу, — взвыл кобель Бим.

— Аааааауууууу, — потянул пёс Вася.

— Ууавуавуавуаввв, — заголосила собака Линда, подняв нос к верху.

Из каменного здания вышла женщина старший лейтенант — инструктор Дина Волкац. Она, оправив ремень, живо пошла по заснеженной площадке. Под ногами чуть скрипел снег.

На площадку забежал молодой лейтенант — инструктор служебного собаководства Алексей Воробьёв. Белобрысый, стройный, видный человек с внешностью кинозвезды, — явно нравился девушкам. Он глубоко дышал. На гражданке парень тренировал своего пса Тузика. В часть попал по назначению вместе со своим питомцем. Несколько раз выходил на боевое задание. Поговаривали, что его ловкий пёс ловил пули налету, оберегая хозяина. Тому виной служило простреленное насквозь правое ухо.

— Здравия желаю… Извините. Вы Дина Волкац, — спросил молодой человек.

— Здравствуйте… Да. А что?

— У нас здесь сейчас базируется батальон собак — миноискателей. Нам нужно несколько собак для обучения. Меня отправили к Вам, — чётко сказал лейтенант Воробьёв.

— Да. Ладно. Пойдёмте, — ответила Дина Волкац.

— А у Вас тут много собак? — спросил он.

— Да. Собак много. Но многие из них ещё ничему не обучены. А Вам, наверное, нужны с обучением.

— Да. Желательно, — сказал кинолог.

Инструктор служебного собаководства Дина Волкац и лейтенант Воробьёв подошли к амбару. Их взгляды пересеклись. Глаза парня сияли, словно яркие кометы. Дина заметила в них искру. Она умело разбиралась в людях. Тонкий психолог знал своё дело.

— Ну, есть у меня собаки, которые прошли курс обучения истребителя танков.

— «Бронебойщики»…

— Аха…

— Да. Это хорошо. Многое умеют, — добавил кинолог.

Псы оживились, почуяв людей. Они приподнялись со своих мест — лежанок. Появилось невольное волнение.

— Вввооооуууу, — звонко взвыл большой кобель Джек.

— Аваавававававвв, — заголосила небольшая собака Жуля.

Уууаавуавуавуавуа, — загавкал пёс Ахтар.

Инструктор Дина Волкац тут же вывела из амбара овчарку Дину. Довольно большая собака потянула мокрым носом. Вытянутая, волчья морда, большие треугольные уши, выразительные светлые глаза, — её милая мордашка словно улыбалась. Дина проявляла свою неуёмную энергичность, живо перебирая когтистыми лапами. Её жесткая шерсть отдавала блеском. Малышка быстро завиляла хвостом.

— А ну — ка, тихо, — скомандовала она.

— Ууууааааууу, — взвыла серого цвета овчарка Дина.

— Вот овчарка Дина. Умница. Для поиска мин сгодиться. Она по сути всё умеет делать, — сказала кинолог Волкац.

— Беру. А ещё можно собаку. Нам одной не хватит для задания, — улыбчиво добавил лейтенант Воробьёв.

— А ещё, наверное, возьмите Везунчика. Хороший, умный пёс, — сказала Дина.

Прошло несколько месяцев. На небе тускло светило солнце. Весенний ветер чуть поддувал. В нём ощущалось что — то игривое, лёгкое и невероятно приятное. Он чуточку дурманил.

Инструктор Алик Филатов, бросив недокуренную папиросу на землю, подошёл к собаке. Он, присев, улыбнулся. На лице проступили морщины. На волосах виднелась седина. На груди формы висели боевые награды. Луч солнца блеснул на медали «За отвагу».

— Дина, Дина. Хорошая малышка. Пойдём. Побегаем. Не забывайся у тебя серьёзные уроки военного дела, — сказал лейтенант Филатов, протянув собаке маленький сухарик.

Овчарка Дина, раскрыв слюнявую пасть, тут же проглотила угощение. Она, подняв нос к верху, облизнулась. Виднелась весёлость. Глаза наполнились светом.

Боец Алик прицепил к собачьему ошейнику ременчатый поводок. Он быстро погладил малышку за ухо.

— Вперёд Дина. Побежали, — сказал лейтенант — вожатый.

— Ууууаааууу, — тихо взвыла овчарка, слегка подпрыгнув и вильнув хвостом.

Филатов, держа собаку за поводок, выбежал на заснеженную площадку. Дина слушалась, не отставая от хозяина. Она волнительно поглядывала на его задумчивое лицо. Словно что — то хотела сказать, а может быть, сама пыталась что — то понять.

— Так Дина. Ты уже многое умеешь. Нет. Дина. Под танк сегодня бросаться не будем. Не бойся… Сегодня для тебя новое задание Дина, — сказал лейтенант Филатов, протянув собаке маленький сухарик.

Разведчица Дина тут же проглотила знатное угощение, пытливо взирая на лицо приятеля. Она выглядела довольной, но слегка зажатой. Послушно ждала команды хозяина.

— Чего Дина? Ещё хочешь? Давай сначала поработаем. Дина внимание. Смотри. Там рельсы. Идёт поезд. Чух — чух — чух — чух. Ты Дина берёшь боевой вьюк — мешок. И беги с ним к рельсам. Там оставляешь. Взводишь. И убегаешь. Как учили… Поняла, — ясно сказал Филатов.

Собака Дина, глядя на лицо лейтенанта, слегка покосила голову. Она облизнулась. Виднелось лёгкое недоумение. Словно на экзамене разбойница — студентка, вытащив билет, задумалась. Не знала что сказать преподавателю, но пытала его до последнего.

— Дина. Давай попробуем. Бери мешок. Атака. Дина. Давай. Работай, — решительно сказал инструктор, достав из кармана маленький сухарик.

— Ууууааауууу, — взвыла Дина, подняв нос к верху.

Ушастая разведчица, раскрыв пасть, схватила мешок — боевой вьюк. Она живо подбежала к деревянному макету — рельс. Мелькнула игривость. Собака, бегло взирая на приятеля, повалилась на рельсы.

— Дина. Взведи механизм. И убегай. Дина. Ко мне. Дина, — скомандовал напарник Воробьёв.

Овчарка Дина, виляя хвостом, быстро подбежала к хозяину — инструктору Филатову. По морде виднелось лёгкое смущение. Прятала глаза.

— Ууууаааууу, — тихо взвыла собака, словно делясь своими эмоциями. Воробьёв ухмыльнулся, помотав головой.

— Дина. Сиди здесь. Я тебе покажу, как надо, — сказал лейтенант Алик Филатов, взяв в руки мешок — боевой вьюк с зарядом.

— Дина смотри на хозяина, — сказал кинолог.

Ушастая Дина, вильнув хвостом, присела на землю. Она слегка покосила голову, вымеряя проникновенным взглядом боевого приятеля. Из пасти выкатился язык.

— Дина. Запоминай. Смотри на меня Дина, — сказал он.

— Смотри Дина, — добавил Воробьёв.

Лейтенант Филатов, подбежав к деревянным рельсам, замер. «Смотри малышка на меня… Всё получиться у тебя… Я говорю тебе…». Инструктор, глядя на собаку, положил боевой вьюк на макет. Он, заострив внимание, дёрнул за ручку. Приятель быстро подбежал к боевой «клыкастой подруге». Дина, потянувшись, лизнула инструктора по лицу. Она, завиляв хвостом, рвалась вперёд.

— Ну. Дина. Поняла, — сказал лейтенант.

— Уууууаааууу, — подняв нос к верху, взвыла овчарка Дина.

— Хахахаахаааа…

— Молодец. А теперь давай сама Дина, — сказал он, протянув собаке сухарик.

Наступил месяц август 1943 года. На синем Белорусском небе ярко палило солнце. Ветер чуть поддувал. Веяло теплотой. В траве стрекотали кузнечики. На широких полянках чуть колыхалась высокая трава. В перелеске чуть слышимо шелестели листья.

Боец Микола Сидихин, глядя в папку, слегка нахмурился. Он затушил папиросу. На фуражке блеснула красная звёздочка. Получив сильную контузию и ранение в начале войны, у него отказали ноги. Но сержант восстановился силой воли. Но слух не вернулся.

— Поезд идёт сюда. Скоро будет. Немецкий воинский эшелон. Там ещё цистерны с горючим, — произнёс Сидихин.

— Ладно. Дина всё понимает… Да малышка, — улыбчиво сказал Алик Филатов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 220
печатная A5
от 532