электронная
108
печатная A5
356
6+
Ремид

Бесплатный фрагмент - Ремид

Государственник


5
Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-2499-4
электронная
от 108
печатная A5
от 356

Введение. Кольца Альманзора.

Глава I. Антибудда.

Глава II. Царство небесное.

Глава III. У традиции глаза Жабы?

Глава IV. И глаза на лбу.

Глава V. Скромный лицемер.

Глава VI. Отрицательная селекция.

Глава VII. Главное взять власть.

Глава VIII. Жестокий хамелеон.

Глава IX. Страхи старой жены.

Глава X. Реформа в России и в Китае.

Глава XI. Что есть в Азии и нет в Евразии.

Глава XII. Кто равен всем.

Глава XIII. Двигающийся стоя.

Глава XIV. Рынок — молодец.

Глава XV. Колесо ремидов.

Глава XVI. Конец султаната СНГ.

Глава XVII. Где государственники?

Глава XVIII. Зеротная петля.

Глава XIX. Что такое ремидная петля.

Глава XX. Что выбирает ремид.

Глава XXI. На Канарских островах.

Глава XXII. Колумбарий.

Глава XXIII. Назови его личностью.

Глава XXIV. Либерализм — сто огней.

Глава XXV. Салафиты против тенгрианцев

Глава XXVI. Почему занимают чужие места.

Глава XXVII. Никакого переворота не будет, если.

Глава XXVIII. Ремид должен править.

Глава XXIX. Неосознанный эгоизм.

Глава XXX. Что погубило социализм.

Глава XXXI. Вавилоняне.

Глава XXXII. Волк и лес.

Глава XXXIII. Откуда подохшие.

Глава XXXIV. Мощь.

Глава XXXV. Последний герой.

Глава XXXVI. Заражение.

Глава XXXVII. Оруженосцы.

Глава XXXVIII. Собрать людей.

Глава XXXIX. Энциклопедисты.

Глава Xl. Первый я или второй

Введение

Кольца Альманзора и ревкона

Часто правители вынуждены набирать новых чиновников из простого народа. Давать им дворянство за выслугу. А потом дети этих новых дворян свергают правителя. Какая неблагодарность!

Более того, когда революционная власть набирает снова новых чиновников, эти чиновники снова забывают о том, кто и дал им путевку в жизнь. Не важно, правителя может заменить и обезличенная власть «кухарок». Но третье поколение этих крестьян, то есть уже внуки советских чиновников снова поступили, как если бы их назначил снова царь, а не советская власть. Из уст этих самых внуков простолюдинов — больших и успешных на сегодня людей льется грязь на революцию, революцию, что перевернула все верх дном и снова набрала неблагодарных простолюдинов, дала им все, а они в третьем поколении все забыли…

До новой партии чиновников, уже кто то же был чиновником. Например, дворяне чиновники или просто чиновники царского режима. Что же не устраивало правителя и его правительство? Скорее, это количество старых чиновников. Чиновник все время должны меняться, ротироваться: одни расти, подниматься в иерархии, получать высокий чин, другие, молодые приходить им на замену. Поколения сменяют поколения. И всегда новая партия молодых растет верх вместе со страной. Страна разворачивается в ширь и в глубь и чиновники множатся числом вместе с ростом экономики. Ведь страна растет, империя ширится, экономика усложняется. Новых людей, самых способных набирают, обучают прямо из низов и вперед. Вроде ничего плохого в этом нет. Демократический процесс набора свежих кадров. Все справедливо и прогрессивно. Ничего плохого в этом наборе пока не заметно. Но вот наступает такой момент или он собирается из множества полумоментов, что эти самые новые кадры или их дети этих новых, поднятых со дна прогрессом, так сказать, и развитием государства вширь и в глубь, начинают чем то возмущаться, проявляют недовольство, суетятся, ропщут. Появляются народники, потом революционеры, следом и террористы. Все идет прахом. В чем тут дело?


А вот в чем дело. Традиционный режим, любой традиционный режим (трасоц) имеет такую особенность. Он образует кольца. Кольца иерархии (кольца Альманзора или ревкона). Потому что традиционный режим, а прежде традиционный народ без иерархии не может. Не может традиционный мир существовать без каст. Вот эти самые верховные привилегированные круги и окостеневают раз за разом. Кольцо накладывается на кольцо. По прошествии периода возникновения элиты, обоснования ее на кольце, а потом и обоснования прав на все, возникают и подчиненные, нижайшие касты. Элитарии не пускают наверх к себе чужого, отталкивают выскочку. Если и пускают, то за большие заслуги. Необходимо много работать, чтобы брахманам понравиться. Поднимает самородка, самого необычного из касты шудр наверх сам вождь, он же верховный правитель государства. Дворцовые люди, челядь как раз никого не подпускает, она ощетинивается против каждой новой партии. Чем? Ритуалами, знакомствами, порукой даже маленькими законами часто даже неформальными и незаписанными. Это повторяется каждый раз, когда появляется новая партия желающих сесть на кольцо. Даже если так называемая революционная республика заменит монархию, а генеральный секретарь и политбюро поменяют царя и его министров, получится старая картинка или кольцо. Точно такая же кастовая система.

«Сын генерала должен быть генералом» — вот он девиз традиционных нравов и колец. Вот потому то дети новых дворян (или коммунистов, или демократов) стукаются лбами о заветные двери, куда им вход категорически запрещен. Если уже сложилась кастовая система, новая цеховая организация, то здесь поможет только бунт. Или страна, она же империя должна расширятся. В законе или тем более в Конституции нет указаний на различения, а они есть! И все традиционные люди — зерефы, зеремиды, ремиды это признают. И ожидают. Что традиционные люди (трасоци) или предшественники новой партии зерефов, зеемидов, ремидов обязательно создадут эти кольца иерархии, за которые другим (новичкам) уже не попасть. И вот тогда то и наступает суета и недовольство. Дети молодых дворян или уже молодой пролетарской интеллигенция хотят свергнуть: первые царя, а вторые генерального секретаря. От смены названия и вывесок ничего не меняется, традиционный народ (трасоц) остается верным себе. Традиционный народ образует касты. В создании колец Альманзора ему нет равных. На самом деле наверх уже никому не попасть или уже складывается такое мнение, что не попасть. Кольца Альманзора уже зацементировались кальцием традиции.


Вот тогда то народ перестает слушаться местных вождей, но прежде учителей. У толпы пропадают авторитеты. Мы начинаем разговор о ремидах. Именно ремидов или старых авторитетов должны заменить недовольные зерефы, зеремиды, рефаги и прочие смутьяны. Пройдет время, завершится некий невидимый цикл. И из новых людей во власти, совершенно новой революционной элиты сложится круг колец. Новая, теперь уже революционная элита превратится в тормозящий фактор. И теперь уже другие провинциалы столпятся за дверью, — захотят выбросить предыдущих на свалку.

Глава I

Антибудда

В 7 в до на. э. некий гениальный мальчик княжеского рода Шакья вырос в просветленного учителя своего народа. Будда открыл своей общие причину страданий. Нет, пока не колец. Причина страданий — желания. Нет желаний — нет страданий. Гениальное все просто. Если его община и род страдали, следовательно, они в целом и каждый в отдельности что то делали не так. А что же они желали? Будда запретил прикасаться к золоту, серебру и женщинам, ибо это главные соблазны, которые ведут к краху. Но золото и серебро доступны не всем, а только знатным людям. Хотя и низы могут желать золото, после женщин конечно. Перед нами картина из далекого прошлого, когда ремиды и зерефы возбуждены одновременно. Нет спроса, нет предложения. Нет страданий, нет и Будды. Гаутама Будда не является богом, он является лишь одним из звеньев в череде персонального просветления. Будда постиг истину конкретного момента. А момент показывает, что все его родственники, окружающие люди были возбуждены и страдали от возбуждения.

Воистину, если предоставить черни много еды и женщин, разве они удовлетворятся?

А если дать знати положенной славы, разве не станет нашим ремидам (элите) в один момент скучно? В том то и дело, что тот, кто будет стараться удовлетворить толпу целью, того ждет не только разочарование, но и народ этот ждет расплата. Которая наступает не сразу, а иногда задерживается надолго. Но что это будет расплата, то не вызывает сомнения. Нельзя удовлетворить познавшего голод едой. Нельзя успокоить познавшего рабства свободой. Первый убьёт себя беспричинным поглощением, второй угробит общину бардаком опьяненья.


К середине XIX века мир получил очередное гностическое учение — марксизм, автором этого учения стал очень просвещенный и гениальный человек Карл Маркс.

Из этого просвещения мы понимаем, что Карл Маркс восстал не только против отца раввина, но и против целой системы раввинов. Капитализму был выписан неизбежный и бесславный конец. И этот неизбежный конец обеспечит ему, наделенный мессианской миссией пролетарий.

Кроме того, пролетарий мессия построит, обязан был построить из «царства необходимости» царство свободы», когда от каждого по потребности, каждому по способности, — помните эти штампы Маркса? Заученные и зазубренные пропагандистами. Вот так, все по Марксу. Гениально! Каждый получит по талантам, это же так притягательно.

Но вначале талант или таланты, отживших гнилых классов, уступят конечно место талантам помета из второй «пролетарской» коробки. Как же достигнет новый талант своего совершенство, это не ясно до сих пор. На практике кроме массового забоя реакционного «гнилья» царской аристократии, затем революционеров интеллигентов, затем такого же массового воцарения новых пролетарских господ ничего не произошло. Одни господа заменили других. И эти новые номенклатурные господа оказались гораздо отвратительней в подражательном фарсе своих свергнутых предшественников. У новых правителей совершенно не оказалось ни чести, ни аристократизма. Эти комедии дворняжек (и трагедии наблюдающих зрителей) воплощаются сейчас полным ходом. Кроме того наблюдающие и страдающие массы, кажется, вовсе не стремятся свергнуть очередных господ и тиранов. Более того, наперекор предсказаниям о скором будущем крахе новых симулякров государств тиранов и автократов, ревкон (революционный консерватизм) утверждает, что эти автократии значительно сильнее и устойчивее, нежели их коммунистический предшественник. Хотя СССР в размерах, высотах и глубинах кажется неизмеримо качественней, чем его остатки.

На самом деле новые режимы и общества более устойчивые, чем кажутся. Для понимания этого феномена мы и привлекли просветленного Будду и добавили своего ревкона. Современные автократии — это будды наоборот. Они удовлетворят спрос населения. Потакают страстям. Если в категориях ревкона зерефам — зерефово, ремидам — ремидное. Все страсти как бы в покое. Магазины набиты невиданным доселе съестным дефицитом. Рынки переполнены разными марочными вещами. Каждая категория населения может выбрать себе еду и вещи по вкусу и карману. Неспособность некоторых приобрести желаемое и вожделенное никого не волнует. Самые униженные низы здесь не играют политической и культурной роли. В фаворе счастливчики. Кот выиграл — тот счастливчик. Кто не может — тот неудачник. Ну а как же ремиды? Куда делись культурные слои?


Культурные слои чего?


СССР смог дать только ремидов 3 или третье более менее обеспечение поколение, которое уже не руководствовалось насущной едой, вернее ее поиском. Пищевые цели заменились только гастрономическими, то есть с потребностью выбора стало все в порядке. Точно такие же зерефные требования созрели относительно вещей. Больше хороших и разных товаров! — была такая передача на экранах. Вещизм и чревоугодие стало на повестку культурно нравственного совершенства советских людей (этих ремидов, советской элиты значит). Самые талантливые из них, а это звезды голубых огоньков, попсы, в общем известные люди придумали название этому задним числом процессу, — совок. А внук сталинского наркома Микояна Стас Намин создал группу «Цветы». Передовую на тот момент группу, кстати. Передовую для ресторанов и подобной элитной публики конечно. Вот что такое ремиды№3. Это для наглядности, какую элиту взрастили в СССР. Эти люди хотели рыночных отношений больше всех. Им больше всех не хватало свободы.


Пролетарская элита из коробки №2.


И конечно воплощением дел нового помета стали те самые бесправные совки, которые хотели «больше разных и хороших товаров». Городские ремиды№3 были подготовлены бороться с преградой их разнузданных и ограниченных совком страстей. Сам СССР их растил. И вырастил. Потому больше всех в перерывах разврата и обжорства, а также некоторых политических акций или просто даже статей, они налетают на это самый совок, как на черную кошку в темной комнате тогда и теперь. Вот что такое эти ремиды№3 или что вырастает из помета коробки №2.

Кроме того, если удовлетворить спрос этой, любой вообще массы в необходимых (зерефных) запросах, они будут заниматься этим до бесконечности. Но ожидаемой радости, как и ожидаемого удовлетворения, все равно не будет. Наоборот, толпа начинает злиться. Они сегодня действительно злятся. Испытывают ненависть не только к рядом стоящему, такому же жующему и поющему, но и ищут в новом неприятном чувстве систему — кто виноват.

Мгновенно появляются «жиды» и «чурки».

Такие категории как «черный», «чурка», «жид» и что то подобное в зависимости от места происходящих событий тут как тут. Зерефы всех всех народов начинают кучковаться по известным только им признакам. И возглавляют новые банды на убой ремиды№3 или же рожденные в 50 -х и уже в 60 -х годах, то есть самых в сытых десятилетиях СССР появившиеся на свет. Появляются то тут, то там разъяренные группы молодежи, которые начинают скидывать монументы, символизирующее этот самый СССР. Скульптуры и мумии пролетарского вождя революции Ленина слетают на землю. Монументы начинают отвечать за совок и все ограничения того времени. Что еще раз доказывает, что чернь не благодарна, сколько ее корми или не корми. Если она разучивается трудиться и ей все время врут, что она «гегемон» или что сегодня она имеет права как электорат. Ложь злит больше всего. Но на возможности, которые ей обещают, она реагирует чутко. Это тоже самое, если добавить в рекламу возможность дармовщины.

В 1917 году было обещано.

Невероятная халява для всех «униженных и оскорбленных». И «кто был ничем, то станет всем» в это поверил. Из зерефов и зерефо ремидов выросли ремиды и даже ремиды№3. Но, мы то знаем уже, что главное вожделение ремидов — это статус. Ничто не определяет статус как его гастрономический и вещественный уровень. Будет пост, будет и еда. Будет должность, будет все. А постов в тоталитарной системе всем не хватает. Кроме того элитные дворняжки начинают сильно выделяться, что раздражает. Вот тогда и появляются мифы про врожденные права граждан. Ремиды№3, они же эстеты помогают ремидам №2 — директорам, начальникам из СССР совершить приватизацию, а рынок обеспечивает зерефную толпу самым вожделенным дефицитом.

Система эта очень устойчива. Одним приватизация, а значит деньги, вторым слава, значит тоже деньги, а третьим — вещи в супермаркете. Если регулировать ремидные запросы в славе и зерефные потребности в моде, эта система стабильна как никогда. Для этого мы указываем самые простые пути достижения «стабильности», которые уже хорошо используют по наитию, или просто по инерции. Чтобы зерефов ничего не беспокоило, кроме конкуренции, нужно обеспечить их товаром. Вот и все. Во всяком случает первой необходимости. Дальше запросы будут расти как грибы поле дождя.

Для этого ремиды устраивают между собой войну.

«Разборки». Информационную во всякому случае. В некоторых случаях и горячую. И зерефы либо участвуют в оранжевых маевках, или выказывают полное безразличие к так называемым очередным выборам. Ремидам же, этим тщеславным маньякам и выскочкам нужно подкатить камеру и снимать, их снимать, снимать. Все фотографы знают, чем первобытнее население, чем дичее, тем больше они любят свою фотографию, салоны полны желающих себя увидеть в зеркале (сегодня в селфи). Точно также если ремидов все время внимать, брать у них интервью, представлять их политиками или просто политологами, они этим неизмеримо гордятся. Ведь все знают и они знают про свое ничтожество. Но техника делает из них великанов. Студии, редакции, помещения забиты всяческими аналитиками и специалистами от маклеров до дилеров, от профактивистов до кинологов, в общем, нескончаемый мусор обрушивается на головы тех, кто итак чем то занят, кто не может и не хочет это употреблять, но в перерывах между готов услышать нечто про себя под именем электорат. Ты — электорат! (В кино, что видят зрители? Себя! Себя видят героями. Отсюда невероятная популярность реалити шоу типа Дом 2). Но ведь эти редакции и студии еще живут. Следовательно, еще есть средства на мишуру или сопровождение еще более значительных событий. Которые, в общем то, массовой публике не интересные. Инерция на самом деле и есть тот самый антибудда. Зерефам зерефово! Ремидам — власть.

Глава II

Царство небесное. Почему ремиды уступают

Когда султан мусульман Саладин взял в осаду Иерусалим в 1187 году, оборону «Царства небесного» возглавил барон Балиан. Но так как все рыцари иерусалимского королевства были убиты в битве при Хаттине за три месяца до осады, барону Ибилину пришлось принимать в рыцари всех защитников Иерусалима и тем самым поднять их моральный дух.

Люди, что пришли царский в вагон под Можайском за отречением через 784 года, а также, кто хотел замены самодержавия на республику и поспособствовали падению Николая II — кто они? Генералы России в роковые дни февраля и марта 1917 года были как раз «новыми рыцарями», наподобие принятых бароном Ибилином для защиты «Царства небесного» Иерусалима.

Назовем имена этих новых дворян, чьи предки совершенно не были «рыцарями» за 100 и меньше века до судьбоносных событий.


Начальник штаба Верховного правителя генерал Алексеев — сын отставного солдата фельдфебеля.

Командующий Северным фронтом генерал Рузский — сын чиновника XII класса (корнет, прапорщик, мичман)

Арестовавший царскую семью командующий Юго — западным фронтов генерал Корнилов — сын хорунжего и простолюдинки.

Командующий Западным фронтом Деникин — сын крепостного крестьянина.

Один из двух делегатов от Думы фабрикант Гучков из купеческой семьи.

Из потомственных дворян только генерал Брусилов. И второй из пары подписантов — Шульгин. Но оба уже болели вечной болезнью русской интеллигенции.

Стоит упомянуть, что и вожди двух левых революционных фракций — эсеров и большевиков — Керенский и Ленин были сыновьями провинциальных дворян имени.


Что им не хватало? Правды? Справедливости? Или побед на русско- германском фронте? Хотя, скорее всего, побед. Но за недостатком побед для гордости ведь что то еще, что никому не понятно и не видно.


Традиционный режим, любой выстраивает жесткую социальную пирамиду. Хотя основатели любой пирамиды желают оставаться наверху вместе с потомством, они также заинтересованы, чтобы наверх просачивались более — менее толковые ребята, чтобы было меньше бардака и возни хотя бы. Если же набрать наверх только исполнительных придурков, то бардака и возни будет больше самих дел. Но все равно, каждая часть пирамиды хочет узаконить свои права на место на века, то есть остаться наверху навсегда, и что бы ни один выскочка не занял место его детей, которые получат место отца, ранг и чин по наследству. Казалось бы, все свергатели Николая II получили все возможности для карьеры и осуществили свои желания. Выросли почти из самых низов. Но все равно, что то в этом было не так. Желания осуществились, но внутренние какие то черви остались. И эти черви — кольца традиции. Как ни крути эти кольца, и как не ломай, они все равно сожмутся. Сожмутся так, как это надо традиции. А традиция все время хочет окостенения, хочет застоятся. Отсюда вечный, повторяющийся периодически застой в традиционном мире, которые меняются на такие же резкие революционные взрывы.

Что взрывателям все время не хватает? А не хватает как раз ранга повыше, причем всем не хватает поголовно. (Многие бывшие советские граждане ведь знают, что джинсы, Кока — кола и жвачки тут совсем не при чем. Одевали джинсы и жевали жвачки только мажоры партэлиты. Вот как смешно проявилась плебейская тяга в элитарности, которая в царские времена выражалась костюмами, пуговицами и воротниками, — у каждого класса чиновников свой воротник пальто!)

Глава III

У традиции глаза жабы

В иерархической общине если ты падаешь вниз, то ты никому не нужен. На дне все смотрят на условный верх. В таком виде традиционное общество напоминает лягушку или жабу, видящее все голубое небо, но не тину болота или грибок со дна колодца. Условной лягушке или жабе нет дела до простейшей жизни под ногами. Вот так, упавший сверху вниз, еще будет заметен во время падения, еще доли секунды, но это будет последняя почесть глазами, а дальше небытие. Каждый небожитель это знает. И знает, что наблюдают не лягушки, они просто похожие по направлению глаз и внимания. Само падение будет всем сладко. Потому никто падать наверху не хочет. А хочет тихо умереть на вершине. Еще лучше с почетом.


Не знаю, объяснил ли я причину отказа от добровольного ухода из власти по существу, но в этом что то есть и для другой проблемы из этой же области.

Дело в том, что как только заветное первое место освободится, то в эту сторону бросаются многие, в том числе совсем не достойные быть на пике. То есть к власти стремятся все, всеми фибрами традиционной души. Но почему так безответственно ведут себя претенденты, ведь мы знаем, что традиционные люди — самые ответственные на свете? Они всегда отвечают за поступки перед обществом. Перед отцом, перед братьями, перед совестью предков и славой. Но ведь никого это не останавливает. Не потому ли, что эти самые жабьи глаза победителей не судят, а ждут. Кому бы поклониться и принести часть своего урожая. Все уже ждут, кто же там воссядет на вершине, чтобы отнести ему свои овощи с огорода или тушки дичи с охоты. Уже готовы подносы, уже согнулись спины. Жабьи глаза уставились туда.

С чем связана та же беспринципность революционеров, что они забывают, что лезут вперед не по талантам? Разве не с теми же самыми жабьими глазами традиции?

А простите, беспринципность каких революционеров?

Если эти революционеры вышли из традиционного мира, традиционной общины, то сама традиция это все объясняет. Эти самые революционеры прекрасно знают, что общество с глазами, смотрящими только наверх, признает власть в любом случае. Надо взять власть. А дальше можно делать, что захочешь с этой толпой. В истории полно примеров, когда не самые лучшие обгоняли в борьбе за власть более достойных и одаренных. Но себе же на голову. Конечно недостойные обходили достойных не всегда, а в тот момент, когда не было прямой опасности. Иначе ни один недостойный рисковать не будет. Именно в тот момент, когда выскочка оставался один на один со своим более достойным противником в окружении традиционного народа, невежественной толпы, он мог иметь все шансы соблазнить толпу, взять власть. Потому что опасность исчезла, нет риска, не нужно больших талантов. Нужно заняться популизмом. Льстить направо и налево. Соблазнять своей добротой и простотой. Сулить золотые горы. Толпа сама не любит ярких. Она любит простых, себе подобных Она выберет себе подобного по образу и подобию, — по тщеславию

Глава IV

Глаза на лбу

Традиционный человек имеет глаза на лбу. Для того чтобы видеть движение наверху. Оттого что он не смотрит, что происходит внизу, он может прыгнуть в любую сторону просто так. Если он при этом заденет себе подобного, он извинится. Но это оттого, что в этот момент извиняются другие. Если они не будут соблюдать культуру уважения, значит они не будут уважать себя, ибо каждый прыгающий в бок, назад, в сторону — это он сам. И на кого напрыгивают тоже он. А себя он любит, хотя и не уважает. Ну, в каком смысле уважает? Если бы он натяжно и под влиянием себе подобных прыгунов не уважал, или не делал вид, он бы себя презирал, как он презирает любого опустившегося человека. И ни один уполномоченный и сильно уважаемый человек никак не хочет падать, терять власть, чтобы глаза на лбу ему подобных традиционных людей перестали на него смотреть. Но каждый раз кто-нибудь наскакивал сверху, со стороны, хоть откуда и при этом не всегда извинялся за наскок. В общем, превосходство в традиционной общине важно, чтобы в том числе избавиться от случайных наездов -наскоков, чтобы меньше людей наступали на ноги. Они ведь все имеют, еще раз, глаза на лбу. Так обязывает иерархия или культура по простому говоря подчинения. Будет власть, не будет и нападок.


Кроме того традиционный народ кружит вокруг центрального стержня, которого никто не видит, но все знают, что он есть. Все люди с глазами на лбу нанизываются на это стержень невидимыми штырями, но при этом они умудряются прыгать в бок и в стороны, но все же не падая и не поднимаясь выше границы невидимого штыря, где им нарисована риска, куда прыгать нельзя. Они прыгают вокруг штыря, на условно говоря определенном уровне, чтобы кто то снизу не запрыгнул к ним на уровень, а в это время, прыгающие в бок и в стороны чуть выше, прыгают в бок и в стороны, чтобы напрыгнуть на наглеца с нижнего условного уровня. Вышестоящий легко гадит на нижестоящего. А нижестоящий молчит или говорит спасибо. Наступление на ноги это такой же сигнал, что дальше наступят и на голову. По этому же принципу снизу летят головы или точнее те существа с глазами на лбу, что потеряли чувство прыжка (чувство меры). Хотя может быть за время прыжков в бок, в стороны, вперед и назад, но на своем уровне, они хорошо наелись (условно говоря обогатились). Но упали. А это значит, за ними будут наблюдать на каждом этаже невидимого центрального столба, можно на них прыгать или нет, можно наступить на ноги или нет. Если они потеряют или потеряли свои деньги, они могут превратиться в касту отверженных. Чтобы не попасть в касту отверженных, все упавшие с высоты, быстро переезжают (отпрыгивают со всей силы) в другое пространство, где нет этого центрального стержня, на котором нанизаны все прыгуны вместе взятые. А так как прыжки часто ускоряются, как будто все попали в зажатое пространство, у традиционных людей все время ощущение, что пространство вокруг сужается, начинаются временами панические прыжки на любом уровне, то наверх не попадают люди с глазами посередине. То есть нормальные люди. Назовем их условно талантливыми, талантливыми потому что у них обзор несколько шире. Но если обзор увеличивается, то значит, они не так чутки к шевелениям сверху и прыжкам со стороны. Отсюда их нежизнеспособность и объяснение, что они никак попасть наверх не могут, хотя отбор идет не за прыгучесть, а за глаза на лбу. Чуткие, зрячие, уступающие, льстивые, но все же с глазами на лбу. Туда даже могут попасть зерефы из других пирамид с центральным иерархическим стержнем, то есть даже из другой нации, но обязательное строгое условие — это глаза на лбу. И повышенная чуткость кожи. Ибо прыжки в бок и в стороны никто нигде не прекращает ни на секунду. Чтобы традиционные люди, у которых глаза стали видеть вокруг, то есть по своему талантливые не попали повыше, условно забравшийся сверху, стараются еще и обгадить, или наподлиничать, ехидно улыбаясь. То есть они видят, что уступают в обзоре, но знают, что в этом мире отбор идет по другим глазам. Пусть они будут косые, большие — пучком, узкие, голубые, карие, но все таки они должны находится на лбу. Но подлиничать и гадить незаметно они все равно будут, потому что они изначально считают себя выше. В некоторых семьях, где у сыновей появляется немного другой взгляд на вещи, а мы говорим тут о традиционных семьях, там отцы семейства все время с установкой, что глаза у них всегда на месте и они всегда правы (отцы всегда правы), будут это отклонение глаз не на лбу исправлять (воспитывать). Хоть чем. Хоть прямо, хоть подлостью. Если только сыновья умудрятся прыгнуть на уровень повыше, чтобы традиционные отцы их видели, в таком случае любые глаза у сыновей одобряются и принимаются. Пусть даже сыновья эти воруют, грабят, коррупционируют, они ведь прыгают высоко. Это очень хорошо. Они восславят и имя отца, и имя селения, и имя рода своего. А это очень важно на невидимом стержне, где все прыгают в бок и в стороны.

Глава V

Cкромный лицемер

Против ремидной петли (ремидная петля — борьба ремидов между собой, после чего впереди, вариант, у власти оказывается зереф, дикий и волевой человек)


После смерти Ленина.


Означает ли это, что если власть валяется на дороге или реальный кандидат испытывает трудности, менее талантливый ее подберет, как, например, случилось с большевиками после смерти Ленина.

Для примера взята попытка Зиновьева — председателя Петросовета, член Политбюро и ЦК и Каменева — председателя Моссовета и глава СТО отодвинуть самого талантливого в ЦК — военного министра Троцкого. Ведь оба знали, что не потянут ответственность и талантами ниже ЛДТ. Далее партийный аппарат поддержал еще более незаметного и посредственного Сталина. Сталин в 1936 году казнил Каменева и Зиновьева — логическое завершение ремидной петли, когда в борьбе самых одаренных вперед выходит самый бесталанный.


После смерти Сталина.


Самым влиятельным среди советской элиты выглядел Берия. Но против него объединились Маленков и Хрущев, которых поддержал маршал Жуков. Берию расстреляли. Маленков был уверен, что должность председателя совета министров главная (ее занимали Ленин и Сталин). Руководить партией он рекомендовал сталинского шута Хрущева. Но просчитался. Кто руководил партией, тот руководил всеми.

Далее.

В 1957 году соратники Сталина Молотов, Каганович, Маленков уже решил сместить Хрущева. Вряд ли Хрущев был самым талантливым и ремидная петля тут выглядит скорее ремидным фарсом, ибо все участники являются зеремидами и провинциалами (все родились в деревнях и поднялись благодаря революции 1917 года и контрреволюции 1937 года Сталина). Самый талантливый из бюро Президиума ЦК маршал Победы Жуков сказал: «Я обращусь к народу, народ меня поддержит!» (раздавить вас — Молотов, Каганович, Маленков). За эти слова Жуков через четыре месяца был обвинен в бонапартизме и отправлен в отставку с поста министра обороны СССР.


Фарс выбора.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 356