электронная
72
печатная A5
253
16+
Разрешение в страну гадалок

Бесплатный фрагмент - Разрешение в страну гадалок

Фантастический рассказ

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-4871-6
электронная
от 72
печатная A5
от 253

Глава первая

На шестидесятом этаже небоскрёба компании «Дух и время» в офисе с овальной фрамугой, несмотря на поздний час, горел свет и работала аппаратура. Узкие проходы в коридорах компании напоминали лабиринт, а тусклые лампы едва могли осветить обшарпанные динамики переговорного устройства с дежурным по вентиляционным компрессорам.

За рабочим столом, освещённым маленькой дугообразной лампой-светлячком, способной в любой момент дать сигнал офисному работнику о незапланированных скачках радиоволн, над компьютером склонился Эд Рашлин, молодой специалист по научному спиритизму, прибывший в компанию из российской глубинки, из исследовательского центра нетрадиционных методов гадания с помощью рулетки. Эд быстрыми движениями пальцев нажимал на клавиши, посматривая на экран и повторяя в уме одну лишь фразу: «Разрешение в страну гадалок!»

Он методично запихивал в брюхо компьютера старые гадальные карты древних монахов, ксерокопии письменности египетских фараонов, газетные вырезки с информацией о сеансах гипноза и медитации, фотографии приведений, чукотских шаманов, Ленина и Гагарина, отпечатки пальцев буддийских жрецов, отпечатки ушных раковин карельских лесников, оттиски зубов бабушки Раисы — известной ведьмы нижнего Дона, и, бог знает, что ещё.

Экран, меняя изображение, то и дело, мигал, а приборы искали нужный код расщепления пространства. Эд налил в стакан сильногазированного тоника и, затянувшись «двадцать первым веком», стал ждать.

На экране высветились контуры старинной бензопилы, и он быстро сделал на бумаге пометку. Затем экран показал журавлиный косяк, и Эд снова заработал шариковой ручкой. Пока компьютер перерабатывал полученную информацию, он устало взял телефон и набрал номер:

— Алло, Крапс?…Спишь? Хватит дрыхнуть! Бери бензопилу… да, — ту самую, старую, также диск — справочник по синтезу голосов и пулей сюда! …Да! Жду! — Эд положил телефон, достал из холодильника баночку тоника, вернулся к компьютеру и плюхнулся в кресло.

Через 22 минуты в дверях, сжимая бензопилу, появился Крапс — худощавый негр, специалист компании по дешифровке случайных экспериментов. Он широко зевнул и буркнул:

— Хай!

— Хай-хай! — донёсся голос Эда из-за нагромождений компьютерной техники. — Принёс? Молодец! Давай сюда. Посмотри на мои успехи!

Крапс нерешительно подошёл к экрану, где сияли какие-то огоньки, цифры и буквы:

— Ну и что?

— Что, что? Ищу код, подожди чуть-чуть.

— А пила зачем?

— Ты вспомни, чем всегда расчленяли зловещих мертвецов?

— А ты не боишься получить разрешение в страну «черного зазеркалья»?

Ведь у нас есть факты неприятного контакта с саблезубыми лягушками — посланницами лже-Архимеда! — Крапс поджёг сигарету.

— Не знаю, не знаю, — проговорил Эд, нажимая на клавишу аналитического резерва. Пока на экране набирался текст, он перевёл взгляд на сигарету друга и тихо сказал:

— Всё будет ОК! Ещё пару минут, — и, повернувшись к экрану, добавил. — Думаю, что измерения у них тесно соприкасаются. И главное, не залезть в дерьмо, не взорваться на мине, как пьяный сапёр без миноискателя, — он устало улыбнулся. — Рискнём. То, что ты принёс, должно пригодиться.

Внезапно он умолк.

— Вот, текст! Читаем!

Четыре глаза впились в экран, где информация гласила:

«500 глаз душистого папоротника, ударом огнетушителя в левый угол воздушного стола, развернуть рёбра вдохом, дары пепла плесени, кровь посетителя, в свете бензопилы поймать 230 зайчиков, работа кишечника, журавлиные клокотания, смотреть на пальцы, держаться за уши, 60 повторений — дух, гадалка, огурец, жмых, скакалка, холодец, разрыв пространства за спиной через 200 секунд».

Друзья вопросительно переглянулись.

— Разрешение в страну гадалок! — адреналин давил на глазные яблоки Эда. — Разве не об этом мы с тобой мечтали? Сколько времени потрачено впустую и всё из-за оголтелой погони за цыганским поясом верности?! — он машинально нажал на клавишу «память», чувствуя, как ногти стали мягче поролона.

— Посмотрим, посмотрим, — Крапс недоверчиво погладил бензопилу. — Ещё ничего не ясно.

— Ничего, погадаем. Не в первой. Сейчас повторим сначала, но уже с подробной расшифровкой. Да, есть неясные места, — и он нажал на нужные кнопки. Через пару минут текст на экране получился более объёмным.

— Читаем!

«500 глаз душистого папоротника (глаза папоротника — мелкие наросты на стебле цветка. Растёт в Беловежской пуще, под Минском, Белорусия)» — Друзья удручённо переглянулись. Палец нажал на кнопку «расширение информации». На мониторе засветились буквы: «Образцы есть в институте генетики, ул. Моргана, д.489»

— Нормал! Поехали дальше!

«При сжигании наростов цветка образуется дымовая завеса в виде карточного стола. Развернуть рёбра вдохом даров пепла плесени — очень глубоко вдохнуть продукты сгорания. Кровь посетителя должна быть».

Эд задал вопрос:

— Сколько?

Машина ответила: «Сколько угодно, от одной капли до шести литров».

Соратники усмехнулись.

— Ну дальше всё понятно — работа кишечника, журавлиные клокотания.

Кстати, найди на диске журавлей, придётся погорланить.

Крапс послушно вставил справочник в дисковод. Эд дал время запомнить компьютеру всю информацию и нажал на «конец процесса». Экран потух, а из задней стенки выползла и плюхнулась на стол ранее заложенная информация.

Вдруг комнату наполнили журавлиные клокотания и Эд повернул голову.

— Журавли. Почему именно они? — задумчиво произнёс Крапс.

— Предвестники весны, надёжная примета. Ну, ладно, перемотай назад.

Сколько там на часах?

— Шесть, начало седьмого, — Крапс нажал на кнопку и компьютер выплюнул диск ему в руку.

— Так. Через 1,5 часа начнет работать институт генетики и я отправляюсь на поиски папоротника. А ты ищи плесень.

— Где? — Крапс вскинул брови.

— Где…, — задумался Эд. — Походи по булочным, пососкребай с буханок.

Где ещё? — он закурил. — Подключи бродяг, пусть прозондируют в подвалах.

Крапс набычился:

— Что-то не охота мне лазить по подвалам со всякими уродами.

— Ладно, не кипятись. Думаю, что одних булочных будет достаточно. Всего-то надо на два вдоха.

На улице посветлело. Уже отчётливо были слышны работающие «дворники» мусороуборочных машин. Друзья достали сэндвичи.

— Ну, и что мы там будем делать? — вдруг прервал молчание Крапс.

— Что делать? — Эд сонными глазами посмотрел в потолок. — Повидаемся с великими мира сего. Ленин, Гитлер, Клеопатра, Цицерон, красотка Шейла… Кто там ещё?

— Да, там их целая куча! — повеселел напарник. — Эдгар По, Чарли Чаплин, Петр Первый, алхимики, шаманы, Римские папы…

Глава вторая

До улицы Моргана Эд добирался пешком. Хотелось подышать свежим утренним воздухом с ароматами цветов и гамзоргеров — новинке сезона, аппетитных булочек, облитых зелёным душистым луковым сиропом, где в изобилии присутствовали крупинки кориандра. Он расстегнул ворот рубашки и не спеша шагал по мокрому асфальту, улыбаясь продавцам сыра и заспанным роботам-шарманщикам.

Всякий раз, когда он видел помятые искусственные лица этих обновлённых моделей, непроизвольно начинал растягивать рот в улыбке. В пору культа естественности роботы вовсю старались походить на людей. Он прекрасно понимал, что это заслуга программистов и конструкторов. Частенько они просто перегибали палку. У роботов был такой вид, словно они не спали неделю.

Вот, и улица Моргана, а, вот, и институт. Эд подошёл к витрине магазина «Торгуем здоровьем» и привёл своё отражение в порядок — застегнул ворот рубашки, причесался «граблями» обеих рук и прилизал брови, а затем уверенно зашёл внутрь здания.

В фойе он задал несколько вопросов группе студентов, которые вслух читали любимый журнал биологов «Голос динозавра»:

— Где у вас тут произрастают папоротники?

— Восемнадцатый этаж, по коридору 2-я дверь налево, — не отрываясь от журнала, бросил студент.

— Там наша оранжерея, — добавила молодая подруга в рваных джинсах фирмы «Лезис».

— А как туда попасть? Где у вас тут лифт? — Эд не переставал натужно улыбаться.

— Видите, толпу народа? Она как раз ждёт лифт. Вам туда, — не этично указал пальцем студент в старом камуфляже.

Эд раскланялся и удалился.

Считая огоньки этажей, он представил, как будет нежно срезать цветочные бородавки и улыбка растянула небритые щёки: «Откуда они, вообще, берутся эти чертовы бородавки? Бог его знает».

В оранжерее к счастью никого не было. Горел яркий свет, пахло желудями, жареным арахисом и пакистанской коноплёй. Эд начал обходить растения, читая названия: кактус эфиопский, крапива чилийская, щетинистый мак с берегов Амура, фикус китайский (подвальный), черемша с острова Врангеля, пальма воркутинская…

Вот! Эд пристальней вгляделся в надпись: «Папоротник душистый беловежский». Вот, и наросты! Он потрогал маленькие бородавки и, вытащив из кармана лезвие, быстро начал делать срезы. «Один, два, три…41, 42, 43 — главное не сбиться со счёта…154, 155, 156», — Эд сдунул крупную каплю пота с кончика носа — «…387, 388, 389…» — за спиной послышались шаги, — «…498, 499, 500!»

Посетитель повернул голову, автоматически пряча коробку в карман. Перед ним стоял худой лаборант со спиртовкой в руке:

— Что вы здесь делаете?

— Любуюсь вашими экземплярами, — улыбнулся посторонний и заглянул в мутные с красной сеточкой глаза лаборанта: «Ха! Андроид, модель ZX-2U» — догадался специалист компании «Дух и время».

Парень заволновался:

— Уходите, здесь нельзя находиться в рабочее время и без сотрудников. Расписание работы оранжереи висит на двери.

— Да, да, конечно, — и Эд торопливо направился к выходу.

У Крапса дела шли не менее удачно. Булочники с радостью отдавали ему плесень, когда он появлялся в магазине и предлагал унести всю, какая только имеется, представившись сотрудником санэпидемконторы. Он соскабливал с булок плесень перочинным ножиком и складывал в банку, а к двум часам дня уже довольный направлялся в офис компании. Было время большого ленча, и он решил завернуть в кафе с кричащим названием «Окрошковый гейзер» и отведать любимое блюдо по-кубански со сметаной.

В 16—00 компаньоны встретились на 60-м этаже компании. Рабочий день ещё не закончился, и сотрудники продолжали нажимать на кнопки своих компьютеров и принтеров. Эд и Крапс встали у оконного вентилятора и закурили.

— Подождём, пока все разойдутся, — начал Эд. — У тебя всё нормально?

Крапс достал банку и показал содержимое. Эд удовлетворенно кивнул:

— Здесь на все 12 вдохов! Класс! У меня тоже порядок, — он протянул другу коробку. Крапс заглянул внутрь и сморщил нос:

— Фу. Что за гадость?

В начале седьмого в офисе уже никого не было, только на этажах технички гремели совками и щетками, сгребая дневной мусор — пустые банки тонизирующих напитков, бумажные стаканы и обертки пирожков и гамзоргеров.

Друзья быстро взялись за дело. Пока нагревался компьютер, один высыпал в стакан 500 «глаз» душистого папоротника, а другой вывалил в чашку плесень. Заработал блок памяти и на экране появился текст кода. Крапс снял со стены огнетушитель и положил на стол рядом с бензопилой и упаковкой леденцов — для работы кишечника. Эд в это время установил лампу и выложил две булавки. Затем они ещё раз прослушали журавлей.

— Посмотри, похоже? — Эд попробовал скопировать журавлиный крик.

— Да, вполне! А я? — Крапс заработал кадыком.

— Нормал! Ну что, начинаем?

— Подожди, может, потренируемся?

— Нет, я забыл тебе сказать, — Эд взглянул на часы, — когда компьютер разгадывал код, на экране появлялись старинные часы с кукушкой, и время на них было 19 часов 23 минуты, поэтому надо торопиться. Кто его знает, может быть, это как раз то самое время, когда расщепляется пространство. У нас в запасе 18 минут.

Эд подошёл к столу и поднёс зажигалку к глазам папоротника. На удивление они сразу вспыхнули, и серый дым потянулся к потолку, но, приостановившись, стал собираться и вылепляться в карточный столик.

— Поджигай плесень! — Эд не отрывал взгляда от стола, висевшего в воздухе.

Крапс дрожащей рукой поднёс огонь к чашке. Плесень сгорела в один момент. Друзья сделали по глубокому вдоху, испачкав при этом носы. Эд протянул Крапсу булавку:

— Пускаем кровь! Затем я бью в левый угол стола, а ты начинаешь ловить зайчиков. Только не ошибись, не сбейся со счёта.

Они проткнули пальцы и кровь быстро собралась в капли. Эд схватил огнетушитель и с размаху ударил в левый угол стола, превратив его в бесформенное дымное облачко. Крапс в свете лампы ловил зайчиков, размахивая бензопилой.

— Всё! 230! — Крапс бросил бензопилу.

— Быстро за леденцы!

Они запихали в рот сладкие шарики, разжевали, проглотили и принялись драть глотки журавлиными криками. Затем взяли друг друга за уши и, направив взгляды на кровавые пальцы, полушёпотом начали повторять:

— Дух, гадалка, огурец, жмых, скакалка, холодец! Дух, гадалка, огурец, жмых, скакалка, холодец…

Вдруг за их спинами раздался хлопок, словно чья-то массивная нога раздавила пакет с воздухом. Спины обдало жутким холодом, затем теплым испарением и, наконец, всё сменилось на сладкий запах багульника. Запах болотной одури продолжал держаться, как вдруг:

— Эй, вы, экспериментаторы, повернитесь на 180 градусов! Я посмотрю в ваши умные глаза! Ну, давайте, давайте, поворачивайтесь! Крутым парням здесь всегда рады!

Все услышанные слова были настолько приветливыми, что сердечный ритм в миг стал нормальным, а гусиная кожа сменилась на куриную. Друзья переглянулись и, хлопнув друг друга ладонь в ладонь, медленно повернулись. Перед ними стоял Чарли Чаплин. Тот же потёртый котелок, пиджак, застёгнутый на одну пуговицу, стоптанные башмаки и тросточка. Видно этот наряд доставлял ему необычайный комфорт:

— Лас Вегас потустороннего мира приветствует героев! Вы одни из немногих, кому повезло узнать код на разрешение в страну гадалок! Молодцы! — и Чаплин распростёр руки для объятий.

Друзья перешагнули через границу и бледно-розовый свет скрыл за спиной очертания офиса.

— Мистер Чаплин, вы ли это? А вы совсем не изменились!

— Ну ладно, давайте сразу на «ты», оставим эти фамильярности, — предложил Чаплин. — Тебя как зовут? Эд?

— Да, — Изумился молодой человек. — А это…

— Крапс, верно? — Чаплин махнул тросточкой.

— Верно, — обнимая великого комика, Крапс отметил, что спина Чаплина не по-человечески мягкая.

— Ну что, друзья, вперед по злачным местам Лас Вегаса? — весело спросил Чаплин. — Мне выпала счастливая случайность встретить вас и я безумно рад! Не часто такое случается, даже, можно сказать, крайне редко! Да, да, — они покинули светлую комнату, и темный извилистый коридор вывел их на улицу.

— Ба! Ночь! — изумился Эд. — Чарли, почему ночь?

— Ночь? — Чаплин повел гостей в сторону сплошного ряда сияющих витрин. — Да, ночь. Здесь всегда ночь.

— Чарли, а почему именно ты нас встретил, а не кто-то другой?

— Я вас встретил только потому, что мой рейтинг на данный момент самый высокий.

Эд и Крапс вопросительно переглянулись, автоматически зализывая окровавленные пальцы. Чаплин продолжал:

— Наша служба учёта сигналов ведет постоянный подсчёт и определяет победителя. Это дает тебе престижное право встречать гостей из других измерений, а также играть в любимые игры, какие пожелаешь. Тебе оказывают особое внимание. Словом, ты в фокусе.

— А как же ты успеваешь встретить других гостей или нас всего двое?

— Гостей хватает, но также хватает и Чаплинов.

— Не хочешь ли ты сказать…

— Именно! С ними общаются мои двойники. Но перед вами настоящий Чаплин. Будьте спокойны. Мой истинный дух. Вы просто не представляете, как приятно увидеться с земляками, какой это кайф! — он бросил взгляд на Крапса. — А то, что камуфляж неестественно мягкий — это не беда. Главное, вот, здесь! — и он постучал себя пальцем по лбу.

Они продолжали идти вдоль сияющих витрин, сверкающих разноцветными неоновыми рекламами. Кругом бродил народ, разодетый «с иголочки». Мужчины были в строгих костюмах, при галстуках и в белых рубашках. Женщины — в шикарных вечерних платьях и туалетах. Бросались в глаза галантные причёски и тысячи сверкающих браслетов, колец и брошек. Чаплин как будто заметил ход Эдовских мыслей:

— Сейчас, друзья, из вас тоже сделаем конфетку. В салоне красоты вас приведут в надлежащий вид.

Они подошли к рекламному щиту «Красивый молодой тюлень успешнее облезлой кошки!» Чаплин оттянул массивную, выполненную из красного дерева, резную дверь:

— Вперед, друзья! Смелее! У вас такие лица, будто вы пришли к стоматологу дергать зубы.

— Всё о, кей! — и Эд подтолкнул друга вперед, сконфуженно улыбнувшись проходящей мимо парочке с лицами Чкалова и Розы Люксембург.

Глава третья

В чистом, пресыщенном светом, зале их встретил хозяин салона. Он широко улыбнулся и, склонив голову, показал гостям белый гольф на правой ноге. «Наверно, какой-нибудь в прошлом портной времен Андерсена» — подумал Эд. Платье и парик говорили сами за себя.

Чаплин недолго объяснял суть дела. Хозяин заведения, оторвавшись от карманной электронной игрушки «Одень слона», внимательно слушал. Затем он подал знак и стройные девушки вынесли наряды.

— Вот этот, — Эд указал на малиновый костюм, белую рубашку, широкий черный галстук в горошек и кожаные темно-коричневые туфли.

— А мне этот, — Крапс указал на такой же костюм но только зелёного цвета.

Их подвели к большому зеркалу и предложили переодеться. Чаплин в это время отошёл к игровым автоматам, которые сплошными рядами стояли вдоль стен.

Примеряя костюм, Эд спросил:

— Чарли, а что это за служба такая — подсчета голосов?

Чаплин оторвался от игры «волшебный экран», где мастерски вывел карикатуру на Марию Медичи:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 253