электронная
180
печатная A5
408
18+
Regeneratione: Gurges 2.0

Бесплатный фрагмент - Regeneratione: Gurges 2.0

Объем:
192 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-7712-7
электронная
от 180
печатная A5
от 408

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

S.S.KOOPER

Привет, мой дорогой читатель, я несказанно рад, что в твоих руках находится эта книга. Именно благодаря тебе она такая, какая есть, благодаря твоей поддержке и критике. Мы с тобой снова встретились, только теперь уже во второй части трилогии, посвященной полюбившимся тебе с первой книги героям и их истории.

Путь к написанию этого произведения был очень тернист, не раз я ошибался, не раз что-то менял, чтобы «Хроники Мавилы» стали моим, несомненно, лучшим произведением.

На написание этой серии меня вдохновило прекрасное произведение 1995-ого года, «Евангелион», влияние которого, хоть и не заметно, все же присутствует.

«Хроники Мавилы» — это очень тяжелая психологическая драма, она заставит многих проронить скупую слезу или же плакать навзрыд над событиями и тем, что происходит в жизнях персонажей.

Эта книга стремится в первую очередь показать, насколько же прогнило наше общество, показать, что в нем нет места слабым, бедным, тем, у кого жизнь не сложилась с самого начала. В нашем мире царит дискриминация, неравенство, но разве любой из нас не имеет права на счастье? Конечно же, имеет, с этим даже нельзя спорить. Я хочу донести мысль, что мы все равны, что все мы ходим по одной земле и получаем тепло от одной звезды, нет тех, кому Солнце светит ярче. Она всем своим веществом кричит о том, что нельзя отступать назад, что бы ни случилось, как бы ни было сложно жить дальше.

Надеюсь, ты поймешь все это и по достоинству оценишь труд, в который я вложил всего себя.

До скорой встречи, искренне твой,

Снайр Купер.

Моей любимой семье!

ВОЗРОЖДЕНИЕ: ВИХРЬ 2.0

ГЛАВА I: КРОСПАР, СЕТЬ ДЕМОНА

Небольшой космический корабль, скорее, напоминающий маленькую яхту по размерам, приземлился возле разрушенного здания правительства в секторе «Лелан». После той битвы несколько кварталов признали аварийно опасными, поэтому жителей здесь больше не было.


Открыв шлюз капсулы, из нее выбралась девушка с пышными, переливающимися на солнечном свету, волосами. Посмотрев по сторонам, взгляд ее остановился на двух телах, подвешенным за руки над землей. Одно из них — крепкий мужчина с дырой от пули в черепе. Рядом с ним висел паренек поменьше, тело которого висело как-то неестественно, вероятно, переломано полностью.


Вздохнув, Лайнесса перевела взгляд на свой артефакт, который был механическим шестилапым зверем с пышной золотистой гривой. Выбравшись из корабля, питомец облизнулся и подошел к хозяйке, смотря на тела умерших Версальских Рыцарей.


— Да уж, Сансароу, их постигла ужасная участь, — произнесла девушка, — однако, жаль больше не за это, а за то, что жители, за свободу которых они сражались, лишь предпочли Альянс своим героям. Несправедливо, не так ли? — зверь закивал и начал ходить вокруг, переворачивая все лапами. Помотав головой, она спросила, — Как думаешь, какие у нас шансы вернуть к жизни паренька? Он выглядит более целым.


— Шансы вернуть его у нас есть, — ответил артефакт, усевшись на разрушенный асфальт. В отличие от Рубиноида, этот почему-то мог говорить, как Волканис. — Вопрос только в том, сможем ли мы за несколько дней найти подходящий артефакт? Насколько знаю, мой огненный собрат у врагов, как и другие. Нам нужен сильный артефакт, чтобы вернуть паренька, пока не поздно. Не факт, что он еще не сгнил внутри.


— Тут ты прав, — ответила Лайнесса, задумавшись.


— Без Волканиса, вероятно, ничего не выйдет, ведь именно он выбрал паренька, как своего хозяина, — произнес Сансароу, встав на все лапы.


— Кто вы такие?! — прервал их голос откуда-то сверху.


Подняв глаза, она посмотрела на Хранительницу Вейвиона: это была среднего роста девушка с пепельными волосами, когтистыми перчатками на руках и броне на груди. Стояла неизвестная на крыше одного из зданий, после чего спрыгнула вниз.


— Прежде, чем спрашивать чужое имя, надо сначала сказать свое! — ответила Лайнесса, вновь переведя взгляд на трупы.


— Не смей трогать тела моих товарищей! — рявкнула Хранительница и оттолкнула девушку.


— Потом не ной, что огребла по полной, ведь это ты начала первая! — процедила златоволосая девушка, после чего сложила свои ладони лодочкой и закрыла глаза. — Сансароу, Ангел-каратель, я прошу тебя наделить меня мощью, дабы душа грешника познала муки правосудия.


Артефакт девушки взревел, начиная преобразовываться, а сама она продолжала стоять в той же позе, после чего, раскрыв глаза, осветила все вокруг розовым светом. Сансароу слился с Лайнессой, заковав ее в черную броню с лиловыми элементами, белоснежными полосками, бежевыми узорами, тремя хвостами и пышным золотым мехом вокруг шеи. Вытянутый шлем с длинными ушами и двумя рогами, направленными назад, немного изменился возле челюсти, образуя защиту на эту часть головы.


— Ангел-каратель? — прошептала Асурамару, сжимая кулаки. А, неважно, она и так победит врага.


Разведя руки в стороны, Лайнесса резко завела их за спину и выхватила две шпаги, длиной почти в пару метров, после чего рванула вперед, легко уворачиваясь от атак оппонентки. Увернувшись в очередной раз, девушка, бросив одну из шпаг, нанесла мощный левый апперкот в голову Шинмай, отправив последнюю в нокдаун.


— Слишком медленно! — произнесла златоволосая, сняв шлем. Артефакт отсоединился от нее и отошел в сторону, а сама девушка, сев на корточки, приложила руку к животу Асуры и прошептала: — Сансароу, смилуйся, залижи раны этого грешника своей божественной силой.


Зверь, облизнувшись, выпустил из пасти поток света, который мгновенно вылечил все раны Асурамару, включая мелкие царапинки и синяки, полученные во время этой короткой битвы с Лайнессой.


— Скажи мне, если это твои друзья, то почему вы их не похороните? — спросила последняя.


— Днем тащить трупы через город — плохая затея, а ночью здесь постоянно дежурят толпы солдат, — ответила Шинмай, потирая челюсть. — При всем желании мы вряд ли сможем перетащить два трупа на себе.


— Я смогу вернуть парня к жизни, его тело снаружи полностью целое, в отличие от того, с простреленной головой. Но нужен мощный артефакт, желательно, тот, который был у него при жизни, но и другой подойдет, — произнесла златоволосая, заставив собеседницу опешить. — Меня зовут Лайнесса Алтейр.


— Асурамару Шинмай, — кивнула та. — Но что ты имеешь в виду?


— Я своего рода паладин. Если выплеснуть всю мощь, то можно вернуть вашего товарища к жизни. Проблема будет только в том, что, дабы провести такой ритуал, необходим мощный артефакт. Я имею в виду предмет рангом, как твой Вейвион и выше. У нас есть день, может, два. Есть варианты?


— Мы не сможем отбить у Альянса артефакты в столице, не хватит мощи. К сожалению, я даже представить не могу, что можно использовать. Я готова даже отдать свой, чтобы Алиар мог вернуться к жизни.


— Так не пойдет. Нужен артефакт без хозяина, — ответила Алтейр, покачав головой.


— Я знаю, где мы можем найти артефакт, — к девушкам подошла Лилит, сжимая в правой руке рукоять катаны. — Не знаю, что ты и кто, но если есть шанс, что ты вернешь нам Тарта, то я готова помочь всеми способами.


— Тогда мы сработаемся, — кивнула Лайнесса. — Что за артефакт?


— Кроспар, сеть демона, — ответила Прей, опустив глаза.


— Демон-паук, сети которого являются самым нерушимым материалом во вселенной, — произнесла Алтейр, постукав себя указательным пальцем по нижней губе. — Это определенно мощный артефакт, но в то же время, доставит носителю много неприятностей только тем фактом, что является местом заточения демона. Но это уже не моя проблема.


— Мы обязаны вернуть его к жизни, неважно, в каких отношениях они будут с Кроспар, — ответила Лилит. В глазах ее теплилась надежда, которая вынудила Асуру кивнуть, соглашаясь.


— Тогда не будем терять времени, — кивнула Лайнесса. Посмотрев на Сансароу, она закрыла глаза.


Алтейр подняла руку к небу, нажала кнопку на своем запястье и закрыла глаза, спокойно вдыхая воздух. С неба начали падать механические блоки, которые сразу же начали собираться в одно целое.


Аэродинамичная большая грудь, тонкая талия, обтекаемые бедра, ноги с полукруглой броней и почти идентичные руки с когтями. Голова этого Гравитона была вытянутой, с четырьмя длинными рогами и восемью розовыми полосками. Такого же цвета энергия циркулировала по всей черно-белой МЕХе с лиловыми элементами. Вокруг шеи, плеч и бедер так же был золотой мех, когти на концах пальцев сверкали таким же оттенком. За спиной Гравитона виднелся щитообразный блок черно-белого цвета, а на верху головы красовалась надпись «NOVA-17».


Встав с земли, девушка посмотрела на своих новых товарищей, а затем перевела взгляд на Гравитона. Сансароу, разделившись на несколько частей, принял форму наплечников, наколенников и дополнительной брони на грудь и кисти для МЕХи. Спина машины раздвинулась, обнажая вход внутрь. Забравшись, Лайнесса протянула руки Вавилонии и Асурамару, после чего помогла им залезть. Туда же запрыгнул и Рубиноид. Усевшись в кресло пилота, она закрыла глаза, вскрикнула от боли, когда система синхронизировалась с ней. Выдохнув, Алтейр произнесла:


— Знакомьтесь, это Нова-17, Гравитон Королевы Экары, — она посмотрела на ничего непонимающих новых знакомых. — Именно то место, откуда я прибыла, отправляет вам Гравитонов, так что сделайте лица попроще.


— Какое место? — уточнила Лилит, рассматривая Нову.


— Версальское Королевство, Луна-1, — расплылась в улыбке Лайнесса. — Я здесь, чтобы доставить вас лично правителю страны, поскольку именно вы и ваши друзья решились изменить Альянс. Вы достойны носить звания наместников Версальского Королевства, звания верных рыцарей чести!


— Но…


— Давай обсудим это все позже? У нас мало времени на воскрешение вашего друга. Простите, что не могу воскресить второго, моя сила позволяет возвращать с того света только тех, чей внешний вид в полном порядке, имеется в виду, без дыр в голове. Нам пора, — девушка забралась в кабину Гравитона и, как только залезли все остальные, закрыла люк.


— Позволь введу координаты, — произнесла Лилит, пытающаяся понять, о чем говорит эта златоволосая. Подойдя к креслу, она набрала на клавиатуре несколько цифр.


Кивнув, Лайнесса направила машину вперед. Чем больше Гравитон разбегался, тем меньше ощущался бег по земле. За спиной раскрылся тот самый блок, превратившись в четыре длинных крыла, как у самолетов. Одна турбина за спиной выпустила мощный поток энергии и Нова взмыла в небо.


Прей и Шинмай, мягко говоря, были в шоке, стараясь держаться за все подряд, чтобы не упасть. Путь в таком духе продолжался недолго, благо, артефакт оказался довольно близко. Как только Гравитон приземлился, все трое покинули кабину и осмотрелись.


Лилит, вспомнив, где конкретно спрятала Кроспар, подошла к огромному дереву и пробила кулаком кору, вытащив оттуда довольно большой сейф, разломала его. Там, внутри, лежал черный доспех, похожий на брюхо паука, с белыми полосками, а на нем красовался кроваво-красный крест с серебряным обрамлением. Между всеми прожилками переливалась фиолетовая энергия. Взяв артефакт в руки, девушка подошла к товарищам.


— Много лет назад, когда мне было лет пятнадцать, еще до того, как моим артефактом стал Наруцуми, я пыталась использовать Кроспар, но она не приняла меня, посчитав слабой, неспособной контролировать ее мощь, ей был нужен носитель с железной волей, способный убивать, не задумываясь, переполненный яростью, — произнесла девушка и отдала броню в руки Лайнессы. — Тогда я и спрятала его здесь.


*****


Тело Алиара лежало на земле. Весь торс был совсем без одежды. Лилит, подняв труп товарища, держала его, пока Асурамару надевала на парня Кроспар. Как только мертвеца положили на место, Лайнесса встала на колени и сложила руки лодочкой, закрыв глаза:


— Сансароу, Ангел-каратель, я молю тебя вернуть душу этого грешника обратно в тело, простить ему все грехи, очистить душу, дабы она была готова ко встречи с Кроспар, великим демоном, повелительницей пауков, той, чьи сети нерушимы, чей облик наводит страх…


Артефакт Алтейр засветился, изрыгая розовый свет на тело умершего парня. Новый артефакт Алиара, который на него надели девушки, так же засветился. Кровь полилась изо рта несчастного, тело забилось в конвульсиях, а затем из Кроспара вырвалось множество серебряных нитей, которые вонзились в кожу, забираясь под нее.


В глазах Лайнессы все помутнело, их начала закрывать черная пелена. Вмиг она потеряла сознание и очнулась уже в темном помещении, полностью укутанном паутиной. Осмотревшись, она заметила ничего не понимающего парня с кроваво-красными глазами. Увидев девушку, он резко встал в стойку и произнес:


— Ты кто? — в глазах у парня было полное непонимание. — Ты тоже… Мертвая?


— Нет. И тебе тоже недолго осталось быть таковым, — ответила Лайнесса. — Алиар, верно? Скажи, что там после смерти?


— Ничего. Просто черная комната, если так можно сказать, — пожал плечами тот.


— Но так только, если совершишь суицид, малец. А ты, вероятно, умер от этого, ведь не справился с силой Волканиса. Я чувствую кашу из органов внутри тебя. — послышался приятный женский голос в темноте. Помимо этого четко были слышны и аккуратные шаги.


К Лайнессе и Алиару вышла девушка, почти голая, на ней было лишь полупрозрачное платье кроваво-красного цвета, а на коже виднелось большое количество шрамов и узоров в виде паутины. Убрав с лица черные, как смола, волосы, девушка показала себя. На все ее миловидное личико красовался черно-белый крест, а глаза ярко сияли фиолетовым.


— Меня зовут Кроспар, — улыбнулась она. — Знаете, я все ждала, когда меня кто-то найдет, но никто так и не пришел. Жаль, что и ты, парень, пришел не сам.


— В каком смысле? — уточнил Алиар. — Я все время шел и шел, пока не оказался здесь.


— Ты в загробном мире. Твоя душа оказалась здесь не случайно, ее вызвали, — ответила девушка, скривившись. — Вот эта вот девка. Вот, что бывает, когда сила ангела достается кому попало. Появляются такие вот паладины.


— Зачем ты вызвала меня? — спросил Тарт, переведя взгляд на Лайнессу.


— Твои друзья в беде, ты им нужен, — ответила Алтейр. — Не знаю, зачем, но ты нужен им.


— Все вы, лионели, такие, ничего не знаете, но стараетесь казаться умнее всех! — усмехнулась Кроспар. — Ваше происхождение, пожалуй, самое мерзкое. Рождаетесь от мавиларских львов и Земных женщин, чертовы зоофилы. Все вы омерзительны.


— Мы — благородный народ! — возразила Лайнесса, опустив глаза в пол.


— Вы, может, и благородны, но вот ваши мамки не очень. Ненормально это, с животными сексом заниматься. От этого надо лечиться.


— Слушай, прекращай, — закатил глаза Алиар.


— А то..? Что ты сделаешь? — спросила девушка, несколько раз моргнув фиолетовыми глазами.


— Заткну тебя, логично же, — ответил тот.


Кроспар растворилась в воздухе и мгновенно оказалась перед парнем, смотря ему прямо в глаза. Последний даже не подал признаков удивления, просто устало смотрел на стоящую перед ним девушку. Сжав кулак, он ударил ее в челюсть, повалив брюнетку-демонессу на пол черного помещения. Та, приложив ладонь к лицу, испуганно посмотрела на парня.


— Я же просил, — произнес он и, посмотрев на Лайнессу, добавил, — это все? Я могу идти или ты меня с собой забираешь?


— Я не могу тебя забрать, — помотала головой Алтейр.


Алиар уже хотел что-то злобно пробубнить, но Кроспар, встав с пола, подошла к нему вплотную и прильнула нежными губами к губам первого. Из ее рта начала выходить паутина, которая стала заполнять парня. Этой материи было так много, что она сочилась из промежутков между губами.


Тарт не мог двинуться, так как чувствовал, что эта же самая паутина что-то перемещает по его организму, чему-то придает форму, меняет все тело изнутри. Когда она, наконец, отошла от Алиара, в его груди что-то мощно содрогнулось, грудь начала ежесекундно слегка увеличиваться в размерах, а в ней что-то мелодично стучало, заставляя парня ощущать тепло.


Его зрачки налились кровью, стали заметно темнее, сменив оттенок на бордовый, а в них ярко вспыхнули фиолетовые круги вокруг ромбовидных зрачков. Улыбнувшись, Кроспар отошла еще дальше и произнесла:


— Иди. Рассчитывай на мою мощь.


Тьма вновь начала сгущаться, поглощая Алиара и Лайнессу, а затем оба открыли глаза. Парень мгновенно вдохнул так много воздуха, сколько смог и вскочил с места, ощупывая себя. Алтейр, поднявшись на ноги, посмотрела на Тарта и его товарищей, которые радостно прижали его к себе. Новый Хранитель Кроспар не мог поверить в то, что он вновь жив, поэтому попросту обнял подруг, дабы убедиться, что они тоже теплые.


— Где Зед? И Вавилония? — Сразу спросил он. Осмотрев всю округу, парень продолжил перечисление: — И Юки с Квазаром? Вы вытащили Инграм из тюрьмы?


— Юки и Квазар на задании. Их очень сильно потрепало в той битве, но мы с Асурой восстановили их, — прошептала Лилит. — Зед мертв… Вавилония в плену, Инграм до сих пор в тюрьме. Казнь назначена на завтра.


— Ясно, — Тарт сжал кулак, а из его глаз потекли капельки слез, которые почти мгновенно высохли. — Что с сектором?


— Он все еще принадлежит Альянсу, мы не смогли его отобрать… — ответила Асурамару.


— Тогда мы нападем еще раз! Теперь уже ничего не помешает… — прорычал парень. Заметив взгляд Лилит, он посмотрел на златоволосую девушку, которую видел там, в загробном мире, и спросил, — раз нас мало, то можем ли мы рассчитывать на твою помощь, незнакомка? Не знаю, присоединилась ты к нам или нет.


— Можете, что тут сделать, — ответила та. — Меня зовут Лайнесса Алтейр.


— Отлично, идем, — кивнул Алиар и, сжав кулаки, направился в сторону городской думы. Логично, что все выжившее правительство сейчас будет там, ведь их собственное здание разрушено.


— Ты не планируешь одеться? — уточнила Лилит и поспешила за товарищем. Катана, висящая на ее поясе, болталась из стороны в сторону.


— Не-а.


Усмехнувшись, Асура последовала за друзьями, а Лайнесса лишь смотрела им вслед. Вздохнув, она поманила Сансароу и пошла за новыми товарищами. Вероятно, рано им еще в лунной колонии побывать. Что же, поэтому помочь — лучший вариант, да и остальных хранителей вызволить можно.

ГЛАВА II: ЭЛЬВИН И АЕРОБЛИЦ

Алиар бодро шел по улице, внутри него все еще оставалась легкая пульсирующая боль, которая особо не мешала, наоборот, даже мотивировала выплеснуть злость на кого-нибудь.


Команда уже подходила к зданию городской думы, где на данный момент и находилось правительство «Лелана», хоть и временное.


— Тарт, может, хотя бы план разработаем? — осторожно спросила Лилит, догоняя друга.


Алиар хотел было уже что-то буркнуть, как вдруг артефакт на его спине засветился, а из тела начали вылезать серебряные нити, которые падали на землю. Все это выглядело довольно омерзительно, вызывало сильное отвращение, а сам парень корчился от боли. Как только нити вылезли, из малюсеньких отверстий по всему телу начали вытекать капли крови. Встрепенувшись, Тарт посмотрел на испуганных товарищей и, вздохнув, пошел дальше. До здания городской думы оставалось совсем немного, буквально минута ходьбы.


— Назовите себя! — на команду направил ружье неожиданно появившийся полицейский в экзоскелете.


— Не мешайте мне! — закрыл глаза Алиар, — Кроспар, демонесса, чьи нити прочнее самой вселенной, позволь мне принести тебе жертву…


Тело его начало чернеть, полоски сменили оттенок на бордовый, щеки разорвались, а сам Тарт затрясся, крича от боли, раздирающей его тело. Во рту было видно, как каждый зуб превращается в острый клык, а глаза ярко светятся фиолетовым, пока тело источает непроглядную тьму в небольших количествах, прожилки на артефакте вспыхнули фиолетовым, а по бокам вылезло множестве острых наконечников, которые, вылетев оттуда, оставляли за собой нити.


Совсем скоро, буквально через мгновение, хитросплетение было таковым, что как только Алиар сжал кулак, голова полицейского слетела с плеч, а фонтан крови из обезглавленного тела хлынул в небо. Все нити вернулись в Кроспар, а Тарт скорчился от боли, поскольку кровь лилась из разорванных щек, а клыки явно доставляли дискомфорт.


— Шрамы останутся, — пробубнил он, потрогав эти ошметки на своем лице.


— Даже нет смысла лечить, потом произойдет точно так же, — прошептала Лайнесса. Смотря на парня, она заметила, как из разорванных щек медленно вылезают нити, которые скрепляют половины между собой, однако, оставляя довольно неприятно выглядящие швы.


Слизнув кровь с губ, парень спокойно пошел следом, нити, вырывающиеся из Кроспар, медленно укутывали его, словно черно-серебряным костюмом, перематывая даже лицо до тех пор, пока не остались только два огромных светящихся фиолетовых глаза, а на груди образовался еще один бордовый крест с черными краями. Тьма, укутав Алиара, образовала на его теле дополнительную броню, похожую внешне на Кроспар, идентичной расцветки. На лице появился противогаз с довольно большим респиратором, а на всей остальной голове единый шлем с крестом и глазницами, защищенными стеклами, сквозь которые ярко светились фиолетовые глаза.


Со всех сторон понабежали полицейские, каждого из которых Алиар, не медля, обезглавил в мгновение ока. Впереди виднелся еще один, только уже убегающий. Из противогаза парня вырвались нити, которые, догнав, притянули убегающего прямо к ногам Хозяина Кроспар.


Тот, рассмеявшись, приложил ладонь ко рту несчастного и застыл, смотря, как полицейский корчится в агонии, пока его тело не разорвалось на мелкие кусочки. Из всех этих ошметков окровавленные нити вернулись в руку Тарта, а тот в свою очередь отряхнулся и спокойно пошел в здание городской думы, располагающееся прямо перед ним.


— Он всегда такой, когда дело касается друзей? — уточнила Лайнесса, смотря на десятки обезглавленных трупов.


— Поправлю, дело касается его девушки, — ответила Асурамару, подняв с земли отсеченный палец. — Хоть они и не встречаются, но все знают, что между ними что-то есть. Они в ванной устраивали богомерзкую вакханалию…


Тем временем, ворвавшись внутрь, Алиар схватил первого попавшегося работника здания и с размаху ударил его головой об стену. Кровь, оставшаяся на обоях, начала медленно стекать, оставляя бесформенное бурое пятно, а сам несчастный пытался вырваться, но все было безуспешно, поэтому он еще несколько раз был приложен об стену.


Еще удар, а затем послышался треск, кожа порвалась из-за осколков черепа, вырывающихся наружу. Мозг несчастного, став кашей, полился из проломленной головы, а сам Алиар повернулся лицом к людям, которые целились в него из пистолетов. Прогремели выстрелы, но каждая из пуль отлетела от паутинной брони парня, не оставив на ней ни малейшего повреждения.


В левой руке Алиара стало образовываться копье, которое он сразу же бросил во врагов. Секунда, и нерушимые нити Кроспар разорвали жертву изнутри. Охрана, набежавшая из-за угла, тащила на себе довольно большую пушку. Прицелившись, они выстрелили, но Тарт, подпрыгнув к потолку, зацепился за него и, словно паук, прополз несколько метров, тем самым спасая себя от пролетевшего внизу снаряда.


Послышался взрыв и дальняя стена здания раскрошилась. Спрыгнув вниз, Алиар паутиной, вырвавшейся из руки, обхватил голову одного из охранников, наполнил его тело сплетением так, что из него вырвались штыри, а затем, использовав тело несчастного, как булаву, пронзил всех оставшихся этими же осями. Кровь, залившая пол полностью, довольно приятно пахла. Посмотрев на свои руки, парень поймал себя на мысли, что ему стало приятно убивать.


— Шикарно, — прошептал он, — такая мощь…


— То, чего я и боялась, — произнесла Лайнесса, смотря на Алиара. — С того света вернулся не ты, а жуткая помесь твоего сознания и жажды убивать, которая живет в Кроспар.


— Думаешь? — уточнил Тарт, переведя взгляд на новую знакомую.


— Уверена, — твердо ответила та. — Ладно, не суть. В любом случае, давай заканчивать?


Кивнув, Алиар побежал по лестнице наверх, однако, приближаясь к кабинету управляющего, услышал, как что-то пробило стену. Распахнув дверь, он увидел, как Асурамару, держа последнего за горло, выпускала в него мощный поток энергии из реактора в грудной броне. Тело управляющего, не выдержав, лопнуло, как надувной шар, забрызгав кровью и ошметками от внутренностей все вокруг, превратив белоснежные обои в нечто кроваво-красное.


Улыбнувшись, Шинмай отряхнула руку и посмотрела на товарищей. Соседнюю стену пробило лезвие на цепи, заставив девушку увернуться. Недолго думая, Алиар обвил возвращающееся лезвие паутиной и притянул к себе хозяина, после чего ударил того кулаком в лицо, отбросив на пару метров.


— Ты?! — процедила Асурамару, смотря на владельца этого артефакта на цепи. Увидев непонимающие взгляды товарищей, она с такой же ненавистью добавила: — Этот ублюдок переломил ход сражения в пользу Альянса! Из-за него Лилит пришлось отступить!


— Я не виноват, что вы, отбросы, подняли бунт! — рявкнул враг, за что сразу получил несколько ударов от Тарта по лицу. Кровь полилась из разбитого носа врага, поэтому, встав, он надел свою маску и начал раскручивать лезвие на цепи до такой скорости, что оно засветилось.


— А вот это уже интересно, — улыбнулась Лайнесса. — Сансароу, ангел-каратель, позволь мне заставить душу этого грешника познать муки!


Артефакт девушки взревел, начиная преобразовываться, а сама она продолжала стоять в той же позе, после чего, раскрыв глаза, осветила все вокруг розовым светом. Сансароу слился с Лайнессой, заковав ее в черную броню с лиловыми элементами, белоснежными полосками, бежевыми узорами, тремя хвостами и пышным золотым мехом вокруг шеи. Вытянутый шлем с длинными ушами и двумя рогами, направленными назад, немного изменился возле челюсти, образуя защиту на эту часть головы.


Рванув вперед, Алтейр выхватила шпагу и, вонзив ее в циркулирующее лезвие на цепи, заставила ее остановится, после чего мгновенно нанесла врагу в голову удар такой мощи, что тот отлетел и ударился ей о стену.


— Так, значит, ты и есть генерал Рахнид? Ха, не впечатлил, я ожидала большего! — фыркнула она, с презрением смотря на врага.


— Закрой рот, шлюха. Такой же будешь, как и твоя мать! Тьфу, у тебя даже форма Хранителя — это гуманоидный лев! — ответил тот, поднимаясь на ноги. — Ты омерзительна, уродлива и, как ни странно, наивна до безумия. Вы, гребанная колония, которую сослали за то, что вы слишком много знали, даже не представляете, кому помогаете тем, что отправляете Гравитонов на Мавилу, когда их хозяева просят! Вы тупорылые до безумия!


— Закрой рот! — рявкнул Алиар и с размаху ударил того ногой, заставив врага врезаться в стену с такой силой, что она раскрошилась.


— О, а ты, я посмотрю, новенький в рядах Рыцарей, — протянул тот, вновь вставая. — Я буду вставать снова и снова, ведь не чувствую боли, благодаря моему артефакту, в отличии от вас! — Рахнид, замахнувшись, ударил Лайнессу, пробив ей броню, а лезвие вонзилось девушке в живот, заставив ее истошно кричать от боли. — Оу, забыл сказать, лезвие-то отравлено. Думаю, тебе стоит подумать над тем, чтобы вылечить подругу. Жаль, что ее артефакт не лечит ее собственные раны.


— Почему? — нахмурился Алиар, посмотрев на подругу.


— Потому что я лесбиянка! Это грех, который я творю пред ликом Бога Света! — процедила она, корчась от яда, заполняющего организм.


— Да, колонисты, я знаю все о вас, о каждом из вас. Жаль, что вы спрятались от нас. В любом случае, малец, других она лечить может только, когда молит Сансароу вылечить их раны. Таков путь ее искупления — молиться за других. Если она будет молиться за себя, то Бог решит, что это грех. Боги очень странные существа. Взять, к примеру, Богов Ветра — Торна и Алиса, которые все время сражаются друг с другом за главенство. Пока что Торн побеждает, хотя, откуда тебе знать, ведь их хозяйка так и не примкнула к вам, — заметив удивленный взгляд фиолетовых глаз, Рахнид продолжил, ухмыляясь, — о, да, вашу ненаглядную Инграм насилуют все охранники в правительственной тюрьме. Просто представь, сколько людей в столице Альянса, и сколько из них работают охранниками в тюрьме. Что уж скрывать, внутри нее и я побывал! Она только и могла шептать, что за ней обязательно придут! А самое забавное, что и вашу проститутку-шатенку тоже насилуют! Вроде как, ваш друг ею сильно увлекся! Жаль, что он мертв! Ха, какая потеха!


— Мертв, говоришь? — прошептал Тарт, сжимая кулаки. — Да уж, он мертв, вот только вместо него пришла более злая версия… Кроспар, ты говорила, что я могу рассчитывать на твою мощь, так вот она мне нужна вся без остатка сию же секунду!


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 408