печатная A5
255
16+
Разведенная жена, а было ли после?

Бесплатный фрагмент - Разведенная жена, а было ли после?


Объем:
34 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
скрепка
ISBN:
978-5-4490-1907-3

Глава 1

Обо мне можно сказать, что я милая, но красавицей меня точно не назвать. Так я думала о себе много лет назад, еще когда была в браке с мужчиной, который меня не любил. Не любила его и я. Это была иллюзия, иллюзия долгосрочных успешных отношений. Наш брак рухнул по причине отсутствия той опоры, благодаря которой любящие и счастливые пары живут бок о бок долгие годы. Не было любви, которая предполагает заботу и уважение.

А сейчас я могу сказать о себе совсем иначе. Я самая красивая женщина на свете. Потому что я такая для него — мужчины моей мечты. Я самая прекрасная всего для одного из почти восьми миллиардов человек, но для того, кто единственный мне важен. Только он помогает моим крыльям раскрываться, я чувствую себя с ним настоящей женщиной. Своей любовью он вдохновляет меня быть женственной, ухоженной, милой, заботливой и нежной. Даря свою любовь, он получает намного больше тепла от меня.

Сегодня канун пятилетия нашего брака. Кажется, только вчера мы оба сказали «да», кажется, только вчера я узнала, что впервые беременна. Кажется, только вчера Сергей был со мной на первых родах, а потом и на вторых. Но прошло уже пять лет! Это половина десятилетия! Мне уже идет 32-ой год, но чувствую я себя еще на 18-ть.

Сказать, что после замужества на мужчине своих девичьих грез, попала в сказку, я не могу. У нас были и взлеты, и падения в отношениях. У нас были и крики, и скандалы, и битье посуды. Правда, в основном дебоширила я, оправдываясь потом после бурных примирений гормонами. Это только в романтических историях на бумаге или в кино после свадьбы тишь, да гладь. Хотя будь она, мне, наверное, было бы скучно. Нам для поддержания того же огонька, а точнее пламени любви, иногда нужны эти встряски.

Хотя если бы встряски были слишком частыми и излишне бурными, я бы точно не выдержала. Пока у нас золотая середина. Хотя, кто знает, может Сергей считает иначе. Я даже сама иногда замечала, что он провоцирует меня. Зато, как бы смешно и штампованно это не звучало, у нас очень эффектное примирение. Горячий секс, намного более яркий, чем был в первое время. Ведь мы знаем свои предпочтения и самые чувствительные кнопочки, позволяя продлить сладкую муку.

Сергей меня возбуждает намного быстрее, чем в первые разы. Не знаю, с чем это связано, возможно с тем, что наша влюбленность окрепла привычкой и боязнью друг друга потерять. Все же наши отношения начинались не совсем стандартно. Да и разве можно любовь подогнать под образец.

Сейчас я стою перед зеркалом и привожу себя в порядок, поглаживая свой заметно округлившийся животик. Третья беременность и третий ребенок. Кто он — мальчик или девочка — я пока не знаю. Для меня это не имеет значения, мы будем любить его также, как и Виктора с Викторией.

Сергей недавно заключил очень успешную сделку и за несколько дней до нашего юбилея устроил себе домашний отпуск. Он не ездит в офис, не встречается с партнерами, даже ни с кем не созванивается. Для него — бизнесмена — именно отказ от телефонных звонков и интернета является самым лучшим отдыхом.

Он спит в нашей спальне, а я уже по привычке проснулась спозаранку. Дети выработали во мне рефлекс просыпаться в семь утра, даже когда такой необходимости нет. Сами же они еще нежатся в постельках в своей спальне.

Через несколько дней после нашего юбилея день рождения у Виктора, ему исполняется четыре года. Он уже такой смышленый малыш и так хорошо разговаривает, чем заставляет меня светиться от гордости. Я очень его люблю. Но к Виктории, как бы мне не было неловко, у меня особое отношение. Я ее обожаю. Правильно говорят, дочь для женщины ближе сына. Так произошло и у меня, я просто обожаю свою двухлетнюю дочку.

Нет, нет, я очень люблю сына, он почти полная копия Сергея, но доча — это доча. Мамочки девочек меня прекрасно понимают. Зато мамочки сыночков обязательно осудят, до тех пор, пока у них самих не появится своя дочь.

Я вышла из спальни и пошла готовить завтрак. Хотя у нас есть домработница и личный повар, я частенько люблю побаловать семью вкусными блинчиками с утра. На кухонном столе лежал второй телефон Сергея. Еще со времен жизни с Александром я зареклась брать в руки сотовый мужа, но сейчас он меня манил какой-то непреодолимой силой.

Я схватила большую чашку, разбила в нее три яйца, налила молока, масла, добавила сахар и муку. А потом венчиком стала взбивать, раздраженно глядя на этот телефон, что маячил перед глазами. Нет, Мария, ты этого не сделаешь. Сергей тебе верен! Ты не можешь читать его сообщения, даже с учетом что вы в браке пять лет. Это просто неприлично.

Но рука предательски потянулась к сотовому и, казалось, бесконтрольно разблокировала экран. В оповещениях несколько сообщений. Я тяжело вздохнула, все еще пытаясь убедить себя не делать этого. Маша, хватит, уже шептала я.

Но самовольный палец открыл ветку сообщений. В истории значилась некая Марина Хлебникова. Я открыла их переписку.

— Когда приедешь? — писала она.

— Не знаю, все никак не получается. Сам уже соскучился, — ответил ей Сергей вчера в 10 вечера.

Нет! Это что шутка?! Я прочитала короткую явно обрезанную переписку еще десять раз. Текст был относительно приличный. Но что значит «я соскучился»?! По кому он соскучился! Неужели со мной это снова происходит?!

Стараясь успокоиться, я выпила стакан молока. Не хватало еще на девятом месяце из-за этих сообщений рвануть в роддом. Успокоительное дыхание не приносило облегчения, хотелось швырнуть телефон в Сергея и порвать ему волосы. Как так можно? Почему он общается с этой женщиной?

В ее контакте не было фото, поэтому сложно было судить, кто она для него. Может бизнес-партнер, но как-то слабо верится. Ни один нормальный компаньон не будет писать в такое время, да и так лично. У нас двое детей, мы в браке уже пять лет и мне нужно выяснить, у Сергея интрижка на стороне или я себя накручиваю.

Господи, я все время думала, что мы самая лучшая пара, но сейчас мой иллюзорный мир рушится. Я просто нарисовала себе наши образцовые отношения, а для Сергея все иначе. Его даже дети не остановили! Хотя о чем я, никогда мужчину не остановят дети, этот постулат нужно учить всем женщинам еще с юности, чтобы не совершать ошибок.

Немного успокоившись, но все еще глотая слезы обиды, я наконец заметила, что блинница раскалилась. Я залила тесто и размазала его по ней, делая огромные ультра тонкие блины, как любят дети, как любит Сергей.

Это, наверное, наш последний завтра в нарисованной идиллии. Мне обязательно следует поговорить с ним, а после его признания уже думать самой. Да, пора браться с ответственностью за свою жизнь, а не безоговорочно доверять ему — предателю.

Господи, меня даже мое подсознание предостерегало во время комы, что я обязательно отхвачу измены от Сергея. Но я окрыленная бежала к нему без оглядки. Почему мы редко прислушиваемся к своему подсознанию или может к Ангелу хранителю?

А может дело во мне? Может это я притягиваю таких мужчин. Оба брака с неверными мужчинами. Может стоит выбирать других.

Переворачивая блинчик, я и не заметила, как на кухню зашел Сергей. Он сначала поцеловал мой большой живот, а потом и меня по касательной в губы.

— Сладенькая моя готовит блинчики! Как спалось? У тебя какой-то невыспавшийся вид. Опять малой спать мешал? — улыбнулся он.

Я ничего не могла ему сказать, у меня как будто отняли язык. Мило беседовать, словно ничего не произошло или устроить скандал? Мне ничего не хотелось, я лишь внимательно осматривала Сергея, стараясь уловить даже легкий намек на стыд. Говорят же, изменникам все равно всегда стыдно. Внимательная жена всегда увидит это в муже. Почему я не вижу. Я слепая? Слепая и невнимательная. Тогда, наверное, стыдно должно быть мне.

— Сереж, надо поговорить, — произнесла я тихо.

— Ты, наверное, хочешь обсудить завтрашний юбилей. Знаю, ты сгораешь от любопытства, но это сюрприз, — его глаза горели адским пламенем.

Да уж, точно сюрприз. Очень неприятный после пяти-то лет брака. Я тяжело вздохнула, понимая, что никак нельзя оттягивать этот важный разговор. Завтра у нас юбилей, не могу же показушно радоваться. Я не актриса, да и играть совсем не хочется.

— Я смотрела твой телефон, там сообщение от какой-то Марины Хлебниковой. Почему она тебе написала в такое время, да и ты ответил ей, что соскучился. Что это значит? У тебя роман на стороне? — спросила я, даже не глядя на него.

Мне даже говорить об этом было тяжело, тем более осознавать это. У мужчины моих девичьих грех роман на стороне! Это как кинжал в спину. Чувствуя запах уже подгорающего блинчика, я отвлекалась на готовку. Хоть бы она немного уводила меня от потока слез, готового вырваться наружу.

Мне так не хотелось терять нашу идиллию, так не хотелось терять отношения с Сергеем. Но как их можно продолжать, даже если он прекратит интрижку, как можно жить с ним дальше, если он искал новых впечатлений, если он уже не получает от меня того, что нужно мужчине. Ему со мной не интересно, видно, даже наш финансово обеспеченный быт съел его любовь. У него лишь привычка и обязанность быть с женщиной своих детей, без той искры, что была в начале.

Я не слышала от него слов оправданий, он лишь растеряно смотрел на меня, а потом взял в руки телефон, чтобы ознакомиться с тем, что я ему предъявила.

— Я этого не писал. Мария, я этого не писал. Я не знаю, кто такая Марина Хлебникова, — взял он меня за руку.

Это его отмазка? Сказать, что это не он написал со своего телефона сообщение какой-то женщине.

— Слушай. Я все пойму. Я могу понять, что не интересна уже тебе, что ты ищешь новых впечатлений, но не нужно со мной играть. Не нужно обманывать, когда ты пойман за руку!

Глава 2

— Не веришь мне? Давай ей позвоним, пусть скажет, кто вообще такая!

— Еще я так не позорилась! Звонить твоей подружке, чтобы спрашивать ее. Ты мне сам ответь. По-моему, за пять лет брака и за те месяцы, что ты меня ждал из комы, я заслужила честности.

— Я тебе уже ответил. Это не я писал. Я не знаю ее. Значит, это сделала Мария — наша домработница. Сегодня же ее уволю, — произнес как будто выученную речь.

Чувствовалась какая-то фальшь в его речи. Такой пафосный поступок — уволить человека, который может и не причастен к этому.

— Увольнять ее не нужно. Я сомневаюсь, что это ее проделки, — усмехнулась я, во мне росло раздражение.

Возможно дело в гормонах, возможно в обиде. Я все же не могу так легко отметать подозрения в его гулянках, ведь дыма без огня не бывает. Но сейчас разумнее было бы сделать вид, что все в порядке. Разумнее, но это не значит, что я поступлю именно так.

— Поговорим об этом позже, — охладила я свой пыл, увидев, как по лестнице спускается Виктор.

— Мама, папа, доброе утро, — первым делом подбежал ко мне и поцеловал в щеку.

— Доброе утро, родной! — обняла я сынишку. — Твои любимые блинчики, — подала я ему тарелку с самым вкусным лакомством для него.

— Спасибо, мама!

— Пожалуйста! — улыбнулась я ему. — Пойду посмотрю, как там Вики, — произнесла я, задумчиво глядя на Сергея.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.