электронная
36
печатная A5
414
18+
Реноме

Бесплатный фрагмент - Реноме

Репутация дороже всего

Объем:
300 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-2321-7
электронная
от 36
печатная A5
от 414

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я хочу посвятить книгу своему отцу, без помощи и поддержки которого я бы не справился. Отец, это меньшее, чем я могу отблагодарить тебя…

Для меня репутация — это своеобразная человеческая тень, которая повсюду следует за каждым из нас. Реноме зависит от того, под каким углом на нас падает свет, то есть под каким углом на нас смотрят люди. И как бы там ни было, нужно трезво осознавать, что тень всегда дает искажения. В кромешной тьме даже белое представляется черным. Никто не видит нас такими, какие мы есть на самом деле, потому что нагая душа никогда не обличает себя при посторонних. И коль искажений не избежать, используйте это себе во благо, вставая к окружающим рабочей стороной и под правильным светом.

Предисловие

Я недавно где-то прочитал, что самый дешевый товар в мире — это мнение других о вас. И я настолько не согласился с этой мыслью, что пришлось написать целую книгу, чтобы доказать обратное. Ведь на самом деле в умелых руках общественное мнение превращается в драгоценную монету.

Как вы уже могли догадаться из емкого названия и двух предыдущих абзацев, эта книга затрагивает тему человеческой репутации и того, какое значение оная играет в нашей жизни. Уверен, погрузившись вместе со мной в предложенные сюжетом обстоятельства, вы несколько переосмыслите понятие реноме.

Что же вообще означает это слово? Реноме — это установившееся мнение, репутация кого-либо или чего-либо. Но лично я считаю, что данное определение является больно уж скромным для этого термина, поэтому в книге я дам несколько собственных определений этому понятию, предварительно рассмотрев сущность репутации под различными углами. Однако стоит признаться, что даже дописав этот роман до конца, мне все еще трудно однозначно ответить на вопрос, что же такое реноме и какую роль оно играет в нашей жизни. Надеюсь, дочитав, вы поможете мне во всем разобраться.

Время бежит с такой скоростью, что мы едва за ним поспеваем. Все постоянно меняется, правила жизни переписываются прямо на ходу. Раньше, чтобы избавиться от человека, его нужно было покалечить или попросту закопать в лесу. Не буду голословить и приведу реальный пример. Мой отец долгое время продюсировал различных артистов. В девяностые годы стремительный успех моего отца, не дающий спокойно спать его конкурентам, стоил ему множественных переломов. И по сей день его хромота напоминает ему о событиях тех дней. Я не стану называть конкретных имен, замешанных в этом деле, но уж поверьте, каждый из вас их прекрасно знает. Тогда игра велась именно по таким правилам и подобные истории не вызывали особого удивления.

Сегодня же времена совершенно другие, идеологические холодные войны вышли за рамки политики и просочились в обычную гражданскую жизнь. Информационные, репутационные войны заняли места наравне с классическими, ведь они точно так же способны рушить судьбы и уносить реальные жизни. С той лишь разницей, что репутационные войны могут иметь не массовый, а вполне себе узконаправленный характер. Так что сегодня, чтобы избавиться от человека, достаточно лишь уничтожить его репутацию. А она запросто может рухнуть в одночасье, как карточный домик. Думаю, намек вы поняли… Можно неоднократно прикладывать руку к созданию чего-то поистине полезного и прекрасного, но достаточно хоть раз приложить руку к чужому бедру… Ну, теперь уж точно должны были понять.

Доминирование от силы физической перешло к силе интеллектуальной. Сила теперь не в Ньютонах, сила теперь в репутации. Управляешь ей — управляешь миром. И в этом романе я наглядно покажу вам, как это работает.

В результате размышлений на тему реноме у меня родилось столько мыслей, что хватило бы на целую книгу. Собственно, на целую книгу их и хватило. Но перед тем, как погрузить вас в сюжет, я хочу рассказать краткую предысторию. Чтобы продумать всю внутреннюю философию этой книги, мне пришлось изучить свою собственную репутацию. Узнать, каким меня видят окружающие люди, которые плохо меня знают. Скажу сразу, что результат меня поразил, ведь оказалось, что каждое сообщество, частью которого я так или иначе являюсь, видит меня совершенно по-разному. И каждое из этих сообществ порождает обо мне свои слухи и мнения. Один и тот же Алексей Логвинченко для всех оказался свой. Как выяснилось, много нового можно узнать о себе, послушав разговоры других людей. И когда я, по многочисленным блуждающим слухам, пытался сложить о самом себе целостную картинку, я не узнавал на ней себя. Встречая как положительные, так и отрицательные мнения и слухи, я был искренне рад и даже удивлен, что люди так активно шепчутся обо мне за моей спиной. Я-то знаю, что слухи зачастую порождает именно зависть. Никто не обсуждает тех, кто идет позади. Люди обсуждают лишь тех, чьи спины им видны.

Кстати, сразу предупреждаю, что повествование будет намеренно вестись то от первого, то от третьего лица. Я хочу, чтобы вы взглянули на происходящее как глазами главного героя, так и взглядом со стороны. Это наглядно покажет, что одни и те же вещи и поступки с разных сторон могут выглядеть совершенно по-разному.

Кроме того, заранее отмечу, что я строю сюжеты своих романов на переплетении реальности и вымысла. Несмотря на то, что сюжетная линия является художественной выдумкой, в ней сплошь и рядом встречаются вполне себе реальные события, люди и мысли.

К примеру, главного героя этой книги зовут Михаил, а вот фамилия у этого персонажа Логвин, что является абсолютно обнаженным символизмом, ведь личность Михаила наполовину списана с меня самого. Но прошу заметить, что лишь наполовину.

Так как же понять, какие мысли родились в процессе жизнедеятельности и принадлежат мне, а какие были придуманы специально в рамках романа? Как отличить реальность от вымысла? Да никак. Я и сам порой путаюсь. Так или иначе, во избежание каких-либо проблем, сразу сообщаю, что история и персонажи вымышленные, а любые совпадения случайны. Хотя не стоит забывать, что в нашей жизни любые случайности могут быть отнюдь не случайными…

Глава I

Кто-то переминался с ноги на ногу. Скрип старого деревянного пола мешал сконцентрироваться. Было душно и воняло потом. В школьном спортзале стройными рядами стояли парты, за каждой из которых сидело по два ученика.

— Можно открыть окно? — Полушепотом спросил один из них у учителя.

И вскоре в зал стремительно стал поступать свежий февральский воздух. Потрепанные сетки на баскетбольных кольцах едва заметно начали пританцовывать. Атмосфера была угрюмая, напряженная.

За одной из парт сидел неказистый паренек с мешками под глазами. Длинные неухоженные волосы прикрывали часть его лица. На его пухловатом теле была какая-то странная несуразная одежка. Этим подростком, к сожалению, был я. Меня зовут Михаил. Я…

— Шах и мат. — Сказал я своему оппоненту, загнав в ловушку его короля.

…Прошу прощения, отвлекся. Я шахматист. И это единственное, в чем я действительно хорош. Недавно вот стал кандидатом в мастера спорта по шахматам.

И пока за мою парту садится следующий игрок, давайте вкратце объясню, что здесь происходит. Сегодня нашей школе выпала честь проводить ежегодный городской чемпионат по шахматам среди старшеклассников. Директор школы пообещал отпустить всех учеников домой пораньше, если я займу первое место в турнирной таблице.

Вдоль стен спортивного зала стояли лавки, на которых сидели ученики нашего лицея. Среди толпы подростков была и она — изящная девочка с чудесным именем Милана. Это было то единственное, что отвлекало мое внимание от шахматной игры. Я влюблен в Милану с первого класса, но она даже не знает моего имени. Каждый день хочу подойти и заговорить с ней, но каждый раз боюсь и потом корю себя за это. Хотя страх обоснован. Вы ведь меня видели… У парней вроде меня нет никаких шансов. Эта птица совершенно не моего полета, отрицать это было бы глупо.

Напротив меня на твердый деревянный стул уселся умного вида паренек. Я оглянулся по сторонам и заметил, что все остальные пары уже закончили свои партии. Это означало, что в финале остались лишь мы вдвоем. От первого места меня отделяла одна игра. Я начал партию, сходив белой королевской пешкой на два поля вперед.

Шахматы — изумительная вещь. Я начал играть, еще не умея ходить. Сначала ты учишь фигуры и то, как они двигаются. После начинаешь вникать в тактику, просчитывать ходы. Рисковать, блефовать, отвлекать, жертвовать фигурами, делать все, чтобы добиться цели. Эта игра прекрасно развивает стратегическое мышление и в целом очень хорошо бодрит ум. Не понимаю, почему в наши дни она становится все менее и менее популярной.

Должен признать, что мой оппонент весьма умен и до финала явно дошел не случайно. Однако следует признать и то, что меня он в этой игре не превосходит. Наконец, партия перешла в эндшпиль. Я провожу пешку в ферзи. Он сопротивляется, но, просчитав возможные ходы наперед, понимает, что это бесполезно.

— А ты хорош. Обставил меня. — Сказал он, скрестив руки на груди.

Услышав это, народ в зале тут же оживился и бросил на нас все свое внимание, почувствовав, что скоро можно будет уйти домой. Быстро оглянувшись по сторонам, я заметил, что на меня смотрит много людей, в их числе была и Милана.

— Просто повезло… — Смущенно ответил я.

— Я не первый день играю в шахматы. Здесь не в везении дело. Редкий ум может так далеко просчитывать ходы. Это дар.

— Возможно, да, конечно. — Сумбурно пробормотал я.

— Либо идиотизм, сопряженный с везением. Различить бывает сложно. — Продолжил он свою речь.

Судья подошел ко мне, поднял мою руку вверх и объявил победителем чемпионата. Услышав результат, все ученики тут же радостно ломанулись к выходу, желая побыстрее покинуть удушливый спортзал. А мой оппонент в это время принялся анализировать нашу партию, чтобы понять причину своего поражения. Я сидел на своем месте и бездумно смотрел в окно, когда совершенно неожиданно на моем плече оказалась чья-то рука. Повернув голову, я увидел рядом с собой Милану.

— Так значит ты гений, да? — Спросила она с некоторой ухмылкой на лице.

Я приоткрыл рот, но слов не подобрал. В подобные волнительные моменты человек из тридцати трех букв русского алфавита способен вспомнить только мягкий и твердый знак, которыми едва ли можно полноценно изъясниться в любви.

— Ладно, не бери в голову. Благодаря тебе можно пораньше домой свалить, спасибо! — С откровенно громко звучащей ноткой непонимания происходящего подытожила Милана перед уходом.

Когда все разбежались, я встал и медленно побрел к выходу. Победа в турнире не принесла мне особого счастья, это было вполне ожидаемо. Хотя вру. Пусть победа и была довольно ожидаемой, она все равно принесла мне удовлетворение. Но в голове все же господствовали иные мысли. Оно и понятно, ведь случая с Миланой я ожидать никак не мог. Теперь она хотя бы точно знает о моем существовании, так еще и благодарна мне. Хотя одновременно с этим она считает меня как минимум странным. Но прогресс уже на лицо. И почему я не заговорил с ней, когда представился такой удобный случай? Может, когда-нибудь я все-таки решусь подойти и мы сможем нормально пообщаться?

Сейчас я и подумать не мог, что в обозримом будущем эта девушка сама будет мечтать об отношениях со мной. Не мог я даже на секунду представить и то, что не за горами момент, когда я стану одним из самых популярных писателей России. Вскоре у меня будет все: любимая женщина, лучшие друзья и успешная карьера, влекущая за собой небывалые славу и деньги. Моя жизнь за короткий период изменится до неузнаваемости и я стану едва ли не самым счастливым человеком в мире. Но вместе с успехом я обрету и серьезного врага, который в один роковой момент лишит меня всего, чем я дорожу. Мне предстоит невероятно яркий, но, к сожалению, короткий полет, какой и полагается настоящим звездам, падающим с небес…

Выйдя из школы, я направился в сторону дома. Погода была морозная, но солнечная. Нужно было идти домой, чтобы готовиться к сдаче ЕГЭ и поступлению в университет. Я поставил себе цель поступить на мехмат лучшего университета страны, заняв при этом бюджетное место. И для достижения этой цели я ежедневно скрупулезно занимаюсь своим образованием.

Но сегодня я решил взять отдых, списав его в честь моей победы на шахматном турнире. Этим днем у меня не было настроения для учебы, так что я медленно прогуливался в сторону дома, плутая в собственных мыслях.

— Подожди меня, пожалуйста. — Донеслось сзади.

Я обернулся и увидел парня, с которым мы играли в финале.

— Ты вроде Михаил, да?

— Да.

— Денис. — Сказал он, протягивая руку. — Слушай, давно в шахматы играешь?

— Вот сколько себя помню, столько и играю.

Денис поравнялся со мной и мы продолжили путь уже вместе.

— Нравится? — Спросил он.

— А сам как думаешь? Если бы не нравилось, я бы не играл.

— Я не про шахматы. Я про ту девушку.

В моем взгляде обозначилось недоумение, хотя мы уже оба понимали о чем идет речь.

— Признаться честно, мне вот она не понравилась. — Продолжил Денис. — Слишком уж хитрое личико у нее, слишком в ней пафоса много. Такие девушки не за любовью гонятся…

— У каждого свое мнение. — Резко сказал я в ответ, не желая обсуждать личное с чужаком.

— Ладно, не хмурься. Вернемся к теме шахмат. Вынужден признать, что ты сегодня показал отличный результат. Я так и не понял, в какой момент я сделал неверный ход.

Мы уселись на первую же лавку, что попалась нам по дороге, после чего я принялся объяснять ему его ошибки. Вот так у нас завязался разговор. Денис оказался вполне нормальным парнем. В конце концов он пожелал взять реванш, так что мы договорились встретиться вновь. К слову, следующую игру он тоже проиграл, но мне нравилось наше общение, как и ему. Да и шахматист он был все равно сильный, этого у него не отнять. Было в Денисе что-то по-дружески привлекательное. Меня цеплял его крепкий ум и его самоуверенность, которой я тоже хотел бы обладать. В результате этих игровых встреч мы подружились и стали часто видеться. Я всю жизнь мечтал о хорошем сопернике и о хорошем друге. Круто, что я нашел все это в одном человеке.

Но не будем забегать вперед. Вернувшись в тот день домой, меня ждал разговор с родителями.

— Как все прошло? — Спросила мама, как только я оказался в прихожей.

— Ты разговариваешь с чемпионом школьного городского турнира по шахматам. — Похвастался я, не откладывая в долгий ящик.

— Умничка, я в тебе не сомневалась!

— А вот я сомневался. Но ты доказал, что мои сомнения были напрасны. — Сказал отец вслед.

Конечно, я знал, что отец не сомневался в моих силах. Он, как и мама, очень меня любит и знает, на что я способен. Это скорее элемент воспитания. Отец всегда на моей стороне и всячески меня во всем поддерживает, но при этом не дает расслабиться, чтобы моя самоуверенность не перешла адекватные границы и не ударила мне по лбу тяжким неожиданным поражением. И сейчас разговор не только о шахматах. По жизни нужно идти уверенным шагом с верой в себя, но при этом смотреть под ноги и быть готовым ко всему. Рано или поздно, надолго или лишь на момент, но удача отворачивается от всех. Это одно из немногих правил, не имеющих исключений. Возможно, это даже хорошо, ведь если нет черных полос, то перестаешь ценить белые. Черное с белым всегда идут рука об руку. В общем, все как в шахматах.

— Мы с мамой хотели с тобой кое-что обговорить. — Продолжил отец после небольшой паузы.

Я разулся, снял верхнюю одежду и прошел на кухню, куда следом стянулись мои родители. По их важным лицам я понял, что разговор предстоит серьезный. Но в то же время в выражении их лиц я кроме важности ничего другого и не увидел. Ни тебе радости, ни злости, ни грусти, ровным счетом ничего. Оставалось только гадать, чего ждать и к чему готовиться. Чтобы не быть белой вороной на фоне общего настроения, я и на себя примерил важную маску. Теперь, кажется, всё и все были готовы к разговору.

— Внимаю. — Обозначил я свою готовность.

Отец набрал полные легкие воздуха и готовился выдать подготовленный монолог, но выдал лишь:

— Мне предложили повышение на работе.

— Судя по тому, что настроение этой новости не совпадает с вашим настроением, это не единственная новость в этом разговоре. Что не так?

— Все так. — Ответила мама, — Просто теперь папе придется работать территориально в другом месте, и компания предоставит нам жилье.

На кухне в этот момент к уже знакомым и привычным запахам добавился еще один, какой-то кисло-сладкий, грустно-веселый. Иными словами, запахло переездом. И я не совсем понял, зачем перед разговором была создана такая интрига. Но это не важно. Я родился и вырос в этом доме, в этом районе. Если посудить, именно здесь был эпицентр всей моей жизни, а потому я не мог понять в ту секунду, какие эмоции мне нужно испытывать: либо радость перед предстоящими переменами, либо грусть. Я завис где-то посередине, взвешивая все плюсы и минусы.

— Вскоре нам нужно будет переехать. — Подытожил отец. — Но не стоит расстраиваться. Мы все-таки не за тысячу километров уезжаем. Сможешь приезжать и видеться со знакомыми, гулять по родным местам.

— Может, тебе и новые места придутся по душе. — Добавила мама.

И вот в этот момент я все-таки почувствовал внутри себя какую-то грусть. Какое-то едва уловимое ощущение вдруг образовавшейся внутренней пустоты.

— Нужно так нужно, что ж теперь. Когда? — Емко и спокойно ответил я, никак не показывая своего чуть пошатнувшегося эмоционального состояния.

— Мне предложили заселиться уже в следующем месяце, но я попросил немного обождать с повышением и переездом, чтобы дать тебе возможность спокойно окончить школу и сдать экзамены. А потом в университет тебе все равно придется ездить, что отсюда, что оттуда.

— Согласен. Ладно, в любом случае, это хорошие новости. Ты молодец, пап, я искренне тебя поздравляю, правда.

— Спасибо, сын. Насчет переезда не расстраивайся. Все, что ни делается, все к лучшему.

Тем же вечером мы с мамой сидели на кухне, как вдруг, чтобы немного отвлечь меня от мыслей о переезде, она решила погадать по моей руке. Я, конечно, не верю во всю эту чушь с гаданиями, но все равно дал ей свою ладошку. Она с умным видом поводила по ней указательным пальцем, высматривая пересечения каких-то там линий, а после заявила:

— У тебя четкий рисунок треугольника на ладони, так что вскоре ты будешь очень богат.

Не знаю почему, но эти необоснованные, необъективные и ничем не подкрепленные слова волшебным образом погладили мою шаткую неуверенность в себе и своем будущем, придав мне немного веры и сил. Это удивительно, но иногда панацея кроется именно в плацебо…

День за днем проходили в стабильной суете. Основную часть времени я тратил на учебу, а оставшуюся проводил с Денисом. В первых числах июня мы в очередной раз собрались у меня дома, чтобы поиграть в шахматы и обсудить мой предстоящий на днях выпускной бал.

В какой-то момент разговор прервался. Я, воспользовавшись паузой, повернулся к компьютеру и стал искать подходящую музыку для фона. Денис в это время без заднего умысла инспектировал взглядом мою комнату. Его взор остановился на настенной полке, где среди книг томился довольно потертый блокнот со множеством торчащих из него закладок. Видимо, это и привлекло к нему внимание среди десятка прочих бумажных обложек. Денис достал с полки блокнот формата А5 и, ухватившись за одну из закладок, открыл его примерно посередине. На немного смятых и слегка пожелтевших от времени страницах виднелся аккуратно выведенный рукописный текст. Денис прочитал небольшой отрывок и восхищенно произнес:

— Это ты написал?

Я обернулся и увидел его с раскрытым блокнотом в руках, после чего тут же подскочил с места и выхватил свои записи.

— Нет, это не мое. Не важно. Забудь.

— Я же видел, что это твой подчерк. Очень складно написано. Что это?

— Ерунда. Балуюсь, когда нечего делать.

— Скажи правду, хорошо ведь получается. Ты книгу пишешь?

— Скорее просто небольшой рассказ. И исключительно для себя.

— Почему? — Поинтересовался Денис.

— Потому что я пишу о себе и о том, что происходит в моей жизни. Я не готов впускать в свой мир незнакомых мне людей.

— А знакомых?

— Никого.

— А мне вот кажется, что писателем быть очень круто. Так что зря ты выстраиваешь вокруг себя нерушимые стены и никого не подпускаешь к своей работе. Мне было бы интересно прочитать содержимое этого блокнота. Может, смогу чем-нибудь помочь, дать дельный совет.

— А я что, просил твоей помощи? Я вообще просил брать этот чертов блокнот с полки? — Завелся я.

И тут Остапа понесло. Не знаю, почему я так сорвался в тот момент. Накопленная усталость как-то разом навалила и получилось то, что получилось. Тогда Денис понял, что этот вечер уже не спасти и, чтобы не накалять обстановку еще сильнее, стал собираться.

— Ладно, я пойду. Позже поговорим.

Стоило ему выйти за пределы квартиры, как я тут же поместил свое тело в пределы кровати. Моим единственным желанием было поскорее уснуть и отпустить всю эту ситуацию. Но этой мечте не суждено было сбыться, ведь сон в ту ночь не навещал меня еще долго. Я все думал, на что же я так агрессивно среагировал. Да, Денис взял без спроса мой блокнот, но ничего смертельного ведь не произошло. Мы с ним очень сблизились за последние месяцы и мне бы не хотелось терять эту дружбу на ровном месте. Но гребаная гордость не позволяла мне прямо в этот миг взять телефон, позвонить Денису и разрешить случившийся инцидент. Чувство собственного достоинства часто мешает человеку быть счастливым. Всегда действовать в своих интересах — значит быть сильным, но одиноким.

Утреннее пробуждение, сопровождающееся чашечкой ароматного кофе, определенно точно стабилизировало мое эмоциональное состояние. Сегодня должно состояться знаковое для меня событие — школьный выпускной бал. Итоговая черта длинного и важного отрезка в моей жизни, своеобразный памятный узелок на нити, олицетворяющей жизнь. И да, я все-таки принял решение подойти к Милане и заговорить с ней. Один черт мы больше не будем учиться вместе и где-либо пересекаться, так что терять было нечего. Тем более я все равно переезжаю на другой конец города.

Забывать о своих страхах — это совершенно удивительная способность человека, осознавшего, что ему больше нечего терять. Подобные случаи, как правило, заканчиваются историями немыслимых побед, достойных экранизации. Или тюремным сроком.

Будучи не в силах больше ожидать, в полдень я уже принялся готовиться к предстоящему мероприятию. Прошла по привычному маршруту короткая стрелка настенных часов, вернувшись в исходное положение. И вот я уже стою в коридоре, одетый в черный костюм, и начищаю туфли. Бессмысленно скрывать, что костюм сидел на мне плохо и выглядел я полным дураком.

— Ну, красавец, жених!!! — С искренней улыбкой до ушей сказала мама, взглянув на меня под тусклым моргающим коридорным освещением.

— …

Я открыл дверь и пошел в школу. Волновался страшно, с каждым пройденным шагом моя уверенность куда-то улетучивалась. Прорисовав в голове сотни вариантов развития событий в диалоге с Миланой, я не подобрал ни одного оптимального. Ну, что же, значит буду импровизировать на месте. Конечно, потом я осознаю, что это решение было максимально идиотским, ведь импровизатор я еще тот… Но сейчас я воспринял эту мысль как показатель собственной смелости. А в момент принятия решения бывает довольно трудно отличить смелость от глупости.

Вечерние платья в пол, боа, туфли, костюмы, галстуки и бабочки. Кто-то передает через окно слитый в бутылки от газировки алкоголь, кто-то позаботился заранее и пронес его уже в себе. Из актового зала доносится танцевальная музыка. Всеобщее приподнятое настроение, хотя местами уже встречаются плачущие девочки, которые невозможно скучают по школе, не успев еще даже ее покинуть. Непривычная атмосфера в столь привычном месте. Смех, радость, пляски, безвкусная музыка, сопли и слюни. Винегрет под названием выпускной школьный бал. В этом котле нужно было вариться до раннего утра, так как школу на ночь закроют, оставив нас тусоваться внутри.

Когда все участники данного события собрались в актовом зале, началась как бы официальная программа мероприятия, включающая в себя множество унизительных низкосортных конкурсов. Я в это время выцепил глазами Милану. Красотка, ничего не скажешь. Ее и без того высокий рост был дополнен каблуками, а длинные густые волосы светлого оттенка до безумия красиво переливались на свету. Если выражать данное зрелище в виде звуков, я бы сравнил это с игрой на арфе. Мила обладала таким чистым и идеальным лицом, будто сошла с картины какого-то именитого художника. По сравнению с другими присутствующими в зале, она выглядела действительно взрослой и зрелой. Было в ней что-то столь притягательное, что не поддается никакому описанию. Наверняка имелись в ней и минусы, но влюбленный взгляд всегда вносит свои корректировки. Человек видит лишь то, что он желает видеть.

И все было бы как никогда чудесно, только вот терлись вокруг этой красотки все подряд, так что я никак не мог подобрать нужного момента, чтобы подойти к ней. Мне бы как-нибудь поймать ее одну, чтобы поговорить спокойно, без лишних ушей… Но представленная ситуация диктовала мне занять выжидательную позицию.

Чтобы не стоять одному, как аутсайдер, нужно было найти собеседника, который хоть как-то поможет скрасить ожидание. В углу актового зала я увидел одиноко сидящего на стуле парня. Он учился в параллельном классе, мы иногда здоровались, встречаясь в школьных коридорах. Стоит отметить, что весьма странный был паренек, но выбора у меня было не очень много. Не помню даже, как мы вообще познакомились с ним, хотя сейчас все это не важно. Подойдя к нему, я бросил несколько приветственных слов, обозначив тем самым начало тухловатого диалога. Но это было всяко лучше, чем стоять одному посреди зала, пялиться на Милану и ждать подходящего момента, который мог и вовсе не настать.

Не обремененные интеллектуальной составляющей конкурсы закончились поздней ночью, после чего началась непосредственно сама школьная дискотека. Свет приглушили, а музыка заполонила все пространство. Танцевало довольно много людей, и среди этих эпилептиков я в какой-то момент потерял из виду Милану. Оставив своего унылого прозябающего друга наедине с самим собой, я отправился на ее поиски. Обойдя по кругу весь зал, Милану мне найти не удалось. Это стало для меня хорошей новостью, ведь это означало, что она куда-то вышла, и это мой шанс поймать ее в темных коридорах ночной школы. Мой организм начал вырабатывать адреналин, я почувствовал прилив сил.

Выйдя из зала, припарковался недалеко от женского туалета. Ситуация, конечно, не то что бы сильно романтичная, но все же. Однако прошло минут пятнадцать, а Милана так и не появилась. Тогда я направился к охраннику, сидящему на входе. Возможно, он видел ее и поможет отыскать. Стоило мне в двух словах описать охраннику внешний вид Миланы, как он тут же уверенным голосом отрапортовал, что видел, как та поднималась по лестнице на второй этаж. Внешность у Милы была и впрямь запоминающейся.

Видимо, она устала стоять столько времени на каблуках и пошла в наш класс, чтобы немного посидеть и отдохнуть от громкой музыки. Это отлично, потому что лучше и укромнее места для разговора даже представить сложно. Не зря я выжидал момент.

В припрыжку я преодолел ступеньки на второй этаж, оказавшись прямо у порога нужного мне кабинета. За закрытой дверью издавались какие-то едва слышные неразборчивые звуки. Значит, Милана и правда там. Я аккуратно приоткрыл дверь и просунул голову в кабинет. Боялся, что она может разговаривать по телефону, а я ей помешаю. Или испугается из-за того, что я неожиданно зайду. Но, как оказалось, я боялся совершенно не того, чего следовало. Расскажу вам по секрету, что я там увидел. Свет внутри был выключен. Едва освещал помещение лишь уличный фонарь, безустанно выполняющий свой долг подле окон кабинета. Я заглянул внутрь и разглядел в сумраке Милану, которая полушепотом признавалась в любви какому-то перцу, имевшего ее прямо на одной из парт. Они меня не заметили, поэтому я тут же аккуратно закрыл дверь обратно и спустился на первый этаж.

— Выпустите меня, пожалуйста. — Попросил я охранника.

— Не могу, прости. Школа закрыта до шести утра. Пока не закончится школьный бал, никого впускать и выпускать нельзя. Приказ директора.

Мимо нас в этот момент проходил поддатый выпускник, краем уха услышавший отдельно взятые слова из моего диалога с охранником.

— Так… Я не понял… А что, бал кончен? — Спросил он неровным голосом.

— Кончен. Не то слово кончен. — Ответил я.

После секундной паузы, я развернулся и отправился в мужской туалет. Не имелось у меня никакого желания ожидать еще три часа, чтобы уйти отсюда. На окне в мужском туалете не было решетки, ровно как и ручки у самого окна. Так что директору казалось, что побег из Шоушенка невозможен. Конечно, старшеклассники уже давно подобрали съемную ручку для окна и сбегали через этот туалет с уроков. Я выпрыгнул на улицу. Несмотря на то, что прыгал с первого этажа, отдача в ноги показалась мне все равно очень сильной. Вдобавок, я как-то неудачно приземлился и подвернул ногу. Победитель по жизни, знаю.

Меня разрывало от злости по отношению к этому дню. Даже думать не хотел о том, что случилось. Меня буквально выворачивало от того, что я имел неудовольствие лицезреть. Чувствовал себя просто омерзительно. На полпути к дому, звезды на небе сошлись на том, что я иду с недостаточно испорченным настроением и унылым лицом.

— Притормози, друг! — Прозвучало откуда-то из темноты однозначно не по-дружески.

Я присмотрелся, однако темнота не давала мне заглянуть в себя. Но вдруг из нее плавно выплыли две фигуры.

— Куда такой нарядный шагаешь?

Вопрос, адресованный в мою сторону, был явно не самым дружелюбным. И вот что мне делать? Очевидно же, что я сейчас выхвачу… Проскочила мысль убежать, пока они не подошли слишком близко, но нога до сих пор болела слишком сильно. И тут я вновь с каких-то неведомых соображений решил, что я отличный импровизатор. Мозг с сердцем быстренько посовещались, в результате чего осмелились пойти на хитрость. Я из жертвы решил преобразиться в хищника.

— Не куда, а откуда. Это не ваше дело. — Дерзко выплюнул я на хулиганов свой ответ.

— Ничего себе, какой интересный способ суицида. Ну-ка, давай научим его общаться. — Сказал один тип другому, сжимая кулаки.

— Налетайте, дорогие. Только учтите сразу, что я кандидат в мастера спорта. Чтобы потом не удивлялись и не жаловались.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 414