электронная
200
печатная A5
663
18+
Разумению не подлежит

Бесплатный фрагмент - Разумению не подлежит

Антология необъяснимого

Объем:
610 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-2678-7
электронная
от 200
печатная A5
от 663

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Сергей СТЕПАНОВ-ПРОШЕЛЬЦЕВ

РАЗУМЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ…

Антология необъяснимого
1

ЧУДИЩЕ МАТВЕЕВЫХ ТОПЕЙ

…Легкий сквозной березняк сомкнулся вокруг огромной дегтярной лужи болота. Зудящие облака комаров висели над оголившимися куртинами осоки. Как из глубокого погреба, дохнуло сыростью, тяжелым настоем гнилых водорослей. Я понял, что это и есть Матвеевы Топи.

И тут странный звук неожиданно пронёсся по лесу. Он был протяжен, низок и, казалось, выходил из-под земли. Стало жутко, холодный пот выступил на лбу.

— Что это? — спросил я Грибора.

— Выпь, — коротко и угрюмо ответил он…

Гибель ботаника

Ноги ступали неслышно и мягко. Почва пружинила и дрожала под ногами, и при каждом шаге где-то сбоку и внизу раздавалось жирное хлюпанье просачивающейся тины. Ковер из мха и ряски шевелился, как живой.

— Вот примерно тут это всё и случилось, сказал Григорий Борисович, Грибор, как его называют односельчане.

Я осмотрелся. Вправо и влево от тропинки шёл невысокий, путаный кустарник измельчавший на торфах зеленчак. Над подтопленными гатями висели клочья тумана.

— Здесь я его и оставил, сказал Грибор. Дал понять, чтобы далеко не уходил, иначе я за него не ручаюсь. А что дальше случилось, не знаю. Прибежал ни слова вымолвить не может: бледный, фотоаппарат потерял.

Никита Можайский приехал сюда, на север Нижегородской области, из Москвы. Его интересовали растения, занесенные в Красную Книгу России, которых здесь изобилие. Будущий ботаник решил сделать фотоальбом. Но не получилось.

— Переночевал он у меня и опять на Матвеевы Топи собрался, Я его отговаривал, страшилками всякими пугал  бесполезно. Ушёл и как в воду канул. С собаками его потом искали…

— А что за страшилки такие? спросил я.

— Да их тут море. Был, говорят, крестьянин, Матвей. Якобы, видит он однажды подводу. Возница ему: «Давай подвезу». Садится Матвей и нет Матвея. Пропал бесследно. В честь его болото и прозвали.

— Убили его, что ли?

— Убили, конечно. Да и не одного его. Потому что на подводе черти болотные. И несётся эта подвода прямиком в Матвеевы Топи. Но не всех черти гробят.

— А куда же они деваются?

Грибор оглянулся по сторонам и сказал шёпотом:

— Некоторые от страха сами в трясину норовят. Оборотень тут свои зубы прикладывает. Он уже почитай два века хозяйствует. Воет ночами так, что с ума сойти можно. Говорят, что это от отца к сыну передается. Ну а самый младший волколдак ботаника-то и растерзал.

«Вот это номер! подумал я. На дворе двадцать первый век. Оборотни в него как-то не вписываются. Но, с другой стороны, в нечисть верят сейчас, наверное, не меньше, чем в Средние века. Такова человеческая природа. Всё непонятное, нетипичное списывают на происки дьявола».

Справка

*Упоминания об оборотнях встречаются в Южной и Северной Америке, Африке, Китае, в Европе — практически во всем мире. Наиболее кровожадный из них, некий Жюль Гарнье, был убит в 1574 году во Франции. Он нападал на малолетних детей.

*В 1801 году в Калужской области оборотень (славяне называют его волколдаком) убивал вначале домашних животных, а затем стал людоедом. На его счету — четыре жертвы.

*В 1918 году английский капитан Шотт шёл в Нигерии по следу волка. Неожиданно волчьи следы обрывались, переходя в человеческие. Шотту удалось подстрелить зверя. Пуля раздробила ему челюсть. Кровавый след привёл охотника в деревню, где в тот же день один крестьянин умер от страшной раны. Оказалось, что у него была буквально снесена челюсть. Об этом писал Ричаргд Бэготт в журнале «Cornhill Magazine» в октябре 1918 года.

* В 1960 году владелец зоопарка в городе Чилнгмай в Таиланде Гарольд Янг охотился в горах и набрёл на небольшую деревню. Неожиданно раздался крик, и Янг подбежал к хижине, где увидел, как волк впился зубами в шею женщины. Охотник выстрелил ему в грудь. Но тот скрылся в джунглях, оставив за собой кровавый след. Наутро Янг с жителями деревни отправились по этому следу. Вскоре они увидели, что следы поворачивают обратно в деревню. Здесь и обнаружили мужчину с пулевой раной в груди.

В поисках оборотня

Я предложил Григорию Борисовичу вместе поискать логово оборотня.

— Нет, только не это! — замахал он руками. — Я еще пожить хочу.

Никого из местных такое предложение тоже не вдохновило. Пришлось обращаться за помощью к охотникам из райцентра. Но при этом ни я, ни они не задумались о последствиях охоты на волкодлака. Но об этом потом.

А тогда операция по его поиску, по сути, незаконная, началась. Время было выбрано оптимальное полнолуние.

Нас было семь человек, и мы решили обогнуть Матвеевы Топи с двух сторон. Но это был нелегкий путь. Только когда после гнилых чащоб заросли поредели, в вырубках и перелесках идти стало легче. Иногда попадались скошенные луговые участки. Но буквально в двух шагах чмокало болото трясина с осокой, аиром и камышом, с частыми окнами чёрной воды.

Мы пробирались едва заметной тропинкой, утопавшей в глубоких мхах. Под ногами хлюпал торфяник. Повсюду на кочках попадался выветрившийся волчий помет, а под кривыми болотными соснами белели обглоданные кости.

— Нет, это не человеческие, осмотрев их, заключил охотник со стажем Фёдор Копылов. Похоже, тут и обычные волки водятся. Может, кто-то из них и стал людоедом.

Через какое-то время небо затянуло тяжёлыми тучами, а на болото опустился густой туман. Пришлось сделать привал, хотя спрятаться от дождя было негде.

Но дождь так по-настоящему и не начался. Покапал и перестал. Тучи рассеялись. Но солнце не появилось, стремительно темнело. Мы не укладывались в намеченные сроки. Болото большое. Встретиться с другой группой охотников было нереально.

Выбрав сухое место, мои спутники поставили две палатки. Разложили костер. И услышали протяжный звериный вой.

— Не исключено, что это наш клиент, сказал Федя Копылов. Обычно остальные волки сразу подхватывают. А это для них чужак.

Вой повторился где-то уже совсем рядом. Послышался тревожный, нарастающий шорох. Он напоминал утробное ворчание лесного низового пожара. Можно было подумать, что ветер шелестит жесткой, болезненной травой, но ветер как раз стих, даже камышовый пух со зрелым семенем не носился туда-сюда, как обычно.

Шорох этот притаился в береговом редколесье, и возник другой звук, ещё более непонятный. Будто огромный зверь крался по гибельным топям, и глухое чавканье приближалось к нам.

Охотники заволновались. Они заняли круговую оборону.

— Это чудо-юдо не должно показаться со стороны болота, сказал Федя Копылов. Там любому зверю каюк. Даже мифологическому.

Но ужасное существо показалось именно оттуда, откуда его не ждали. В отблесках костра оно казалось огромным и уродливым. Нельзя было разглядеть детали, но мне показалось, что это был огромный волк с вытянутой мордой и глубоко посаженными глазами.

Раздалось несколько выстрелов. Удивительно, но с такого близкого расстояния ни одна картечина не попала в цель. Зверь, как я думал, готовился к прыжку, и первым на его пути был я. Но, к счастью, всё обошлось. Оборотень, если это был он, скрылся в кустах лозняка.

Логово волкодлака

Утром охотники осмотрели место происшествия. На влажной земле четко отпечатались следы. Это были натуральные волчьи следы, но чуть больше обычных.

Следы уводили на северо-запад.

— Я эти места знаю, сказал второй охотник, Роман Губин. Тут нерышки бывшая гаревая пустошь. Место глухое. Но лет семь назад, как я помню, сторожка стояла. Наверное, эта тварь туда наладилась.

— Нет, волк туда не пойдет, возразил Федя Копылов. Там человеком пахнет.

— А если это не волк? продолжал настаивать на своём Губин.

Вдалеке сквозь проредь деревьев замаячило какое-то строение. А волчьи следы превратились в человечьи. Кто-то уже не на четырех лапах, а на двух ногах шел к охотничьему домику.

Осмотр сторожки позволял сделать вывод, что буквально пару часов назад здесь кто-то был. Но пахло не человеком, а волком. Шагах в ста пятидесяти от домика Иван Величко обнаружил яму, забросанную сучьями, а в ней кости. Неужели сторожка была прибежищем волкодлака?

Охота отменяется

На этом мы расстались и не виделись месяца три. А когда снова встретились, охотники поделились своими сомнениями.

— Если мы подстрелим оборотня, не засадят ли нас за решетку? задал неожиданный вопрос Федор Копылов. С одной стороны, это зверь, а с другой человек.

— Я попробую узнать на этот счет мнение наших правоохранительных органов, сказал я, по опыту зная, что ничего из этого не получится.

И я не стал никуда обращаться. Только себе навредишь. В лучшем случае дадут понять, что ловить преступников, будь это даже полулюди-полузвери, прерогатива полиции, и никакая самодеятельность здесь неуместна. Скажешь, что тут случай особый, так и тут отговорка: дескать, что касается аномальных явлений, то в Уголовном кодексе о них ни слова. Значит, их нет и быть не может. Сами же правоохранители, несмотря пропажи людей, не больно-то стараются отыскать причину таких исчезновений, списывая всё на несчастные случаи по причине пьянства.

В общем, если спрогнозировать, получу я от ворот поворот, и я задумался над тем, как сфотографировать оборотня. Но мне нужен был помощник человек, искушенный в магии. Вскоре я его нашёл.

Оборотни не любят сниматься

Аркаим (это его псевдоним), как утверждает, профессиональный маг. Он и гадает, и предсказывает будущее, и даёт практические советы, как изменить жизнь к лучшему, исцелиться от тяжёлого заболевания. И он заинтересовался моим предложением.

Осенью болото показалось ещё более мрачным. Мы с превеликим трудом добрались до сторожки, отмечая по пути, что клюква здесь действительно знатная. Невиданно огромные, как крыжовник, сизо-рубиновые ягоды ласкали взгляд своим спелым блеском.

Мы выбрали место с подветренной стороны от сторожки, чтобы оборотень нас не учуял. Соорудили подобие лежанки из сучьев, Аркаим нарисовал магический круг, оберегающий от нечистой силы, достал кипарисовый крест, привезённый, по его словам, из Иерусалима. Мы сделали факелы, но зажечь их можно будет только в самый крайний момент. Я приготовил фотоаппарат.

Ждать пришлось долго. Волк появился только под утро. Но я не учёл одного. Слух и зрение у зверей и оборотней обострены до предела. И чудовище, услышав щелчок затвора фотоаппарата, двинулось на нас…

Мы не знали, что предпринять. Бежать? В два прыжка волкодлак нас догонит. Надеяться на защиту кипарисового креста? Отпугнуть огнём?

Спасло нас, не знаю что. Чудовище исчезло у самой болотной кромки. И мы услышали тревожный, нарастающий шорох, а потом характерное чмоканье так болото засасывает в свое чрево животных или человека. Или нам только показалось?

Надолго ли он затаился?

Всё это случилось пять лет назад. Я ждал развязки истории заканчивать её многоточием не хотелось. Но теперь, увы, придётся. Оборотень, если он был на самом деле, не давал о себе знать.

— Он или затаился, или же переметнулся куда-то в другое место. Понял, что на него идёт охота, заметил Грибор, когда нам довелось снова встретиться.

И, скорее всего, он прав. Но вопросы остаются. Главный мз них Неужели оборотни все же существуют?

На этот счёт много нипотез. Как научных, так и околонаучных. В конце прошлого века английский доктор Ли Иллис опубликовал монографию, в которой утверждал, что в большинстве случаев оборотни страдают от редкой формы врожденной болезни, вызываемой генетическими нарушениями, Действия и облик такого больного соответствуют всем признакам «оборотня». Днем он спит, ночью бодрствует, тем самым пытаясь скрыть свое уродство. Цвет зубов изменяется до коричнево-красного. Возникает характерная пигментация кожи. Человек начинает думать, что он зверь, и ведет себя соответствующим образом. Он не превращается в животное, он думает, что превращается. Это стремление спрятаться от действительности, следствие шизофрении и других психических расстройств.

Но есть и другая гипотеза. Будто бы оборотни существа из параллельного мира. Только вот непонятно, как нам на это реагировать.

«АЛЕКСЕЙ МАКСИМОВИЧ, ВЫ ТАКОЙ ПРОЗРАЧНЫЙ!»

Нэцкэ, маленькая статуэтка, изображающая дух умершего, который по-японски называется юрэй, неожиданно ожила. Костя Уваров перепугался не на шутку. Подростка словно парализовало. Он не мог пошевельнуться. Но тут произошла новая метаморфоза. Юрэй превратился в призрак писателя Максима Горького. Он по-хозяйски проплыл по своему кабинету и уселся за письменный стол.

Костя не знал, что и подумать. Когда страх отступил, он подошёл почти вплотную к письменному столу.

— Здравствуйте! — сказал он. И вдруг само собой вырвалось: — Алексей Максимович, почему вы такой прозрачный?..

Экскурсия в дом Киршбаума

Они поднялись по деревянной лестнице на второй этаж. Здесь, в доме Киршбаума, сто с лишним лет назад жил писатель Максим Горький. Длинная анфилада с многочисленными дверями по обе стороны. «Буревестник» ни в чём себе не отказывал.

Школьники, ведомые экскурсоводом, миновали прихожую, где поулыбались, увидев допотопный телефон и большой сундук, покрытый домотканой дорожкой. Дальше располагались комната жены Горького, Екатерины Волжиной, гостиная, детская, кабинет писателя. Экскурсовод рассказывала, какие книги были созданы им в этом доме за неполные два года, объясняла, кто изображен на фотографиях. Но больше всего ребята заинтересовались не бронзовым охотничьим рогом, не скульптурным портретом Станиславского, а коллекцией нэцкэ.

Нэцкэ это миниатюрная скульптура с отверстием для шнура, брелок, который японцы подвешивали к поясу кимоно, так как у кимоно нет карманов. Эти брелоки соединялись с ящичками, небольшими плетёными корзинками или кисетами, в которые складывали всё необходимое для работы, путешествий, для визита к родным или знакомым. Таким образом, нэцкэ выполняли двойную функцию замка и изящного украшения. А Горький обожал миниатюрные статуэтки. Но он обожал и всякого рода чертовщину.

Справка

*Странные вещи происходят в доме-музее Волконских. Бывшие хозяева дома сильно пугают всех, кто попадается на их пути. В музее то и дело слышаться голоса и шаги.

*В музее Манчестера камеры видеонаблюдения зафиксировали странное движение, произведённое 25-сантиметровой статуэткой древнеегипетского бога Осириса, изготовленной в 1800 году до нашей эры, которая стала неожиданно вращаться на 180 градусов вокруг своей оси. Эта статуэтка находилась в музее уже более 80 лет.

*Небольшой волжский городок Плёс недавно попал в сводку криминальных новостей: из местного Государственного историко-архитектурного и художественного музея похитили пять картин знаменитого художника Исаака Левитана. Может, тут не обошлось без мистики? Особняк, в котором он расположен, был построен в конце XVIII столетия. Принадлежал он купцу-старообрядцу, взявшему в жены молоденькую девушку Анну Грушеву. Много лет спустя, после своей кончины, она вернулась в дом, где была когда-то так несчастлива. И теперь её призрак бродит по залам музея. Но призрак не мог похитить картины. Такую версию сыщики не выдвигали.

*Старинный каменный особняк, владелицей которого была дочь графа Алексея Орлова-Чесменского, служившая фрейлиной при императорском дворе, с приходом к власти большевиков стал музеем. Но в комнатах, где располагались покои графини, раздаются загадочные шумы и стуки. Более того, видели здесь привидение — женский силуэт. Графиня Орлова-Чесменская была отравлена. При советской власти её останки потревожили. Вот и не найдет её дух себе покоя…

* В старом корпусе Хабаровского краевого музея имени Н. И. Гродекова, в зале, где размещена экспозиция «Культура коренных народов», по ночам сама собой срабатывает сигнализация. Много в экспозиции шаманских и культовых артефактов, поэтому неудивительно, что здесь пошаливают духи. А еще ходит слух о том, что поселился в музее призрак бывшего его директора, знаменитого писателя и ученого Владимира Арсеньева, автора романа «Дерсу Узала».

Сплошное бесовство

Дед Алеши Пешкова называл свою супругу Акулину ведьмой. Наверное, не случайно. Она «нередко видала чертей, во множестве и в одиночку». Горький писал об этом в своей повести «Детство». И одним из самых любимых слов Горького было слово «чёрт». Причем он вкладывал в это понятие что-то ласкательное. «Черти лысые», «черти вы эдакие», «чёрт знает как здорово» это были его самые популярные выражения.

Три ранних рассказа Горького «О чёрте», «Ещё о чёрте» и «О писателе, который зазнался» повествуют о том, как чёрт является писателю. В пьесе «На дне» фамилия главного персонажа Сатина производна от Сатаны. В книге «Заметки из дневника» писатель рассказывает о колдуне-горбуне, который доказывает, что мир состоит из чертей. Горький излагает его воззрения:

«Черти бывают разных форм и величин… Есть, например, черти лиловые; они бесформенны, подобны слизнякам, двигаются медленно, как улитки, и полупрозрачны. Когда их много, их студенистая масса похожа на облако. Их страшно много. Они занимаются распространением скуки. От них исходит кислый запах и на душе делается сумрачно, лениво… Черти голландские — маленькие существа цвета охры, круглые, как мячи, и лоснятся. Головки у них сморщены, как зерно перца, лапки длинные, тонкие, точно нитки, пальцы соединены перепонкой и на конце каждого красный крючок… Черти клетчатые — хаос разнообразно кривых линий; они судорожно и непрерывно двигаются в воздухе, образуя странные, ими же тотчас разрушаемые узоры, отношения, связи. Они страшно утомляют зрение. Это похоже на зарево. Их назначение — пересекать пути человека, куда бы он ни шёл… Драповые черти напоминают формой своей гвозди с раздвоенным острием. Они в черных шляпах, лица у них зеленоватые и распространяют дымный фосфорический свет. Они двигаются прыжками, напоминая ход шахматного коня. В мозгу человека они зажигают синие огни безумства. Это — друзья пьяниц».

Черти мерещились Горькому и там, где их никогда и не было. Вячеслав Иванов вспоминал, как однажды подарил писателю свой рисунок, на котором была изображена собачка на цепи.

— Любопытно, заметил Алексей Максимович. Да это же ведь чёрт со связкой бубликов.

Русский писатель-эмигрант Илья Сургучёв дружил с Горьким, когда тот жил на Капри. Но вскоре дружба расстроилась. Сургучёв прямо связывал это с тем, что писатель продал свою душу.

В своем очерке «Горький и дьявол», опубликованном в 1955 году в парижской газете «Возрождение», Сургучёв писал: «Фигурка чёрта была запрятана между книгами, но Горький чётко знал его место и достал дощечку моментально… Что-то было в нем от чёрта из „Ночи под Рождество“, но было что-то и другое, и это „что-то“ трудно себе сразу уяснить. Словно в нем была ртуть, и при повороте света он, казалось, шевелился, то улыбался, то прищуривал глаз. Он с какой-то жадностью, через мои глаза, впитывается в мой мозг, завладев в мозгу каким-то местом, чтобы никогда из него не уйти. И я почувствовал, что тут без святой воды не обойтись и что нужно в первую же свободную минуту сбегать в собор».

Спустя много лет Сургучёв увидел портрет Генриха Ягоды, который, как утверждали обвинители на судебном процессе «правотроцкисткого блока» в 1938 году, был причастен к смерти сына Горького Максима и его самого. Ягода, писал Сургучёв, «как две капли воды был похож на чёрта», которого показывал ему Горький.

Такая фамилия

Чертизм Горького это не придумка Сургучёва. Отсюда и страшный конец запутавшегося человека. Писателя, отрицавшего духовность и веру. И в этом был определенный символ. Оказалось, что последней женщиной, с которой простился Горький, были не его многочисленные бывшие жены, а эта совершенно невзрачная и немолодая медсестра. «Мне сказали доктора, что начался отек легких, вспоминала она. — Я приложила ухо к его груди — послушать — правда ли? Вдруг, как он меня обнимет крепко-крепко, как здоровый, и поцеловал. Так мы с ним и простились. Больше в сознание не приходил».

Тут все к месту. Медсестру звали Олимпиада Черткова.

Гуляют по музею

Говорят, что в бывшем доме Киршбаума видели не только призрак Горького. Якобы здесь «прописались» призраки Екатерины Пешковой-Волжиной, её матери, няни детей писателя Марии Ореховой-Медведевой. Этот дом называли раньше «Домом разбитых сердец», утверждали, что здесь любвеобильный Горький изменил первой (на самом деле она была далеко не первой) супруге, а потом, бросив Екатерину Павловну, связал свою судьбу с актрисой Марией Андреевой. Якобы призрак Екатерины Пешковой перекладывает шкатулки, открывает и закрывает ящики шкафов, переставляет вазы с цветами. Видели здесь также призраки молодой няни Ореховой-Медведевой и призраки суровой тещи Горького. Сам же он ходит по дому, скрипя паркетом. Более того, вроде бы замечен был и призрак Шаляпина (певец гостил у писателя с 17 августа по 7 сентября 1903 года).

В музее есть видеонаблюдение, но засечь появление аномальных сущностей пока никак не удаётся. Горький и его окружение были хорошими конспираторами. Как и их астральные двойники.

Комментарий

— Давно известно, что любой музей — это огромная «шкатулка», полная экспонатов, которые несут в себе энергетику прошлых столетий, — говорит кандидат физико-математический наук Николай Рубежный. — Как правило, люди остаются привязанными к своим любимым вещам даже после смерти. Существуют тысячи рассказов о том, как призраки появлялись на земле только для того, чтобы забрать принадлежащие им предметы. Давно умершие люди просто не могут расстаться с тем, что когда-то принадлежало им, и что было им дорого.

Ряд учёных считает, что в музеях формируется большой объем мыслей и воспоминаний о прошедших событиях, здесь сосредоточена колоссальная энергетика. Не исключено, что под таким «гипнозом» можно увидеть, а тем более услышать, очень многое, что рождает наша память. Так что причины появления призраков надо искать в собственном сознании. Может быть, это и так, а возможно, всё объясняется местом, на котором находится музей-квартира Горького. Владельцы этого земельного участка до Киршбаума ушли из жизни не по своей воле. В доме, кроме Горького, жил поэт Борис Садовской, которого разбил паралич. Дружившие с «Буревестником» и часто бывавшие у него в гостях писатели Леонид Андреев и Евгений Чириков умерли очень рано; Иван Бунин и художник Савелий Сорин покинули Россию; драматург Сергей Найдёнов скончался от голода в Ялте в 1922 году. Писатель и путешественник Александр Ященко, живший в том же доме Киршбаума, в 1937 году был арестован. Судьба его неизвестна. Этот печальный список можно продолжить.

Такая безумная энергетика места, где жил Горький в начале прошлого века, видимо, и поспособствовала тому, что призраки населяют музей. Надо терпимо относиться к их существованию — они не причиняют зла.

ПРОКЛЯТЬЕ ЗЛОБНОЙ СТАРУХИ

…Олег Уваров священнодействовал. В белом халате, шапочке, стерильный, как лаборатория по борьбе с особо опасными инфекциями (малейшие частички пыли, попавшие в эмалевый порошок, могут вызвать изменения его цвета), он походил на хирурга, приступавшего к сложной операции. Впрочем, операция действительно была сложной даже для такого мастера, как он.

Перед ним лежала средневековая гравюра, подаренная Олегу в день его рождения. Гравюра, которая его потрясла. Вернее, девушка с короной на голове, изображенная на ней. Он решил запечатлеть её портрет на вазе, покрытой эмалью. Чтобы ещё раз все проверить. И в то же время в душу холодным червем вползало ощущение, что он делает что-то недозволенное.

Но вот закончен обжиг, позади сушка. Уваров вынул из муфельной электропечи ещё тёплое своё творение. О, ужас! Вместо красивой девушки на него смотрела злобная безобразная старуха, которую сжигали на костре как ведьму…

Эмалированный Олег

Искусство эмали уходит в далёкое прошлое. Яркость красок, их свежесть, блеск, подобный блеску самоцветов,  всё это ещё с детства привлекало Олега Уварова. Он подолгу задерживался в музеях, ювелирных магазинах и художественных галереях у предметов, украшенных эмалью,  женских украшениях, церковной утвари, оружия. Он мечтал создавать такие же шедевры.

Мечта сбылась. Олег окончил художественное училище, стал настоящим мастером, устраивал персональные выставки. Его работы продавались на аукционах, он поддерживал дружеские отношения не только с российскими, но и с зарубежными художниками. Они и прозвали его Эмалированным Олегом.

Один из давних знакомых Уварова, Ганс Ширхель, был в России в те дни, когда Олег отмечал 40-летие. И Уваров пригласил своего немецкого коллегу на дачу, где проходило торжество. Пригласил взглянуть на живописные места юга Нижегородской области, пообщаться в неформальной обстановке.

Ширхель преподнёс ему дорогой подарок  гравюру, ориентировочно датированную XIV — XV веками. На ней была изображена девушка, по-видимому, королевской крови, с поднятой вверх и вперёд правой рукой. Она стояла на ковре, прислонившись спиной к колонне, и что-то говорила. Рядом с ней  два священника в плащах. Капюшоны скрывали их лица.

Олег так и не смог разгадать смысл изображенного художником. У него было немало картин, но эту гравюру он повесил на самом видном месте.

Стало не по себе

С того самого дня в доме Олега что-то неуловимо переменилось. В мастерской всё оставалось по-прежнему, а вот в квартире… Он не мог себе объяснить, что произошло на самом деле. Но что-то все-таки произошло. Какая-то гнетущая атмосфера непреходящей усталости и тревоги наполняла комнаты. Особенно это ощущалось, когда горел камин. Олег мог безотрывно глядеть на огонь, пожирающий дрова, и тревога становилась ещё более осязаемой.

Его мучила загадка гравюры. Но чем больше он вглядывался в неё, тем больше разрасталась тайна. Так увеличивается раковая опухоль, и её метастазы в виде странных снов проникали даже в душу Олега. Словно машина времени уносила его в далёкое прошлое, в эпоху рыцарских турниров и крестовых походов, подлости и благородства, интриг и коварства, измен и чистой родниковой любви.

Он просыпался с гудящей чугунной головой. Работа перестала приносить удовлетворение. Он думал только о гравюре, о девушке с короной. Только о ней.

Однажды ночью Олег услышал какой-то резкий удар. Он заглянул в зал. На полу с разломанной рамой валялась картина лучшего его друга, художника Геннадия Троепольского. Она висела рядом с гравюрой, подаренной Гансом Ширхелем. Это не укладывалось в голове. Крепление полотен было сверхпрочным. Оно могло выдержать груз до ста килограммов.

Тогда-то впервые Олег и задумался. Может быть, коронованная особа просто приревновала к своей соседке (на картине Троепольского «Школьница» тоже была изображена юная девушка)? Дикая мысль? Но ведь нашлись ученые мужи, которые считают, что портрет человека  это его фантом, который живёт своей собственной жизнью…

Справка

*Картины нередко выбирают и отстаивают свое место. В конце позапрошлого века в Третьяковской галерее не ужились вместе два портрета Боровиковского — красавицы Лопухиной и князя Куракина. Портрет князя сорвался со стены. Оказалось, при жизни Куракин и Лопухина терпеть не могли друг друга.

*В 1871 году на выставке художников-передвижников «поссорились» картины Крамского «Русалки» и Саврасова «Грачи прилетели». Кончилось это тем, что «Грачи» в первую же ночь упали. Выживали «Русалки» своих соседей и в Третьяковской галерее. Умудрялись даже петь по ночам, пока картину не перевесили в самый дальний угол зала, куда не попадают прямые солнечные лучи.

Беда не приходит одна

Утром эти мысли показались Олегу вздором. «Было  и забудем,  сказал он сам себе.  Каких только совпадений не случается!». Он вставил холст Троепольского в другую раму, закрепил его на стене намертво и пошёл в свою мастерскую.

Нетрудно представить изумление Эмалированного Олега, когда вечером он обнаружил картину лежащей на полу. Девушка с гравюры, казалось, смотрела на всё это и улыбалась. «Нет, я положительно скоро тронусь»,  подумал Уваров.

Спустя некоторое время зазвонил телефон. Жена Троепольского сообщила страшную вещь: художник, который никогда не маялся никакими хворями, кроме как похмельным синдромом, скончался от инфаркта миокарда.

Олег заперся в ванной. Открыл кран. Ему уже стало казаться, что гравюра следит за каждым его шагом. Неужели и здесь она его видит? У него не было никаких сомнений, что совпадений нет, что девушка с короной поступает вполне осмысленно. Сначала предупреждает, а потом убивает.

Он начал думать о том, как избавиться от гравюры. Но она как будто прочитала его мысли. Олег услышал точно такой же стук, как при падении «Школьницы» Троепольского. На этот раз сорвалась со стены репродукция картины Васнецова «Алёнушка». «Недвусмысленное предупреждение,  подумал мастер. — Мне говорят, чтобы я и не помышлял о том, как освободиться от чар девушки с короной».

Эмалированный со страхом ждал телефонных звонков. И телефон зазвонил. Отец, который жил в Москве, попал в больницу.

 Но ты не волнуйся,  успокаивала Олега сестра.  Ничего серьезного. Просто поскользнулся и упал, сломал ногу. Я его через пару дней заберу домой.

Олег немного успокоился. Он подошёл к гравюре, внимательно её осмотрел  Олег искал каких-то изменений. Но их не было.

Прогулки при луне

«Интересно, а что делает моя героиня ночами?  подумал как-то Олег.  Действительно, если днем фантомам приходится таиться в том образе, в котором их запечатлели художник или гравёр, то в темноте они, наверное, проявляют свою истинную сущность?».

Он решил понаблюдать. Оставил незакрытой дверь в зал, как и у себя в спальне. И стал ждать ночи.

Вечер между тем медленно густел. Маленькая луна забралась так высоко в небо, что казалась стеклянным шариком. В открытое окно втекал запах мокрой земли и молодых листьев. Серебрилась вдалеке берёзовая роща.

И тут от гравюры отделился какой-то сгусток. Олег вооружился прибором ночного видения, который он выпросил у бывшего одноклассника, а теперь частного детектива. Да, это действительно был призрак  прозрачный и бесплотный. Но на нём не было короны. Вместо неё голову венчал какой-то дурацкий колпак. И вообще — ЭТО БЫЛА НЕ ДЕВУШКА. ЭТО БЫЛА ДРЯХЛАЯ И ЗЛОБНАЯ СТАРУХА.

Справка

*Фантомы, выходящие из картин, не раз видели в музеях и художественных галереях. В Русском музее в 1999 году призрак отъявленного головореза просочился из полотна Репина «Бурлаки на Волге» и напал на французскую актрису Николь Сулаж, разорвав на ней одежду.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 663