электронная
180
печатная A5
582
18+
Regeneratione

Бесплатный фрагмент - Regeneratione

GRAVITON & GURGES 2.0

Объем:
340 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4084-8
электронная
от 180
печатная A5
от 582

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ХРОНИКИ МАВИЛЫ — ВЕРСАЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 2.0 — ГРАВИТОН И ВИХРЬ

CHRONICLES OF THE MAVILA — VERSAILLES REBELLIONE 2.0 — GRAVITON & GURGES

Сборник, состоящий из СПИН-оффа и двух книг серии

Автор: S.S.Kooper (https://ficbook.net/authors/2364016)

Соавторы: Enzhi (https://ficbook.net/authors/742137)


Публикация на Интернет-ресурсах:

https://ficbook.net/readfic/6411318

https://litnet.com/ru/book/regeneratione-graviton-20-b55436


Примечания автора:

Ссылка на группу S.S.Kooper: https://vk.com/kooperverse

Ссылка на группу Enzhi: https://vk.com/original_enzhi

Привет, мой дорогой читатель, я несказанно рад, что в твоих руках находится эта книга. Именно благодаря тебе она такая, какая есть, благодаря твоей поддержке и критике.

Путь к написанию этого произведения был очень тернист, не раз я ошибался, не раз что-то менял, чтобы «Хроники Мавилы» стали моим, несомненно, лучшим произведением.

На написание этой серии меня вдохновило прекрасное произведение 1995-ого года, «Евангелион», влияние которого, хоть и не заметно, все же присутствует.

«Хроники Мавилы» — это очень тяжелая психологическая драма, она заставит многих проронить скупую слезу или же плакать навзрыд над событиями и тем, что происходит в жизнях персонажей.

Эта книга стремится в первую очередь показать, насколько же прогнило наше общество, показать, что в нем нет места слабым, бедным, тем, у кого жизнь не сложилась с самого начала. В нашем мире царит дискриминация, неравенство, но разве любой из нас не имеет права на счастье? Конечно же, имеет, с этим даже нельзя спорить. Я хочу донести мысль, что мы все равны, что все мы ходим по одной земле и получаем тепло от одной звезды, нет тех, кому Солнце светит ярче. Она всем своим веществом кричит о том, что нельзя отступать назад, что бы ни случилось, как бы ни было сложно жить дальше.

Надеюсь, ты поймешь все это и по достоинству оценишь труд, в который я вложил всего себя.

До скорой встречи, искренне твой,

Снайр Купер.


Моей любимой семье!

Предложить сердце — жест верности. Изображается путем прикладывания правого кулака к левой стороне груди, к сердцу.

Версальское Королевство — Versal Kingdom

Versal — образовано от Universal

Они (яп.) — в японской мифологии — большие злобные клыкастые и рогатые человекоподобные демоны с красной, голубой или чёрной кожей, живущие в Дзигоку, японском аналоге ада.

Европейские аналоги они — черти и бесы.

Очень сильны и трудноубиваемы, отрубленные части тела прирастают на место. В бою используют железную палицу с шипами (канабо). Носят набедренную повязку (фундоси) из тигровой шкуры. Несмотря на свой туповатый внешний вид, они очень хитры и умны; могут превращаться в людей.

Любят человеческое мясо. В некоторых легендах говорится, что они ненавидят сою.

Считается, что люди, не контролирующие свой гнев, могут превратиться в они. Иногда (очень редко) они бывают добры к людям и даже служат их защитниками.

Раз в год, 3 февраля, в Японии проводится церемония по изгнанию они.

Игра в салочки называется в Японии «онигокко» («игра они»). Играющий-салка называется «они».

Меха — поджанр в научной фантастике, основным атрибутом которого являются огромные боевые человекоподобные машины, шагоходы, а также общее наименование этих машин. Они могут быть как самостоятельными самоуправляемыми боевыми единицами, так и пилотируемыми роботами. Название происходит от японского сленгового сокращения английского слова «механический». Подобных роботов так же называют МЕХА, МЕХ и т. д.

THE BEGINNING (spin-off)

CHRONICLES OF THE MAVILA — Хроники Мавилы

THE BEGGINING — Начало

Мы всегда думали, что Земля будет нашим домом вечно. Мы убивали нашу же планету постоянными катаклизмами, например, войнами, стремились к другим планетам, совсем забыв про свою. Наконец, когда на дворе был двадцать четвертый век, мы, земляне, вступили в контакт с инопланетной расой… Боже, сколько же времени мы, все мы, стремились к этому, к контакту с пришельцами. И, как в большинстве фильмов, мы искренне верили, что они захотят нас уничтожить. Хах, как бы не так. Скорее, мы были для них пришельцами. Планета, на которую мы прибыли, называлась Рогнет.
Честно говоря, сначала планета нас сильно поразила. Мы засекали сигналы того, что здесь есть какая-то радиоактивность, но по прибытии мы задумались над тем, что жить тут, в принципе, нельзя, так как почвы не было вообще, вся поверхность — это жидкость насыщенного оранжевого цвета, напоминающего скорее огненно-рыжий. Затем, слегка обосновавшись на Рогнете ради изучения, мы обнаружили, что формы жизни здесь немного похожи на наши, а состав атмосферы и вовсе идентичен, но скафандры снимать наша экспедиция не осмелилась. Ох, довольно интересно было наблюдать за этими причудливыми рыбами, своеобразными лягушками, у которых было по шесть лап.


Со временем мы поняли, что сигналы все же исходят от летающих островов, а их на планете было, ох как много. У нас была ассоциация жизни исключительно с водой, но, как оказалось, жители планеты обитали внутри пещер этих островов, более того, они были невероятно развиты технически и даже сумели выучить наш язык за те недели, что мы пробыли здесь, на Рогнете. Обитатели были довольно интересны морфологически: тело, почти такое же, как у нас, только немного, всего на капельку, меньше нашего, такие же волосы, большие глаза и, разве что, не две пары клыков, а четыре, длинные, даже очень, уши, как у кроликов, а также коготки на пальцах. Смотря на рогнетианцев, я понимал, что все мы были кем-то созданы, не зря мы столь похожи друг на друга. В любом случае, даже система размножения была такая же.


Что уж скрывать, во время совместной программы обмена знаниями между землянами и рогнетианцами, я влюбился в прекрасную обитательницу Рогнета (невероятно умную, между прочим!), Хилу. Она была примерно моей одногодкой, быть может, я чутка старше, с длинными блондинистыми волосами и прекрасными карими глазами, которые сводили меня с ума. Через какое-то время у нас родился сын, маленький Валрах. Синекожий, с пепельными, вперемешку с черными, волосами, большими карими, как у мамы, глазами. Земляне и рогнетианцы, забыв про наши с Хилой родительские чувства, забрали Валраха, чтобы попросту его изучать. Конечно, нам разрешали видеть сына, но со временем я перестал брать на встречи с ним Хилу, ибо Валраху становилось все хуже и хуже, над ним ставили эксперименты, пичкали мутагеном и всем подряд, проверяя пригодность данного вида.


Тем временем Земля, благодаря массовому штампованию космических кораблей, превратилась в почти безжизненный кусок космической материи, посему мы, объединив силы с рогнетианцами, создали общую колонию на планете Мавила. Она была идеальной для обеих наших рас. К сожалению, со временем, Хила стала жертвой раковой опухоли, и у меня не осталось совсем никого: жена мертва, а сын — объект экспериментов. Недолго думая, я решил, что надо продолжать карьеру ученого-исследователя, и обнаружил еще две планеты, на которых, вероятнее всего, будет жизнь: Архиан и Кетрон. Обе они оказались населены разумными видами. Архианцы, стоит сказать, не так выделялись интеллектом, нежели кетроны, поэтому с ними мы долго мучились. Через некоторое время для всех четырех рас, которые стали обитателями Мавилы, был создан уникальный язык, который стал общим для всех. Мы назвали его просто — мавиларский.


Жили мы прекрасно, но рано или поздно кто-то должен был повторить нашу с Хилой судьбу. Так и случилось. Совпадение или нет, но все новые гибриды были получены от землян и представителей других рас. Всех их изолировали и сделали такими же жертвами экспериментов. Так в межпланетной, как ее все называли, организации «MIO» появились четверо существ: гибрид человека и рогнетианца — Валрах, гибрид человека и архианца — Лайнара, генетически выведенный из всех четырех генотипов образец — Абсид, ну, а последней стала гибрид кетрона и человека — Хелен. Поскольку все четверо уже были в организации, остальные, подобные им, были просто оставлены в покое. Как жаль, что мой сын стал первым, кто стал жертвой ученых-ублюдков… В любом случае, жизнь налаживалась, пока наш, скажем так, союз, не столкнулся с чем-то подобным, только настроенным враждебно. На территорию Альянса вторгся один корабль, затем другой, третий, четвертый. Тогда мы поняли, что это все не прекратится и прятаться нет смысла. Ходили слухи, что это еще одно государство. Мы дали отпор противникам при помощи технологий всех четырех членов нашего союза. На несколько лет все прекратилось, но затем они вернулись. На этот момент мне было уже около пятидесяти лет, а Валрах, мой сынок, и вовсе уже был взрослым парнем, а самой юной в их компашке подопытных была Хелен, маленькая девочка-гибрид шестнадцати лет. Молодая и наивная до безобразия. Я за это время успел вступить в «MIO» и лично мог наблюдать за всем этим; сблизился с сыном, однако, когда вернулись захватчики, нам пришлось забыть обо всем, кроме них, ибо прибыли они с тем, чего мы еще никогда не видели: они разработали органические машины, которым требуется пилот, чтобы функционировать. Противники, управляя этими тварями, рушили наши города, но, вероятно, не смогли наладить производство таких существ, посему их было слишком мало. Со временем стали появляться все более и более сильные. Чтобы разработать план защиты и контратаки, нам потребовалось создать несколько энергетических щитов вокруг стратегически важных городов и беспомощно наблюдать, как наши остальные города с несчастными жителями гибнут под натиском захватчиков. Несколько городов, например, Лелан, мы сдали вообще без боя, просто эвакуировали людей, если могли. По нашим подсчетам, у нас было около десяти лет, пока аккумуляторы щитов полностью не растратят весь запас энергии реакторов, которые затем придется заменить.


Тогда, изучив каждую тварь, которую использовали игнильцы (так захватчики себя называли), мы создали своих, только уже полностью механических. Мы не жалели финансов на оборону, жители Мавилы стали получать все необходимое для жизни поровну, и за эти короткие десять лет мы построили невероятные сборные боевые машины, которые в разных фильмах зовут просто МЕХА. Каждая МЕХА получила свои уникальные возможности и кодовое имя.

*****

— Доктор Прей, прототип 00/1 готов к проверке, — ко мне повернулся один из лучших ученых, что вместе со мной работал над проектом. 
— Я понял вас, подключите пилота и проверьте работу рук. Ноги пока не трогаем, — отдал я приказ. — Если хотим побеждать, наши прототипы должны быть совершенны.
Совсем скоро к креслу подвели человека, на его руки надели специальные приспособления, на голову шлем. В позвоночник каждого пилота, вызвавшегося управлять прототипами, был вживлен специальный механизм, как и в мозг. Эксперимент начался, и я надеялся, ставил все на этот проект. Пилот отвел руку в сторону, а огромная меха, что располагалась в цехе за стеклянной стеной, дернулась. Я расплылся в улыбке, но ненадолго. Пилот забился в конвульсиях, из носа пошла кровь. 
— Завершить эксперимент, госпитализировать! — крикнул я.
Несчастного сразу же отключили от системы и потащили прочь отсюда. Но я знал, что было уже поздно, ведь через нос вытекла не только кровь. Мозг пилота просто расплавился от столь сильного напряжения. Люди, как и остальные три расы, живущие с нами в союзе, были непригодны для управления подобной машиной. Нужен был мозг, не похожий ни на что. Как только я высказал такую догадку своим товарищам по проекту, Валрах, стоящий на протяжении всего эксперимента рядом, произнес: 
— Отец, я хочу быть пилотом. Ты говоришь, что нужен уникальный мозг. У таких, как я, он не похож ни на что. Мы — гибриды. У людей и рогнетианцев были лучшие результаты, я протяну дольше, в любом случае, — в глазах моего сына я видел лишь решительность, ничего более, хотя, быть может, надежду. — Ради мамы.
Замешкавшись, я обвел взглядом всех своих коллег. Они смотрели на меня со страхом, с надеждой, вперемешку с отчаянием. Они надеялись, что я приму предложение сына, но в то же время понимали, что это не по-человечески. Я же лучше других знал, что наши десять лет подходят к концу, поэтому решил использовать лучший наш прототип…

Из дневников доктора Прея. Тест МЕХА Pr00/17/

— Доктор, мы готовы к тесту, — произнес кто-то из коллег. 
— Начнем, — кивнул я и, на всякий случай, обнял Валраха. 
— Я справлюсь, пап, — произнес он и сел в кресло.
Я отвернулся, чтобы не видеть то, как к мозгу и позвоночнику сына подключают механизмы. Когда все было закончено, я повернулся к Валраху. Он был спокоен, как удав, и невозмутимо разглядывал свои длинные мохнатые уши, лежащие на его крепких плечах, как и длинный пепельно-черный хвост из волос. Взглянув на меня своими карими глазами, переполненными решительности, Валрах кивнул. 
— Врубайте, — я обошел кресло и посмотрел на то, что было за стеклянной стеной.
Метров десять в высоту, не меньше, МЕХА, совершенное оружие, сейчас лишь каркас без брони, но уже с основными механизмами. Я не знал, подключился Валрах или нет, наверное, слишком боялся за него, я просто наблюдал за МЕХой. Пара мгновений, и рука этого титана поднялась вверх и застыла, пока пальцы поочередно, от мизинца к большому, сложились в кулак. Я повернулся назад, широко раскрыв рот от удивления. Валрах смотрел прямо на меня, держа поднятым сжатый кулак. Мой сын был в той же позе, что и МЕХА, горделивая улыбка сияла на его лице. 
— Я ведь говорил, — прошептал он. — Кстати, чур, моего собрать первым!

Спустя пять лет

«Валрах, сынок, этот дневник… Я вел его с самого начала создания межпланетной экспедиции. Еще до того, как мы встретились с Хилой, твоей мамой. До сих пор помню ее прекрасные глаза, смотрящие в самую глубину души. Ты очень похож на нее. Знаешь… Мама бы гордилась тобой, да и я горжусь. Это, наверное, последнее, что я могу тебе оставить, ведь Гравия твоя, твоя МЕХА, а кроме нее я не могу тебе больше ничего дать, посему оставляю дневник. Сынок, ты вырос прекрасным человеком и великолепным рогнетианцем, похожим более на свою мать, но, по сути, превосходящим нас обоих. К сожалению, я не смогу увидеть, как ты вместе с остальными освободишь Мавилу от захватчиков… Все из-за этого туберкулеза… В любом случае, Валрах, я люблю тебя. Мы с твоей мамой всегда любили тебя и, если после смерти что-то есть, любить будем вечно.
С наилучшими пожеланиями, твой папа».

Валрах Прей, смахнув слезу, положил записку в шкатулку, которая была передана ему после смерти отца. Здесь же лежал и его дневник. Закрыв «коробку», парень положил ее в шкафчик, расположенный в его комнате и осмотрелся. Было довольно тяжело, но он привыкнет, со временем. Выдохнув, Валрах снял висящий на двери пиджак и, небрежно накинув его на плечи, неторопливо вышел из помещения. Каждый считал своим долгом сказать «соболезную», а от этих слов становилось еще более тошно, еще хуже, будто изнутри протыкали кинжалами, выворачивали наизнанку… Мерзкое ощущение. Куда шел Валрах? Да он и сам не знал. 
— Валрах! — окликнули его сзади.
Это была Хелен. Гибрид, рожденный от русской женщины с Земли и кетронца. Родители посчитали младенца слишком уродливым, поэтому отдали ее сюда, в «MIO», где она и выросла, причем превратилась в настоящую красавицу: пышные светлые волосы с темными корнями, великолепными, можно даже сказать, будоражащими карими глазами. Главное ее отличие от людей лишь в том, что на шее есть небольшие жабры, которые раскрываются под водой и маленькие чешуйки на плечах, хотя, быть может, не только там, — Валрах не видел ее без одежды… Кхм, повернувшись к Хелен, он наигранно улыбнулся, пытаясь скрыть боль и отчаяние, а затем произнес: 
— Привет. 
— Привет. Тебя ждать сегодня на тренировке? — улыбнулась она. Девушка прекрасно понимала, что чувствует товарищ, поэтому не стала ничего говорить о его отце, чтобы не лицемерить.
Хотя, быть может, это и не было бы лицемерием. Доктор Прей был всегда добр со всеми ними, гибридами: с сыном, с ней, Лайнарой и Абсидом… Можно даже сказать, его любили все, причем поголовно, но Валраху, как сыну, что любил обоих своих родителей, было бесконечно больно. Хелен смотрела на него, в его полные печали глаза, а сама с трудом выдерживала всю эту боль, разрывающую ее душу на части, разбивающую сердце. 
— Нет, сегодня без меня, — наконец ответил Валрах, потом медленно развернулся и пошел дальше, проводя когтистыми пальцами по стене. 
— Ладно… — прошептала Хелен, проводив товарища взглядом, а затем отправилась искать остальных. Как бы ей не пришлось тренироваться одной.
Валрах, немного подумав, пришел к выводу, что надо бы выпить, и направился в бар без задней мысли. Здесь, на Мавиле, был лучший бар во Вселенной. По крайней мере, так все думали. К слову, само заведение носило громкое имя «Universe». Находился бар примерно в центре города, названного просто и коротко — Норс, ибо, как можно понять, располагался на севере. Изначально базу основали дальше, но вскоре было обнаружено, что игнильцы, враги Альянса, высаживались, в основном, на севере планеты, по этой причине база вместе со всеми частями проекта «Гравитон» была перемещена сюда.
Город, как и все остальные значимые объекты, мог быть защищен при помощи силового поля в случае опасности. С появлением МЕХ Альянса нужда в постоянном поддержании поля исчезла, а в мире стало спокойнее. Ученые «MIO» старались узнать, по какому принципу появляются органические МЕХи игнильцев, но всё было напрасно. Однако, вернемся к происходящему.
Валрах подошел к двери бара и, дождавшись, пока она откроется, зашел внутрь, сел за стойку и осмотрелся в поисках бармена. Посетители заведения смотрели на него, кто-то с сожалением, кто-то с восхищением. Все же Прей был пилотом самой первой, самой быстрой МЕХи; на улицах, точнее, на рекламных щитах, постоянно мелькали плакаты или фотографии с изображением Гравии или текстом по типу: «МЕХи и пилоты — лучшее, что у нас есть». Валрах же думал проще — считал всех лицемерными тварями и, в большинстве своем, жители Мавилы таковыми и были. 
— Чего вам налить? — спросил Бармен, подойдя к Валраху, чем отвлек его от размышлений. 
— А?.. Рома, пожалуйста, — отстраненно ответил тот. 
— Темного, белого? 
— Белого, — Прей даже не задумывался, просто повторил за барменом последний вариант.
Как только напиток оказался в граненом стакане перед пилотом, тот залпом выпил его и, поставив на место буркнул что-то вроде «повтори». Бармен, кивнув, налил еще раз. Так продолжалось довольно долго, пока, наконец, не закончилась бутылка. 
— Повтори, — произнес полупьяный Валрах. 
— Того же? — уточнил бармен.
Когда посетитель кивнул, работник заведения достал из-за стойки точно такую же бутылку, открыл ее, от чего пробка слегка потрещала, после чего, вытащив литровую кружку, вылил все содержимое туда и подвинул к Прею. Немного подумав, бармен положил еще гренок на тарелку, которую затем поставил перед посетителем. 
— Гренки за счет заведения, — улыбнулся он, смотря на Валраха, а тот благодарно кивнул.
Бармен слышал о смерти гениального ученого, которого все звали просто доктор Прей или профессор Прей. Сидящий здесь явно был связан с этим великим человеком, но работник заведения совсем не хотел уточнять, поскольку видел, что глаза гибрида слезятся. Видимо, в алкоголе он искал своего рода утешение. Выйдя из-за стойки, бармен сел рядом с пилотом и произнес: 
Алкоголь не лечит душу, друг. 
— Знаю, — ответил Валрах, сделав несколько глотков и закусив. — Он заставляет на какое-то время забыть о боли. 
— Вероятно, тебе настолько больно, что лучше быть в таком состоянии, чем трезвым? — сочувственно спросил он. 
— Да-а-а… Спорю, я не первый кому ты так говоришь, — усмехнулся Валрах. Он за несколько огромных глотков полностью допил все содержимое кружки, после чего съел гренки, что с трудом помещались в руку, но, как ни странно, не уронил ни одной. 
— Ты прав, не первый, — кивнул бармен и, посмотрев на Прея, уточнил: — Еще?
Заметив кивок, работник налил еще несколько стаканов, примерно 0,2 литра и поставил перед пилотом, осушавшим их один за другим. Бармен умудрялся наливать Валраху, параллельно с этим обслуживать других клиентов, еще и говорить с некоторыми. Так продолжалось несколько часов, пока свет в баре не отключили, а затем он не загорелся красным. Послышался вой сирены. Услышав этот до боли знакомый звук, Валрах достал кошелек, положил несколько крупных купюр на стойку бара, добавив чаевые, и попытался встать, но данная попытка не увенчалась успехом. Гибрид упал, а затем вновь попытался встать, но, как понятно, не смог. 
— Тихо-тихо, ты куда? — бармен выбежал из-за стойки и помог Валраху встать. 
— На базу, — речь была невнятной, видимо, алкогольное опьянение уже достигло высокого уровня, если не максимального.
Дверь бара открылась, осветив того, кто стоял в проеме. Это был довольно высокий, худощавый гибрид архианца и землянина. Широкие плечи, поджарый, мышцы, что не были так уж накачаны, сильно выделялись даже под одеждой. У него были черные, как смоль, волосы, топорщащиеся во все стороны, голубые глаза светились ярко, даже несмотря на красное освещение бара. На руках у неизвестного были перья, на шее жабры и чешуя, а уши похожи на уши Валраха, только не столь длинные. Бармен понял — это не гибрид двух рас, это гибрид всех четырех. Вроде как, Абсид. Новоприбывший подошел к Валраху, который держался за работника заведения, а затем дал ему пощечину. 
— Прежде чем идти бухать, нужно всех оповестить, а затем только идти! — рявкнул он и, благодарственно кивнув бармену, подхватил Валраха, который сквозь пьяный угар что-то бормотал. — Из-за твоего самовольства Хелен придется выйти сражаться вместо тебя. Валрах, ты — командир нашего отряда, а ведешь себя, как сопляк, хотя самый старший. Почему всегда я расхлебываю то, что ты начудишь? 
— Потому… — пьяный икнул, — потому что ты… мой друг… 
— Во мне есть твой генотип, скорее, я твой брат, — фыркнул тот, а затем достал телефон и, отправив мысленную команду к вызову, убрал его обратно в карман. Когда через приемник в ухе ответили, он продолжил: — Лайнара, это Абсид. Я нашел Валраха… Что значит игнильцы в десяти километрах?! Уже?! — Абсид осмотрелся. Где-то вдали из земли выдвигалась десятиметровая оранжево-черная МЕХА с огненными узорами. — Вижу Хелен, присоединюсь, как только доведу Валраха до базы. Отбой. 
— Прости меня, брат, — прошептал Прей. 
— Закрой рот, а? — процедил Абсид и, закинув его на плечи, побежал в сторону базы, стремясь преодолеть расстояние как можно быстрее.

*****

— Стабильность Флейв-09? — спросил человек, который тогда, пять лет назад, отвечал за первую битву, когда Валрах на Гравии победил МЕХу Игнильцев. 
— Синхронизация почти максимальна, все остальное будет закончено в процессе боя, пилот стабилен, МЕХА также, — кивнул ученый, сидящий за компьютером.
(Почему же они так волнуются? Очень просто, Флейв-09 — это уникальная МЕХА, которая была создана из помеси технологий Игнила и Альянса, а это был ее второй запуск). 
— Хелен, начинай. 
— Поняла, — послышался голос девушки из приемника.
Флейв медленно двинулась с места, а затем начала постепенно ускоряться. Как только периметр щитов был покинут, их активировали, а МЕХА застыла, высматривая врагов. Там, впереди… Ровно три вражеских МЕХи. Три?! 
— Босс, их трое, — произнесла Хелен. 
— Держись до прибытия Абсида, держись на расстоянии, мы не можем потерять Флейв-09! 
— А за меня никто не волнуется, значит…
Обтекаемая рука МЕХи поднялась вверх, а затем скользнула за спину, после чего вернулась в исходное положение, зажимая огромный овальный щит, из верха которого выходило лезвие, а из низа пушка. Заведя за спину вторую руку, Флейв выхватила еще один такой же щит и застыла, ожидая врагов. Как только они приблизились, серебряная броня с задней стороны ног раздвинулась, оттуда пошел горячий воздух.
(МЕХА Хелен была довольно интересной внешне: вся обтекаемая, выполнена так, что голени и области от локтей до кистей были похожи на заостренный овал, разрубленный пополам; панели, изображающие глаза, вовсе отсутствовали, а голова была защищена своего рода капюшоном. Щиты эти крепились на спину, а при снятии крепления трансформировались в ускорители. Цвет мехи — черно-оранжевый, с серебряными элементами и огненными узорами).
Начав идти, а затем и вовсе бежать, Флейв, размахнувшись, бросила щит в одного из врагов. Средство защиты трансформировалось прямо в полете в бумеранг, три крыла которого были лезвиями из сплава титана, иридия и пружинной стали. В целом, все МЕХи Альянса были выполнены из подобного сплава. Щит врезался в одну из игнильских МЕХ, слегка повредив ее, а затем вернулся. 
— Повреждения незначительны, — процедила Хелен в приемник. — Надо либо атаковать вдвоем, либо очень мощно. 
— Либо быстрее, — фыркнул один из ученых, смотря на стеклянную стену, за которой располагалась Гравия. 
— Ну, простите, моя машинка не может быстрее! — рявкнула Хелен.
Тем временем вражеские МЕХи все приближались, а Флейв-09 только отступала ближе к городу.
«Я должна держаться. Придет Абсид. Он поможет. Валрах идиот! — думала девушка. — К черту все!»
МЕХА рванулась вперед, влетела во вражескую, а затем, не обращая внимания на двух других, начала лезвиями щитов кромсать ее. Остальные враги, схватив Флейв за руки, отбросили ее в сторону и, напав синхронно, сильно повредили ногу, из-за чего уникальная МЕХА Альянса упала на одно колено, рукой уперлась в землю, а другой защищалась щитом. Интеллект игнильцев был явно слабоват, поэтому одна из вражеских МЕХ решила заглянуть под щит. Грудная броня Флейв-09 раскрылась, обнажив ствол пушки. Она начала раскручиваться прямо в груди, а затем мощный плазменный разряд прошелся по телу врага, прожарив его насквозь. 
— Реактор отключен, слишком большие затраты энергии вызывают нестабильность, — сообщил бортовой компьютер. 
— Эй, ты чего?! — рыкнула Хелен. 
— Перехожу на дополнительный двигатель. 
— Отменить! 
— Принято. 
— Направить охлаждающую жидкость к реактору и плазменной пушке, перезарядить и дать еще один залп, — приказала компьютеру девушка.
Совсем забыв о битве из-за компьютера, Хелен не сумела блокировать мощный удар по телу своей МЕХи. Хладоген хлынул в кабину, от чего костюм гибрида покрылся коркой льда, сковав движения. Еще удар и еще. Из поврежденной брони Флейв хлынула кровь, окрашивая землю в бордовый. Недолго думая, еще не заледеневшей рукой, Хелен смогла заставить МЕХу набрать в ладонь крови, льющейся из-под брони, и, открыв кабину, облила себя, чем растопила лед и вернула возможность двигаться. 
— Орудие готово к выстрелу, — сообщил компьютер. 
— У тебя один залп, подруга, — прошептала Лайнара, наблюдающая за битвой с базы.
Ее МЕХА еще была в процессе восстановления, поэтому девушка не могла участвовать в бою, а другие МЕХи, кроме прототипов, калибровались под нервную систему одного пилота. Все замерли, затаив дыхание. Из груди Флейв вырвался импульс, но враг в последний момент увернулся, а 09-я упала без энергии, поврежденная. 
— Черт… — прошептала Лайнара и бросилась в соседний ангар, где располагались прототипы. 
— Остановить ее? — уточнил один из работников «MIO». 
— Нет, — отказал руководитель операции. — Нам нельзя терять МЕХу, а это лишь прототипы.
Тем временем Лайнара, надев на себя белоснежный костюм, который используется для пилотирования прототипов, залезла в кабину, после чего подключилась к МЕХе. 
— Запуск прототипа 1/13, — отдал приказ руководящий, увидев в какую МЕХу залезла девушка.
Прототип был активирован через пару секунд, а затем начал двигаться вверх на лифте. Это была совсем не боевая модель, только каркас и основные механизмы, никакой брони. Как только процесс был закончен, Лайнара повела МЕХу или, скорее, то, что будет МЕХой вперед. Прототип двигался на пределе своих возможностей и поспел к тому моменту, когда игнильцы начали доставать из лежащей на земле Флейв кабину с Хелен. Схватив лежащий щит, Лайнара рванулась вперед и с размаху нанесла удар врагу в голову, а потом еще один. Именно на основе прототипа 1/13 была создана Гравия, которая считается лучшей боевой единицей даже спустя пять лет. С большой скоростью Лайнара наносила удар за ударом, пока, наконец, враг не упал замертво, но другой в следующий миг схватился за «позвоночник» прототипа и переломил его, от чего Лайнара слегка вскрикнула. В прототипе были другие ощущения, он не блокировал боль от полученных повреждений но, благо, сильно ее ослаблял. «Каркас» упал, а кабина с девушкой выдвинулась, освободив ее. Девушка, увидев, что вражеский МЕХ движется к лежащей 09-й, выхватила из-под брони пистолет и сделала несколько выстрелов во врага, чтобы дать Хелен возможность выбраться.
Белокурая в это время лежала на дне кабины, которая была до краев заполнена кровью и уже являлась переполненной. Костюм мешал выбраться из-под металлических «коряг». Сняв шлем, девушка полностью отключилась от систем Флейв и вылезла из костюма. В легких заканчивался кислород, поэтому она непроизвольно сделала вдох. Жабры на шее зашевелились, создавая кислород, и Хелен смогла вдохнуть полной грудью. МЕХА самопроизвольно закрыла рукой поврежденный модуль кабины и медленно встала, игнорируя повреждения. Черная броня, отодвинувшись, обнажила органическую составляющую. Эта модель была создана из останков той вражеской, которую пять лет назад убил Валрах, и, собственно, в каком-то смысле была живой, но за все время тестовых запусков не активировалась сама. Видимо, решила защищать хозяйку, то бишь Хелен. 09-я рванулась вперед, свободной рукой схватила врага за горло и, сдавив столь сильно, что послышался хруст, бросила противника на землю, после чего сделала несколько шагов и упала без чувств, чуть не раздавив Лайнару. Последняя же в шоке наблюдала, как Хелен без костюма и вся в крови, вылезает через выдвинувшуюся кабину пилота. Упав, она с трудом поднялась и посмотрела на подругу. 
— И без мужиков справились, — фыркнула белокурая. 
— Ты и сейчас умудряешься шутить? — закатила глаза Лайна.
Девушка подошла к вражеской МЕХе и, надавив на светящуюся штуку на спине, спровоцировала выдвижение капсулы с пилотом, в которой, как оказалось, не было совершенно никого. Опешив, Хелен достала из кармана телефон, который, благо, еще работал и передала видео-сигнал на базу. 
— Получается, нам чуть не надрали зад три МЕХи совсем без пилотов? — прошептал один из ученых. 
— Представь, что будет, когда их снова будет трое, но с пилотами, — ответил руководитель операции.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 582