электронная
20
печатная A5
247
18+
Рейд к свободе

Бесплатный фрагмент - Рейд к свободе

Объем:
22 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7074-6
электронная
от 20
печатная A5
от 247

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Хозяин мой бесчестная скотина, когда не в шутку занемог, он в сталкеры меня отправил и лучше выдумать не мог». С такими «оптимистическими» мыслями я покинул «Калужскую» и направился в сторону Южного Чертаново. Там, со слов Круга, на улице Красного Маяка, расположено несколько гаражных мастерских по ремонту автомобилей. До апокалипсиса, в одной из них разбирали ворованные тачки.

Круг или Круглов Баро Гозелович, бандит со стажем и мой владелец. Поговаривают, что до войны он был извозчиком в «Мафии нищих». Утром развозил «реквизит» по рабочим точкам, на разных станциях метро, а вечером забирал и увозил за город. «Реквизитом» преступник цинично называл людей, занимающихся попрошайничеством, среди которых преобладали инвалиды, беременные и дети.

Первый день конца света Круг встретил на «Калужской», где и осел со всем своим «персоналом». За годы, проведённые под землей, его «трудовая армия» постоянно увеличивалась за счёт ребятишек, которых бандиты притаскивали из набегов на другие станции. Чаще всего у таких детей был небольшой выбор: молоденьких, едва достигших совершеннолетия девочек продавали барыгам Ганзы, судьбу мальчишек решал сам Баро. Круглов, каждому находил применение. Кого-то делал вечно битым прислужником. Кем-то пополнял ряды своих налётчиков. Из меня, Максима Глухих сделал сталкера, таскающего боссу хабар за еду. Сам авторитет на поверхность выходит редко. Осваивая полученную «профессию» я мечтаю лишь о том, что с её помощью когда-нибудь смогу освободить себя и свою сестру. Лана ещё совсем маленькая, недавно исполнилось одиннадцать лет. Она и ещё три малявки что-то вроде прислуги. Понукают всё, порой и обидеть могут. Хорошо, что сестрёнка у меня небольшого роста и тощая как жердь, на неё посмотришь, и уже плакать от жалости хочется. Потому и не трогают, кроме Круга, конечно, он лупит всех, чтобы не забывали, кто в «доме» хозяин.

Баро вообще требовательный и вредный цыган. Вчера утром заставил по фотографиям в старых журналах изучить слесарные инструменты, а вечером, по памяти, описать ему их внешний вид. Падла, жрать не дал, пока я не закончу.

— Главное найди домкраты, за них «Ганза» хороший куш обещает», — закуривая, наставлял меня Круг. — Их и остальной хлам, который найдёшь, в дальний гараж тащи. Там под полом тайник есть. Соберёшь, спрячешь и возвращайся за основной группой. Заплачу пятьдесят «маслин». Всё понял? — пуская дым мне в лицо, жёстко спросил он напоследок.

Я безмолвно кивал, не поднимая глаз. Он знает, что я не брошу Лану, и поэтому куражится. Мысли сбежать, конечно, посещали, но далеко ли мы уйдем? На Круглова почти все попрошайки в метро работают. Их никто не замечает, только когда милостыню подают, бросают более пристальный взгляд, но тут же его отводят и как можно быстрее проходят мимо. Поскольку информация всегда являлась ценным товаром, «своим» людям бандиты платили с общака, и порой было за что. Ушёл отряд соседей в рейд и сгинул, зато с уловом вернулись «калужские». Получается, о наших скитаниях рано или поздно узнает Баро и попробует вернуть в родные пенаты. И даже если возвратить меня у него не получится, то найдутся исполнители, которые за пару патронов в каком-нибудь туннеле прирежут. Страшно подумать, что станет с Ланой. С другой стороны, Круг не дурак, гайки сильно не закручивает. После нескольких моих удачных вылазок, которые принесли банде неплохой навар, на станции меня зауважали. Кое-кто, на сходняке, даже предлагал перевести из холопов в «бравые ребята». Хитрый Баро, вынужденный считаться с «бандитским братством», ответил, что даст мне шанс выкупить себя и сестру за пять тысяч «маслят». Ещё он заявил, что за каждый выход на поверхность будет отстегивать процент из общего котла. Я не идиот и, конечно, не поверил цыгану, но именно тогда у меня появилась надежда на свободу.

Круг снова посылает меня одного, не желая рисковать своими бойцами. Он почти ничего не теряет. Больше половины выкупа я отработал, так что если сгину, то для него не велика потеря. А я что? Я с малолетства привык заботиться о сестре, единственном родном человеке на «Калужской». Я вернусь.

Перед входом в «Битцевский парк» сворачиваю направо. Есть более короткий и быстрый путь. Можно спуститься в метрополитен на «Чертановской», пройти по туннелям до «Пражской», и выйти как раз на Красный Маяк. Беда в том, что на обеих станциях высокий уровень радиации. Я бы рискнул, будь у меня противорадиационные таблетки, но Круг за одну единственную — сотню «маслин» дерёт. Называются они цистамин. Эффект облучения ослабляют почти в полтора раза. Где их нарыл бандит неизвестно. Когда-то облазив все окрестные аптеки и больницы, я понял: бесполезно, не держали там такого лекарства. Чтобы уж совсем себя обезопасить, следует принять шесть штук за час до спуска в метро, и ещё столько же, часов через пять, на обратном пути. В моем случае — тысяча двести патронов недопустимая роскошь, которую придётся отрабатывать почти полгода.

Поэтому я выбрал дорогу вдоль «Битцевского парка». Местность знакомая, не раз хоженая, но иду с осторожностью. Конечно, это меня замедлит и есть риск провести ночь под открытым небом, однако спешка на поверхности равносильна смерти. Впереди показался конноспортивный комплекс «Битца», где я намеревался остановиться и передохнуть. Двигаюсь аккуратно, внимательно осматривая окрестности и резко останавливаюсь. Из развалин выбираются волки. Один, два, три, четыре, пять… и все направляются в мою сторону. Я медленно отступал назад, чувствуя себя загнанным зайцем из детской считалочки.

Волосы под противогазом поднялись дыбом от страха. Ноги словно ватные. Стою как вкопанный, из последних сил сдерживая инстинктивную реакцию, и всё же отдаю себе отчёт, что если побегу, они рванут за мной и очень скоро догонят. Вскидываю автомат, оружие придает уверенности, но дрожь в руках мешает прицелиться, к тому же отлично понимаю: стрелять бессмысленно — патронов не хватит. Круг, сука экономная, выдал всего полрожка.

Нервно осматриваюсь. Слева дорога, за ней несколько пятиэтажек, в одной из них можно укрыться… Вот черт! И там уже мелькают серые шкуры. Так, что же делать?! Справа шлагбаум. Вход в парк, по всей видимости. Отступаю к опоре, невесть какая защита, конечно, да всё лучше, чем ничего. С горечью осознаю, что уже не уйти. Мне кажется, смерть стоит рядом и в глаза заглядывает. Делаю шаг назад, спотыкаюсь о стрелу шлагбаума, которую не заметил в траве, и падаю на спину. Пытаясь быстро вскочить с земли, чувствую, как кружится голова, и боль пронизывает поясницу. По всем законам жанра сейчас меня должны рвать на части, но случилось необъяснимое: звери воют, рычат, рвут когтями дёрн, а дальше ржавого шлагбаума не идут, словно боясь пересечь волшебную черту. Что-то сдерживает хищников. Не верю своим глазам, они на самом деле не кидаются на меня, и понимаю, что надо убираться, не стоит дразнить судьбу. Вдруг, один из волков все-таки отважится прыгнуть.

Оставшись наедине с дикой природой, чувствую, как страх с новой силой овладевает мной. Приходится выбирать другой маршрут. Отсюда непонятно: что ждёт меня впереди? Ещё не могу найти объяснений поведения волков. Чего они могли испугаться? Может, ещё более страшных монстров? Остановившись, пытаюсь сообразить хоть что-то об этой местности. В памяти всплыл рассказ знакомого сталкера с Ясеневской общины. Вроде, года два назад он и его товарищи возвращаясь с рейда, услышали взрывы и выстрелы. На территории Битцевского леса шёл бой. Когда канонада смолкла, тот парень и ещё пара человек отправились на разведку, но выяснить ничего не успели. «Я бежал со всех ног, почти падал. Да и на что там смотреть? Даже если кто-то и выжил в той „маленькой войне“ их, по всей видимости, уничтожили мутанты. Я столько тварей в одном месте никогда не видел», — возбужденно рассказывал сталкер.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 247