электронная
90
печатная A5
269
16+
Владивосток. Ресторан «У императора Хуанди». Хайшенвей

Бесплатный фрагмент - Владивосток. Ресторан «У императора Хуанди». Хайшенвей

Миллионка

Объем:
92 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-6988-7
электронная
от 90
печатная A5
от 269

«Эта история тянется со времен Юнминчена. Только главным героем в этой истории на этот раз снова будет Ви — Виктор. Действие этой повести происходит в наше время. В руки главного героя попадает зеркало-календарь, найденный на раскопках древнего городища. Таоте, злобный монстр, легко принимающий облик человека, преследует Витю. Мальчик мечется, пытаясь убежать от машины, которая преследует его, ему начинает помогать зеркало-календарь. Зеркало ведет его к улице Семеновской, в район легендарной Миллионки. Странная печь, дверца которой выходит прямо на улицу, пропускает Витю внутрь. Витя оказывается в кухне ночного ресторана. Однако этот ресторан не для людей. Блюда, которые готовятся здесь, жаждут съесть существа, которые не являются людьми. Это оборотни, маги, монстры, русалки. Вот в такой мир попал Виктор».

Пролог. За семь лет до начала событий

— Ну что, Витька, по домам?

— Нет, что-то ещё не хочется! А ты, Настя, как, уже домой пойдёшь?

— Нет, я с вами!

— А куда пойдём?

— Ну… Пошли в сквер, который напротив школы! Секретики все приготовили?

— Ещё вчера! Чур тот, кто проиграет, рассказывает страшную историю!

— Лады!

— А историю сами придумываем, или рассказываем то, что прочитали в книге?

— Сами придумываем!

— Олег, так не честно, ты подглядывал!

— Вот ещё, я и так знаю какой у тебя секретик!

— И я знаю!

— И я!

— Что, сегодня я проигравший?

— Ты, Витька, ты!

— Ну, хорошо! Только история будет очень страшной!

— УУУ, уже боюсь!

— Серега, не буду рассказывать, раз подначиваешь!

— Вить, не обращай внимание, я готова слушать!

— Ну, хорошо. Мне кажется, что эта история приснилась мне… Или я знал ее всегда!

Рассказывает историю, которую сочинил прямо на ходу.

— И что? Вить, ты чего замолчал?

— Да, что-то… Вам не кажется, что стало как-то зябко? Солнце, что ли, за тучи зашло?!

— Все с солнцем нормально! И туч никаких нет! Ну, не тяни, заканчивай рассказ!

— Что Витька, боишься? Сам сочинил, сам и боишься?

— Ничего я не боюсь, просто как-то тревожно стало!

— А я боюсь! Витя, не надо рассказывать дальше! Мне кажется, что я знаю, чем закончится твоя история!

— Вот что значит девчонка! Трусиха! Витек, не слушай ее, рассказывай дальше!

— Я не трусиха! Просто мне кажется, что эта страшная история когда-то приснилась и мне!

— Говорил я, не надо с девчонками связываться! Бояка — бояшка! Настька, обернись, твой белый фартук в собачьих какашках!

— Сам ты… Ненавижу вас! И дружить больше не буду!

— Убежала! Ну, зачем вы так с ней? Вот, расплакалась и домой ушла!

— Да, ну ее! Эти девчонки, они такие противные! Давай, заканчивай историю!

— Нет, мне тоже домой пора! Завтра расскажу.

Нулевая перемена блюд. То, что отражалось в зеркале-календаре, найденном на раскопках древнего городища

В старом доме, на улице Арсеньева, во Владивостоке, живёт мальчик. Вместе с мальчиком в доме живёт ещё один человек. Мальчик называет этого человека дядей Толей. Но это не настоящее имя мужчины. Мужчину зовут Таоте. Мальчику мужчина видится человеком, а на самом деле Таоте не человек.

Таоте — это монстр с одной головой и двумя телами. Его время пришло. Он собрал вокруг себя Вонгви — злых духов. Вонгви — это духи людей, которые погибли насильственной смертью и за которых никто не отомстил. В преддверии года синей лошади, по всему миру происходят катаклизмы, особенно сильны они в тех странах, где много Вонгви. Таоте мечтает собрать армию из Вонгви всего мира, но для этого ему нужен Витя и древнее календарь-зеркало.

Витя жил в доме один. Он собирался пойти прогуляться, но ему было нечего надеть. С утра на улице был туман, дул холодный ветер, и поэтому мальчик залез в шкаф брата. Взял его куртку и обнаружил в кармане бронзовый кругляш с петелькой наверху, как мальчик узнал позже — это был древний календарь-зеркало.

Услышав стук дверцы шкафа, в комнате появился дальний родственник, он был пьян. Его звали Таоте. Родственник жил с Витей после смерти бабушки вот уже две недели. Таоте попытался вырвать у Вити кругляш. Мальчик убежал на улицу. Вити не было в городе около шести месяцев, и вот теперь он решил навестить друзей, но никого не застал. На улице было лето, а летом город пустеет. Пошатавшись по городу, Витя вернулся домой. Родственник спал. Ночью Таоте разбудил Витю и потребовал кругляш. Вырвавшись, мальчик в испуге убежал на улицу. Виктор жил на улице Арсеньева. Домик его был в ужасном состоянии. Этот дом был построен ещё до революции. На улице была глухая ночь. Вдруг вспыхнул свет в доме, который стоял ниже по улице. Витя обернулся, он был удивлён, ведь окна дома, из которого бил свет, были закрыты ставнями.

Но именно из этих окон бил луч света прямо сквозь ставни. Свет указывал мальчику путь. Однако сначала Витя собирался бежать в другую сторону. Свет вдруг загорелся ещё в нескольких домах. Хотя окна в этих домах были тоже заделаны или закрыты ставнями. Вдруг Витя резко обернулся, ему послышался звук циркового марша. Так и есть, на пересечении улиц Арсеньева и Бестужева неизвестно откуда появился цирк. Купол цирка-шапито светился и мерцал. Из цирка вышли хорошо одетые, по моде позапрошлого века, господа и дамы. Они остановились возле входа в цирк, повернулись к Вите и начали ему аплодировать. Потом из цирка вышел шталмейстер и подозвал Витю, но Витя в страхе повернулся и убежал обратно в дом. На счастье Виктора, Таоте был тот вечер в отключке, он был пьян. Мальчик на цыпочках прошёл в свою комнату и заперся там.

Побег

У Вити не осталось почти никого из родных. Родители погибли вместе с братом при загадочных обстоятельствах. После гибели родных Витю забрала в деревню бабушка. Он прожил там полгода. Три недели назад мальчик с бабушкой вернулся в город. Нужно было продать дом, который остался от родителей. Неожиданно бабушка умерла. Появился мужчина, назвался родственником и сказал, что будет жить вместе с Витей. Витя никогда раньше этого мужчину не видел. Старший брат Вити был «черным» археологом. Незадолго до гибели он приехал с раскопок «Краскинского городища» и привёз с собой кое-что, найденное на раскопках- это был календарь — зеркало. Витя думал, что брат сбыл все найденные вещи, но оказалось, что не все. Бронзовое зеркало, найденное в кармане куртки, и было этим древним календарём. Этот календарь брат тоже нашёл на раскопках. На одной стороне бронзового кругляша было зеркало, на другой — календарь с изображением 12 животных. Изображение животных были расположены по кругу. Таоте несколько раз спрашивал мальчика, не осталось ли у него каких-то вещей от брата археолога. И вот теперь родственник требовал календарь-зеркало. Календарь очень заинтересовал мужчину, но Витя спрятал эту вещь на улице, под скальным фундаментом дома.

— Ты… Как тебя, Вася, Володя… А, Витька! Ты, Витюш, не дрейфь, у тебя теперь есть я! А мы своих… Ик… Не бросаем! Хочешь компьютер последнего поколения? Ну, что молчишь?

— Хочу, — удивился мальчик, — а что, вы мне его просто так подарите?

— Конечно, просто так! Я по-другому не могу! Тот, кто со мной добр, получает от меня все, что хочет! Ты только мне стекляшку отдай!

— Какую стекляшку? — испугался мальчик, — у меня ничего нет!

— Ты… Вольдемар… Вячеслав… Тьфу ты, Витек! Ты, Витек, не пытайся дядю Таоте, то есть меня, надурить! Я вижу тебя насквозь! По-хорошему прошу, отдай зеркало-календарь и будет тебе счастье великое!

— Но у меня ничего нет, — Витя судорожно сглотнул и вывернул карманы, — я не видел никакого зеркала!

— Нет? — родственник подошёл к мальчику вплотную и обдав его запахом перегара, залез в карман, — Правда, нет! Ну, ну, обознатушки вышли! Ты уж не серчай на дядю Таоте! Что же… Вовик…, да шучу, помню я твоё имя! Ну, как тебя там, Витька? Да, Виктор, иди, погуляй! Да, помни, найдёшь зеркало, неси его прямо в руки к дяде Таоте!

Ночью к родственнику пришли друзья. Разговор зашёл о Вите. Один из друзей предложил Таоте оформить опеку над Витей. У этого друга мать работала в отделе опеки. Витя услышал о планах родственника, но притворился, что спит. Утром, вспомнив планы Таоте, Витя впал в панику, но неожиданно обнаружил, что родственник куда-то уехал. Таоте не было около недели. Когда родственник вернулся, то объявил Вите, что завтра утром пойдёт вместе с мальчиком в отдел опеки. Дождавшись вечера и того, что Таоте на что-то отвлёкся, Витя убежал из дома. Обнаружив, что Виктор убежал, Таоте обзвонил друзей. Вскоре за Витей была снаряжена погоня. Белый автомобиль преследовал мальчика по пятам. Вскоре стало совсем темно. Мальчик не знал куда бежать, но неожиданно получил помощь. Дома, где были заколоченные или заделанные кирпичом окна, начали светиться и указывать Вите путь. Мальчик бежал через проходные дворы. Задыхаясь, он пронёсся верх по улице Посьетской, пробежал мимо гостиницы Моряк, промчался через улицу Светланскую и выбежал, наконец, через проходной двор на улицу Фокина. Он бежал по тому пути, который указывал ему свет бьющий из заколоченных окон. Неожиданно свет стал очень ярким. Свет скрестился на осколке зеркала, вделанном в наружную стену какого-то дома. Зеркало послало ответный луч, и ночь озарилась безумным светом. Витя теперь знал, куда ему бежать, но чувствовал, что опаздывает. Во двор, через арку, которая соединяет улицу Пограничную и улицу Фокина, въехал белый автомобиль. Мальчик попытался спрятаться в уличном туалете. Забившись в угол туалета, Витя попытался слиться со стеной, как вдруг услышал голос. Голос повторял странные слова:

— Цзы — гу, — певуче выкрикивал голос, — цзы — гу! Нет важнее места, где живёт Цзы — гу. Приходи к Цзы — гу почаще! Цзы — гу шепнёт заклинание, а мальчик освободит Цзы — гу. Цзы — гу устал. Цзы — гу хочет уйти.

С Витей говорил дух-предсказатель отхожих мест. Это был Цзы — гу, он пытался подбодрить Витю, и кое-что ему открыл из будущего. Но его предсказание было столь путанным, что Витя ничего не понял. Мальчик попытался увидеть что-то сквозь доски туалета, но вокруг было темно. Наконец он выбежал и кинулся к старой конюшне. Конюшня была давно заброшена и разрушена. Прячась в тени стойла, Витя услышал вдруг ржание лошади, он оглянулся, но вокруг никого не было. Вдруг мальчик почувствовал, что кто-то начал подталкивать его к выходу.

Витя выбежал снова на улицу и увидел, что вторая дверь конюшни, забитая и заваленная мусором, вдруг начала неистово светиться и указывать дальнейший путь. Дверь посылала луч. Мальчик побежал по лучу.

Белый автомобиль был совсем близко, но беглец кинулся мимо преследователей и нырнул в узкую расщелину, которая находилась между двумя домами, Фокина, 5 и Семёновской, 8.Расщелина была устлана мусором. Под ногами хлюпала вода, и почти было не видно неба. Протиснуться туда мог только худенький мальчик. В народе узкий проход назывался «Ущельем.» В «Ущелье» было темно. Ведь с двух сторон прохода были стены домов. А в домах были заколоченные окна. Следуя за движением мальчика, окна начали вдруг светиться. Они освещали мальчику дорогу. И этот свет видел только он.

Где ползком, где извиваясь как уж, но Витя пробрался через ущелье и оказался на улице Семеновской,8

На улице Семёновской, во дворе, было много заколоченных окон, много лестниц путаных и старых — ведущих во все стороны. Витя бежал, а заделанные окна вспыхивали, помогая мальчику бежать, и освещали спящий двор. Согнувшись пополам и попытавшись отдышаться, Витя вдруг с удивлением заметил, что на табличках, обозначающих название улицы, были ещё старые, советские названия — Колхозная, 8 и Колхозная, 10.

Между двумя дворами был маленький переход, вырытый прямо под землёй. Витя попытался там спрятаться и обдумать ситуацию

Однако он понимал, что здесь долго не отсидится. Что-то давало точную наводку преследователям. Они точно знали, где находится в данный момент мальчик, и гнали его как зайца. Витя выбежал на дорогу.

Белый автомобиль не мог развернуться во дворе. Воспользовавшись моментом, Витя попытался убежать через площадь Семёновскую. Возле торгового центра «Родина» он столкнулся с девочкой. На девочке было корейское платье. Она раскраснелась и тяжело дышала. Вероятно, девочка тоже от кого-то убегала. Витя оглянулся, торговый центр мерцал. Он превращался то в китайский театр Тао Миняно, то опять в торговый центр. Девочка посмотрела на Витю и побежала дальше к Спортивной гавани. А Витя перебежал дорогу. Он вбежал во двор за торговым центром Клевер-Хаус. Окна, заложенные кирпичами, опять начали бешеную пляску света.

Витя выдохся и устал. Однако свет в окнах начал набирать силу. Вскоре стало больно глазам.

Мальчик снова шёл, вернее, бежал по лучу. Однако теперь луч пытался вернуть его назад. У Вити, на улице Семеновской,9, жила двоюродная бабушка. Она была родной сестрой его бабушки. Витя подумал, что луч ведёт его к ней. Он уже был готов вбежать в арку двора, но услышал за собой рычание автомобиля.

Когда мальчик бежал через двор, он с сожалением оглянулся на подъезд, где жила сестра его бабушки. Автомобиль рычал все громче, нагоняя его.

Окно, мимо которого он пробегал, тоже засветилось и вдруг погасло.

Погас и луч. Витя оказался в тупике. Темнота была полной. Мальчик не понимал, что происходит и запаниковал, но в это время календарь-зеркало вдруг снова ожил, и прямо из кармана бросил яркий свет прямо под ноги мальчику.

Витя бросился туда, куда упал свет от зеркала. Перед ним было старое здание. На крыше здания были выбиты цифры: 1887—1909 год. И чуть дальше была ещё одна надпись, она извещала, что до революции в этом здании была баня. Четыре буквы не стёрлись от времени. Слово: «Баня», вероятно, до революции, было видно издалека. Это сейчас старое здание можно было разглядеть с трудом из-за новых более высоких зданий. И действительно, из стены дома выступал контур банной печи. Луч прошёлся по контуру печи, осветил все здание, а потом уперся в дверцу банной печи.

Луч уперся почти в землю и тут же раздался скрип. Открылась дверца печи. Витя помотал головой. Он не хотел туда, внутрь. Но сзади раздался шум тормозов, и весёлые возбуждённые голоса преследователей прокричали имя Таоте. Мальчик пролез внутрь, и дверца за ним захлопнулась.

Первая перемена блюд. Дверца старой печи

Витя пролез в дверцу банной печи. Вокруг было страшно и темно. Он тут же попытался вернуться назад, но услышал голоса преследователей. Они дёргали дверцу печи, но ничего не добились. Глаза мальчика привыкли к темноте, и он увидел, что внутри печь похожа на пещеру. Сквозь старые кирпичи просачивался свет. Войдя в пещеру печи, Витя испугался, перед собой он вдруг увидел четырёх мужчин, которые сидели тихо и молчали. Возник звук, стал виден яркий свет, кто-то подбросил в топку печки дрова. Печь периодически то гасла, то озарялась светом. Становилось жарко. Люди повернулись к Вите. У каждого человека было множество мохнатых рук. Вспыхнул календарь. Его луч сжёг сеть-паутину, которую странные люди пытались накинуть на Витю. Лица у людей застыли. Это были пауки-оборотни Кумо. Они здесь были в гостях, пришли попарить старые косточки. Календарь забрал волю пауков под свой контроль.

— Чего господин изволит? — спросил один из пауков, — Мы признаем свою ошибку и готовы дорого заплатить за неё. Повелевай!

Стены пещеры нагрелись. Стало очень жарко. Однако потрясённый мальчик молчал. Тогда один из оборотней Кумо сам принял решение.

— Сейчас мы поможем молодому господину! — обернувшись к остальным, паук стал снимать с себя простыню, — Мы спасём господина, а господин замолвит словечко за нас, когда придёт время!

Новую паутину ткать было очень долго, поэтому Кумо просто сняли с себя банные простыни, и сплели из них сеть. Один из мужчин быстро взобрался вверх по стене печной пещеры, и перебросил сеть через стену. Здесь стена не прилегала плотно к потолку. Кумо помогли Вите взобраться по сетке наверх. Спрыгнув вниз, мальчик попал в кочегарку. Это было царство кочегаров. Кочегарами здесь работали Нопэрапон, безликие призраки. Увидев Витю, они мгновенно приняли его облик.

— Еда, — шептали призраки, — еда, много еды! Большой мальчик! Живой мальчик!

Витя начал задыхаться, Нопэрапон пытались вытянуть из Вити жизнь. В ситуацию снова вмешался календарь и вскоре Нопэрапон снова стали прозрачными. Вроде все встало на свои места, но тут возникла новая проблема. По жёлобу начал сыпаться уголь. Его становилось все больше и больше. Нопэрапон легко подпрыгнули и прилипли к стене. Витя, конечно же, этого сделать не мог. Уголь сыпался все быстрее, заполняя собой все пространство кочегарки. Почти мгновенно Витя оказался засыпан до бёдер. Он еле успел вытащить календарь. Луч календаря начал свою работу. Витя направил его на жёлоб, из которого сыпался уголь. Жёлоб был расположен почти под потолком кочегарки.

— Еда! — кричал один из призраков, — Нет, я так голоден! О, великое зеркало, не забирай у меня еду! Сюда уже два столетия никто не спускался! Отдай мальчишку нам! Наверху много людей! Любой может стать твоим хозяином! О, горячий луч, пощади нас! Мы отблагодарим тебя! Нет!!!

Нехотя, подчиняясь приказу луча, Нопэрапон сняли с себя робы, и сделали из них верёвку. После этого луч выжег в куче угля проход. Верёвка помогла Вите выбраться из кочегарки через люк.

Спустившись по верёвке нопэрапон, мальчик попал в странное место. Это был зал гигантских размеров. Миллионы лисиц стояли выстроившись в полки и батальоны. Время от времени кто-то из лисиц исчезал, его место тут же занимал другой лис. Верёвки не хватило, и Витя упал прямо на голову одной из лисиц. Пространство вокруг мальчика тут же очистилось. Перед Витей появился лис-генерал. Это был оборотень-лис Кацунэ. Он был огромен, но все — же не выше Вити. Кацунэ разинул огромную пасть. Его зубы были в крови. Лис надвигался на Витю. Диск-календарь порвал карман мальчика и вылетел со страшной скоростью. Подлетев к Кацунэ, диск мгновенно выбрил генералу хвост.

— О, — по залу пронёсся вздох удивления, — о, горе! Мы возносим тебе хвалу! Ты пришёл за жертвой — ты ее получил! Назад дороги нет! Величие попрано! Жребий брошен!

Генерал был опозорен. Он попытался спрятать хвост за спину. Это ему не удалось. Тогда Кацунэ позвал лиса — дублёра и повелел невозможное. Лис-дублёр откусил у Кацунэ хвост. Кровь залила залу. Ее было столько, что не верилось, что в Кацунэ столько крови. Лис-дублёр принял облик Кацунэ. Самого же Кацунэ бросили в жёлоб кочегарки. Кацунэ превратился в уголь. Кровь просочилась сквозь плиты пола. На зов крови явился распорядитель. Это был бог земли Хоуту. Хоуту велел Вите поднять ладонь. Мужчина схватил одну из лисиц, вытряхнул ее из шкуры, вывернул шкуру, и намазал шкурой Витину ладонь. Ладонь жгло, она чесалась и горела, а Хоуту терпеливо ждал, пока на ладони Вити появятся знаки. Когда знаки проявились, Хоуту начал внимательно их читать. Потом бог земли щёлкнул пальцами. Лисы начали выть, а потом встали в пары и вытряхнули друг друга из шкур. Шкуры упали к ногам мальчика. Лисы, оставшиеся в живых, сделали из задубевших шкур лестницу. Хоуту снова щёлкнул пальцами и велел Вите начать подъем по лестнице. Через десять минут Витя оказался в кухне. Это была кухня, где готовились блюда для ресторана. Ресторан имел громкое название «У императора Хуанди».

Кухня ресторана

Днём ресторан посещали люди, ночь была для других посетителей — не людей. Ночью ресторан посещали: боги и богини, духи и оборотни, герои и предатели, злодеи и святые. А ещё призраки, оборотни и другие обитатели иного мира.

Хозяином ресторана был жёлтый император, его звали Хуанди. Он редко бывал на месте.

У него было четыре помощника-распорядителя и один управляющий. С управляющим вы уже познакомились — это Хоуту.

Рестораном управляли: бог земли — Хоуту, его был цвет коричнево-жёлтый

Повелитель востока — Тайхао, его цвет был зелёный

Повелитель юга — Янди, его цвет был красный

Повелитель запада — Шаохао, цвет был белый

Повелитель севера — Чжуаньсюй, цвет был чёрный

А ещё у императора Хуанди был конкурент — это был многорукий и многоногий Чи Ю, бог хаоса.

Чи Ю, ревнивый бог, открыл рядом с рестораном Хуанди свой ресторан.

Так же, как и ресторан «У императора», он находился на Миллионке и имел название: «Миллион желаний». В ресторане Чи Ю приветствовался разнузданность и порок. Вот в такой странный мир попал Витя

Согласно календарю-зеркалу, цикл, за который земля проходит полный круг, составляет 60 лет.

Год синей лошади, который должен был наступить на земле, мог стать последним годом, когда миром правят люди.

Но вернёмся к испуганному мальчику Вите. Спустившись через дверцу печи, Витя попал в кухню ресторана «У императора».

Дух кухни Цукомогами, который царил здесь, был недоволен. Витя занял слишком много места.

Витя попытался вернуться назад, но хода, по которому он спустился, больше не было.

В кухню влетела распорядительница — это была Охагуро Бэттари, женщина-оборотень. Сама она была не видна, был виден только ее рот полный черных зубов.

— Что это ещё за пауза? Почему нет готовых блюд? Я соблюдаю договор! Все должно быть по закону! Я нахожу твою вещь — ты мне платишь работой! Ой! Это ещё кто? Ты, кто?

— Я… Мальчик… Человек… Меня зовут Витя! — съёжившись от страха, проговорил беглец, — Меня сюда тот мужчина из зала послал! Я…

— Стой! Цукомогами! — закричал рот, — Да, стой же! Да, что же это? Там полный зал гостей, а повара больше нет! Цукомогами, дружок, постой, не бойся! У меня для тебя припасено немало полезных вещей! О, дух горячих блюд, да что же это такое!

Охагуро была в бешенстве. Блюдо, которое ещё пятнадцать минут назад должно было быть подано на стол именитому гостю, было не готово. Увидев Охагуро, дух испугался, с каждой минутой он становился все бледнее и тоньше. Увидев то, что наделала, Охагуро попыталась остановить распад духа, но не успела. Дух распался полностью. В кухне остались только Витя и Охагуро. Увидев Витю, рот начал меняться. Губы закраснелись, а черные зубы начали заостряться. Но это длилось не долго. Вспыхнул огонь в печи, и печь треснула надвое. Охагуро пришла в себя. Она поняла, что не может даже дотронуться до Вити. Сверху послышался звон. Это требовали блюда, которые должны были быть доставлены гостям. Охагуро вытянула губы трубочкой и втянула чад от печи. Резко выдохнув, рот попытался поставить клеймо на лбу мальчика. В последний момент луч календаря отклонил струю мрака, но несколько крупиц все же попали на лоб мальчика. Теперь Витя был рабом кухни, но, слава богу, не навсегда. Всего лишь на короткое время.

Раб кухни

Вите не нужно было готовить блюда самому. Для этого существовали Цукомогами — духи старых вещей. Они то и занимались приготовлением блюд для ресторана. Однако, чтобы заставить духа работать, Вите надо было принести духу старую вещь. Принести и с поклоном положить вещь около печи.

Чем старше была вещь, тем более опытен Цукомогами. В результате, блюдо, которое подавалось потом на столик посетителя, получалось более вкусным. Продукты, которые нужны были для приготовления блюд, нужно тоже было приносить Вите. Каждый день, с самого момента открытия магазинов, Витя ходил из магазина в магазин, и искал нужные продукты. Ни продавцы, ни посетители магазина Витю не видели, метка на лбу, которую поставила ему Охагуро — Бэттари, делала его невидимым. Витя просто брал нужные продукты с полок магазинов. Но дело в том, что Вите нужны были только натуральные продукты, без нитратов и химических добавок, а их в городе почти не было. Старые вещи Вите нужно было приносить один раз в девять дней. Столько времени соглашались стоять у плиты Цукомогами. А вот по магазинам и супермаркетам Вите приходилось бродить каждый день. Витя никогда не брал много продуктов. Цукомогами достаточно было одного персика, одной рыбины или одного куска мяса, чтобы приготовить блюда для всех посетителей ресторана.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 269